Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Ваагн Карапетян



Возвращение

Шохрат Романов

Форма: Рассказ
Жанр: Ироническая проза
Объём: 13465 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Фантастика на свободную тему.


Возвращение
В месяце нового Возрождения 182-я рыболовецкая бригада имени Возрождения выловила в Каракум-реке великих преобразований плотно запечатанную бутылку. И обрадовалась. Но, к сожалению, внутри оказалась лишь пачка скрученных листков, изрядно подпорченных водой. Поэтому специалисты Института рукописей имени Возрождения получили задание: восстановить записи. После года кропотливой работы, экспертам все же удалось прочитать некоторые записи. Их отправили для редакции в Архивный фонд президента. И выпустили к очередному празднику отдельной брошюрой.



«Во имя Радреса – вечного и непогрешимого – я начинаю сию печальную повесть, дабы вверить ее потом волнам океана, по неосмотрительности древних варваров, названного Тихим океаном. А ныне же – я в этом твердо уверен, - ему приличествует называться «Океаном Золотого века»!

Год назад яхта «Радрес-1» отправилась в кругосветное путешествие с великой миссией – нести свет, знание и истину(1) заблудшим народам (цифрами помечены примечания редакции). (Примечание №1: согласно постановлению Президента, целиком и полностью поддержанному народом Туркменистана, светом, знанием и истиной принято считать свет, знание и истину, представленные Президентом на расширенном заседании Кабинета министров. Таким образом, утверждение автора является неправомочным и несостоятельным, противоречащим Конституции нашей страны.)

«Мы, сорок волонтеров, должны были распространять среди туземцев труды Великого Радреса, обращая несчастных в истинную веру…»(2) (Примечание №2 – смотри Примечание №1).

«Нельзя сказать, чтобы путешествие было легким. Во многих местах, где мы бывали (Марсель, Каир, Стамбул, Кейптаун – названия языческие, всем им нами присвоены другие – по именам великих туркменских ханов), аборигены с почетом встречали нас, с удивительной любознательностью слушали наши лекции и проповеди, но уклонялись от принятия нашей веры, упорствуя по своей непроходимой тупости. Они охотно покупали у нас книги, флаги, значки и портреты в качестве сувениров, но одолеть твердыню их упрямства так и не удалось. Поэтому Э. (зануда и педант) как-то вечером заявил, что, видимо, идеи Великого слишком запутанны и невразумительны, и туземцы еще не готовы впитать в себя живительную влагу его мудрости. Разумеется, все возмутились и обрушили свой гнев на Э., (лично я выбил ему передним зуб)(3) (Примечание №3:Какое кощунство! Почти святотатство. Ведь зубы – это святое. Недаром же Президент оценивает людей по зубам. Даже написал фундаментальный труд на эту тему. Эта книга в скором времени станет настольной книгой всех стоматологов планеты. Ведь в окружении главы нашего государства сияют лишь великолепные, восхитительные, белоснежные зубы. Отличные зубы, по мнению лидера нации, - признак незаурядного ума и способностей.) но кощунственные слова уже вырвались из его глотки, и наказание за святотатство не замедлило последовать…

Налетел двойной шквал. Яхта накренилась! От толчка все разлетелись в разные стороны… Кто-то кричал, кто-то плакал…(4)( Примечание №4: явные признаки неврастении. Смотри 138 том собрания сочинений высокочтимого Президента: как заработать на здоровье нации? «На» - опечатка, а, может, и нет.) Кто-то стоически ожидал конца, прижимая к губам значок с гордым профилем Непогрешимого! А гигантские волны обрушивались на корабль, и он стонал, чувствуя приближение конца… Страшная ночь!

Рано утром корабль переломился. Носовая часть стремительно ушла под воду, а кормовая медленно опустилась на дно в каких-то ста метрах от берега, где начиналась отмель…

Я открыл глаза и обнаружил, что лежу на песчаном пляже, и ласковые волны с тихим шипением расстилаются у моих ног. То тут, то там слышатся приглушенные стоны… Оказалось, что до берега добрались только четырнадцать человек – семь парней и семь девушек. Кроме того, на берег выбросило ящики с продовольствием и одеждой. Кто-то, рискуя собственной жизнью, спас огромный портрет Радреса, используя его вместо плотика… Словом, у нас есть все, кроме питьевой воды.

Э. – мокрый и ободранный – рвет на себе волосы, осыпает себя проклятиями. Мы его не утешаем – пусть знает, сволочь!

После того, как все немного успокоились, решено было возблагодарить Величайшего за наше чудесное спасение.

На огромный валун, возвышавшийся подобно монументу, мы водрузили портрет Наимудрейшего, который девушки украсили цветами и, за неимением флажков и гирлянд, цветным нижним бельем – получилось очень красиво. Потом все пали ниц и принялись истово отбивать поклоны, читая Клятву, и благочестивые слезы катились по нашим обветренным лицам.(5) (Примечание №5: Текст клятвы, о которой упоминается в рукописи, устарел, ценности у нашего народа совсем иные, так что клятва является анахронизмом и давно вышла из употребления.)

Я в упоении горячо молился и кланялся, так что не заметил, как кто-то подсунул мне булыжник, о который я и трахнулся лбом… Милая детская шутка! Как она напоминает наши традиционные игры. Одни названия: «все на одного» или «догони кирпич» вызывают прилив умиления. Какое беззаботное детство было у нас! Как мы играли, как веселились! Это ведь не иноземные тупые и примитивные игры вроде шахмат и тенниса. Наши национальные игры всегда были подчинены одному принципу: один в поле не воин, а враг! Так бей же его! Наши игры воспитывают дух коллективизма, чувство локтя товарища в боку, любовь к Родине, к Радресу, всосанные с молоком матери, с иранским маслом, турецкими сладостями, украинским сахаром, русской водкой и родимым хлебом… Молитва воодушевила нас, напомнив девиз предков: «Бороться и искать, найти и перепрятать!»(6) (Примечание №6: девиз также устарел. Согласно распоряжению Президента, в него внесены поправки. В новой редакции он звучит следующим образом: Бороться, пока не найдешь. А нашел – сдай государству, получишь 25%. Не сдашь – получишь 25 лет.)

После треволнений мы позавтракали копченой рыбой и колбасой, и стали решать: кому идти туда – в лес, в чащу, в неизвестность на поиски питьевой воды? Прения затянулись. Потом разгорелись с неудержимой силой и плавно перетекли в повальную потасовку. Каждый отстаивал свою точку зрения, на которую имел полное право согласно Конституции, дарованной нашему народу самим Мудрым и Благочестивым, но с четким разделением полов. Девушки, сбившись в кучу, визжали и рвали друг на дружке остатки одежды, волосы и все, что под руку попадется, а мы – мужчины, - держались солиднее, достойные потомки храбрых воинов. Р. и К. – вооружившись палками, отдубасили Э. и загнали на пальму. И. и А. благородно обстреливали друг друга обломками кораллов и, посадив по синяку, помирились. А мы с П. топили друг друга в волнах до тех пор, пока вдоволь не нахлебались соленой воды и нас не стошнило. Вот тут-то и вмешался Э. В отместку за поражение и критику, он стал бросать вниз перезрелые кокосовые орехи и уложил всех наповал…

Когда страсти улеглись вместе с нами на песок, мы, уже лежа, организовали историческое совещание, на котором меня избрали председателем.

Как мы сожалели о гибели нашего руководителя – Сапара-ага! Великий Радрес, как нам его не хватало! Только он мог одним теплым словом, упоминанием о матери, бабушке, иных родственниках или происхождении заставить повиноваться любого. Только он умел одним прикосновением к щеке, уху или затылку сподвигнуть самого несговорчивого на выполнение любой, даже самой неприятной работы. А как он трудился! Даже во время экспедиции он писал серьезный научный труд. И каждую ночь, запершись в своей каюте, диктовал одной из девушек главы своей книги до самого утра. Девушек он щадил, привлекал к работе по очереди, сам же трудился не покладая рук… И вот такой человек погиб! Даже в голове не укладывается…

Последний раз мы видели его с двумя чемоданами, набитыми туземными денежными знаками и ритуальными украшениями из желтого металла, которые, по его словам, имеют огромную историческую ценность для наших музеев.

Он пробирался к шлюпке. Э. пытался помочь ему, но Сапар-ага стукнул его чемоданом по голове и отшвырнул от шлюпки… Настоящий герой! Он не желал, чтобы еще кто-то рисковал своей жизнью.

На совещании мы постановили: организовать на острове колонию имени Радреса Великого; избрать президента, который и назначит ответственных за доставку питьевой воды.

Колонию мы тут же организовали. Президентом выбрали меня. А с питьевой водой вышла заминка. Я назначил четверых заместителей, а так же – министров обороны, здравоохранения, образования, внутренних дел, колониальной безопасности, сельского хозяйства, спорта и туризма, культуры, транспорта и связи. Но, как назло, ни одна из должностей не подходила по своим функциям к снабжению водой. Я совсем упустил, что необходимо было назначить министра по водным ресурсам или, хотя бы, коммунального хозяйства. А теперь у всех уже имеются назначения, а обратной силы, как известно, закон не имеет. На совмещение должностей никто не соглашался, утверждая, что работы у всех выше головы. В общем, возник правительственный кризис., грозивший снова перерасти в повальную драку. Но я силой своего авторитета подавил волнения, предложив сделать перерыв на обед. Предложение было принято с восторгом: все принялись открывать банки с икрой и есть, запивая пивом. Э. настолько был растроган возникшей идиллией и закипевшим на солнце пивом, что принялся превозносить мою мудрость и прозорливость. А потом предложил даже воздвигнуть мне памятник. Я, конечно, отказался из скромности, воспитанной в нас достойным примером Гениального, заметив, что обычным людям памятников при жизни не ставят. Все зааплодировали и заверили, что с нетерпением будут ожидать моей кончины, чтобы претворить в жизнь идею Э. А П., заразившись всеобщим воодушевлением, заметил, что ждать кончины человека – не этично, что дело может затянуться на долгие годы, и предложил собранию свои услуги. Он так выразительно помахивал дубинкой, что я уклонился от такой чести…



Далее бумага сильно пострадала от воды и небрежности редакторов – кто-то разлил на листы целый чайник горячего чая, и ход повествования был нарушен. Были приняты соответствующие меры. И новому составу редакции удалось восстановить несколько коротких отрывков.



…На седьмой день случилось невероятное! К. взбунтовался и ушел от нас, соблазнив одну из девушек – М. Они исчезли в глубине острова, и по нашим данным даже построили себе хижину на берегу ручья и живут, словно муж и жена. Какая безнравственность! Какая низость! Юноше и девушке жить вместе, спать в одной постели без благословения родителей, без освещения брачных уз законом…



…День десятый. Мы предприняли карательную экспедицию против вероотступников: сожгли их жалкую лачугу и забрали все запасы пищи, которые они заготовили для себя. Ведь согласно нашей Конституции: все для блага государства! Теперь они ушли. И мы не знаем, что с ними стало…



…День двадцать пятый. Еще две пары ушли. О Великий Радрес! Что делается с людьми? Откуда такая безнравственность? Как долго лицемерили и притворялись они! И вот теперь показали свое истинное лицо. Животные инстинкты для них важнее служения общему благу! Мы прокляли их и запретили нашим будущим детям даже упоминать их имена. После них ничего не должно остаться в памяти народа…



…День тридцать пятый. Страшное несчастье постигло нас. А., отвечавший за сохранность портрета Великого, бросил камень в птицу, гадившую на голову Наимудрейшего, но промахнулся и попал в глаз Гениальному. Он выбил глаз Высокочтимому! Что делать?!



…День сороковой. Мы остались втроем – я, портрет и О. – неприятная, смазливая, кокетливая особа, на которую никто не польстился из-за ее вздорного характера, хотя пользовались ею многие. Хотя это и не мешало ей до поры до времени сохранять верность идеям. Но вот уже несколько ночей она преследует меня, пытаясь насильно овладеть мной. Мы с портретом спасаемся от нее на скале, где и ночуем, куда О. никак не забраться. Сегодня утром она швырнула в меня камень и выбила два зуба. После чего погрозила кулаком, выругалась и ушла в лес…



…Не помню, какой уже день. Бросаю бутылку с посланием в море, может быть, меня услышат. Мы с портретом стоим друг против друга и улыбаемся. Мы похожи. Очень. У него выбит глаз, и у меня тоже: я попытался разогнать обезьян, напавших на ящики с продуктами, и одна из них – огромная, волосатая, - ткнула мне палкой в глаз… Я остался с портретом и одним глазом… Остальные – предатели! О Радрес…



Только через тридцать лет нашлись деньги, чтобы послать спасательную экспедицию на затерянный островок с секретным поручением: основать на острове Национальную туристическую зону «Аваза – 2030». На островке были найдены несколько селений. Население – более пятисот человек занимается земледелием и рыболовством. Всех тут же мобилизовали и приобщили к выполнению национальных программ: «Зерно», «Хлопок», «Здоровье», «Образование» и т. д. В рамках политики Президента, в целях улучшения жилищно-бытовых условий островитян, селения снесли и заложили первый камень в основание национальной туристической зоны. Экспедиция отправилась за вторым камнем. Была составлена и оставлена программа развития острова на ближайшие сто пятьдесят лет.

А на южном берегу острова, среди песчаных дюн, был основан музей, где среди всякого доисторического хлама стоят – высушенная человеческая мумия и портрет. Они стоят друг против друга и смотрят глаз в глаз. А над ними трепыхается лозунг: «К новому великому Возрождению!»

© Шохрат Романов, 2020
Дата публикации: 04.01.2020 20:34:14
Просмотров: 319

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 83 число 30: