Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Джар-Куча

Владислав Толоконников

Форма: Рассказ
Жанр: Детская литература
Объём: 7561 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Джар-Куча

Во время Великой Отечественной Войны 1941-1945 годов, в жаркий Туркестан, в «Хлебный город» Ташкент хлынул поток беженцев, с территорий Советского Союза, захваченных фашистами. В октябре 1941 года они уже стояли на подступах к Москве. В те времена небольшой глиняный город Ташкент не мог вместить всех приезжих, и многие из них долгое время жили на привокзальной площади, в ожидании пока их кто-нибудь из местного узбекского населения заберет на постой. Тяжелейшее было время, но Узбекистан всех принял, уберег, обогрел, накормил, может быть и не так сытно, но что поделаешь, тем, что было.
Сейчас много говорят о наведении порядка в милиции, даже переименовали ее в полицию. Вот один штрих, какая была милиция в те исключительно тяжелые военные годы. Однажды, к дежурному отдела милиции при вокзале вошла женщина лет пятидесяти с изможденным лицом, в старом платке из-под которого выбивались седые волосы. Пальто на ней тоже было старое, уже неопределенного цвета, а на ногах мокрые, стоптанные, видавшие виды туфли, хотя на дворе лежал снег, и морозило. Дежуривший молодой лейтенант пригласил ее сесть, спросил, по какому она вопросу пришла. Посетительница, глухим, простуженным голосом проговорила, – Карточки, хлебные и продовольственные украли, а это,- указав на конверт, - похоронка на сына. - А карточки новые, еще не заполненные и не прикрепленные. Лейтенант записал ее фамилию, адрес где ее приютили, встал, и прихрамывая пошел из дежурки, сказав на ходу чтобы она его подождала. Вернулся он, через несколько минут, и протянул ей чистые карточки, сказав при этом, что сегодня поймали одного воришку и у него нашли вот эти карточки, может быть это ее. Женщина взяла протянутые ей спасительные бумажки и, не стесняясь, спрятала их у себя на груди. Потом она долго плакала, благодарила дежурного, и, наконец, пошла к двери. Когда посетительница вышла, помощник дежурного сержант Шарипов обратился к нему - Слава ока, у нас сегодня воришек не задерживали, откуда карточки? Лейтенант посмотрел на него, помолчал, а потом признался: - Я ей мамины карточки дал, мы проживем на мой паек, а что она есть будет, да еще похоронка, ляжет и с тоски помрет, и так сколько таких бедолаг в ТашМИ каждый день привозят. А мы, может быть, еще и воришку поймаем, и впервые за месяц улыбнулся.
Джар по-узбекски понижение, овраг, куча - улица, вот и название улицы было Джар – Куча. И действительно, эта улица с большим уклоном шла в сторону старого города. Проезжая часть улицы была вымощена булыжником, которого полно в русле реки Чирчик. Тротуар для пешеходов был только с одной стороны. Улица была застроена частными глинобитными домами, и вдоль всей улицы ни дерева ни кустика, плодовые деревья росли только в маленьких дворах. Так как в Узбекистане часто бывают землетрясения силой в 5-7 баллов, то народ выдумал дешевую и простую конструкцию. Из молодых тополей и талов делают деревянный каркас дома, который заполняют глиняными батончиками, они похожи на батончики и называются дуваляк. Потом стены с двух сторон штукатурят глиной с соломой, или саманом, как здесь называют и белят известью. Дома получаются теплыми и прочными. Мы в этих домах пережили не одно землетрясение. Окна в этих строениях маленькие, примерно 80 на 120 сантиметров, с одинарными рамами, выходят, как правило, во внутренний дворик. Если дом двухэтажный, второй этаж называется балханой, и окна на балахоне выходят уже на проезжую часть улицы. Маленькие дворики застроены по периметру постройками, летними кухнями, в которых готовят пищу и зимой.
Через это замкнутое пространство, как правило, проходит арык с чистой водой. Бросать в арык что-либо, считается большим грехом, и их содержат в чистоте. Арык по сути дела источник жизни, вдоль него растут деревья талы, очень нужные при постройке глинобитных домов. Когда не было водопроводной сети, воду из арыка использовали для питья. Огород и деревья поливаются тоже из арыка. Водопровод только на улице, но не на самой проезжей части, а в каком-нибудь переулочке, которых множество. На улицу выходят только калитки дворов. Идешь по улице вдоль домов без окон, только глиняные заборы, здесь их называют дувалами и глиняные стены. С одной стороны улицы стоят деревянные опоры, по которым протянуты провода электролинии, есть фонари с тусклыми лампочками. Нигде, никаких свалок и мусорок нет, все сжигается в очагах местных кухонь, а металл и макулатура сдаются. Раз в месяц приезжает на маленькой тележке запряженной ишачком дядька, и все забирает, а детям в обмен дает свистульки, конфеты, мячики на резинке.
Ранее утро в Ташкенте было прекрасно: солнце еще не взошло, поэтому прохладно, ты только пробудился, но еще не открыл глаза, а уже слышно в утренней тиши воркование горлинок или гурок, которые сидели отдельно от горлинок высоко на тополях. Это гур-гур успокаивало, расслабляло и хотелось чего-то необычного, спокойного.
Потом уже весь день можно было слышать на улице глашатаев, которые объявляли о своих намерениях. С утра кричали: - Молоке кисля-пресня! Уже днем: - Старый вещь покпаем! Потом – Посуда починяем! - Ойнот тузатаман (стекла вставляем)! - Шара-бара покпаем! - Банка – бутилька покпаем! И в заключении – Керосинннн! Глашатаи кричали громко, их тележки запряженные ишачками, мулами, лошадьми, ехали медленно и люди, услышав, успевали выйти на улицу. Мы, мальчишки, ждали, бутилька покпаем и несли эти бутилька и меняли на пистоны, револьверы из свинца, стрелявшие глиняными пробками. На таком же гужевом транспорте всем привозили уголь, глину для ремонта домов и крыш. Так как ни леса, ни рубероида, ни шифера, в продаже не было, крыши делали плоские, и каждый год мазали глиной с саманом, то есть с соломой. Весной все крыши покрываются красными маками и яркой зеленью, это прорастают семена растений, но зелень держится совсем не долго, неделю, другую, а потом наступает жара и все выгорает. Летом спать в домах тяжело, душно и жарко. Местное население в своих маленьких двориках создает микроклимат, поливом всего двора водой, и спит на айванах. Айван, это возвышение сделанное из глины, на которое стелиться циновка из камыша, а на нее курпача, - тонкое ватное одеяло. Помню, как-то ночью во дворе поднялся страшный крик, как оказалось, нашу хозяйку укусил скорпион, их было множество в глиняных постройках, в том числе и в айване. Место укуса смазали специальной настойкой – масло со скорпионом и это помогло. Через много лет меня в Йемене тоже укусит скорпион, но я не орал, пошел, выпил 200 граммов водки, майор доктор дал мне какой-то наркотик и я проспал часов двенадцать, а когда встал с постели, то ноги дрожали, и была дикая слабость.
Когда жара стоит долго и вся улица утопает в пыли от проезжающего транспорта, главным образом грузовых машин и гужевых повозок, по улице пускают воду. Специально выделенный на эти работы человек, с ковшом на длинной ручке, поливает всю улицу. На два, три дня улица становится чистой, а потом опять все ждут поливальщика.
На улице Джар-Куча жил простой народ. Начальники, директора, исполкомовские работники и тем более циковские, как правило, жили в новом городе, где дома были европейского типа. Вот на такой улице проходило детство детей простых обыкновенных рабочих и служащих. Мальчишки летом катались на стиральных корытах по арыкам. Соседские девчонки катали в них малышей. Дети, которым уже было 7-12 лет, ходили ватагой купаться на Шейхантоурскую ГЭС, где был маленький отводной канал. Дно канала было песчаное, вода чистая и прозрачная, стаи маленьких рыбок пескариков дополняло нашу идилию.


© Владислав Толоконников, 2019
Дата публикации: 12.01.2019 08:58:52
Просмотров: 133

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 55 число 71:

    

Отзывы незарегистрированных читателей

Лилия [2019-01-17 01:00:44]
Вадим, спасибо за увлекательную экскурсию в прошлое! Сержант милиции Шарипов - прототип старшего лейтенанта Владимира Шарапова?

Ответить
Да, это комиссованый - фронтовик.Времена были очень тяжелые. Усман Юсупов - секретарь ЦК смог организовать и приемку эвакуированных людей, десятки заводов, производство хлопка, обеспечения населения хлебом. Кроме того строили ГЭС для новых заводов. Узбекистан превратился в промышленный центр и давал военную продукцию. Глядя как сейчас закрываются предприятия и молодые люди - специалисты идут подсобниками это нонсенс.