Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Экстрасенс ч.4 При всём множестве выбора

Ольга Рябцева

Форма: Рассказ
Жанр: Детектив
Объём: 16611 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Вот и конец августа, долгожданный четверг. Сегодня члены Шестёрки собираются в кафе на обед-заседание, и Борис впервые увидит Вратаря из окна библиотеки в мини-бинокль. День будет не лёгкий, он готовился - позвонил в читальный зал и заказал книгу, заручился поддержкой Петра.


Борис уже подзабыл те времена, когда передвигался исключительно пешком или пользовался общественным транспортом. Но сегодня, чтобы смешаться с толпой и не бросаться в глаза, решил не брать машину, а идти пешком. Пётр подвёз его и высадил на площади не далеко от кафе “Садко”.

Ходить пешком очень здорово, на самом деле, не каждый может позволить себе такой образ жизни – спокойный, размеренный. Борис вспомнил легенду про одного профессора химии, имя которого уже никто и не помнит; он жил при университете и вся его дорога составляла путь от одного здания до другого. Вставал с зарёй и возвращался на закате солнца. Студенты могли видеть его утром и вечером, бредущим в мантии с книгой в руках.

Наверно это и есть счастливая жизнь, прожить вот так лет 50-60, среди книг и пробирок и ничего не знать кроме своего мира формул и лекций.

Мысли о жизни прервались, когда он подошёл к библиотеке, как раз напротив входа в кафе. Зайдя в читальный зал, Борис забыл зачем пришёл сюда, сработал «эффект дверного проёма». Мир книг и библиотечной пыли всегда завораживал его. В школьные годы он сам ходил в читальный зал чтобы почитать какую-нибудь фантастику или детектив, а в студенческие годы засыпал над учебниками и рефератами прямо за столом.

Сейчас он взял заказанную книгу и занял место для наблюдения с хорошим обзором – у окна. Отсюда будет удобно рассматривать лица в бинокль. Библиотекарша принесла формуляр и какую-то анкету, и попросила заполнить, надеясь, что он теперь станет постоянным посетителем. Она была рада каждому, кто вместо того, чтобы лежать где-нибудь на пляже, приходил посидеть в прохладном зале и наполнить её жизнь смыслом. Да ещё и заказал сборник детективных рассказов Артура Конана Дойла. Она бы сама могла пересказать ему все эти рассказы. Борис взял книгу и стал листать для отвода глаз. Но зацепило название рассказа “Установление личности”, решил, что обязательно прочтёт, как только появится свободная минутка. Он листал книгу и поглядывал в окно.

Вскоре подъехал один внедорожник, а спустя некоторое время второй. Из первого, серебристо-серого, вылез Влад собственной персоной, его не трудно было узнать, да ещё с той же дорожной сумкой, а затем и Михаил. В чёрной машине прибыл Ерёма, за рулём сидел Семён, молодой человек такого лукавого народного типажа. Хорошо рассмотреть лица приехавших сразу не удалось, так как Борис мог видеть их в основном со спины. Но сам решил в кафе не заходить, так как незамеченным он уже не останется. Оставалось только выжидать, когда они пообедают и выйдут из кафе.

И так, призрак Мориарти приобретает плоть, становится личностью. Борис, как гончая, почувствовал, что взял след.

Он понимал, что час-полтора придётся сидеть, прилепившись к стеклу. Но ничего не поделаешь. Вот прошла женщина с маленькой белой кучерявой собачкой, бегущей далеко впереди неё на длинном поводке. Пробежала бегунья с мускулистыми красивыми ногами, вся натянутая, как струна, в синих спортивных шортах с белыми полосками по бокам. Проехала легковая машина с открытым окном и громкой музыкой. Прошли муж и жена друг за другом, а маленький ребёнок тащился где-то сзади с рюкзачком за спиной. Проехал велосипед с тремя колёсами и ребёнком, пристёгнутым в сиденьи на последнем колесе. Прошёл прогуливающийся мужчина восточной внешности, с прямой осанкой и смотрящий себе под ноги; серьёзного вида, в очках с чёрной оправой; расстегнутая курточка, руки сцеплены сзади, голова с редкими седыми вьющимися волосами отклонена назад. Пробежали шумные мальчишки с футбольным мячом. Борис уже чуть не клюнул носом, но тут пронёсся вихрем мотоциклист, оглушивший рёвом всю улицу, и вернул его в сознание.

В кафе было достаточно шумно и много народу, у входа даже стояла небольшая очередь. Четверо вошедших прошли мимо этой очереди к зарезервированному столику в укромном месте у окна под провожающие взгляды томящихся и “умирающих с голоду”. Благодаря этому окну Борис хорошо видел их перемещения.

Когда они уселись, Влад передал Ерёме внешне такую же коробку шоколада, какую Влад когда-то купил на пляже у мороженщика. Тот открыл её, потрогал что-то внутри, как бы пересчитывая и передал Семёну. Тот положил её в сумку и сказал: -Я коктейль выпью и сразу отнесу в машину. Мне ничего не заказывайте, что-то есть ещё не хочется.

Ожидать официантку пришлось не долго, она появилась с подносом, уставленным запотевшими от холода фужерами, наполненными разными коктейлями, приготовленными заранее. Все потянулись за трубочками и фужерами.

Ерёма тут же заказал обед на всех и попросил девушку отложить начало обеда на полчаса, многозначительно посмотрев на лица сидящих за столом с застывшим вопросом во взгляде: - Потерпите. Сделал дело, гуляй смело. Что, вас в школе разве этому не учили? Имейте терпение.

Влад положил ногу на ногу, насладившись первым глотком коктейля, достал из сумки пачку фотографий и разложил их на столе веером. Михаил выбрал из пачки одну и, указывая пальцем в середину фотографии, произнёс:

- Это Б-б-борис. Этот парень уже конкретно примелькался. Он брат Зои, похоже, что она сорвалась с крючка не без его помощи. Я его вычислил, когда следил за своей бывшей. И очень похоже, что это он побывал на квартире у Влада и подменил плёнки. А сейчас он постоянно крутится возле Анны. Всё указывает на него. Возможно, что Ф-ф-филип столкнулся с ним у квартиры Влада, но пока он не уверен.

Влад потасовал фотографии ещё раз и вынул следующую:
- Вот здесь они в кафе, с Анной, вдвоём. Вот, смотрите… Я передал ему через барменшу предупреждение... Не скажу, чтобы он испугался, на фотке этого не видно, он только что прочёл письмо. С ним могут быть проблемы.

- При всём множестве выбора, ты выбрал самый идиотский способ – письмо, – процедил через зубы Ерёма, держа свой фужер с невероятной артистичностью.

- Не знаю, вроде не дурак. Если не прекратит путаться под ногами, придется принимать меры… нам неприятности не нужны.

- Говоришь, реакции на письмо не было? А кто он такой, вообще, – у Ерёмы дёрнулась верхняя губа и побелел шрам, - люди интересны своим прошлым.

- Да инженер какой-то… главный, кажется. И …

- Ты уже дал ему понять, и он не хочет понимать, так я тебя понимаю? – Ерёма сделал большой глоток из своего фужера и нервно заколотил костяшкой пальца по столу.

- Разберёмся, шеф, не волнуйся. Операция по приведению человека в чувства не удалась, у каждого свой барьер стрессоустойчивости, но есть другие рычаги. Нужно только найти этот рычаг и нажать. У меня на каждом заводе есть свой человек. Подготовлю, попрошу, доставят кому надо. Улетит с завода, как и не бывало…

- Хорошо, используй Елену и держи меня в курсе. Что ещё? – Ерёма повернулся к остальным, решив, что вопрос исчерпан.

- Елену? Она же регулярно выплачивает положенную сумму каждый месяц, сдаёт свою квартиру, к ней никаких претензий. Как пчёлка трудится, приносит нектар в улей. Сама в общежитие перебралась, - попробовал возразить Влад.

- Любишь ты на уши присесть, не убудет от неё. Это же для внутреннего пользования, она и не узнает. Да она вообще в другом городе. Что ещё? – Ерёма показал рукой на Михаила, давая понять, что эта тема закрыта.

- М-м-мамаша-барменша не успокаивается. Заявления всякие в газеты посылает, печатает.

- Ну, её можно понять. Мать всё же, - Ерёма выразил на лице притворное сочувствие.

Семён в это время потягивал через трубочку свой коктейль и о чём-то напряжённо думал, ни одно слово не ускользало от его внимания, хотя для всех он производил впечатление человека, отсутствующего за столом.

- А к-к-как себя девчонка ведёт? Как ты думаешь, удастся уломать? – не унимался Михаил.

- Да, мамаша, конечно – заноза в заднице. А с девчонкой проблем не будет. Не согласится – заставим. Не захочет – поставим перед фактом. Ты что, Фёдора не знаешь? Не таких уламывал. Ещё по бокалу? Те же самое?

- Да, как обычно, - все дружно закивали головой, кроме Семёна.

Ерёма подозвал официантку и, одновременно с интересом разглядывая её стройную фигурку, попросил принести ещё по коктейлю. Когда она удалилась, хихикнул:

- Михаил, а эта девочка как тебе? Через три-четыре месяца у нас вакансия массажистки откроется, когда Эмили уйдёт, может возьмём на пробы? - и первый раз с начала встречи что-то типа улыбки скользнуло по его губам.

- Соболёк-то, хороший, да помятый, - Влад небрежно и криво улыбнулся.

- Ты что, для себя бережёшь, что ли? Не надо, ты же знаешь, чем это кончается. Нам нужен новый товар. За обед сегодня плачу я…, у меня хорошее настроение. Но ты, Влад, не забывай, что ты мне должен два куска... А ты, Семён, напомни-ка сколько…

- Два с половиной, - дёрнулся Семён и поперхнулся, - пойду отнесу коробку в машину.

Он встал, взял сумку и вышел из-за стола.

- Спасибо, босс… Я помню, что должен. Как только, так сразу и возверну, - уверил его Влад.

Ерёма, подразнив своих собратьев ещё некоторое время, виртуозно переключился на другую тему:

- Влад, что ещё? Что наш мороженщик Макс Максович сообщает из Одессы? Что слышно от Филипа?

- Всё остальное идёт своим чередом, в пределах нормы. Следующая коробка шоколада через неделю, передам с Михаилом.

- Не надо… Не надо ему шастать туда-сюда и звонить часто не надо. Через неделю буду сам здесь, встретимся. Вот и отдашь, - поморщился Ерёма. И добавил, уже обращаясь к вернувшемуся Семёну:

- Семён, меня сегодня отвезёт Михаил, а ты останешься здесь и проконтролируешь ситуацию, незаметно, как тень. Облик измени.

- Хорошо, - сказал Семён, усаживаясь за стол.

- Да, эти деревянные бусы, с нарезкой, сейчас в моде. Сообрази мне ещё парочку. Нужно для подарка.

- Хорошо.

- А ты, Влад, готовься менять дислокацию. Возможно, скоро поедешь на время в другой город, или поближе к Азовскому морю или ещё куда, там, где тебя ещё не знают. Соскучился по морю? Работы будет много. А Михаил тут останется, в Николаеве, будет сам управляться пока, потом посмотрим, - Ерёма озвучил то, чего Влад уже давно ожидал от него услышать и одновременно боялся этого. Перемены всегда волнительны. И как это расценивать – как понижение или повышение?

- Да, кто-нибудь знает, что там на самом деле случилось, опознали того несчастного, что сгорел в доме? Банально - семейная ссора?.. Или чьих это рук дело?

- Нет, ничего пока не известно.

- Если что-то узнаете... сразу ко мне.

Через час все вопросы были решены и обед закончен. Ерёма, в сопровождении Михаила, отправился к своему внедорожнику, а Влад, лишённый водителя, один пошёл к своей машине:

- Семён, ты зря отказался есть, босс не часто заказывает музыку, – бросил он на ходу.

- Да я сейчас поем, всё равно оставаться, – ответил тот и, следуя приказу, растворился между столиков.

Борис хорошо рассмотрел всех, когда они выходили из кафе. Запомнил внешность каждого и манеру двигаться. Влада он уже изучил давно. Записал номера машин. Впечатление о Вратаре Ерёме осталось неоднозначным, но он пока не мог разобраться в своих ощущениях. Ерёма был действительно тем брутальным парнишкой с картинки школьных лет, которые заправляли школьными дворами и не носили скрипочки в футлярах. Сейчас у него более жесткие черты лица и движениями уверенного в себе человека. Возмужал и стал ещё более привлекателен. Походка у него была запоминающаяся и Борису показалось, что он уже видел у кого-то такую походку. А кличка Вратарь, как нельзя лучше подходит к его внешности.

Когда первая машина с Ерёмой и Михаилом отъехала от парковки, за ней увязался Пётр, который всё это время находился на этой же площадке и наблюдал. Но сопровождал он их только до выезда из города, а потом передал сопровождение своей команде. Постовые передавали по рации с поста на пост номер машины “5001 ЕОА”. Так что Ерёма с Михаилом, ничего не подозревая, спокойно добрались до своего пункта назначения – домика с флюгером в Лиманах и тем самым подтвердили догадки Бориса и Петра. Борис, позвонив по телефону Петру из библиотеки, уже через час знал точное местонахождение Ерёмы. Теперь он мог предпринимать какие-то конкретные действия. План уже начинал рождаться в его голове. И он должен посвятить Петра во всю эту историю. Поскольку он уже не может, пользуясь дружбой, использовать Петра, держа его в неведении. Всё становилось очень серьёзным.

Поблагодарив библиотекаршу за возможность сделать телефонный звонок, он сдал книгу, заверил её, что придёт ещё раз, чем очень обрадовал её. Одел непримечательную кепку, очки-хамелеоны и пошёл в кафе. Его беспокоило только то, что он не заметил куда делся мотоциклист Семён, Влад ведь уехал один. В кафе водителя тоже не было, а в зале оставалось всего несколько посетителей, и какой-то парнишка с сумкой через плечо, как у почтальона, вышел из-за перегородки. Борис подошёл к бару, сел на тот же крутящийся стул. Камила суетилась за барной стойкой.

- Камила, Ваша дочь приехала из Одессы? Вернулась уже?

- Нет, жду, уже все глаза выплакала, – на глазах Камилы опять появились слёзы.

- Чего и следовало ожидать. Вы смогли бы со мной завтра отскочить в одно место, на пляж, здесь не далеко. Посмотреть на одну девочку, не Эмили ли это?

- Знаете, не получится у меня. Я теперь и за себя, и за неё работаю. Не хочу, чтобы она это место потеряла. Большое подспорье, пока они у меня учатся. Я же их одна поднимаю. Что, если Эвелина поедет с Вами?

- Кто такая Эвелина? – Борис сделал вид, что забыл.

- Моя младшая дочь. Вон та официантка, - она показала на девушку, которая принимала у него заказ, когда они обедали с Анной, - она сейчас помогает мне здесь.

-Хорошо, пусть Эвелина. И ещё. У Вас есть здесь какая-нибудь вещь Эмили?

- Сейчас посмотрю. А что именно? Вот коробка с её бижутерией, - она достала шкатулку и раскрыла её, - здесь она держит немного бижутерии, остальные вещи дома.

- Покажите… Хорошо, я возьму бусы. Какие её любимые?

- Зачем это? Вы экстрасенс, что ли? Вот эти – перламутровые, ещё вот эти – белые и вот эти – деревянные, с резьбой, её любимые, это сейчас просто писк моды.

- Я даже лучше экстрасенса, я - маг. И мешок полиэтиленовый, пожалуйста. И ножницы ещё, если не трудно, - Борис пытался говорить с улыбкой.

Камила достала из стола ножницы и мешок. Борис положил бусы в мешок и разрезал леску, бусинки перемешались. Но несколько деревянных, с резьбой, всё же упали на пол и куда-то укатились.

- Ладно, ничего страшного. Ещё возьму серёжки - вот эти гвоздики и вот эти кнопочки, небольшие по размеру, – и опять положил всё в мешок.

- А Вы поговорите сейчас с Эвелиной. Я подожду. Спросите, готова ли она ради сестры сделать что-то необычное. Если да, завтра утром в семь я подъеду к вашему дому.

Камила позвала Эвелину, они пошептались, и девушка, мельком взглянув на Бориса, вернулась в зал обслуживать посетителей и принимать заказы.

- Да, она согласна. Мы живём на улице Абрикосовой, 19. Знаете где это?

- Да, хорошо знаю эту улицу.

А у самого закрались сомнения насчёт Эвелины, сможет ли она помогать ему? Пойдёт ли против Вратаря? Ведь она тоже в картотеке, что-то они имеют на неё, не всё так здесь просто.

- Ну, я пошёл. До завтра.

Когда Борис выходил, Эвелина стояла около столика, где сидел парень и принимала заказ, делая записи в блокноте. Когда он поравнялся с ними, то вспомнил про сарафан:

- Эвелина, захвати пожалуйста её любимый сарафан, самый красивый и яркий. Не забудь пожалуйста. Встречаемся ровно в семь, утром. Пока.

Эвелина кивнула головой и повернулась опять к парню:

- Извини, что ты сказал? Отбивные по-французски?

- Куда это вы с ним собираетесь?

- Какое тебе дело?

- Есть дело. Какой её сарафан? Зачем? Мне не безразлично.

- Завтра поедем в Лиманы. Скорее всего она там.

- Да, она там, не сомневаюсь.

- Если любил бы, давно уже вытащил оттуда. Мама совсем уже извелась.

- Я сам не могу. У них всё под контролем. Если они меня заподозрят – мне не жить. Я вообще хочу предложить ей уехать отсюда. Я люблю её. Я хочу подстраховать вас – стану на развилке.

- Зачем это?
- Они не такие простые. Вот увидишь. Малая, а это тебе, я для тебя тоже сделал, - парень достал из сумки почтальона деревянные бусы с изящной резьбой и положил перед ней на стол.

- Ну у тебя и полёт фантазии… да, руки у тебя, Денис, золотые. Спасибо. А вот голова…

- А зачем голова, если руки есть? Хотя бы что-то одно и то уже хорошо. Возьми её документы с собой и всё самое необходимое, отдашь мне утром. Если всё получится у вас, мы с ней сразу и уедем. Борису скажешь уже в самом конце. Он поймёт.

- Хорошо.

Продолжение следует


© Ольга Рябцева, 2019
Дата публикации: 03.05.2019 09:04:23
Просмотров: 86

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 41 число 58: