Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Петербургские вечера (Или вечерние прогулки одного городского романтика)

Виталий Пажитнов

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 30853 знаков с пробелами
Раздел: "Рассказы"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Время стояло зимнее и несколько прохладное и немного посмотрев за окно я в один из вечеров припомнил, - а ведь у меня "сохранились в архивах" несколько задумок-сюжетов для Петербургских городских рассказов. И вот теперь первый из них я с удовольствием представляю читателю.




Сергей не спеша шёл по вечернему городу. На улице было тепло, - стояла первая половина августа, лёгкий ветер с Невы слегка шевелил тополиные листья в огороженном высокой резной решёткой сквере мимо которого он всегда проходил, а иногда и ненадолго задерживался присев на широких удобных скамейках около журчащего фонтана с сигаретой и каким-нибудь городским сюжетом или впечатлением встреченным им на этом маршруте своих привычных вечерних городских прогулок. До пересечения Мойки и канала Грибоедова оттуда было около 10 минут неспешного хода а немного побродить по этим местам, постоять где-нибудь на какой-нибудь из набережных а также посидеть вечерние час-два в каком-нибудь из уютных городских кафе уже давно вошло в его привычку. Сергей шёл не спеша, настроение было хорошее и по-летнему тёплое, часы показывали половину 7, так что времени было ещё много.
- Так, сейчас сначала как обычно дойду до Мало-Конюшенного моста, места пересечения канала Грибоедова и Мойки, там можно будет ненадолго задержаться, потом пройдусь мимо Михайловского садика и ещё раз посмотрю как выглядит новая решётка ворот после ремонта и реставрации, а потом… А потом конечно-же как обычно постою на набережной около церкви Спаса, - он же всегда так прекрасен в это вечернее время, после пройдусь по Конюшенной, посмотрю новинки в книжных ларьках а потом – на Большую Конюшенную, после этого сверну на пешеходную зону Малой и как обычно поброжу там, прогуляюсь, посижу на скамейках а в конце конечно-же немного задержусь возле памятника Гоголю. Ага, а вот и наш знаменитый тройной Мало-Конюшенный, прекрасно, а сразу за ним и Михайловский садик. Да, и рыбаки опять на своём месте, - надо будет спросить у них как клюёт…
Сергей прикурил и посмотрев на хорошо видную впереди в 300 метрах тройную арку моста двух рек и три привычные фигуры вечерних рыбаков с телескопическими удочками, как обычно стоявшие недалеко от моста улыбнулся и посмотрел на видневшиеся чуть дальше зелёные кроны Михайловского садика и хорошо заметные боковые акации Марсова поля на другой стороне набережной. На набережной было по вечернему спокойно, проезжих машин почти не было, легкая ровная волна Мойки чуть слышно плескалась об береговой гранит и неспешно дойдя до первого рыбака Сергей приостановился, поздоровался и извинившись поинтересовался – как клюёт и что ловится.
- Да здесь почти всегда всё то же, - средний окунь, уклейка, ерши, - улыбнулся ему довольно уже знакомый высокий молодой человек лет 30 с небольшим, - коту на ужин хватает, да и на небольшую уху, и ещё всегда остаётся что-нибудь завялить.
- Давно стоите?
- Я? Уже минут 40. Ещё часа полтора постою, посмотрю на поплавок, на поклёвки, - вечер-то какой отличный, да и вид отсюда просто великолепный. Ну а потом можно будет возвращаться, - и коту что-нибудь будет, и домашним на заготовки. Ага, извините, но у меня кажется поклёвка.
И действительно, высокий желтоватый поплавок слегка покачивавшийся на лёгкой волне в 3 метрах от берега несколько раз слегка дёрнулся, потом резко наклонился а после этого неожиданно ушёл прямо сразу под воду и меньше чем через полминуты снимая с крючка довольно приличного окуня рыболов кивнул Сергею и сказав что это уже третий за последние 15 минут бросил его в лежавший у ног плетёный проволочный судок а Сергей тем временем решив что ему сейчас лучше особенно не задерживаться пожелал вечернему рыболову удачной рыбалки и ещё раз извинившись пошёл к недалёкой уже знаменитой тройной аркаде Мало-Конюшенного моста. Пройдя мимо двух следующих рыбаков, стоявших на одинаковом расстоянии примерно в 15-20 метрах друг от друга он подошёл к мосту и убедившись что никаких проезжих машин поблизости нет перешёл на другую сторону и приостановившись посмотрел на открывавшийся оттуда вид на зелень Михайловского и Марсова поля, потом повернувшись с небольшой улыбкой взглянул на цветной, переливавшийся на солнце разноцветными красками и отблесками своих высоких и невысоких ярких куполов стоящий неподалёку собор Спаса и постояв так несколько минут решил что сначала он лучше всё-таки сходит на начинавшуюся почти прямо перед ним Конюшенную площадь, немного посмотрит там новинки в книжных и журнальных киосках и столиках, а после этого уже спокойно дойдёт до Спаса и как обычно минут 20-30 просто постоит там – это была старая и хорошо сложившаяся традиция. – Да, и по дороге конечно-же ещё раз взглянет и на решётку Михайловского – как она сейчас, после ремонта и реставрации…
Сергей ещё пару минут постоял у воды глядя на плескавшихся недалеко от моста уток, потом вздохнув посмотрел на идущий вдоль зелёного сада пешеходный проход и отойдя от перил неспешно пошёл вперёд. Дойдя до окончания моста он приостановился и оглянувшись ещё раз взглянул на плавающую на том же месте разноцветную утиную стайку – всё точно, утки были всё те же что и в прошлые его путешествия, потом прикурил и неспешно пошёл по тротуару вдоль Михайловского садика. Приблизившись к витиеватой решётке ворот он присмотрелся повнимательнее – видимая с тротуара её часть ярко поблескивала на солнце и дойдя до неё он приостановился, минуты три посмотрел на возрождённую отреставрированную и как будто бы просто парящую в воздухе историческую решётку второго входа в этот для многих заповедный городской садик и на стоявшие в глубине скамейки, потом оглянулся ещё раз на возвышавшуюся совсем рядом с ним церковь Спаса и вздохнув отошёл и направился к близкому переходу на площадь.
Несмотря на уже вечернее время народа на Конюшенной было очень немного и проходя мимо стоявшей с краю церквушки Спаса-Нерукотворного-Образа он как обычно слегка замедлил свой шаг – это последнее место, так тесно связанное с именем очень горячо им любимого Александра Сергеевича было как-то ему по-особенному дорого, но в этот раз он решил здесь не задерживаться и прямо дойдя до Большой Конюшенной перешёл на другую сторону и подошёл к стоявшим там сувенирным, книжным, журнальным и прочим бытовым летним киоскам и столикам. Пройдя к одной из крайних открытых лавочек он приостановился и купив там бутылку лимонада с мороженным не спеша пошёл дальше. Дойдя до киоска с книгами он остановился, несколько минут постоял рассматривая выставленные ряды брошюр и бестселлеров и когда его взгляд добрался до дальнего ряда, то сразу остановился на не очень ярко расцвеченном издании Генриха Бёлля, а когда он заметил лежавшую недалеко от него книгу Довлатова то от небольшого волнения и радости чуть было не выронил зажатую им подмышкой бутылку с лимонадом – просто успел подхватить её свободной рукой и засунув обратно слегка прерывающимся голосом обратился к хорошо во всём разобравшемуся и смотревшему на него с небольшой улыбкой продавцу.
- Извините пожалуйста, а можно у вас посмотреть Генриха Бёлля и Довлатова?
- Да, конечно, пожалуйста, - улыбнулся ему продавец и достав две очень давно интересовавшие Сергея книги передал их ему.
Наш слегка взволнованный герой бережно открыл два эти толстые издания – действительно, это были сборники избранного и посмотрев оглавление он ещё раз глубоко вздохнул – точно, там было всё то что он долго искал и посмотрев ценники на обложке вытащил кошелёк и достав две нужные купюры протянул их стоявшему в глубине продавцу.
- Берёте две?
- Да, конечно, я так долго искал их, а тут, у вас, - сразу обе… Спасибо, я даже не ожидал.
- Совершенно не за что – ответил ему улыбнувшись и передавая сдачу продавец, - и вы лучше просто почаще сюда заглядывайте. У нас сейчас постоянно бывают такие новинки.
- Спасибо, загляну обязательно. А когда у вас следующий завоз?
- А ближайшие новинки у нас должны появиться примерно где-то через неделю.
- Спасибо, обязательно загляну. И извините, а таких авторов как Камю и Фейхтвангер у вас можно найти и часто ли они бывают? И ещё… И ещё знаете, меня очень интересует современная зарубежная и отечественная фантастика, конечно желательно классика этого жанра.
- Что касается таких авторов – они у нас бывают, но что будет на следующей неделе я точно не знаю, так что загляните-ка лучше в Дом Книги – там они наверняка есть. А насчёт фантастики – вот, пожалуйста, Брэдбери, Кларк, вот здесь – Стругацкие «Понедельник начинается в субботу», а через неделю по моему могут завести ещё Ефремова и что-нибудь из поздних братьев Стругацких. И может будет что-нибудь из зарубежной классики.
- Спасибо, - улыбнулся Сергей укладывая купленные книги в пакет, - Брэдбери я сначала просто не заметил и этих Стругацких тоже, но они у меня уже есть, а вот что касается Ефремова и зарубежной классики – благодарю за подсказку и через неделю обязательно загляну.
- Пожалуйста, всегда будем рады.
Отойдя от книжного ларька Сергей отошёл в сторону, вытащил приобретённые книги и с удовольствием просмотрев оглавление доел наконец-то почти растаявшее мороженное и улыбнувшись вспомнил что сегодня он также хотел купить здесь новые тетради и свежий «Петербургский вестник», а заодно и немного посмотреть что-нибудь в ларьках с сувенирами – вдруг и там чего-нибудь приглянется, - и сделав несколько глотков лимонада закурил и устроив поудобнее подмышкой пакет с книгами отошёл от затенённой стены дома и неспешно направился к недалёким ларькам.
Подойдя к журнальному столику он сначала спросил там тетради и посмотрев предложенную ему толстую стопку выбрал две нужные с отрывными листами, потом взглянув на стаканчик с ручками выбрал там ещё и две ручки, осмотрел разложенные журналы и немного подумав прибавил к этим покупкам свежий номер журнала «Вокруг света» - будет что потом посмотреть на досуге. После этого он подошёл к недалёкому лотку с сувенирами, минут на 15 задержался перед ним разглядывая весьма забавные сувенирные безделушки и улыбнувшись купил там две небольшие весьма забавные скульптурки – небольшую сову и очень занятную фигурку зайца в очках с чашкой кофе и книгой – эту сову он скорее всего повесит на кухне под читальной лампой, а вот зайца он конечно-же подарит своей Елене – ведь через 10 дней у них будет ровно 2 года со дня их первой встречи и собственно 2 года их небольшому, не очень бурному и совершенно взаимному искреннему роману. Да, а вот тут то она и обрадуется… Ну ладно, я кажется хотел ещё заглянуть и в газетный киоск, да, надо будет купить свежий «Петербургский вестник», да, а после этого пойду и постою как обычно немного у Спаса…
Газетный киоск стоял самым последним в этом ларёчном ряду и подойдя к нему и купив свежую газету Сергей вздохнул, немного улыбнулся и пошёл уже прямо к недалёкому каналу Грибоедова и к возвышавшемуся над ним величественному и стройному собору Спаса-на-крови, по вечернему мягко поблескивавшему на солнце отблесками своих многочисленных ликов святых и возвышавшимися над ними позолоченными куполами. Подойдя к ограде набережной он остановился, минут 10 постоял глядя на отблески солнца на многочисленных иконах с образами на стенах и разноцветных куполах знаменитого собора, на гладкую воду канала с отражением верхушек домов по эту сторону, потом легко вздохнул и подошёл к мосту, перейдя его прошёл по набережной вдоль собора и вышел к его широкой парадной стороне. Поднявшись на крыльцо он взглянул на висевший сбоку церковный календарь, заглянул внутрь, но заходить не стал и улыбнувшись отошёл от дверей, спустился по ступням и отойдя подальше остановился примерно в 40 метрах от собора. Там он несколько минут постоял просто и ни о чём не думая – вокруг стояла совершенно неповторимая волшебная спокойная лёгкость и свежесть, такое ощущение он встречал только в нескольких местах в Петербурге и почти всегда это было около каких-нибудь храмов или каких-то других таких-же мест. Постояв так несколько минут он опёрся об ограду набережной и посмотрел на уходящее высоко вверх здание церкви. Он простоял так немного – это ощущение светлой лёгкости, царившее вокруг в которой очень хорошо чувствовались и отзвуки какой-то вековой мудрости и какого-то необычайно лёгкого спокойствия, витавших здесь «как будто бы просто над временем», - да, это то, что всегда бывает просто очень сложно определить и охарактеризовать словами, но это то, что он встречал здесь почти каждый раз и что объяснить на самом деле был тоже как-то бессилен. Он простоял так где-то минут 20 рассматривая образа святых и прислушиваясь к негромким разговорам выходящих и входящих прихожан и когда часы подбежали к началу девятого он со вздохом ещё раз оглянулся, посмотрел на горящие яркими закатными красками купола и подумал что пора уже идти дальше. Да, ведь сегодня он очень хотел как обычно прогуляться ещё по Конюшенным улицам и по старой привычке слегка задержаться на Малой, немного погулять и посидеть там рядом с памятниками, а так как завтра утром ему обязательно надо быть на работе, то тогда и правда пора…
- Нет, а как красив сейчас собор Спаса, - вечер, народа почти нет и такие краски, - подумал Сергей отойдя от ограды набережной, - нет, а это всё-таки совершенно не совсем простое место, - эта лёгкость, это спокойствие, стоял бы здесь ещё и стоял… Да, но сейчас ведь и правда пора, - чуть меньше чем через два часа уже стемнеет, а сегодня не позже 12 мне надо быть дома…
И пройдя мимо горящего яркими цветными красками собора и кинув в шапку сидевшему около выхода нищему пригоршню мелочи Сергей вышел на Конюшенною, перешёл на дальнюю сторону и неспешно пошёл поглядывая на стоящие на противоположной стороне ларьки и небольшие группки снующих между ними людей. На этой стороне площади народа было всё также немного и дойдя до перехода на Большую Конюшенную он купил у стоявшего там мороженщика с лотком приглянувшееся ему мороженное и перешёл на другую сторону.
Перейдя через площадь и остановившись около углового дома он немного посмотрел вдаль этой уютной улицы с широкой пешеходной аллеей посередине, аккуратно обсаженной по краям высокими деревьями улыбнулся и отошёл на полшага назад. Дело было в том, что эта улица (как и вообще весь этот небольшой участок города) были для него не совсем простыми местами – это были те места куда он часто ходил ещё в детстве, где чуть позже встретил и свою первую (хоть и не такую уж и длинную) но настоящую и верную любовь, это были для него совершенно особенные, полные всевозможных вех, воспоминаний, примет и даже каких-то особых, связанных с детскими воспоминаниями и иногда не без небольшой улыбкой вспоминаемыми различными таинственными преданиями места. И не станем скрывать что сюда его просто тянуло – проходя по этим улицам и переулкам он часто мог спокойно стряхнуть с себя весь ворох своих лет и вновь вздохнуть легко и свободно, как когда-то в ранней молодости или как во время своего студенчества, где приземлившись на скамейке или прислонившись к стене какого-нибудь «избранного» дома он снова мог спокойно унестись своими размышленьями и мыслями совершенно далеко и от этого места и от этого времени, вновь дав полную свободу своей фантазии и воображению – ведь не станем скрывать, - наш Сергей был поэтом, и к тому-же очень хорошим Петербургским поэтом.
Постояв так несколько минут на углу наш герой подошёл к пешеходному переходу на зелёную центральную часть этой немного необычной улицы и перейдя на эту аллею прошёл несколько метров и остановился около большой гранитной тумбы, на ровной верхней поверхности которой находилась великолепная скульптурка небольшого крылатого пегаса, под ногами которого лежали три ровных круглых «куда-то катящихся» шара (в которые он возможно играл и которые рука скульптора чутко подловив момент решила так и оставить ему их на этом постаменте) и улыбнувшись своему старому знакомому положил несколько монет на небольшую специальную подставку (чтобы и ему было не скучно, и чтобы поэтам писались стихи) потом подошёл к недалёкой скамейке и присев ещё раз улыбнувшись оглянулся на крылатую скульптурку.
Настроение у него было отличное и по вечернему спокойное, людей на аллее было тоже не очень-то много и посидев несколько минут и доев любимое мороженное он открыл пакет с купленными на площади книгами и прочими мелочами и минут пятнадцать просидел облокотившись об удобную спинку скамейки с удовольствием перелистывая свежие книги (иногда временами оборачиваясь и слегка подмигивая стоявшему рядом пегасу) потом положив их в пакет пролистал свежий «Вокруг света» и достав две забавные сувенирные скульптурки несколько минут посмотрел на них, отпил немного лимонада и оглянувшись вокруг взглянул на часы. Стрелки стояли почти ровно на девятичасовой отметке и Сергей вздохнув посмотрел на стоявшую рядом скульптурку пегаса, потом на другую сторону аллеи и положив сувенирные игрушки в пакет подумал что ему уже пора. Да, конечно-же здесь всё было достаточно привычно и спокойно, но он сегодня собирался заглянуть и на Малую Конюшенную, а так как там он скорее всего снова задержится – то пора было уже подниматься.
Сергей глотнул прохладного лимонада, посмотрел на стоявшего рядом пегаса и подмигнув ему улыбнулся – ведь чуть дальше по этой аллее, недалеко от переулка ведущего на Малую улицу стоял ещё один такой-же крылатый пегас – их поставили здесь только несколько лет назад, и как-же он был тогда просто рад увидев здесь эту небольшую и добрую улыбку художника. И сейчас он конечно-же дойдёт и до этой второй такой-же скульптурки и также оставит там несколько монет, это была уже старая традиция – «чтобы пегасам было не скучно, и чтобы поэтам писались стихи», а потом вернётся немного назад – и на Малую Конюшенную.
- Эх, дойти бы ещё и до Лютеранской церкви, - как давно ведь он там не был, - туда раньше вёл очень интересный проходной двор с Большой улицы, иногда он открыт и сейчас – проходя по нему сначала быстро попадаешь почти прямо к базиликам бокового входа этой церкви, а пройдя немного дальше выходишь сразу к широкому парадному фасаду и большому открытому пространству с отличным видом на стоящий напротив Казанский. Да, и ведь недавно на заднем дворе этой церкви также появился и бюст Гёте, а как давно он туда не заглядывал и не навещал великого классика… Ну ладно, а туда он заглянет скорее всего уже в следующих своих прогулках, а сегодня просто немного побродит по Малой Конюшенной – ведь стоящие там памятники Гоголю и Городовому появились там также совершенно недавно, да и пешеходной зоной Малая улица тоже стала только несколько лет назад. Ага, а вот и второй пегас, - подумал Сергей подходя ко второму такому-же круглому возвышению с небольшой аккуратной скульптуркой крылатого пегаса наверху и остановившись перед ним улыбнулся, пошарил в кармане мелочь и высыпав на такую-же специальную подставку кучку монет немного постоял рядом, посмотрел на него, потом взглянул на прохаживающихся чуть дальше по аллее вечерних прохожих и ещё раз улыбнувшись понявшему свои крылья пегасу развернулся и пошёл прямо к недалёкому переулку выходящему сразу на Малую улицу.
- Нет, а как-же всё-таки удачно поставили здесь эти памятники, - и эти пегасы, и Городовой, и Гоголь… И теперь каждый раз когда идёшь здесь, просто отдыхаешь. И до чего-же всё-таки прекрасно что на Малой улице сейчас уже сосем нет машин и теперь тут ходят только пешеходы. Ага, - а вот я и пришёл, - и наш Петербургский романтик прошёл последние 20 метров по Шведскому переулку и выйдя на пешеходную зону Малой Конюшенной как обычно слегка улыбнулся стоявшему чуть впереди памятнику Городовому.
- Привет, ты как всегда на месте. Ну что-же, а вот и я пришёл тебя проведать. Да, народа-то и здесь сейчас немного, да, вот с этим мне сегодня просто везёт. Так, сколько сейчас времени? 15 минут десятого? Ну, это вовсе неплохо и значит что ещё где-то час-полтора я смогу здесь немного побродить и прогуляться. Как раз минут через 15-20 зажгут фонари, стемнеет где-то через час – час с небольшим, да и домой я сегодня не опаздываю.
Сергей закурил и подойдя к памятнику Городовому остановился, немного постоял, потом пройдя чуть подальше снова оглянулся и ещё раз взглянув на скульптуру Городового улыбнулся, - Да, а здесь как всегда всё на месте, и городовой, и задумчиво сидящий чуть дальше по улице Гоголь… Вокруг стояли лёгкие предвечерние сумерки, но стемнело бы только через час и пройдя метров 50 наш герой остановился и немного подумав подошёл к одной из поставленных кем-то из местных жителей небольших скамеек и опустившись ещё раз оглянулся на стоявшего сзади Городового, а после немного улыбнувшись посмотрел на находящейся впереди памятник Гоголю. Настроение было хорошее и по вечернему лёгкое, ни о чём серьёзном думать совершенно не хотелось и посидев так минут 10 он взглянул на свой пакет с книгами, потом подумал что на днях надо будет обязательно заглянуть в Дом Книги и посмотреть там Камю и ещё кое-что из классики, после закурив посмотрел на стоявший впереди дом с большой дворовой аркой и слегка улыбнувшись подумал что ведь здесь когда-то в середине 80-х жил и сам Борис Борисович, или БГ, и как они когда-то мальчишками специально караулили когда он будет вместе со своими друзьями и гитарами выходить из дома на какой-нибудь из концертов уже тогда весьма знаменитого и многими любимого «Аквариума». Да, сколько лет уже прошло с тех пор, и хотя тогда они были ещё совсем молодыми мальчишками, но как-же всё это сейчас хорошо вспоминается…
Сергей посидел ещё немного, потом полез в карман куртки за сигаретами и случайно чуть не уронил стоявшую рядом с ним бутылку с лимонадом о которой он уже успел забыть и поставив её поровнее улыбнулся, достал сигарету и прикурив посмотрел на видневшийся впереди и освещённый несколько минут назад включившимися фонарями памятник Гоголю.
- Да, а вот и Николай Васильевич, - подумал наш герой, - сейчас посижу здесь ещё минут 10 и надо будет подойти к нему и «поздороваться». Да, и лимонада у меня ещё немного осталось, это просто прекрасно.
Он затянулся сигаретой и выпустив струйку дыма устроился поудобнее на скамейке и взглянул на силуэт стоявшего впереди памятника и на мелькающие за ним яркие огни Невского проспекта. - Нет, а хорошо всё-таки сейчас здесь, - ещё раз подумал он глядя на освещённые фонарями высокие стены домов, на стоящий впереди подсвеченный памятник русского классика и на цветные огни Невского вдали, потом ещё раз взглянул на лежавшие рядом книги, на горящие разноцветными огнями окна домов, потом опять на освещённую лёгким фонарным светом улицу и тут остановился, очень серьёзно о чём-то задумался – а какие интересные слова, и появились они снова просто так, да, а если попробовать рассмотреть их повнимательнее… - Так, а это что-то интересное… Да, а если попробовать поставить эти слова так, в строчку… - И через минуту он сидел уже тщательно отбирая и подбирая вроде-бы случайно пришедшие к нему только что слова и начиная составлять рифмы к двум уже почти сформировавшимся совершенно неожиданно первым строчкам какого-то стихотворения…
- Нет, точно, а в этом действительно что-то есть… Да, точно есть, - вот, вот оно…
И он сосредоточился, минут пять посидел глядя только на освещённую желтоватую стену дома напротив и очень тщательно подбирая и запоминая только что пришедшие к нему слова и составляя их в строки и когда два первые четверостишия уже достаточно сформировались и были почти готовы он несколько взволнованно достал из нагрудного кармана свой небольшой блокнот с ручкой (с которыми он почти никогда не расставался) и очень внимательно стал их записывать, иногда сосредоточенно и вдумчиво останавливаясь над каким-нибудь особым словом или словосочетанием и подбором нужной рифмы и примерно через 25 минут просмотрев и перечитав 6 только что набросанных мелким подчерком четверостиший ещё раз перечитал их, потом как-бы немного очнувшись огляделся по сторонам, посмотрел на вечерние огни, на слышную немного вдалеке суету Невского, на редких вечерних прохожих и уже спокойно перечитав только что написанные строчки улыбнулся – да, это было оно, и небольшое чудо снова совершилось и эти небольшие строки опять вместили в себя и это вечернее настроение и эти огни города, чуть слышный плеск Невы и Питерское небо, вид куполов и шпилей над водой и ещё то, что так давно хотелось и просилось на свободу, всё то невысказанное, ценное и важное что так давно и долго таилось где-то в глубине…
Да, всё верно и это загадочное таинство экспромта здесь снова приоткрылось и Сергей сидел и ещё раз перечитывал эти снова совершенно неожиданно спустившиеся пришедшие к нему строки (точнее - уже целое и почти совсем готовое стихотворение (полностью он допишет его и доработает конечно-же уже в домашней обстановке)).
- Да, а вот и они, эти строки – немного улыбнувшись подумал Сергей ещё раз перечитав только что набросанное им стихотворение, - да, вот и оно, а остальное допишу и доработаю попозже, когда буду у себя дома. Да, и кстати, насчёт дома, - а сколько сейчас уже времени?
Он посмотрел на часы и вздохнул – было всего ещё только без нескольких минут десять.
- Ну что-же, а теперь если я не хочу опаздывать, то пора немного прогуляться и поздороваться с Николаем Васильевичем, - подумал Сергей и спрятав в нагрудный карман блокнот с только что написанным стихотворением отпил немного походного лимонада, поднялся и взяв пакет с книгами неспешно пошёл к хорошо освещенному памятнику Гоголю. Дойдя до него он остановился, с минуту постоял а потом подошёл к такой-же заботливо поставленной кем-то из местных жителей небольшой, но вполне уютной скамейке недалеко от памятника и по старой традиции присел напротив классика отечественной литературы. Прохожих почти не было, освещённая фонарями улица была очень хорошо видна до самого конца и Сергей немного улыбнувшись посмотрел на задумчиво сидевшего напротив него классика и глубоко и свободно вдохнул. Он здесь задерживался всегда когда завершал свои вечерние прогулки по городу в этой его части, это было давно устоявшейся традицией, - дело в том, что именно это место около памятника было совершенно особенным – по вечерам здесь всегда царила совершенно особая обстановка, - эти чем-то немного величественные и даже какие-то волшебные покой и спокойствие, которыми казалось был пропитан здесь весь воздух, это то что в это время здесь просто исчезали и отходили куда-то прочь вся суета и ежедневность и если тут о чём-то и хотелось подумать, то только о чём-то хорошем и светлом, о чём-то вечном, не переходящем и незыблемом…
Да, шутка не шутка, но именно такая атмосфера и настроение царили по вечерам в этом месте – спокойствие, покой и какая-то особенная легкая прохлада, да, такое было это место, и конечно это был просто парадокс – в самом центре города, совсем недалеко от шумного и кипящего Невского у памятника Гоголю (который кстати совершенно особо упоминал особенности и некоторые свойства этих мест в своей знаменитой повести «Невский проспект») – и вдруг такой уголок тишины и спокойствия… И совершенно естественно то что наш городской романтик каждую свою прогулку старался заканчивать именно на этом месте.
Ну ладно, а теперь и мой черёд немного извинится перед читателем за это небольшое отступление и поспешив вернуться к месту действия отметить что наш Сергей как обычно просидев немногим больше получаса перед возвышавшимся перед ним памятником в этой необычной обстановке посмотрел на часы и улыбнулся – стрелки показывали без десяти минут 11 и слегка вздохнув ещё раз взглянул на сидящего рядом на высоком постаменте великого писателя, потом на недалёкие огни близкого Невского поднялся и взяв пакет с книгами и бутылку лимонада как обычно слегка поклонившись Николаю Васильевичу немного вздохнул и пошёл к блестящему яркими огнями проспекту. Время стояло действительно уже довольно позднее и пора было возвращаться.
Сергей вышел на Невский – добираться до дома ему было не очень-то далеко – на троллейбусе до Литейного и оттуда ещё одну остановку, и хотя остановки троллейбусов стояли прямо напротив, у газона Казанского он решил сегодня не очень спешить и завершить этот вечер небольшой пешей прогулкой до Гостиного, - это как раз была одна остановка. Невский как всегда жил своей жизнью и немного пройдя Сергей улыбнулся и подумал что на работу ему завтра только к 10, так что сегодня он вполне успеет отоспаться (сейчас он временно подрабатывал вахтёром в одном из небольших научных КБ недалеко от дома) и что его студенческие будни начнутся только через 3 недели (в это время он заочно заканчивал своё 2 высшее образование и был студентом 4 курса одного из факультетов филфака в СПБГУ), чему был кстати и очень рад и доволен.
Пройдя мимо очень хорошо освещённого Дома Книги с большим светящимся глобусом наверху он ещё раз улыбнулся и подумал что на днях надо будет сюда обязательно заглянуть и посмотреть не появилось ли чего-нибудь интересного в книжных новинках, а потом… Ага, а вот и канал Грибоедова, да, и выкурю-ка я здесь ещё сигарету.
И Сергей остановившись у перил моста прикурил, с улыбкой посмотрел на очень хорошо видный оттуда красиво светящийся в темноте яркими красками собор Спаса-на-крови очень хорошо подсвеченный специальными подсветками, минуты две посмотрел на эту картинку, потом развернувшись взглянул на светящиеся напротив огни Казанского, на стоящий рядом Дом Книги и снова посмотрев на светящийся собор Спаса немного улыбнулся и подумал что эту маленькую сову купленную сегодня вечером он обязательно повесит на кухне под читальной лампой, а вот вторую игрушку, зайца с книгой он завтра торжественно вручит своей Елене. Да, вот она обрадуется! Ведь у них завтра встреча, в 7 часов, в их кафе на Литейном и ещё – они ведь собирались сходить послезавтра… Да, но это будет правда только послезавтра, а сейчас мне похоже пора, я итак уже здесь слишком запозднился, - и Сергей выбросил догоревшую сигарету в урну, отошёл от перил и ещё раз оглянувшись на светящийся собор Спаса пошёл к недалёкому пешеходному переходу. Пройдя немного он пристроил поудобнее пакет с книгами и слегка улыбнувшись подумал что следующую такую прогулку можно будет сделать и по несколько другому маршруту – сначала например побродить около Инженерного замка, потом пройтись в Михайловский, после немного постоять на Фонтанке а закончить её можно будет вечерней прогулкой по Летнему саду – ведь правда, как давно он там не был. Да, и ведь ещё у него завтра встреча с Еленой, вот она обрадуется этой небольшой игрушке… Да, и ещё, - а в следующий раз…
Но что это будет в следующий раз уже было не очень-то понятно, - Сергей к этому времени выйдя из подземного перехода около Гостиного двора почти подошёл к троллейбусной остановке, к которой медленно подруливал тёмно-синий троллейбус нужного ему маршрута. Сегодняшняя городская прогулка была уже закончена, а в следующий раз… А в следующий раз он скорее всего прогуляется по немного другому маршруту, а сегодня вернувшись сначала повесит у себя на кухне этого совёнка и ещё посмотрит повнимательнее это новое стихотворение… Троллейбус уже отъезжал от Гостиного, Невский ярко светился огнями, настроение было вечернее, Сергей возвращался домой.


Декабрь 2020


© Виталий Пажитнов, 2021
Дата публикации: 18.01.2021 14:39:55
Просмотров: 44

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 53 число 37: