Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Александр Литровенко
Константин Эдуардович Возников
Яков Меренбах



Переводим Шекспира

Олег Павловский

Форма: Эссе
Жанр: Размышления
Объём: 9460 знаков с пробелами
Раздел: "О переводах поэтических"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


История давняя, тянется с 2012 года. Здесь три первые заметки по поводу стихотворных переводов и реакции на это "сногсшбательное событие" некоторых читателей из Сети. Публикации 2014 года.


.

ПЕРЕВОДИМ ШЕКСПИРА…

Не раз мне намекали досужие наблюдатели, дескать, современный английский совсем не таков, каким он был во времена Шекспира. С таким же успехом можно было заявить, что английский – это вообще не русский (добавлю, что и не греческий – ну, и что?). Китайский язык тоже, как ни странно, «не совсем русский»…

Помниться, я уже писал, что язык Шекспира как бы сочетает в себе и грубость средневековья, и изящество ренессанса. Добавлю, что ему присущи как органный звук барокко, так и мелодичность рококо…
Однако мы переводим Шекспира на русский язык и куда, как более уместно задать себе вопрос, – а на какой русский мы переводим язык Шекспира?

Говорят, что все языки – это ветви, растущие из одного ствола. Касательно европейских языков, это не оставляет сомнений – в них много родственных связей. Русский как бы соединяет тюркскую, финно-угорскую и славянскую группы, но не мало еще в древнерусском и заимствований из латинского, греческого и санскрита. Германцы тоже вроде бы объединились уже после миграции, а англосаксы? Но, не будем углубляться. Русский язык как будто универсален, но и этим его возможности не исчерпываются.

Взгляните на портреты Шекспира, друзья мои, и вы увидите в них характерные черты присущие живописи Аргунова и Никитина – не так велика была разница во времени их написания. Неправда, что царь Петр окно в Европу прорубил – он всего лишь ввел в обиход европейскую моду и этикет, и корабли строил по голландскому образцу. А связь России с Европой никогда и не прерывалась – не японцы, поди…

Литература и искусство (за исключением ремесел) всегда изначально носили культовый характер, и лишь со временем приобретали характер светский, что в разное время и приводило их то к возрождению, а то и к упадку. Эпоха Возрождения и последующий ей период реформации дали миру Стерна и Рабле, Костера, Свифта и Шекспира. Поэтому имеет смысл рассматривать целую эпоху, а не ограничиваться отдельно взятыми Дж. Бокаччо, Петраркой или Буонаротти.

Русский литературный язык никогда не был чем-то незыблемым и постоянным – высокопарный слог Ломоносова, Жуковского и Державина очень скоро сменили легкие как пассажи Моцарта пушкинские строфы. Чтобы переводить Шекспира недостаточно знать его ближайших современников – нужно хорошо знать русскую литературу.


ПЕРЕВОДИМ ШЕКСПИРА – 2

Реакция интернетчиков почему-то считающих себя «переводчиками» на мой короткий опус была вполне предсказуемой – как же! на любимый мозоль им наступили…
Надо сказать, эти самые интернетовские «переводчики» редкостные бюрократы и дальше
своего окололитературного бюрократизма ничего не видят и видеть не хотят, или все-таки не могут? Второе вероятнее всего.

Да, Стерн, Рабле, Свифт, Костер и Шекспир – это разные авторы и найти в их творчестве что-то общее их объединяющее бюрократу не под силу, да и ни к чему – бюрократ и так бюрократ, он пребывает в своем неком неоспоримом величие и вполне собой доволен. Самодовольство бюрократа сравнимо, разве, с его самолюбованием и с его же тупой нетерпимостью ко всему «не такому», как то, что он однажды удосужился прочитать и
о чем способен вещать с периодичностью и настойчивостью метронома.

Казалось бы, все знают Микеланджело Буонаротти, живописца, скульптора, архитектора – все в превосходной степени, заметим, – но не все знают Микеланджело – автора сонетов в классическом итальянском стиле и превосходного поэта. Посему и упоминание его имени отнюдь не случайно, если автор переводит сонеты Шекспира, а не Шекспира вообще.
Уместно отметить, что термин «долгое» или, если угодно, «длительное средневековье» появился не случайно и существует по сей день.

Поэтический перевод, тем более – перевод сонетов Шекспира дело не простое.
Слишком много примеров, вариантов переводов сонетов Шекспира и в Интернете
в том числе. Есть с чем, и есть с кем сравнить – не так и запросто поспоришь с Маршаком, Пастернаком, Лозинским, Кремлевым. Поэтому господа «переводчики» предпочитают с Шекспиром не связываться – куда как проще «переводить» менее известных английских поэтов, того же Бернса – читатель не вдруг найдет варианты и подстрочники, а переводить оригинал самостоятельно тем более не станет.

Реально о русской литературе и русской поэзии в частности можно говорить только начиная с XIX века – крещение Руси более, чем на семь столетий затормозило, если не сказать угробило русскую науку, литературу и искусство.
Скажете, а причем здесь русская литература? А притом, что переводим мы на русский и наиболее близкими во времени к поэтам позднего европейского средневековья и эпохи Возрождения стали современники Пушкина и его предшественники.

В любом случае переводчик становится как бы соавтором стихотворения, а следовать буквально оригиналу или нет, – это второй вопрос.
Что для переводчика главное – текст оригинала или все-таки читатель?
Скорее, все-таки читатель. Можно любое собственное косноязычие и просто неумелость объяснить ссылками на оригинал, чем зачастую и занимаются «переводчики» Интернета и весьма успешно – серьезной критики они не опасаются, потому как «сравнить просто не с чем», да и вряд ли кто-то станет этим заниматься.
Оппонентами этих самых «переводчиков», как правило, становятся такие же переводчики – лингвисты, иногда «технари», но уж никак не поэты.

Вольно же некой дамочке называть автора «весьма средним поэтом» без каких-либо аргументов в пользу этого утверждения. Ничего не поделаешь – «переводчица», что с
нее взять? Автор (ваш покорный слуга) оказывается еще и художник «средней руки», и публицист никакой. Этому, вероятно, дамочку научили на ускоренных курсах ин-яза, больше, вроде, и негде было. А то, что автор более десяти лет публикуется в одном из центральных изданий именно как автор статей (и не только статей), и де-факто является художником одной из высших категорий, – так это не женское дело, это вам – не щи варить. «Мадам» инкогнито не раскрывает и публикуется под погонялом (пардон, под «творческим псевдонимом») – так меньше вероятности, что читатели разберутся кто она такая на самом деле.
Еще один «крупный специалист» и визави упомянутой мадам стихов, по сути, не пишет, кроме «юмористических». Да уж, «не до поэм ему», не до поэм… Он все больше «переводит» и, разумеется, не Шекспира – хлопотно это Шекспира-то переводить.


ПЕРЕВОДИМ ШЕКСПИРА - 3

http://www.stihi.ru/2014/01/23/6295 Чего, собственно, и следовало ожидать…
Сей высоколобый господин не зря «состоит в союзе журналистов» – ведь как сказал один из персонажей шекспировской «Двенадцатой ночи»? Главное – побольше ругательств!
И как всегда бездоказательно. «Подтверждение в критике и отзывах ценителей» – это неплохо сказано. Вот только, кто эти «ценители»? Те, кто пачками штампуют отзывы? Избави бог от таких ценителей.

«Профессиональные филологи», это, разумеется, – нечто! Неплохо бы еще и хоть одним профессиональным поэтом разжиться, «филологов», слава богу, у нас хватает. Неумеха, невежда – это стандартный набор филолога-интернетчика и, естественно, «переводчика» – кого же еще? Стихи писать теперь необязательно, довольно будет и частушек.
А вот «переводчик» – это звучит, доказать, что перевод нехорош в общем затруднительно – даже слабенького подстрочника под рукой может не оказаться и едва ли посетители лит.страниц станут утруждать себя переводом оригинала. Стихи – это другое дело, здесь как будто все ясно и перевести стрелки на автора оригинала уже не удастся.
А «переводчику» и стрелки переводить без надобности, его «мастерство» используется
по умолчанию как какой-нибудь дрянной шрифтик в электронном редакторе – надо только слегка сотрясать воздух своими сентенциями и высокопарными рассуждениями, авось сойдет.

Что, у кого, и чем заканчивается – это вопрос риторический, «пшиком» или чем-нибудь
еще – главное заявить, а там видно будет. Но рассуждать о литературе – неважно, – о переводах или о чем другом, «не поэту по определению» все-таки не следует столь же безапелляционно, как и агрессивно. Странно получается, сочинив более полутысячи «нетленок» автор так и не удосужился написать хотя бы одно лирическое стихотворение. А рассуждать мы все горазды, и еше – «катренами» называть любое четверостишье – так красивше!

Касательно моего мировоззрения, то это мое личное дело, Я никому не мешаю обниматься и целоваться ни с попами, ни с самим Папой Римским – целуйтесь на здоровье. Однако, наличие «теснящегося в сознание бреда» надо еще доказать. Хамство не лучший аргумент в любой дискуссии, но довольно эффективный для невзыскательной аудитории и мой визави в этом основательно поднаторел – рецки штампует даже не сотнями, а тысячами. Опасное это увлечение, – читатель ведь тоже подбирается под стать его хамоватым репликам? А кому он нужен «такой читатель»?

Теперь относительно «надругательств над сочинениями покойного» (моими, надо полагать, надругательствами). Так в чем они (эти надругательства) выражаются? Может быть «перевод неточный»?
Но поэтический перевод (это термин такой для особо одаренных) и не претендует на буквальную точность, поэтический перевод не инструкция по эксплуатации бытовой техники и не расписание авиарейсов или поездов.

И, наконец, «о псевдониамах». Интернет всегда изобиловал разного рода «кликухами»,
но это, как правило, не только не украшает автора, но и лишает его литературного имени.
А для разного рода злоупотреблений и хамства – псевдоним неплохое подспорье, кто бы возражал…








.


© Олег Павловский, 2019
Дата публикации: 18.08.2019 05:00:55
Просмотров: 138

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 90 число 79: