Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Освея ч.3 Снайпер, детство

Ольга Рябцева

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 10181 знаков с пробелами
Раздел: "Освея"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Уха на острове, что может быть лучше?


Имя рассказчика в тексте. Автор.

Про зимнюю рыбалку уже было много рассказано, теперь рассказ про летнюю. Когда мы были маленькие, это были замечательные времена, мы всегда старались прилепиться к родителям. Куда они, туда и мы. А они охотно брали нас с собой. Вот как-то летом собрались на рыбалку всей семьей. Решили ехать на остров. И папин младший брат Лёнька с нами, я так его и звала, Лёнькой, он был тогда совсем юный, язык не поворачивался дядей назвать. Старшему брату Славику было лет 14, ну, а мне соответственно 11, младшему Саше 7. Я в новом платье в красный горошек и красная панамка на голове – мама сшила, несу удочки.

В то время у нас в обиходе использовалась деревянная лодка, папа сам её сделал - большая, вместительная. На ней трость вывозили с озера, нажнём серпом на плавах, выгрузим на берег, высушим и домой. Это не сахарный тростник, конечно, но молоко после неё сладкое. И надои молока увеличиваются. На зиму, для своей коровы, мы заготавливали около двадцати лодок трости и пять-семь лодок сена. Коровы отдают предпочтение трости. А сено косили и на острове, и в Наволках, около клюквенного болота, это место, где была деревня Наволоки.

Позже папа купил модную по тем временам дюралевую лодку “Казанку”, простой модели. А выпускалась ещё “Казанка-М”, с ветровым стеклом и жесткими сиденьями со спинками. Вообще, через папины руки много лодок прошло. Машины, моторы… техника являлась его страстью. И на самосвале работал. И на автобусной станции работал – и главным, и сам людей возил.

И для семьи всегда старался. Сразу после войны родители жили в маленькой избушке. После армии он построил деревянный дом, а к 1964 году уже большой шлакобетонный дом. На всё брались кредиты, поэтому крутились все мы. Заготавливали лозу, корни аира. И от домашней работа не отлынивали. Помогало то, что папа на самосвале работал в то время. Баня тогда углём топилась. Шлак брал у них, ему ещё спасибо за это говорили. А цемент покупали.

Ну вот, пришли на озеро, вшестером свободно разместились в лодке. Папа завёл свою “Стрелу”. Это ещё слабенький мотор, всего на пять лошадок (пять лошадиных сил). После “Стрелы” бороздили озеро на “Москве”. Только “Рыбнадзор” и “Охрана природы” имели такие моторы. Для Освеи это считалось очень круто.

Помчались с ветерком к острову. Кое-где на пути встречались плавающие острова, их ещё называют плавами, сплавиной или зыбунами. Приходилось их огибать. Это настоящий ковёр из водных и болотных растений - камыш, зелёный мох и разные корни. Со временем на них вырастает даже кустарник, правда хиленький. Здесь империя чаек и уток – гнёзда вьют, яйца откладывают, птенцов высиживают. Тучи птиц, если спугнёшь, поднимаются в воздух с этих блуждающих по озеру островов.

Раньше я могла на плав вылезть из лодки и насобирать яиц чаек, иногда и целое ведро удавалось – хорошее подспорье домашнему хозяйству. На целый месяц хватает, и вкусные. Да, ступаешь по плаву, зыбко, ноги в мягкое и мокрое проваливаются, страшновато, и держаться не за что – только трость и худенькие веточки, как по батуту идёшь. Обычно на плав высаживались по двое-трое – вот какие они большие, эти плавающие острова. Чайки не так легко расстаются со своими яйцами, отбиваются от непрошенных гостей и даже атакуют. Могут и в голову клюнуть. Приходилось кому-то стоять на чеку, отгонять пернатых. Теперь, конечно, не рискую по плавам ходить.

Ещё осот на озере заготавливали и кормили им и свиней, и кур. Осот, а по-научному телорез, очень интересное растение. Оно летом дважды всплывает на поверхность, остальное время на дне. Поднимется, отцветёт маленькими беленькими цветочками, нагрузится плодами, и вниз. К осени опять станет легче и всплывёт. И после этого уже, запасясь крахмалом на солнце, отяжелев, опускается на зимовку. А листья у него в розетки собраны, колючие, дотронешься – долго след виден.

Озеро пару раз зарыбливали, в основном, карпом. Карп большой у нас растёт – есть чем питаться, планктона для него в изобилии. Ну, а если есть карп, то и щукам есть что есть. В озере два вида щук водится. Одни короткие и толстые, другие тонкие и длинные, как палка. С момента вскрытия озера и до 1 июня рыбу не ловим - запрещено.

Раньше, чтобы лодку водить, никаких спасательных жилетов не требовалось, достаточно предъявить один спасательный круг, а права на вождение лодки давали при перерегистрации. Правда ехать за правами приходилось далековато - в Полоцк. Сейчас обязательно нужно пройти обучение, сдать экзамен в ГИМС (Государственная инспекция по маломерным судам).

Я люблю смотреть по телеку очень популярный канал “Охота и рыбалка”. Иногда показывают передачи о гуманной рыбалке. После таких передач очень хочется прибить этих рыбаков. Поймают огромную рыбу, сфоткаются с ней и бросают назад в воду. Подержат в руках, покрасуются и отпускают. Для них это спорт, забава. А я сразу прикидываю сколько человек можно накормить таким уловом, и сколько ещё всего можно заготовить. Мелочь нельзя ловить, это понятно, надо отпускать, да и в нерест нельзя ловить. Но рыба для нас - пища, еда. Рыбу всегда ловили ради жизни. Озеро - кормилец, люди то всегда около воды селились. И отцы, и деды здесь и охотились, и рыбачили. Вот так, сумбурно...

Пока до острова доехали, наловили щучек и окуньков на два спиннинга, которые выставили по обе стороны лодки. Причалили к берегу, а там такое удобное местечко – песочек, сзади крутой обрыв – защищает от ветра; старое огнище, камни уже лежат как надо – ставь котёл и разжигай костёр, только хворост найди. Есть где и сесть, и полежать и нам, где побегать. Лёнька сразу занялся хворостом, а мы с мамой поставили котел на огнище и наполнили его озёрной водой. Вода чистая, прозрачная… Мама рыбку чистит, а я картошку. А папа с ребятами решили ещё и на удочку половить, пока уха готовится. Отплыли на лодке, не далеко, чтобы оставаться в поле нашего зрения. Условились - когда уха сварится, кто-нибудь из нас поднимется на обрыв и помашет им рукой. У острова высокие берега, жёлтые, песчаные. Хорошо по тёплому песку вниз съезжать на пятой точке. Но вот в этот раз эти высокие берега и подшутили над нами, до сих пор с улыбкой вспоминаю.

Наконец вода закипела в котле, бросили туда картошку и кусочки сала. Лёнька спустился с обрыва с охапкой хвороста и подложил в костёр веток. Котёл немного покачивался, и он послал меня на поиски булыжника для подпорки, а сам опять полез наверх за хворостом.

Я походила-походила, нет нигде подходящего камня. Посмотрела вверх - на самом краю обрыва лежит какой-то булыжник, ну и я тоже стала карабкаться туда. Камень что надо, но не нести же его вниз в руках. Тронула его я ногой, он легко поддался, ну и я пихель его вниз. Покатился легко, смешно подпрыгивая. Я радуюсь своей смекалке и наблюдаю за его траекторией. Он ещё пару раз кувыркнулся и на середине горы вдруг резко меняет направление и несётся прямиком на костёр. Перед костром камень опять подпрыгнул и прямо под котел. Вода выплескивается на огонь, шипит, пар идёт, котел качается, … а моё сердечко замерло, я испугалась и в миг представила себе развороченное кострище, опрокинутый котелок, картошка по песку… ну, в общем, маленькую катастрофу. Конечно, меня бы не наказали, просто бы поставили опять всё на огонь. Но вечером бы гулять с друзьями не пустили, это точно.

Но что, это? Котелок перестал качаться, остановился – камень застрял под котелком, как будто его там и ждали. Ничего не разрушилось. Нарочно не придумаешь. Захотел бы, не повторил. Лёнька сверху тоже наблюдал. Оторопел сначала, а потом как расхохочется, и давай руками махать как мельница. Спустился, поправил костер. А я принесла воды и добавила в котелок. Села и в себя от нервного смеха прийти не могу, да ещё и руки дрожат.

Вдруг слышим - наши рыбаки причаливают к берегу и идут к костру! Мы на них смотрим и ничего понять не можем - уха то ещё не готова!

Они, видя изумление на наших лицах, удивляются тоже:
- Вы же звали нас, Лёнька руками махал с обрыва. И так активно, что мы решили, что это сигнал, что уха уже готова. И погребли к берегу.

А нам было не до них, мы этот момент пропустили, не обратили внимания, что они к берегу гребут. Рассказали им про наше приключение с камнем. Ох и насмеялись же мы, до икоты! Долго не могли успокоиться. Ну, а я тут же была удостоена чести стать “снайпером”.

Картошка сварилась, добавили свежую рыбу, лук и оставили томиться. В конце я бросила немного свежего укропа, для запаха и вкуса, ещё утром нарванного в огороде. Мне и Славе с Сашей налили уху в чашки. Уха получилась самая настоящая. А для себя взрослые добавили в котёл ещё граммов 150 водочки и поварили несколько минут. Вообще-то, в уху можно добавлять всё, даже тушку дикой утки. С уткой тоже отменная уха получается.

При первых признаках грозы мы гребли к берегу, но и плащи рыбацкие, из зелёной такой ткани, тяжелой, с пропиткой, всегда с собой брали, на всякий случай. В этот день погода была хорошая, полезли купаться. Вода у берега тёплая, а далеко мы не заплывали.

Купаясь, искали ракушки - они обычно зарываются в песке на дне. Ногой пошаришь, найдёшь и выбрасываешь на берег. Тогда было много ракушек. Беззубки - самые большие ракушки, до 20 сантиметров, круглые. Но беззубок было мало. Перламутницы, они поменьше, до десяти сантиметров, продолговатые. Из них перламутровые пуговицы делали раньше, поэтому так и называются. Этих в озере хватало. И совсем маленькие шаровки, по два-три сантиметра, не больше лесного ореха, почти круглые. Домой привозили все эти ракушки, клали на солнце, и они раскрывались, куры с удовольствием их долбили. Это было дополнением к скорлупе, которую им давали, чтобы яйца не лились.

На обратном пути ещё рыбы наловили на спиннинг.
Любили мы посидеть у костра на острове, послушать что взрослые говорят и сами что-нибудь рассказывали. Сидишь, с чашкой ухи, дымок от костра, смотришь на озеро, а там, на горизонте, Освея, это что-то, словами не передать.

Да, вот такое воспоминание из детства. Мне и сейчас, нет-нет, да и вспомнится эта уха, когда дома снайпером назовут. Но я и не обижаюсь. Не каждый смог бы так точно бросить камень, не целясь. Да и у меня вряд ли так ещё когда-нибудь получится.

Продолжение следует


© Ольга Рябцева, 2019
Дата публикации: 30.05.2019 04:33:29
Просмотров: 296

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 4 число 34:

    

Отзывы незарегистрированных читателей

АЛЕКСАНДР [2019-09-21 17:02:45]
Очень насыщенный рассказ. Читается легко и интересно написано.

Ответить