Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Паленая достоевщина

Юрий Тубольцев

Форма: Рассказ
Жанр: Антиутопия
Объём: 29806 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Путевка в жизнь
- Я убил человека!
- Я вижу потенциал в твоей строчке!
- Да, это подражание Достоевскому, так Раскольников концептуализировал старуху!
- Да ты что? При чем здесь Раскольников? Давай ты будешь знакомиться с девушками и станешь маньяком!
- Зачем? Я же писатель?
- Но ты же пишешь, что ты убил человека!
- Но это я Раскольникову подражаю!
- Не говори глупости! Иди знакомиться с девушками! Если познакомишься за месяц со ста девушками, звание маньяка тебе обеспечено!
- А зачем, я же писатель!
- А потом будешь писать мемуары о своих похождениях!
- А ты точно критик и редактор?
- А ты точно хочешь быть писателем? Слушай мои советы, станешь знаменитостью!
- Знаменитым писателем или знаменитым маньяком?
- А какая разница, главное – знаменитым!
- Ааааааааа!
- Ыыыыыыыыы!

*

Писатель с ошибками
- Я убил чилавика!
- Не чилавика, а человека!
- Да это не важно, я как Раскольников, как Достоевский!
- Достоевский писал без ошибок! Ты никогда не станешь писателем, если не выучишь русский язык!
- Для этого есть редактор.
- Я редактор! Но я не буду править глупые ошибки! С тобой ни один редактор работать не будет, если такие ошибки налепишь.
- А я опубликую книгу с ошибками!
- Ты никогда, никогда, никогда не станешь писателем, если будешь писать с ошибками!
- Посмотрим!
- Ыыыыыыы!
- Ыыыыыыыы!

*

Наполеоновские планы
- Я убил человека!
- Это надо все переписывать. Так не пойдет!
- А как еще? Это Раскольников старуху убил, я по-Достоевскому.
- Убивая в себе раба, я убил сверхчеловека, а раб остался. – надо так.
- Но у меня это первая строчка будущего романа.
- Роман ты никогда не напишешь, хотя бы афоризм.
- Нет, у меня наполеоновские планы! Я напишу роман лучше, чем Достоевский.
- Тогда тебе нужен жизненный опыт. Тогда пошли искать человека. Возьми топор и будешь его убивать!
- А где взять топор?
- Топор я тебе дам! Пошли, будем писать роман!

*

Трансформация первой строчки
- Я убил человека.
- А на какой козе ты к человеку подъехал?
- А это первая строчка моего будущего романа, подражание Раскольникову Достоевского!
- Да это не та коза! Сейчас классику никто не читает. Лучше напиши: Я создал робота, который лучше человека и этот робот завоевал мир.
- Ой, нет, меня фантастика не интересует. Я хочу в жанре серьезной литературы, хочу быть классиком.
- Классиком ты никогда не станешь, но есть варианты. Давай устроим инсталляцию: ты будешь убивать человека, а потом скажешь, что отрабатываешь первую строчку своего романа!
- А чем я буду убивать? У меня же нет оружия?
- Как? А слово? Самым великим оружием является слово!
- Я убил человека словом!
- Да, это лучшая первая строчка романа и Достоевский тут уже не при чем!
- Я убил человека словом! А потом пошел болтать с людьми, чтобы повторить свой первый опыт, но уже на более осмысленном уровне.
- Вот это уже роман получается. Пойдем в клуб. Будем со всеми болтать. Через месяц гарантирую, будет роман.
И мы с редактором пошли со всеми болтать. Словом можно убить, и мы решили это доказать.

*

Как лучше писать роман
- Я убил человека.
- Это типичная ошибка начинающего автора. Надо сначала убить, а потом это писать.
- Но я подражаю Раскольникову, Раскольников уже убил старуху.
- Нет, молодой человек! Читателя интересует Ваш личный опыт. Вы сами убейте, а потом пишите.
- Тогда я не буду писателем. Пойду в балет.
- Нет молодой человек! Поздно! Балерина из вас не получится, для этого надо заниматься с трех лет. А вот человека убить еще не поздно! Лучше становитесь писателем!
И я продолжил свой роман.
- Я убил человека. Я убил двух человек. Я убил трех человек. Я убил четырех человек.
- Нет, молодой человек! Так романы никто не пишет! У Вас что, нет таланта?
- Но Вы же редактор! Вы посоветуйте, как писать.
- Идите и знакомьтесь с девушками. И записывайте Ваши приключения. Вот Вам и роман.
- А можно не убивать?
- Нет, молодой человек! Ваша первая строчка: Я убил человека. Подразумевает определенную концепцию.
- А может, я убью снежного человека?
- Надо подумать. Надо получить гранд на поездку на север, чтобы написать роман.
И я пошел оформлять заявку на гранд. Если уж и убивать человека, то лучше снежного.

*

Гуманист
- Я убил человека.
- Убивая обезьяну в себе, человек наращивает свою человечность. – вот как надо писать.
- Почему такая мысль? Разве наращивает человечность, не теряет ли? Я вообще по Достоевскому написал первую строчку романа, подражал Раскольникову. Я иначе и проще все это вижу и понимаю.
- Есть слово - будь Человеком, и т.п. «Перед каждым человеком стоит неизбывная задача — быть человеком, сегодня, завтра, всегда.» ©️ Чингиз Айтматов. Так вот я как раз в этом ракурсе считаю важнее не «быть» человеком, а убить в себе обезьяну. Животный мир в себе. Но это не про связь с природой.
Это про то, что животные на ступень ниже, живут инстинктами, а нам все ж даден разум и чувства. Многие выбирают модель жизни и поведение скотское, и ничего хорошего в такой природе нет и не нужно.
- А я считаю, что все мы на одной ступени и не надо строить иерархии. Животные просто – другие, они не такие, как мы, но равные нам. Никакого животного начала в животных нету, животное начало, наоборот, в людях.
Убивая обезьяну в себе, человек теряет свою человечность. – вот как надо писать.
Вы имеете ввиду, что есть такие понятия, как "животная душа и человеческая душа". А я ввожу понятия как "гуманная душа" и "не гуманная душа". Души животных я называю гуманными, а души людей – не гуманными, основанными на насилии и на лжеиерархии.
- Эх, молодой человек! Не умеете Вы романы писать. Но что-то в Вашей первой строчке: - я убил человека! – все-таки есть.

*
Убивец или не тот редактор
- Я убил человека.
- Почему?
- Потому что человек – негуманное животное.
- Что?
- Ну в смысле Раскольников убил человека, я Достоевскому подражал. А убил он старуху, потому что человек – негуманное животное.
- Как все запущено. Молодой человек, Вам не к редактору надо, а к психиатру!
- Пойду к другому редактору.
- А я Вам все-таки советую – к психиатру!
*
Несговорчивый редактор
- Я убил человека.
- Убийство в тёмной непроветриваемой черепной коробке... Собственного мозга... Я такие темы в работу не беру! Иди к психиатру, вместе допишите.
- Но ведь Раскольников у Достоевского тоже убил.
И я пошел искать другого редактора.
- Как это перечитать обратно!? – спросил психиатр.
И я пошел искать другого редактора.
- Но ведь Раскольников у Достоевского тоже убил.
- Убийство в тёмной непроветриваемой черепной коробке... Собственного мозга... Я такие темы в работу не беру! Иди к психиатру, вместе допишите.
- Я убил человека.
- Иди лучше в милицию и скажи, что это снежный человек. За снежного человека меньше дадут!
- Ааааааа!
- Ыыыыыыы!

*
Бесконечность вариантов
- Я убил человека.
- А как еще можно?
- Убивая в себе раба, я убил человека, а раб остался.
- А еще как?
- Убивая в себе раба, я убил сверхчеловека, а раб остался.
- А еще как?
- Я убил человека в себе и стал сверхчеловеком.
- А еще как?
- Я убил человека в себе и стал обезьяной.
- А еще как?
- Да много вариантов!
- Ну, например?
- Я убил в себе обезьяну, но человеком так и не стал.
Я убил в себе куклу, но живым так и не стал.
Я убил в себе шаблон, но оригиналом так и не стал.
Я убил в себе варвара, но цивилизованным человеком так и не стал.
Я убил в себе плебея, но господин из меня не получился.
Я убил в себе творца и превратился в паразита.
Я убил в себе полузверя и стал полубогом.
- Ты будешь до бесконечности переписывать эту строчку.
- Нет, я найду лучший вариант!
- Лучшего варианта нет! Пиши, и ты поймешь!
И я стал писать.
- Это плагиат. Это теория Дарвина.... убил, убил, и выжил сильнейший. – сказал редактор.
- Нет, это я Достоевскому подражал. Раскольников убил старуху. – объяснил я.
- Все равно плагиат! – засмеялся редактор и выбросил мой рассказ в мусорное ведро.
*
Писатель-оборотень
- Я убил человека.
- И это лучшее, на что ты способен?
- Ну это я как Раскольников, как Достоевский.
- Значит ты способен только на плагиат!
- Но я еще лучше роман напишу.
- Да, ты можешь все, ты всемогущ! Только ни один редактор тебе не поможет!
И я пошел искать другого редактора. Но на улице со мной почему-то стали знакомиться девушки.
Вдруг позвонил редактор:
- Предупреждаю! Тебя хотят взять с поличным! Зря ты написал, что человека убил!
- Наоборот хорошо, теперь со мной девушки знакомятся! – засмеялся я.
И я стал знакомиться с девушками. Я не поверил, что меня хотят взять с поличным.

*
Первая строчка и девственность
- Я убил человека.
- Молодой человек, перед тем, как написать, сначала надо подумать, зачем и для кого.
- А это я Достоевскому подражаю, по Раскольникову.
- Ты думаешь, такого никто до тебя не писал? Думаешь, ты все знаешь лучше всех?
- Но я напишу по-своему.
- Ты никогда не напишешь нормальный роман, если будешь брать героев из других романов.
- А где взять героев?
- Ты лучше девушку себе найди! Я знаю, что ты девственник! Иди на улицу и знакомься!
И редактор отказался работать со мной над романом.
А я пошел искать девушек, хотя редактор посоветовал это так, что мне стало обидно. Редактор дал мне установку стать мужчиной, а надо было настроить меня стать великим писателем.
*
Не криминал
- Я убил человека.
- А! Разные бывают оказии. И Ваш редактор раз за разом такое допускает?
- Так это же я Достоевскому-Раскольникову подражаю!
- Ааааааа! А я уже подумал, что Вы в литературный кружок ходите по совместительству с охотой на людей.
- Ыыыыыыы!
- А Вы что, хотите написать роман про маньяка? А не боитесь, что вживетесь в образ и сами станете маньяком?
- Так это же у меня не криминал. Это у меня идея о том, тварь я дрожащая или право имею?
- Вот станете маньяком, тогда право и поимеете!
- Ааааааа!
- Ыыыыыыы!
*
Недопонимание
- Я убил человека!
- Но это неверные и заведомо ложные сведения!
- Так это же я по мотивам «Преступления и наказания», как Раскольников Достоевского.
- Тогда это вторично, плагиат.
- Но я напишу о современном Раскольникове.
- А своих идей у Вас нет?
- Но все новое – это хорошо забытое старое.
- Раскольникова в школе проходят. Но если Вы будете писать, что убили человека, Вас никто не поймет.
- Ну посмотрим.
На следующий день в милиции.
- У Вас какая отметка по литературе? – спросил миллиционер.
- Четверка!
- А зачем Вы хотите стать писателем? Для этого нужен талант.
- Ну я буду стараться.
- Ладно, ставим Вас на учет в милиции и больше так не пишите.

*
Спопугайничал
- Я убил человека.
- Таких книг слишком много.
- Так у меня же философия, я по Достоевскому, как Раскольников.
- И таких книг слишком много.
- А я напишу по-своему.
- И таких книг слишком много.
- А каких мало?
- А любых книг слишком много. Идите Вы, лучше, молодой человек, в менеджеры.
- Нет, менеджеров слишком много, я лучше буду писателем.
- Ну как хотите, только не повторяйте уже написанное.
(с) Юрий Тубольцев

Плагиатор
- Я убил человека.
- Мимо рынка. Не убедительно. Не реалистично. Подтасовка и фальсификация сведений. Вы даже не гуглитесь! – сказал редактор.
- Но я будущий писатель, это я из Достоевского взял, как Раскольников.
- Никогда, никогда, никогда не вырывайте фразы из контекста. Я Вас сейчас в милицию сдам! Ыыыыыы!
- Ааааааа!
В милиции.
- Молодой человек, у Вас есть алиби?
- Я вчера прочитал «Преступление и наказание» Достоевского.
- Ааааа! Значит «я убил человека» - это плагиат! А Вы знаете какая это статья?
- Ой!
- Молодой человек, даже, если Вы писатель, Вы все-равно можете попасть в милицию.
*
Обознавшиеся
- Я убил человека.
- А можно эту первую строчку как-нибудь по-другому повернуть?
- А так соответствует Достоевскому, Раскольникову.
- Ну давайте мы покопаемся в грязном белье писателя! Можно не про убийства?
- Так я же не про себя! Это же философия.
- Нет, молодой человек! Такая книга издательству не подойдет.
- А какая подойдет?
- Никакая! Книги пишут по заказу, графоманы нам не нужны.
- А я что, графоман?
- А что, Пушкин?
- А вдруг?
- Аааааа! Ну извини, мы обознались. Ыыыыыыы!

*
Не стратегическая строчка
- Я убил человека.
- Молодой человек, у Вас должна быть стратегия, как написать книгу.
- Ну я как Раскольников, больше философии.
- Нет, молодой человек, надо больше крови! Напишите, что убили много человек.
- Нет, я беру пример с Достоевского.
- Ну и дурак! Надо брать пример с Фредди Крюгера!
- Извините, но я обращусь к другому издателю.
- А все издатели одинаковые. Нам философы не нужны. Читателю требуется остросюжетная чернуха.
- Фу!
- Ну как хотите, молодой человек! А я бы, на Вашем месте, свою первую строчку переписал бы.
*
Убил, так убил
- Я убил человека.
- А можно аккуратно узнать причину?
- А это первая строчка романа, фанфикшн по Достоевскому, Раскольников.
- А Вы что, думаете роман можно написать с бодуна, или что каждый желающий может писать романы?
- Ну я же читать люблю.
- Аааааа! Чукча читатель, значит чукча и писатель. Все с Вами ясно, молодой человек! Роман Вы никогда не напишите!
- Я убил человека. Главное – начать. Первый шаг – это половина пути.
- А Вы не попугайничайте за цитатами из личного роста и не подражайте Достоевскому, попробуйте что-то свое написать.
- Я убил человека.
- Молодой человек, Вас заело! Не застревайте! Не надо зацикливаться на одной идее.
- Ну это уже мое дело, какие идеи развивать.
- Ну как хотите, убили, так убили. Что с Вас возьмешь?
- Ыыыыыыыыы!

*
Совет сменить концепцию
- Я убил человека.
- Да, Вы очень убедительно представили хорошо продуманную концепцию Вашей книги, можете дальше не писать.
- Но это я по Достоевскому, это двойник Раскольникова.
- Ааааа! Хорошо, что не по Чикатило. А Вы наоборот напишите, не по Достоевскому, а по Чикатило. Тогда на Вашу книгу будет спрос.
- Не знаю, не знаю. Меня философия интересует.
- Так из Вас писатель никогда не получится.
- Посмотрим.
- Ну смотрите, смотрите, молодой человек! Ыыыыыыы!
*
Разборка
- Я убил человека.
- Ну надо дальше искать.
- Что искать?
- Других человеков.
- Зачем?
- А это секрет следствия.
- Так я же по Достоевскому писал, подражал Раскольникову.
- Не грузи! Пойдем искать человека. Там разберемся.
- Но тут другая логика! Аааааааа!
- Ыыыыыыыыы!

*
Без редактора
- Я убил человека.
- И это что, настройка на творчество? Где разработка концепции книги? Нужны другие формулировки. Тебе надо знать некоторые нюансы, как писать.
- Ну давайте я Вас возьму в соавторы.
- Нет, я только редактор. Один и тот же материал можно совершенно по-разному изложить. Если Вы хорошо разбираетесь в своей теме, пишите сами.
- Да, это Достоевщина. Я понимаю Раскольникова.
- Ничего Вы не понимаете, молодой человек. И Раскольников сам себя не понимал. И вообще это очень сложная тема, которую дилетантам лучше не трогать. Тут нет питательной почвы, которая поможет Вашей книги расцвести.
- А я сам напишу. Мне не нужен редактор. Извините.
- Извиняю, молодой человек, пишите сами. Ыыыыыы!
- Ыыыыыы!
- Но Вы сами никогда не найдете кратчайший путь в обход всех граблей. Только редактор может четко уловить суть и помочь сформулировать то, что автор сам сформулировать не может! Только редактор знает, чего просит книжный рынок. Редактор – это бесценно. Вас еще жизнь заставит обратиться к редактору.
- Ыыыыыыыыы!

*
Процесс
- Я убил человека.
- Ты что, писатель? Ты что, Лев Толстой? Ну какая книга? Где ты, а где книга!
- Ну почти Толстой. Я Достоевский. Это Раскольников убил человека.
- Хочешь поделиться с миром своими открытиями? Нужна системность и масштаб. На самом деле это не так трудно написать книгу, если есть редактор. Вы начинаете первое предложение. Потом – второе предложение и потом Вас уже не остановить. Предлагаю Вам не терять свое время и нанять редактора.
- А у Достоевского разве был редактор? Я как Достоевский. Я тоже гений. Я сам роман напишу.
- Ну как хотите, молодой человек, пишите макулатуру.
И редактор громко хлопнул дверью.
А за дверью уже стоял другой редактор и… держал в руке топор. Это был представитель следствия. Предстояло узнать, убьет ли этот писатель еще кого-нибудь.

*
Заварушкаискатель
- Я убил человека.
- Вам нужна какая-то практика. Что можете сделать Вы, чтобы Ваша книга увлекательнее читалась?
- Я могу написать лучше, чем Достоевский. Сделать двойника Раскольникова более глубокой и противоречивой личностью.
- Нет, молодой человек! Вам нужно пойти на улицу и развязать драку. Выйти из драки победителем и сфотографировать чей-нибудь разбитый нос.
- А при чем здесь мой роман?
- А при том, что если Вам «чешется», не романы надо писать, а искать приключения в реальной жизни.
- Нет уж, я буду кабинетным писателем.
- А таких не бывает. Писатель должен быть авантюристом и реально вариться в приключениях.
- А я буду фантазировать.
- Никогда не фантазируйте, молодой человек! Действуйте!
И я пошел на улицу искать какую-нибудь заварушку.
*
Странный редактор
- Я убил человека.
- А что за книгу Вы хотите написать? Художественную или не художественную? И какой цели Вы хотите достичь?
- Подражаю Достоевскому, как Раскольников.
- А это точно не на личном опыте?
- Нет, да что Вы?
- А если Вас в милицию сдадут?
- Да что Вы, это же достоевщина.
- А я Вас сам сдам в милицию!
И мне пришлось от этого редактора убежать.

*
Редактора в игнор
- Я убил человека.
- А Вас раскритикуют! Были уже такие прецеденты.
- Наоборот хорошо, когда много критики.
- А Вы точно писатель?
- Но не маньяк же.
- Ааааа. Я знаю, Вы маньяк.
- Да нет же, писатель.
- Да нет же, маньяк!
- Да это я Достоевскому подражаю! Как Раскольников.
- Да нет же, это Вы как Чикатило.
И я отправил этого редактора в игнор.

*

Удивил редактора
- Я убил человека.
- И вообще я удивляюсь, откуда такие писатели берутся.
- А я по Достоевскому, идея Раскольникова.
- Аааааа! Это Вы не сами убили. А зачем от первого лица пишите?
- А так убедительнее.
- Я и говорю, откуда такие писатели берутся. Вам не редактор нужен, Вам нужен милиционер.
- Ыыыыыыы!
- Пройдемте в милицию, молодой человек, там Вам помогут Ваш роман дописать.
- Аааааааа!
- Ыыыыыыыы!

*

Написал не подумав
- Я убил человека.
- Это иногда прокатывает, а иногда – не очень. А зачем Вы убили человека? Вам не редактор нужен, а адвокат.
- Так это же я первую строчку своего романа написал. Мой герой – как Раскольников.
- Аааааа! Но Вам все равно нужен адвокат. Теперь докажите, что Вы – это не Ваш герой. Не надо было от первого лица писать.
- Аааааааа!
- Ничего страшного, молодой человек! В следующий раз будете думать, перед тем, как писать.

*

Редактор и следственный эксперимент
- Я убил человека.
- А Вы что, маньяк?
- Нет, я писатель.
- А зачем человека убили?
- А это первая строчка моего романа, подражание Раскольникову Достоевского.
- Да врите больше! Вы маньяк!
- А Вы точно редактор?
- А я и редактор и следователь одновременно. Давайте с Вами планировать, будете ли Вы еще людей убивать?
- А зачем? Я же это роман философский пишу.
- Нет, молодой человек, у нас с Вами будет следственный эксперимент. Пройдемте на улицу и начните знакомиться с девушками, а там посмотрим!
- Аааааааа!
- Ыыыыыыыыыы!
*
Назвался груздем
- Я убил человека.
- А как Вы пишите детективы, еще не понятно.
- Как Раскольников, как Достоевский.
- Ну пойдемте в клуб, будем знакомиться, там видно будет.
- А зачем знакомиться? Вы же не тренер по пик-апу, Вы редактор.
- Нет, молодой человек, назвался груздем, полезай в кузов. Если Ваш роман начинается со строчки «Я убил человека», надо провести следственный эксперимент.
- Аааааааа!
- Ыыыыыыы!
*
Амбивалентные планы
- Я убил человека.
- Хорошо! Займемся поиском авторского стиля. Вы под какую музыку любите танцевать?
- А это я Раскольникову подражаю, по Достоевскому.
- Ерунда это все. Давайте сходим в клуб и познакомимся с девушками.
- А Вы точно редактор?
- Еще бы! Я помогу Вам найти себя в литературе!
- А зачем с девушками знакомиться?
- А не надо было начинать роман с фразы «Я убил человека». Теперь у нас следственный эксперимент. А вдруг Вы еще кого-нибудь убьете?
- Так я же писатель. Это первая строчка романа.
- Я верю Вам, верю! Но с девушками знакомиться все-таки придется.
- Ааааааа!
- Ыыыыыыы!
*
Забывчивый гений
- Я убил человека.
- А Вы хотите попасть в анналы вечности и написать гениальный роман?
- Да, как у Достоевского, развиваю идею Раскольникова.
- А Вы никогда не знакомились на улице?
- Никогда!
- Ну давайте попробуем! Возьмите у нескольких девушек телефоны.
- А зачем?
- Ну Вы же написали «Я убил человека», вот мы и проверим, как Вы знакомитесь.
- А какая здесь связь?
- А Вы хотите попасть в анналы вечности и написать гениальный роман?
- Да.
- Ну тогда идите и знакомьтесь с девушками, а наши редактора Вам помогут.
И я пошел знакомиться с девушками, а про свою первую строчку будущего романа «Я убил человека» вообще забыл.
*
И писатель и монстр
- Я убил человека.
- А что, есть некоторая тенденция?
- А это я развиваю идею Раскольникова, Достоевского.
- А у Вас точно правильная тенденция, Вы же вчера с девушкой в метро знакомились?
- А при чем здесь это. Я про знакомства роман тоже когда-нибудь напишу, но сейчас развиваю достоевщину.
- А Вы же позавчера в парке на пруду гуляли?
- А при чем здесь это? Все москвичи гуляют в городских парках на городских прудах.
- Но Вы же написали «Я убил человека».
- Так это же первая строчка моего будущего романа.
- Аааааа! Ну если Вы и дальше будете на прудах гулять и с девушками знакомиться, получится, что Вы маньяк!
- Да я же писатель!
- Ну посмотрим, посмотрим!
И я стал и писателем и маньяком одновременно. И с девушками знакомился и романы писал.
*
Не определившийся
- Я убил человека.
- Ну давайте подведем промежуточные итоги. А с какого бодуна Вы человека убили?
- А это первая строчка моего романа, я подражал Достоевскому, идее Раскольникова.
- Извините, но я не литературный редактор, я следователь. Ответьте, пожалуйста, на мой вопрос нормально. Зачем Вы убили человека?
- Вы что, не понимаете? Я первую строчку романа написал «Я убил человека».
- Я все понимаю. А зачем Вы тогда в метро с девушками знакомились?
- А все люди знакомятся.
- Но все люди не пишут «Я убил человека».
- Но я же писатель.
- А чем докажите, что Вы писатель?
- Я люблю читать.
- И с девушками любите знакомиться?
- А все с девушками знакомятся.
- Да, молодой человек! Вы поставили меня в тупик. Если еще раз увижу, что Вы с девушками знакомитесь, скажу, что Вы маньяк!
- Ой!
- Ыыыыыыыыы!
*
Ложный вызов
- Я убил человека.
- А зачем?
- А это первая строчка романа, подражание Раскольникову.
- Хороший вывод из Достоевского. Вы что, хотите мне мозги запудрить?
- Зачем?
- Вы маньяк! Вы уже два месяца знакомитесь с девушками!
- А я хочу написать роман «Как не познакомиться с девушкой».
- Вы что, хотите сказать, что стали маньяком, чтобы роман на эту тему написать, а фраза «Я убил человека» - это достоевщина?
- Да, Вы меня правильно поняли.
- Тогда ищите редактора, а за ложный вызов ответите!
- Ыыыыыыы!
- Ыыыыыыыы!
*
Два романа
- Я убил человека.
- Ну качество и эффективность работы редактора зависят от умения сформулировать задачу.
- Это концепция «Тварь я дрожащая или право имею» Раскольникова Достоевского.
- Ааааа! Плагиат в работу не берем!
- А роман о ночных клубах можно написать?
- А что Вы там забыли?
- А я, видите ли, прохожу инициацию.
- Ааааа! Вы девственник и Вам не дают?
- Ну да.
- А Вам не кажется, что это имеет прямое отношение к Вашей первой строчке «Я убил человека».
- А при чем здесь это?
- А при том, что Вы попали на следственный эксперимент и Вас провоцируют знакомиться с девушками и Вам только кажется, что Вы пишите роман про ночные клубы, а на самом деле Вы маньяк!
- Как?
- Да, я не только редактор, я еще и юрист.
- И что будем делать?
- Будем писать два романа: и Я убил человека по Достоевскому и про знакомства с девушками.
- А они будет бестселлерами?
- Если Вас объявят маньяком, то будут!
- Аааааа!
- Ыыыыыыыы!

*
Редактор или юрист?
- Я убил человека.
- И что, хочешь замести следы?
- Нет, это я по Достоевскому, концепция «Тварь я дрожащая или право имею» Раскольникова.
- Ты правильно сделал, что обратился к редактору. Мы заметем следы, сделаем вид, что это фантастический роман.
- Так это и есть философский роман, его первая строчка, никого я не убивал.
- А это еще надо доказать! Вот если напишем с тобой качественную прозу, будет алиби!
- А Вы что, цену себе набиваете? А сколько стоят услуги редактора?
- Дешевле, чем услуги юриста, если тебя обвинят в убийстве!
- Аааааааа!
- Ыыыыыыыы!

*
Роман без плана
- Я убил человека.
- А так вопрос ставится?
- Да, это подражание Раскольникову, я хочу написать роман, лучше, чем Достоевский.
- Нет, молодой человек, вопрос не так ставится. Надо написать «план романа», а не первую строчку.
- Первый шаг – половина пути!
- Ха-ха-ха! Молодой человек! Вы никогда не напишите роман без плана.
И редактор оказался прав. Свою первую строчку я так и не дописал.

*
Роман из телефонов
- Я убил человека.
- А будет ли Ваш путь эффективнее, полезнее, приятнее, если у Вас будет команда поддержки?
- Конечно. Я напишу лучший в мире роман, подражание Достоевскому. Как Раскольников.
- Какой роман? Мы обойдем все ночные клубы Москвы и перезнакомимся со всеми девушками!
- Зачем?
- А кто написал «Я убил человека»?
- Я.
- Ну вот мы тебе и организуем продолжение романа.
- Аааааа! А что, только в этом направлении можно. Я хотел философский роман написать.
- А человека ты не хотел убить? Аааааа? Пойдем искать девушек, а там видно будет.
- Странная у Вас компания. Ну ладно, пойдем знакомиться.
И мы так и не дописали первую строчку моего великого романа, зато заполнили всю записную книжку телефонами девушек. Получился роман из телефонов.
*
Тварь танцующая
- Я убил человека.
- И у Вас все получилось? А продайте мне права на экранизацию?
- А я еще не дописал, это первая строчка романа, подражание Раскольникову, как Достоевский.
- Я Вам помогу дописать, если мы снимем по Вашей книге сериал. Вы будете ходить по ночным клубам и искать женщин.
- Да я же Вам сказал, что это философский роман, концепция «Тварь я дрожащая или право имею».
- Нет, Вы будите у нас тварью танцующей! Мы сделаем из Вас маньяка! Получатся отличные роман и сериал.
- Ааааааааа!
- Ыыыыыыы!

*
Провокаторы
- Я убил человека.
- Если Вы точно понимаете, что Вы делаете, оно получается. Просто не хватает системности или информации, где эту системность взять. Вам нужно оружие?
- Только топор. Это по Достоевскому. Раскольников убил старуху, а топор будет символом моей книги.
- Я Вам принесу электро-топор.
- А такие разве бывают?
- У нас все бывает, как в Греции! Мы сделаем перфоманс, Вы будете убивать старух. Это будет лучшая в мире инсталляция.
- А зачем? Я же просто писатель.
- Нет, Вы вообще деятель искусств.
- А ни одна старуха не пострадает?
- Конечно пострадают и мы с Вами попадем в криминальные хроники и войдем в историю как лучшие в мире провокаторы!
- Ааааааа!
- Ыыыыыыы!
*
Недописанная строчка
- Я убил человека.
- А давайте с девушками знакомиться, Вам бы это помогло.
- А при чем здесь девушки и достоевщина? Я Раскольникову подражаю.
- Если Вы маньяк, это тоже достоевщина, одно другому не мешает, Вам где удобнее знакомиться, в клубах, в театрах, в библиотеках, в метро?
- Но я же писатель. Зачем мне знакомиться?
- Нет, молодой человек, Вы маньяк! Вам знакомиться надо.
И мы пошли с редактором знакомится, а первую строчку романа «Я убил человека» так и не дописали.

*

Кто же маньяк?
- Я убил человека.
- Ну, если ты сможешь реализовать свою собственную стратегию, у тебя, конечно, должно получиться еще раз. Правда я литературный редактор.
- А мне как раз редактор и нужен. Это я роман по Достоевскому пишу, идея Раскольникова.
- Верю, верю! У меня и топор есть, правда не наточенный. А пойдем точить топор.
- А зачем?
- Увидишь.
И мы с редактором пошли точить топор. Что было дальше – тайна. Но во всех интернет-магазинах появился мой роман, а редактор захотел остаться не известным. Сделали вид, что это самиздат.
А для раскрутки написали, что автор – маньяк. А я считаю, что маньяк как раз сам редактор.

*
Не редактор
- Я убил человека.
- А что это за книга? Какого она объема? Что это за человек? Мы не рассматриваем незаконченные рукописи, потому что авторы ничего не объясняют.
- А это я писал подражание «Преступлению и наказанию» Достоевского.
- Ааааа! А мне сказали, что ты маньяк! А ты хоть знаешь, кто такие маньяки?
- Знаю!
- Да ничего ты не знаешь! Маньяк – это тот, кто убивает девушек! А ты же в метро с девушками знакомишься?
- А все знакомятся!
- А зачем написал: Я убил человека!
- Да я же говорю, это не я, это Раскольников, я первую строчку романа написал.
- А мне сказали ребята, что ты маньяк!
- А что это ты сплетни повторяешь! Ты редактор или сплетник?
- Ну ладно, помогу тебе написать книжку, но у меня есть подозрение, что ты не только писатель, но еще и маньяк. И то и то.
- Ну подозревай, подозревай! Давай книжку писать.
И мы написали план будущей книги. Но дальше планирования дело не зашло. Оказалось, что это не редактор, а следователь.
*
Уфан-фикшн бивец
- Я убил человека.
- Да сколько же можно убивать-то? А я смотрю, что ты по ночам в клубах бродяжничаешь!
- Да нет, я писатель, я Раскольникову подражаю, это первая строчка моего романа в стиле Достоевского.
- А девок зачем снимаешь?
- А откуда Вы знаете?
- Да ты же сам написал «Я убил человека».
- Но одно с другим не связано! Это называется фан-фикшн, подражание известному автору.
- Все связано! Убивец!
- Ха-ха-ха!
- Я знаю, у тебя топор есть.
- Два топора!
(с) Юрий Тубольцев



© Юрий Тубольцев, 2022
Дата публикации: 16.09.2022 22:52:47
Просмотров: 91

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 85 число 48:

    

Рецензии

Михаил Чай [2022-09-22 02:48:07]
Лучше всего три топора.
Честно говоря, текст теряет актуальность уде после первого десятка вариантов, даже нет, на первом десятке.
Но мысль интересная.
Но(!) основное "но" в построении конфликта: диалог двоих, прекрасно друг друга понимающих героев, из общения которых читатель узнаёт всю подноготную, это очень и очень примитивно. То есть можно, конечно,тел примитивно. "Войну и мир" и дале Библию можно так пересказать, в диалоге двух героев, чьё общение больше похоже на один, слипшиеся в монолог, пересказ психологии автора.
Нет, экшн и действия, конечно, не обязательны. Нужно своё.
Вот притча, например. Японский писатель, начитавшиз Достоевского, каждую ночь убивает по старухе в своей деревне, и обсуждает каждое убийство со своим соседом - редакторов литературного издательства... Вот так, поверьте, было бы куда интереснее.
А пока просто автор разговаривает сам с собой.
Да ещё в восторге от своего монолога).

Но пресса такое любит. Тут и писатели смешон, и редактор, и Достоевский, и убийство есть, и девки, и клуб... Нет только королей, и, кстати, откуда у писателя капуста на клубы и девок?

Ответить