Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Александр Кобзев



Сотворение героя

Николай Тарасов

Форма: Миниатюра
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 3469 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати



«Господи, просвети тьму мою».
«Ина слава луне, ина слава звёздам».

Собственные тексты мнимо близкой давности, где всё просто и ясно сердцу, где человечность языка читабельна и честна каждой строчкой… его же и удручали, да он ничего не мог с собой поделать; таков, по существу, стался разнузданный императив: грубо говоря – фаталистически несло не туда, где миллионы похожих друг на друга творений, начиная с наскальных низов и высот Платона, но… в сторону изморожено-изнеможенной пустоши, где не было ни засеянных семян сути, ни мёдовых сот смысла, где, прежде всего, не было читателя – благодарного и проникшегося соразмеренными ему поделками автора.

Таланты: у творца их есть, степеней и видов разных, но и одного достаточно, чтобы выглядеть неадекватным – для толпы;
если ты стал подозрительно нормален для других –
значит, что-то сталось и с твоим талантом.

На круг писчебумажной чаши фонтана, в которой живой статуей плещется истомленный алфавитом Поэт, слетелись розовощёкие ангелы в золочёных перьях от Паркера. Над ними, – там, в вышине, сквозь клочья буквенного тумана, – слышен трубный глас Истины:
- Всё – кич, срам, самолюбование….
- Да, – возражает он ей. – Я знаю, но как иначе? Мир строк не строг, в нём изобилуют токующие растлители в римских тогах, приветствующие в творениях уродство и убийство, дьяволиаду и забвение богов, и ничего святого в них – одно зудит: алкать молвы, не злата даже – но славы!
- Не ангелы подле тебя, вглядись же….Сии, отнюдь не праздно порхающие, – вовсе не прихлебатели с Парнаса, они – критики, санитары…

С талантом не рождаются: им заполняют пустоты;
это труд, как и всякий другой, требующий навыков и усилий.
Но ежели ты совсем уж гениален, чего ни с кем быть не должно,
то сие безумие не лечится...

Нынешняя психастения выводит Поэта навстречу серебряной покровительнице, властно нависшей над вечным покоем сомнамбулической схоластики. Прости его, прошлое…
Платонов огонь размышлений о небытие проникает на торфяники воинственно-родового литовского захолустья, на стога Полесья его мирных польских предков, высвечивая голографические образы, рождающиеся в дымах памяти.
- В глаголах твоих – деланно густо и тем пустынно, едва ли не темень и без надлежащей искры – выговаривает сочинителю Моисей, его дед по маме, крещённый под золочёно-луковыми головками Христа и сгинувший в пиявочной воде советских запруд 37 года. – Домотканая наша геральдика проста есть: сермяга и ты, гой, стоящий ныне с лампадкой на телеге текстов и внимающий проносящемуся мимо, всяк освящённому экспрессу… Изыщи горение в себе!

Человек весь или отчасти состоит из противоречий:
чем больше у него их, тем он менее весь.
На воздвижение или возврат целостности
хватит ли жизни?

Роятся искрами его ностальгические сны, – под стук колёс, по долинам и по взгорьям красного оплота, – плывут к свинцово-седовласому морю, к блистательной бирюзе заливов и девственной чистоте бухт. Пока ещё – не как в жертвенном корыте, плещет в нём нерестовая рыбина – остров Сахалин. Ещё молчит колокол, но гудит надрывный маяк над скитом переселенца – гудит маетно и обречённо…
Отвергающий ристалище завтрашнего, ты наново в благом былом, – ревностный разносчик казённого кегля, новеллист пройденного, полной мерой не испытанного и расторопно додуманного, путешествующий иллюстратор сомнительных приключений, рафинированный поклонник имажинизма, злостный зануда и баловень женщин – в одном лице… лице соучастника своего героя.



© Николай Тарасов, 2019
Дата публикации: 08.11.2019 19:10:29
Просмотров: 49

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 31 число 45: