Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Освея ч.2.2. Зимняя рыбалка, детство

Ольга Рябцева

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 15240 знаков с пробелами
Раздел: "Освея"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Опять Освея, опять Освейское озеро.


Имя рассказчика в тексте. Автор.

Зима, каникулы, 5-ый класс, воспоминания просто захлёстывают. Эта рыбалка подружила меня с Витькой, который пришёл в наш 5 “В” из параллельного класса. Кроме этого, благодаря этой рыбалке я стала полноправным членом нашего рыбацкого “братства”. В сентябре Освейская школа пополняется учениками из соседних деревень и острова Ду, окончившими начальную школу. Классы уплотняются, в нашем было около 30 учеников. Витька был сосед, и мы с ним цапались, не уступали друг другу ни в чём. Я прыгала с трамплина на Лыске лучше его. Помнишь ту гору в парке, которая зовётся Лысой горой или Лыской? Её насыпали по приказу пана, если верить приданьям. И на острове ещё трамплин делали.

“До Освеи я только на велике гоняла, ни лыж, ни коньков. Были асфальтовые коньки-ролики, которые привезли с собой. А на лыжи я встала первый раз на уроке Виктора Макаровича, на физкультуре, зимой в шестом классе. Где мы жили до этого, снега зимой не было – быстро таял, да и между домами что за езда? Поэтому ни на Лыске, ни на острове не приходилось бывать, да и в хоккей не играла. Теперь понятно, почему ты шапки-ушанки носила - пацанкой была. На лыжах до острова! Это же не менее трёх километров, путь не малый!”

Конечно, привычка нужна. И ещё километра полтора по посёлку от нас до озера. Продолжаю… зимний вечер, все дома, каждый чем-то занят. Одна я слоняюсь из угла в угол, ищу, где себя применить. Вижу - папа кусачками царский полтинник серебряный кромсает, и паяет мормышки, и удочки свои налаживает. В те времена мормышки делали сами. Считалось, что на серебряные мормышки лучше ловится. Серебро тускнеет меньше и красиво. Говорят, что и нечистую силу отгоняет.

И удочки сами мастерили из можжевельника, из очень гибкого и крепкого кустарника, для зимних удочек это самый лучший материал.

Я интересуюсь у папы, не собирается ли он на рыбалку? Оказывается, что поедет рано-рано утром, на рассвете. Папа понял, что я тоже сильно хочу с ним на рыбалку, и придумал мне задание - привезти ему на озеро обед и чайку горячего, сачок и ведро для рыбы, чтобы улов домой доставить. Объяснил приблизительно, где у острова его искать. Да, да, острова Ду, у нас только один остров. Ну, для бешеной собаки семь вёрст не круг, я и рада стараться.

“Я такой надкусанный полтинник серебряный до сих пор в памяти храню. Мне казалось, что это неправильно – взять и испортить старинную монету, но что я могла сказать папе? Да за такую монету корову можно было купить, наверно, когда эти монеты в ходу были. Но теперь я успокоилась – и твой папа тоже самое делал – мормышки из серебра”.

На следующий день, ближе к обеду, собралась, надела лыжи, взяла термосок в рюкзачок за спину, привязала к себе санки и покатила искать папу. Санки на длинной верёвке, сзади, чтобы не мешали палками махать, а в санках ещё и ведро привязанное и сачок – всё как папа просил. Нашлись мы с папой довольно быстро. Он первый увидел меня и окликнул. На озере далеко слышно зимой. Не знаю я, как мы раньше без телефонов обходились, сейчас чуть что, и сразу за телефон хватаешься. Зрение тогда лучше было, что ли? А может чутьё обостряется на природе, основные инстинкты включаются? Ящик рыбацкий у папы уже почти наполнился, пересыпали из него всю рыбу в ведро. Папа перекусывает, а я - раз, и присела на пустой ящик возле лунки, и за удочку. Зимние удочки коротенькие, лёгонькие – как игрушечные. Папа ест и поглядывает на меня – ну, что, говорит - ловись, рыбка и большая, и маленькая? А когда поел, видя, что от меня иначе не избавиться, как просверлить ещё одну лунку, пошёл мне на встречу – просверлили метрах в десяти от своей, выдал вторую удочку и немного мотыля отсыпал в тряпочку. Папа был что надо, передал нам своё хобби – рыбалку; и детей понимал с полуслова с полувзгляда.

“Да, наш отец тоже был и охотник и рыбак. И грибник. Было несколько бамбуковых удочек, а потом и спиннингов с разными катушками, тоже много, в углу стояли. И ружьё у нас было дома - двустволка, под кроватью лежало, разобранное, конечно. И патроны в коробочке можно было найти, если постараться - гильза картонная, набитая свинцовой дробью и порохом и пыж между ними, с латунным колпачком с одной стороны, на котором звёздочка выдавлена, и обжатая с другой стороны. Всё это мы с братом разбирали и вытряхивали, рассматривали. Мы из этого ружья даже стреляли, и в тир папа нас водил. Сначала зайдём в пивную – он был любитель пива, а потом прямиком и в тир. Это было в Черняховске, да, я ещё под эти столы кругленькие пешком ходила - там стоя перекусывали, поэтому эти пивные ещё забегаловками назывались. А в тире от было радости, когда он выигрывал приз в виде какого-то пристреленного плюшевого мишки и нам отдавал. И сами были счастливы попасть в девяточку.

Когда повзрослела, в соревнованиях по стрельбе участвовала, в ДОСААФ (Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту). А сейчас я не стреляю, но у меня мишень для дротиков на стене висит. Каждый день 10 дротиков должны вонзиться в диск из сизаля (спрессованных волокон агавы). Дырочки потом сами затягиваются”.

У нас тоже было ружье, зарегистрированное, двустволка, хранилось в специальном ящике под замком. Такие были требования. Я сама не стреляла, папа не разрешал. А вот из воздушки, в школе, стреляла, да.

“Не помню ни про какой ящик и ни про какую регистрацию тоже не помню. Просто ходили стрелять из ружья с папой на речку Полота, прямо за забором, за военным городком, Спасский назывался, в Полоцке. Сейчас этого городка уже нет, просто люди живут в этих домах. А воздушка, ты имеешь в виду пневматическое ружье, из каких стреляют в тире? Вообще-то, мне больше нравилось стрелять лёжа, точнее получается – локтями упрёшься и прицел как вкопанный”.

Да, из него стреляют в тире. Ну, вот, устроилась я поудобнее на санках возле своей лунки и насадила мотыля на крючок. Это только кажется, что насаживать мотыля — нечего делать, а на самом деле не всё так просто – сноровка нужна, мотыль маленький и вёрткий. Летом же, червя приходится на крючок насаживать. Папа спуску не давал – сама всё делала. Сижу, значит, смотрю на холодную воду и мой взгляд тоже, кажется, замерзает… вдруг удочка у меня в руках – дуг-дуг, да больно так, чуть не упустила её в лунку. Я резко дергаю удило вверх – есть рыбёшка! Такой небольшой ёршик дёргается, раскачиваясь на крючке, плавнички растопырил веером! Не беда, что маленький, главное - начало.

Опять насаживаю мотыля... сижу ещё минут 5-10, не клюёт, вода в лунке не колышется, уже и ледком затягивается – стрелки пошли, смотри не смотри, а взглядом рыбу не привадишь. Мне становится не интересно, а когда не интересно, то на морозе сразу и замерзаешь, хочется побегать. Я уже собралась было папе сказать, что всё - иду домой. И вдруг начался клёв или, так сказать, жор – то ёрш-красавчик, то окунёк-полосатик. Я только и успевала снимать с крючка, ещё один, ещё один... Штук десять вытащила по два спичечных коробка. Это где-то сантиметров по десять. У нас рыбу меряют спичечными коробками, еще с советских времен. Коробок, известно, 5 сантиметров длиной и всегда под рукой, даже у некурящих – мормышки запасные сложить или соли насыпать. Это сейчас ёрш самая мелкая рыбёшка в нашем озере – бросовая, можно сказать, крупнее двух коробков и не растёт. А в те времена ершей уважали, и было их много.

Настроение поднялось, попросила у папы еще мотыля и опять сижу. А он и себе сделал новую лунку, поближе к моей. И у него пошла рыбка – окуньки-полосатики. А у меня опять затишье. Смотрю - ведро, что я привезла на санках, уже почти полное, можно домой возвращаться. Но я решила напоследок еще раз в папиной первой лунке утопить мотыля, перебралась туда. Голову подняла, смотрю, а вокруг нас уже рыбаки насверлили лунок, но дистанцию держат, сильно близко не подходят.

А тут и Витька из моего класса - здравствуйте, как поживаете, много ли рыбы поймали? А я сижу, вся такая, удочку подергиваю, но не смотрю на него, а сама себе – что он сейчас скажет, увидев мой улов?

А он так и застрял у нашего ведра - смотрит на моих окуньков и ёршиков, и хвалит меня, за кои-то веки: “Молодец, Наташа, неплохая уха у тебя будет!“

А я отвечаю – и не только уха.

Папа на нас поглядывает – рыбаки беседуют. Я пока с Витькой разговоры разговаривала, моя удочка опять дёрнулась вниз и опять ничего, тихо. Я осторожно потянула, а леска и не идет, что-то там не пускает её, держит. Я от страха, чтобы не сорвалось, кричу: “Папа, у меня там осьминог вроде, не могу вытащить”.
А Витька бросается на помощь: “Давай помогу, научу тебя удить”.

Взял у меня удочку, а у него тоже ничего не получается – не пролазит пятнистая в лунку - уже было понятно по круглым и выпуклым глазам, что это за осьминог. Подошёл папа, отодвинул Витьку, быстро расширил лунку, осторожно обрубив лёд по краю пешней, и начал потихоньку вываживать щуку. Подтягивал поближе, когда удочка сильно изгибалась, отпускал, снова подтягивал, пока не замучил её. Наконец щука сдалась и появилась над водой её голова. Потом я по папиной команде вцепилась в удочку, а папа схватил крюк и подвел его к голове, наощупь подцепил щучку за жабры прямо в лунке и стал её поднимать. А я помогала тащить за леску, так и вытащили щучку на лёд общими усилиями. А Витька стоял рядом, готовый броситься на помощь в любую минуту.

Это была необыкновенная щучка - зеленоватая, в крапинку, весом где-то килограмма на полтора, не меньше, прямо как из сказки про Емелю-дурачка и русскую красавицу, и с надписью на кольце, на жабре «посадил царь Борис Федорович». Не, это я уже придумала, про кольцо. Не было кольца, но восторг был дикий – я прыгала и кричала от радости! Тем самым привлекла к себе всеобщее внимание рыбаков-соседей.

Папа шепнул мне на ушко, чтобы я успокоилась, а то народ повалит к нам и не дадут спокойно порыбачить. Но куда там! И действительно, вскоре народ подтянулся к нам поближе. Ничего не оставалось делать, как сняться с тёплого местечка и отправиться туда, где лёд ещё не был продырявлен. А Витька добровольно потащился за нами с ведром на санках.

На новом месте тоже хорошо клевало - брались подлещики, не маленькие, с папину ладонь. А я уже молчу, осторожничаю, не кричу на всё озеро. Через часик не только ведро, но и ящик опять наполнился до краёв, да и мотыль весь вышел. А Витька всё это время от нас не отходил, помогал мне то с мотылём, то с рыбой. Так мы и подружились. Это была наша первая зимняя рыбалка. Потом мы с Витькой и с другими ребятами ещё не раз вместе ходили и зимой, и летом на озеро рыбачить. Удить, как он говорил. Но такого улова у меня уже никогда не было. А Витька в школе всё продолжал рассказывать про мою огромную щуку, с каждым годом эта щука становилась всё больше и больше. А я и не опровергала его рассказы.

Достали папин вещмешок весь в прилипшей чешуе, видавший рыбу и покрупнее, вставили в него наше ведро, щучку засунули тоже в мешок, завязали, закрутили и на санки уложили. Санки со спинкой, никак не выпадет на ходу, и поехали домой. Приехали, с рыбой быстро разобрались. Мелкую - на сушку, побольше рыбку - вялить. А из щуки мама нажарила котлет, по своему рецепту. Получилось довольно много и были они нежные и вкусные. Ели всей семьей. А хвалить меня не хвалили – нельзя, можно удачу спугнуть. Просто сказали - молодец и всё. И кот не был в обиде. У меня и сейчас в холодильнике примороженная мелочь для кота лежит, для другого кота, конечно. Ты же видела на картинке эту рыжую морду?
“Видела, замечательная рыжая морда. Вообще-то, амурский тигр занесён в Красную книгу, если ты ещё не знаешь”.

А вот рецепт котлет моей мамы. Крутишь на мясорубке рыбу, все остальное добавляешь исходя из полученного объёма фарша:
- сало свиное, не соленое, одна четверть от фарша
- лук, одна четверть от фарша
- соль и приправы по вкусу
- манки на глазок, тоже где-то четверть от фарша
- ложки две растительного масла
Вымешиваешь и ещё добавляешь:
- сливки, грамм 150
- два яйца
Сливки добавлять, как и манку, постепенно, чтобы не получилось жидковато.
Опять все опять вымешиваешь. Дать немного постоять фаршу, чтобы манка набухла.
А теперь можно и на сковородку. Или в кипяток, комы получаются отменные.
Всё делается на глазок, поэтому с первого раза может и не получиться.
Однажды под рукой не оказалось сала, я заменила нутряным жиром, только меньше взяла. Вместо манки можно размочить в молоке белый батон.
Весь секрет фарша – угадать с жидкостью. Если жидкости много, то котлеты будут разваливаться, если мало, то будут жёсткими и не пышными. Приятного аппетита.

“Отличный рецепт, вот котлет летом и наделаю. Я тебе ещё про наши рыбалки в Маскоке не рассказала, может я и не такой азартный рыбак, но природа здесь красивая”.

А ершей даже и не чистим - потрошим, моем, посыпаем солью, оставляем на пару часов. Потом смываем соль и в духовку, на решетки сушиться. Когда переделывали печку, и духовку усовершенствовали заодно, чтобы можно было вставить побольше решёток. Очень удобно в хозяйстве - можно сушить и ягоды, и яблоки, и грибы, и рыбу в больших количествах. Всё, что хочешь.

“Хорошая идея. Мы делали печку на даче и даже не подумали, что можно было бы улучшить стандартную духовку. Хотя, наша печка нам тоже нравилась. Долго искали чертежи, а когда нашли, воплотили в жизнь. Когда её клали, я всё время смотрела, чтобы в кладку бутылку не замуровали. По известной причине – бутылка выть будет. Печка разделяет дом на две половины – кухню и зал. В кухне было всё, чтобы готовить, а в зале - камин. Дымоход был один. Но пользуются этой печкой сейчас другие, конечно. Иногда вспомнится”.
Знаешь, у нас ведь в Освее рыбзавод был. Когда зимой рыбаки тянули тоню, взрослые приходили и помогали. В конце дня все, кто помогал, получали по ведру хорошей крупной рыбы, рыболовы не скупились. А мелочи можно было остаться и набрать сколько хочешь, после того как рыбаки уйдут. Вот дети и дожидались этого момента, потом перебирали то, что оставалось на льду, копались в осоте. И тоже было не плохо.
Тоня, вообще-то, это место на озере, где рыбу неводом ловят. А я раньше всё время считала, что тоней называю сеть, которой ловят. Тоня… готовятся лунки, много, и по ним баграми проталкивается длинная сеть. Из последней, самой большой лунки, сеть вытаскивают и выбирают рыбу. Иногда сеть бывает очень длинной.

Случился как-то такой год, когда сеть попала на зимовальную яму. За три дня завод выполнил годовой план - огромные лещи и всякая другая рыба. Сама не видела, но папа со Славкой ходили тогда помогать.

Завод раньше и лед заготавливал, такими большими брусками. Закладывали в глубокую яму и засыпали опилками, а сверху ещё и землей. Лед почти всё лето хранился – местная летняя мерзлота.

“Да, я знаю где это место - на берегу около парка. Ходили мы туда лёд выковыривать из опилок. Не знаю зачем это нам надо было, в руках подержать, что ли. А с Виктором сейчас общаешься?”

Нет, не общаюсь, только вспоминаю иногда своего друга Витьку. Жил, был и не стало человечка - авария. Это случилось лет через десять после окончания школы. Сгорел… прямо в машине. Кто бы мог подумать. Жаль парня.

Продолжение следует


© Ольга Рябцева, 2019
Дата публикации: 25.05.2019 07:20:17
Просмотров: 351

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 60 число 89: