Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Записки смышлёной собаки

Александр Завьялов

Форма: Рассказ
Жанр: Юмор и сатира
Объём: 11027 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Смешные истории Коли Никитина-Долголапого, собаки породы колли. Его уморительные рассказы помогают выжить во время болезни и в периоды лютой депрессии.


Записки смышленой собаки
Из книги «Написано лапой и хвостом»

Белка, Стрелка и моё скромное имя
В одну из встреч, когда я принёс кухонный дуршлаг, у меня с Бураном забавный разговор вышел. В тот раз я совсем не в духе был.
Увидел меня Буран, такого понурого и задумчивого, покачал головой и спросил:
— У тебя что-то случилось?
— Да вот, вчера разговор людей по телевизору слышал, — пожаловался я. — Они там говорили, что планета перенаселена кошками и собаками. Теперь вот решают, что с нами делать.
— Тоже мне проблема! Во Вселенной мириады звёзд и планет не счесть! Выбирай любую пригодную для жизни и селись на здоровье!
— Про звёзды они тоже говорили. Вот только, как я понял, даже до ближайшей звезды долететь невозможно. На самом быстром корабле до неё тысячи лет добираться.
Буран долго на меня недоумённо смотрел, а потом спросил:
— Они что, через космос собираются лететь?
— Ну да. А как ещё?
— Ничего себе, такого круголя давать! — усмехнулся он. — Люди что, больные? Не в ту сторону смотрят. Надо же через Солнце лететь!
— Как это? — опешил я.
— До Солнца за восемь минут долететь можно. Если, конечно, со скоростью света. Да и с меньшей скоростью — тоже недолго. Через наше Солнце запросто в другую звёздную систему попасть можно.
— Ты что-то путаешь… — растерянно промямлил я. — На Солнце сгореть можно. Там миллионы градусов.
— Это только кажется. На Солнце тёмные пятна есть. Вот в них и нужно нырять. Там прохладней. Это и есть специальные туннели для связи между звёздами.
— Да ну, к Солнцу даже близко подлететь невозможно.
— А инопланетяне как прилетают? Они как раз через Солнце к нам попадают. Вот когда вспышка на Солнце — это значит их космический корабль из Солнца вылетел. Я своими ушами это от инопланетян слышал.
— Ты инопланетян видел? — удивился я.
— А то как же, они с хозяином часто встречаются.
— И какие они?
— Да обыкновенные — как люди. Только у одних зеленоватый цвет лица, а у других — синеватый.
«Надо же, какой Снежный человек загадочный! С инопланетянами контактирует, а нас игнорирует…» — подумал я, а вслух спросил: — Как же это они через Солнце летают?
— Ничего тут странного нет, — важничал Буран. — Солнце, оно же не твёрдое, а газообразное. Оно, как наш воздух. Горячее, конечно, но если потренироваться, можно к жаре привыкнуть. Жар костей не ломит. А если побольше льда с собой взять, тогда никакой жар не страшен.
— Сколько же это льда надо? — засомневался я. — Никакой лёд миллионы градусов не выдержит!
Буран раздумчиво посмотрел на меня и говорит:
— Вообще-то я краем уха слышал от инопланетян этих, что они как-то для себя Солнце холодным делают. Мол, энергию в информацию преобразовать можно, а температура — понятие относительное. Тогда никакой лёд не нужен.
Буран, видать, не знал, что я в физике как лошадь подкован.
— Как это температура относительна? — возразил я. — Дедушка Эйнштейн ничего такого про температуру не говорил. По его теории — это пространство и время относительны, а всякая материя — это энергия. А про температуру — ничего.
— Вот-вот! Температура та же энергия. А сейчас твоим людям нужно природу энергии понять. Теперь пусть учёные докажут, что энергия тоже нечто другое.
Я спорить не стал. Честно признаться, меня давно гложут сомнения: я давно заметил, что не только время и пространство, но и много чего относительного в природе. Вот хоть котов взять. Кот — понятие относительное, тут и говорить нечего. Это ещё учёный Шредингер сказал, что кот — это код к пониманию мироздания. Он своего кота в сундук запирал, а потом прикидывался, что не знает, есть там кот или его нет. Бывало, что и правда кот девался куда-то…
И вдруг я вспомнил:
— Буран, а ведь, я слышал, бывает такой огонь, который не обжигает.
— Вот-вот, тут собака зарыта! — обрадовался он. — Людям надо этот огонь изучить и понять его физику.
— А ещё я слышал, что учёные до сих пор головы ломают, почему кометы не сгорают в фотосфере Солнца. Ведь кометы изо льда, а лёд уже при 2° по Цельсию плавится.
— Вот и инопланетяне говорили, что чем ближе к Солнцу, тем оно холоднее.
— И всё же странно это… А в Солнце-то что делать?
Тут Буран сел на любимого конька и взялся объяснять, старательно раскладывая по полочкам тонкости мироздания. Рассказывал сумбурно, часто путался, поэтому передам его лекцию своими словами.
Схема покорения Вселенной примерно такая. Главное, нацелиться через Солнце на нужную звезду и в тёмное пятно попасть. А там всё просто: ныряешь в одну звезду, а выныриваешь уже в другой звёздной системе. Все пригодные для жизни планеты недалеко от своих звёзд находятся, поэтому ни к чему тратить время и топливо на перелёты. Тут же, возле звезды, посмотрел мощным телескопом на ближайшие планеты, измерил, находятся ли они на нужном расстоянии от звезды, прикинул массы планет, прозондировал их разными приборами, и сразу ясно, пригодны они для жизни людей и собак или нет. Если нет подходящих планет, можно на другую звездную систему нацелиться, нырнув опять в звезду. И так можно очень даже в короткий срок множество звёздных систем изучить. И никакие сверхскорости не нужны. Всё расстояние, которое преодолеть нужно, это долететь до Солнца и обратно. А там ныряй из одной звезды в другую и карты составляй, исследования проводи. И вот таким нехитрым способом можно даже в другой галактике очутиться. Тут, главное, до центра галактики добраться. А там в Чёрную дыру нырнул, и вот тебе уже другая галактика.
— Нужно только двигатель на ядерном топливе, — заключил Буран. — Я слышал, у людей он уже есть. Его надолго хватит, и места много не занимает. Тогда можно колбасы побольше взять и тушёнки.
— Вроде есть такой двигатель… — задумчиво сказал я. — А почему инопланетяне до сих пор людям не показываются? Не хотят с ними общаться?
— Не любят они людей. Люди злые, воинственные, а главное, животных обижают. Если инопланетяне узнают, что я о них пробулькнулся, боюсь, мне попадёт.
— Я никому не скажу.
— Да ладно, наоборот, пусть люди знают, а то начнут ещё собак и кошек с планеты выселять. Я как-нибудь выкручусь.
Потом Буран ударился в умопомрачительную физику и наплёл ещё много всего. Говорил, что все звёзды связаны друг с другом какой-то мгновенной и таинственной связью. Это только кажется, что пространство пустое и безмолвное. Вокруг каждой звезды какая-то таинственная материя, которую люди тёмной называют. Она подключена к звезде и от него энергией питается.
— Через Солнце инопланетяне и связь со своей планетой держат, — объяснял Буран. — Я сам видел, как один из них по видеоэкрану со своими родными разговаривал. Какая-то это особенная связь, о которой люди не знают, но она мгновенная на любые расстояния. Вот люди сейчас оптические и радиотелескопы, и всякие там приборы во тьму Вселенной направили, но оттуда информация приходит, которой уже миллионы и миллиарды лет. Свежую информацию только через Солнце и через эту таинственную материю получить можно. На Солнце и нужно все приборы направлять.
В конце разговора я попросил:
— Слушай, а ты не мог бы меня с инопланетянами познакомить?
— Нет, это исключено, — твёрдо сказал он и важно добавил: — Но если появятся какие-нибудь вопросы, спрашивай, не стесняйся.
Мы расстались, а я ещё долго размышлял и переваривал странную информацию. Потом решил своей волчице рассказать. Но для начала придумал её отвлечь от повседневной скуки…
Пришёл я к Серой Шапочке и говорю:
— Люди скоро к другим звёздам полетят. Решили сначала на собаках испытания провести.
— При чём здесь собаки? — растерялась она.
— Потому что не люди первыми в космосе побывали, а собаки — Белка и Стрелка. Тогда все животные боялись в космос лететь, и только собаки согласились. А теперь нужно на Солнце лететь. А это не шутки… Колоссальная ответственность… Люди рисковать не будут, сначала собак туда запустят.
Серомашка внимательно на меня посмотрела и спросила:
— Не пойму, к чему ты клонишь?
— Ну… мне предложили…
— Как?! — оторопела она. — Ты полетишь на Солнце?
— Да. Это единственный путь прорваться к звёздам.
— Но ведь там страшное пекло! Ты сгоришь!
— Что поделаешь… — скромно потупился я и с дрожью в голосе добавил: — Пусть я погибну, зато люди после меня смогут летать на Солнце без страха и…
— Даже и не думай! Не пущу! — не своим голосом взвыла Серая Шапочка. — На Солнце — не пущу!
Невольно я поджал уши, но самообладание не потерял.
— Если не через Солнце, тогда в триллионы раз дальше. Сама подумай.
— Ничего, это не крюк для бешеной собаки… На Солнце ты точно сгоришь!
— Прости, всё уже решено, — хмурясь и пряча глаза, покачал я головой. — Я зачислен в команду солнечных космонавтов. Уже прошёл медицинское обследование. Меня сегодня на центрифуге крутили.
Серомашка молчала. Я поднял глаза и оторопел: она смотрела на меня обезумевшим взором и, вывалив дрожащий язык, не могла произнести ни слова. Её глаза наполнились слезами, как цветы росой. Я подвинулся к ней поближе и, пытаясь хоть как-то успокоить, погладил её лапой по взъерошенной голове.
— Что сделаешь, так уж сложилось, — мямлил я, — собак всегда в самое пекло посылают. Людьми рисковать нельзя. Какой-то собаке всё равно лететь придётся, пусть уж буду я…
— У тебя волчата маленькие, — всхлипывая, скулила Серомашка. — Как можно отца у детей отнимать! Почему ты не сказал, что ты многодетный отец?
— Если бы люди узнали, что я на волчице женат, меня бы вообще в космонавты не взяли…
— И правильно бы сделали! Зачем ты туда полез? Что там такого, в этом твоём космосе?
— Прости, но такой шанс выпадает только раз в жизни. Я с детства мечтал в космос полететь. А тут другие звёзды и галактики.
— А волчатам что я скажу? Ты о них подумал?
— Ты же знаешь, стая волчат не бросит. А через пару лет они, может, уже свои стаи сколотят. Все волчата рано или поздно сбегают и забывают своих родителей. Такова жизнь. Но если наши волчата будут знать, что их отец — великий космонавт и погиб при исполнении на Солнце, они всю жизнь будут помнить и гордиться. Другие волки им завидовать будут.
Серомашка чуть успокоилась, утерла лапой слёзы и сказала:
— Всё равно я тебя одного не отпущу. С тобой полечу. Погибнем, так вместе.
Такой поворот я не ожидал. И всё же виду не подал и говорю:
— Я уже просил за тебя, но мне наотрез отказали. Люди волков в космонавты не берут. Ты просто медкомиссию не пройдёшь. Да и скафандра на волков нет.
— Пусть только попробуют меня не пустить! Я их всех загрызу!
— Это бесполезно, тебя и на выстрел к космическому кораблю не подпустят.
— Я всё равно не отступлюсь! Как так можно: послать беззащитную собаку, одну, на верную гибель! Да что они там совсем с ума посходили?!
— Напрасно ты так: у людей всё продумано, — вкрадчиво сказал я. — Может, всё обойдётся, и я не погибну. И потом, я же не один лечу…
— А с кем? — встрепенулась Серая Шапочка.
— Да так… с собачкой одной… Жучка её зовут...
— Что?.. — вскрикнула она и тут же вцепилась мне в бок.
Я рванулся, и клок шерсти остался у неё в зубах.
Отбежать далеко мне не удалось. На склоне горки Серомашка меня настигла, и мы кубарем покатились в овраг.



© Александр Завьялов, 2019
Дата публикации: 15.02.2019 05:47:50
Просмотров: 379

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 94 число 10: