Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Мила Горина



Осьминог Ося и его друзья. Часть вторая. Глава 8

Светлана Беличенко

Форма: Повесть
Жанр: Детская литература
Объём: 6069 знаков с пробелами
Раздел: "Сказочные повести для детей"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Глава 8. Война.
В Статусполипусе наступили тяжелые времена. Пока О-Медикус, Долор и его друзья усердно трудились на благо осьминожьего общества, совершенно не обращая внимания на политику, власть в стране захватили алчные и недоразвитые. Теперь уже у многих граждан это не вызывало сомнений. Тираны всюду диктовали свою волю, совершали безрассудные поступки, портили богатство щедрого моря, отравляли водную атмосферу и жизнь граждан Статусполипуса. Законодательство было пересмотрено, а вернее попросту перекроено совершенно безобразным образом. Многие осьминоги, кальмары и каракатицы, трудившиеся на благо всего государства и теперь неспособные выполнять трудную физическую работу, были лишены государственных льгот и пособий. Они не могли теперь обеспечить свое физическое существование и были обречены на гибель. Они могли бы наловить себе рыбы, рачков и съедобных моллюсков, но их всюду преследовала полиция, которая запрещала отлов провианта в пригородных зонах бесплатно, что раньше было доступно всем гражданам страны. В один прекрасный момент О-Медикус и Долор, увидевшие, наконец, что происходит что-то ужасное, задумались о событиях, происходящих в Статусполипусе.
- Папа, у нас кафедру расформировывают, - горестно произнес Долор, вернувшийся однажды вечером из института. – Я жил наукой о прошлом осьминогов, я жил историей, дышал ею, исследовал, изучал, а теперь все. Плакала моя наука! Правительство полагает, что она больше не нужна! Их интересуют только кораллы, роскошь, обмен всякими красивыми безделушками с другими государствами, и все. Ископаемые животные не входят в их приоритеты. Они же древние, испорченные временем и некрасивые! Уничтожают все, папа! В столице ломают гигантскую раковину нашего древнего предка, видите-ли она, дескать, много места занимает, а вместо нее можно хранилище кораллов поместить в том помещении. Ужас! Ничего, ведь ничего от нашей истории не останется, папа! – Долор кричал, размахивая щупальцами.
- Как же? Уничтожают историю, потом, может, примутся за медицину?
- Возможно, папа. Мир меняется. За последние пятнадцать лет наше общество сильно изменилось. Торговля, экономика, внешняя красота. Незаметно для нас с тобой все это вышло на первый план жизни. Ценится только что-то красивое или то, что хорошо продается. Впрочем, это одно и то же. Что красивое – хорошо продается, хорошо продается только что-то красивое. – Долор сделал паузу. – Они говорят, что оставят только свидетельства осьминожьей истории. Кальмаров, каракатиц – на свалку. Предков и все переходные формы – на свалку, потому что они не понимают, что это все звенья одной цепи. Не понимают, увы! Они говорят: «Мы не против истории осьминогов, но, согласитесь, гигансткий наутилус – не осьминог. Причем тут он тогда? Это не экспонат, это лишнее».
- Они дураки, сынок.
- Да уж. Такой глупости я вовек не слыхал!
- Что же ты будешь делать?
- Я уже оставил науку. Она будет существовать только в моих сердцах. Увольняют – пусть увольняют. Никаких материалов ведь у меня нет, папа. – Долор лукаво подмигнул отцу.
- Значит, оставишь себе все свои наработки? – спросил отец.
- Конечно, я все сохраню. Быть может, они когда-нибудь понадобятся обществу, а пока… Пока я постараюсь разобраться, что происходит. Я наведу в этой стране порядок!
- Ты смелый, Доло. А мне остается пока продолжать заниматься тем, чем я занимаюсь. Правда, финансирования в последнее время все не хватает. Окулюс говорит, что я несовременен. Он все время предлагает мне какие-то коммерческие проекты. Но я никак не могу их принять. Где же это видано, чтобы за небольшую операцию пациент выкладывал двадцать тысяч веточек наших кораллов?! Не знаю, сынок, что же будет дальше. Посмотрим.
- Кстати, папа. Говорят, кораллы-то само наше правительство ворует.
- Как это? Ведь их срезать-то очень трудно. Да и специальные службы охраняют…
- Эх, папа. Да ведь сами эти службы уже давно кораллами головы себе забили. И правительству без отчета срежут, и себе заодно.
- Бог-осьминог, к чему же катится осьминожий мир!
- Да, пап. Все это ужасно.
О-Медикус и Долор услышали легкие колебания воды у двери – значит, кто-то приплыл.
- Заплывайте, - громко сказал Долор. И тотчас же в дом заплыли Ридикула и Ияиуниум. Они по-прежнему были верными друзьями Долора.
- Ох, что творится, дорогие, ужас! – начала Ридикула.
- Что же? – спросил О-Медикус, натягивая очки.
- Восстания кальмаров и каракатиц по всему Статусполипусу. Их, - Ридикула остановилась, - то есть нас зажали, они, - опять Риди сделала небольшую паузу, - то есть мы, и выступают, то есть ЕМ. То есть выступаЕМ… Ой.
- В общем наши народы выступают против осьминогов, - помог подруге Ия.- А мы. Мы вроде как отщепенцы получаемся. Мы ж с осьминогами дружим, несмотря на разницу в этом… в анатомии. Да, ей-богу, не понимаю я, какая тут разница! Двести лет дружим… Спортом занимаемся вместе. Уроки терпимости, вспомни, - задыхаясь, шептал Ия. В конце речи он уже чуть не плакал. – А они кричат, ну наши, кальмары: «Режь осьминогов, бей осьминогов». А ваши, - Ия, не закончив, лег на песчаный пол.
- Что? – с тревогой спросил Долор.
- Ваши говорят: «Бей кальмаров и каракатиц!» - со слезами сказала Риди.
- Это плохо. Война, значит. Это что же это такое делается, братцы?! Я столько лет и кальмаров, и осьминогов, и каракатиц лечил, даже Анти вот и то – не съели, а теперь, значит, война, теперь, значит, - бей? – закричал О-Медикус и тут же взял себя в щупальца. – Вам нельзя больше выходить на улицы, ребята. Решено! Оставайтесь здесь, у нас. Места всем хватит.
- Как-то неудобно, - засомневалась Риди.
- Неудобно, девушка, плыть спиной вниз, - строго сказал О-Медикус. Решено. Оставайтесь.
- Теперь придется все время с щитами ходить, - вздохнул Ия. – Вам-то осьминогам хорошо, вы сильные, легко тяжелый щит в щупальцах держите, а нам как?
- Поздно, - выдохнул О-Медикус.
- Что поздно? – не понимая вопроса переспросил Ия.
- Поздно со щитами ходить! Теперь либо воевать насмерть, либо очень хорошо прятаться. Вот такие, брат, дела. И стрелять не только водой придется.
Тяжелые наступили времена.


© Светлана Беличенко, 2019
Дата публикации: 15.06.2019 19:18:14
Просмотров: 95

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 91 число 23: