Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





...и Вы, мое пленительное счастье...

Виктор Бейко

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 8290 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


... и Вы, мое пленительное счастье...

Старинный провинциальный город, расположенный на берегу красавца Рейна, в земле Северный Рейн - Вестфалия Германии понравился мне сразу, с первых же дней моего появления в нем... Покорил бережным отношением с старине, величием прекрасно сохранившихся замков, дворцов, храмов и соборов... Уютной набережной, утопающей в кленах, на скамейках которой, глядя на проплывающие корабли или просто на спокойно текущие воды, покрытые рябью волн, так хорошо думалось... И мечталось..
А мечты, как вы знаете, имеют свойство иногда осуществляться. И именно в этом городе осуществилась еще одна моя мечта - я нашел работу. Не престижную и не высокоплачиваемую... С коллегами, не блещущими ни интеллектом, ни здоровым образом жизни... Но это была работа.
Заключалась она, в основном, в освобождении квартир от вещей почивших одиноких хозяев. Родственники забирали все ценное и то, что считали нужным, остальное, с нашей помощью, отправлялось либо в социальный магазин, либо на свалку.
В тот день коллеги уже "приняли на грудь", работали остервенело и рьяно, вещи, книги, альбомы летели во все стороны. Чертыхаясь, коллеги собирали их по всей дворовой территории, чтобы цивилизованно сложить все в специально отведенное для этого место. Как бы не старались они, отдельные листочки сиротливо кружились на ветру по всему двору. Один из них прилип к моим брюкам.
  Наклонившись, что бы отбросить его, я замер: листок был исписан каллиграфическим почерком... на русском языке, старинном, с дореволюционной буквой "ять". Машинально я взял его в руки и, “продираясь“ сквозь дебри витиеватых выражений и "ятей", стал читать. Написанное настолько увлекло меня, что, лишь дочитав до конца, я понял - это личное письмо и я поневоле стал свидетелем чьей-то тайны. Бережно положив листок в наиболее целую упаковку бумаги, я пошёл в квартиру. С двери снимали табличку с фамилией бывшего жильца. Увидев её я оторопел, побежал обратно, что бы найти письмо, но от дома уже отъезжала мусорная машина...
Чувство опустошенности, которое возникает при потери чего-то дорого для тебя так и витало в воздухе. В памяти отчетливо возникли строчки из недавно прочитанного письма... Вновь «перечитывал» их, стараясь запомнить...
И... чуть не наступил на фоторафию...
Стариную... Пожелтевшую от времени. Стариную - потому что на ней был изображен молодой человек в дореволюционной студенческой тужурке. Высокий, симпатичный... Твердый взгляд. Гордая осанка. Человека, уверенного в своем будущем... Такие фотографии всегда подписывают... О, Боже! Прочитанное поразило меня
«Машенька, доченька моя единственная! Не могу уйти в мир иной, не открыв тебе тайну, которую хранила все жизнь. Это твой отец, Иван Савинов. Я всю жизнь любила его одного и ухожу с его именем на устах... Постарайся найти его... Храни тебя Господь! И он же даст тебе силы для поиска...»
Вечером я по памяти восстановил прочитанное. Листок был надорван и начиналось то, что осталось от письма так:
«... и Вы, мое незабываемое пленительное счастье... Помните ли Вы студента, заканчивающего университет, имеющего прекрасные преференции, которому пророчили блестящее будущее...? Боже, какое золотое было время... Впервые я увидел Вас на торжественном балу в здании Дворянского собрания ... Вы стояли вместе со своими тетушками и с восхищением смотрели на происходящее... Я перехватил Ваш взгляд и... словно какая-то искра проскочила меж нами... Ни минуты не раздумывая, пригласил Вас на танец... Я видел так близко Ваши глаза, что у меня перехватывало дыхание... Сквозь ткань платья... чувствовал как бьется Ваше сердце... слышал Ваше дыхание... ощущая ладонями трепет Вашего тела... Это пронзительное чувство навсегда осталось у меня в памяти... Позже, Вы признались мне, что это был Ваш первый выход в свет и Ваш первый танец...
Меня представили Вашим родителям и, через какое-то время, я стал вхож в Ваш дом, мог встречаться с Вами... Это было незабываемое время... Мы использовали любую возможность быть вместе ... Театры... Балы... Катание на лодках... Прогулки в Нескучном саду...
Все у нас было впервые... Первые робкие прикосновеия друг к другу при прогулках... Первые объятия... Такие пронзительные.. Вызывающие трепет во всем теле... Первый поцелуй... Ошеломивший нас... Ощущение привкуса дикого меда от Ваших губ... Навсегда запомнившегося...
Мы теряли головы от счастия, переполнявшего нас. Это было сказочно незабываемое время... Нам казалось, что так будет всегда...
Но оно, это сказочно незабывемое время, закончилось в одночасье... В самый счастливый для нас день... И самый несчастный для меня...
Помните ли Вы наше последнее свидание? Это было в Вашей уютной гостиной. Мы оба очень любили детей и Вы в разговоре как-то обмолвились, что дочку свою Вы назовете только Машенькою и никак иначе... А если будет сын... не смушаясь продолжали Вы, то он, конечно же, будет Ванечкою... И никак иначе... Чем вогнали меня в великое смущение...
Вы вся светились счастием и радостью. Постоянно ходили, нервно теребя концы длинного шарфа. Помните ли Вы, что сказали мне тогда? У нас будет Машенька! Я чувствую это! «Машенька!», - повторили вы таким звонким, срывающимся от волнения голосом...
Оглушенный новостью, я сидел в кресле, прижав к глазам правую руку, по привычке положив на подлокотник левую. Вы торопились и, вскоре, нежно поцеловав меня, убежали по своим женским делам.
  У меня было время и, окрылённый известием что, возможно, скоро стану отцом, я брёл, сам не зная куда.
Случайно оказался у товарища, где собиралось богатые игроки. За столом уже наступила развязка. Молодой человек, чем-то похожий на пушкинского Германна, с горящими глазами, поставил на кон всё, что имел, но... фортуна отвернулась от него. В мгновение он достал револьвер, поднёс его к виску.
Я успел отвести его руку, но и он успел нажать на курок. Пуля попало в сидевшего напротив полицмейстера.
Меня послали на каторгу, а давний Ваш знакомый, англичанин, попросил Вашей руки... Ваши родители после случившегося никак не хотели даже слышать обо мне и твердо настояли в Вашем согласии на его предложение...
Много позже, я тайно приезжал в Лондон, видел Вас с мужем и с вашей дочкой. Тогда мне казалось, что я знал о Вас всё... Как я ошибался!
В следущий раз я встретил Вас вдвоем с дочкой... Я был совсем недалеко от вас, когда Вы позвали ее.. Назвав Машенькой... Таким же звонким , срывающимся от волнения голосом, как много лет назад...
А когда Машенька, поравнявшись со мной, была совсем рядом, я увидел у нее на щеке точно такую же родинку, какая была у меня на том же самом месте... И едва не лишился чувств...
Это быда Наша с Вами Машенька...
Сил у меня хватило дойти до ближайшей скамейки, где я лишился чувств... Когда я пришел в себя Вас уже не было...
Я дал себе клятву: никогда, до самой моей кончины, не нарушать Вашего счастия напоминанием о себе и до сего момента держал её.
Недавно я узнал, что Вы уже вдова, а я сам возможно скоро предстану пред Всевышным и посему решился напомнить Вам о себе, сказать Вам, что не я был убивцем Вашего дядюшки, полицмейстера.
У молодого человека оказались богатые покровители и... Бог им судия! И только он знает, как бы мне хотелось в сей момент видеть Вас и нашу Машеньку! Знает ли она обо мне? Я..."

Этот край листа тоже был оборван, сохранилось лишь "Вечно любящий Вас И. Савинов".

На снимаемой с двери квартиры табличке было выгравировано " Marija Savinova ".


© Виктор Бейко, 2021
Дата публикации: 15.09.2021 19:58:40
Просмотров: 376

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 90 число 25: