Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Евгений Пейсахович



Идёт охота на волков! На серых хищников...

Николай Талызин

Форма: Рассказ
Жанр: Антиутопия
Объём: 6472 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


«На серых хищников! Матёрых их щенков!!!»

Так продолжается песня Владимира Семёновича Высоцкого... Это я в продолжение заголовка рассказа... Как-то так...

Служил я ванькой взводным в гвардейском полку, что в Группе Советских войск в Германии располагался. Были у меня во взводе старые разведывательные БРДМ-рх. То есть, химические разведывательные... Ну...Очень старые! В последствии мне дали РХМ на базе МТЛБ с компьютерами и сканерами. Однако, в первой половине восьмидесятых слов «компьютер» и «сканер» не было... Не было. А они были! Считывающее устройство. Клавиатура ещё как-то обзывалась, а радиостанция имела программируемое устройство, которое в назначенное время в импульсном режиме за доли секунды сканируемую топографическую карту с обозначенной обстановкой передавало в вышестоящий штаб. Ах, Да! Сканера не было, «америкосы» его ещё не изобрели... Мы же на «галошах» служили. Но! Было считывающее устройство!..

Но совсем не об этом я сегодня вам, мои читатели, рассказ начал. Об охоте на волков! На серых хищников... Матёрых их щенков...

В восточной Германии имеется махонький городишко Фюрстенвальде на реке Шпрее с населением в пару десятков тысяч. В те годы, что ещё наши Советские войска стояли в Европе, в городишке располагалась отдельная бригада материального обеспечения Группы войск. И наша база хранения войск химической защиты. На этой-то базе хранения и произошли те трагические события, о которых я и рассказать вам решился. «Обложили меня, обложили!»

«Я из повиновения вышел
За флажки - жажда жизни сильней!»

Так вот. Послали меня, командира взвода из пехотного полка вместе с экипажами разведмашин на капитальный ремонт на базу хранения. Но!!! Охренеть! Без машин! Без БРДМов... Приборы сняли, в ящики уложили, формуляры разом в ночь заполнили... Лажа!!! Но так приказали...

До этого я служил в КТуркВО. Там, в 16 ОБХЗ, была ремонтно-градуировочная мастерская, Толя Ионов занимался профессионально, первый выпуск инженеров Саратовского училища. Думалось, что ГСВГ несколько больше обеспечено. Но... Оказалось наоборот. Блатата, видимо, поглотила профессионализм... Ничем на базе нам помочь не могли... Лишь проэксплуатировали наши экипажи...

Но рассказ не о том, что на данной базе служили мало профпригодные специалисты, а об «охоте на волков», о трагедии, которая и случилась по вине малопригодного к службу командования базы.

«Рвусь из сил, из всех сухожилий,
Но сегодня - не так, как вчера!
Обложили меня, обложили,
Но остались ни с чем егеря!»

Вместе с нами на базу прибыл лейтенант из мотострелкового полка с двумя сменами караула, так как в связи с очередной демобилизацией на базе случился некомплект личного состава. Даже сами себя охранять не способны были...

И стали мотострелки через сутки в караул ходить, базу химических войск охранять. Командование базы вникать в службу не привыкло, да и по блатному своему происхождению и не способно к этому было.

Лейтенант. Давайте ему фамилию назначим. Реальное имя обозначать я не стану. Пусть будет Василий Иванов. По национальности чуваш, то ли с Цивильска, возможно с Больших Лапсар, что под Чебоксарами.

Караул проинструктировал, караул отправил на развод, сменившихся встретил. Служба не трудная, но однообразием и монотонностью любого добьёт.

А тут к лейтенанту Василию Петрову претензия: почему свой личный состав в карауле не контролируешь, ночью и днём не проверяешь? - Так я, лейтенант, пока ещё не командир роты!.. Устав караульной службы не позволяет, как бы...

«Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.
Кровь на снегу и пятна красные флажков".

Василий вечерами в загаженной каптёрке, где поселили прикомандированных офицеров, надрывно под гитару не пел, изрыгал из глотки, песню Владимира Высоцкого!


«Идет охота на волков, идет охота!»

Гитара под гибкими и ловкими пальцами Васьки стонала, прогибалась, беду накликивала...

«Кровь на снегу и пятна красные флажков»...

Вася мастер был, даже без гитары его песни брали за душу! Но... запомнились именно эти ужасно-надрывные строчки... Только лишь они.

И беда грянула! Кровавая беда!

Солдатик из Донецка, шахтёр потомственный. Да таких солдат каждый командир в Советской Армии мечтал заполучить! А он, этот воин, которому уже и служить-то осталось менее полгода, сточил ударник в затворе автомата. Баловался так, шутник. Передёрнет затвор, нажмёт на спусковой крючок, а выстрела нет... Ударник сточен. Глупо... Ха-ха... Пока... Пока: ха-ха...

Дошутились!..

Ночью сошлись на смежных постах два друга Юрка да Виталька, два часовых. Да тот солдатик, что шахтёр с Донецка, передёрнул затвор своего «испорченного» автомата, шуганул земляка и друга, с которым второй год дослуживали... Выстрел!!! Очередью! В грудь. В упор...

Автомат перепутал, из другой ячейки в караулке спросонья взял! Виталька умер мигом... Юрка свихнулся. Говорят, что следователи даже допросить его не смогли...

А лейтенантика стали гнобить-допрашивать со всех сторон. Командование базы, начальство с его родной части нагрянуло, да и следаки из военной прокуратуры рядышком. Политработники, без них как же? Про особистов и вовсе не говорю...

Поздно вечером начальник штаба базы хранения принёс тайком папку со всеми караульными ведомостями. За весь месяц. И Васе, что лейтенант с караулами прибыл, говорит, что и как в этих бумагах приписать-исправить надо. Вопрос: кому надо? Вася весь затрёпано-зашуганный взялся исправлять-дописывать. На рассвете сморило его. Уснул...

Я взял всю папку с злосчастными бумагами. Вышел на рассвете в курилку и сжёг все ведомости. И караульные. И прочих инструктажей. На нет и спроса нет!

Вернулся в казарму я лишь поздно вечером, когда бумаги и искать прекратили...

Василий перестал терзать струны гитары, шандарахнул ею о бетонный пол так, что все шесть струн лишь взвыли!

«Кричат загонщики, и лают псы до рвоты»...

Нас всех отправили по своим частям. Закончилась командировка...

«Я из повиновения вышел
За флажки - жажда жизни сильней!
Только сзади я радостно слышал
Удивленные крики людей»...

Вот и вся история про волков... Лишь два вопроса осталось. Зачем я сжёг ведомости? Правильно ли поступил? И Василий Петров, тот пехотный лейтенант из Чувашии, спел ли он когда-либо «Охоту на волков»?

«Идет охота на волков, идет охота!!!»

«Идет охота на волков, идет охота!»

«Идет охота... на волков, идет... охота...»

«Кровь...
На снегу...
И пятна...
Красные...
Флажков...»









© Николай Талызин, 2020
Дата публикации: 20.01.2020 00:02:04
Просмотров: 162

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 94 число 43: