Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Константин Эдуардович Возников



Ты только слушай

Наталья Уланова

Форма: Очерк
Жанр: Просто о жизни
Объём: 24671 знаков с пробелами
Раздел: "Любимые герои"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Мужчина, мужчина, мужчина... Что ты значишь в жизни каждой из нас? Какую, занимаешь роль? Ведь без тебя пустота...
Крепкие, сильные, удачливые, смешливые, вредные, грозные, нежные, жестокие, одним словом, разные, живете вы в наших мыслях, поступках, настроении, ожидании.
За окном ливень, а на окне пристроился очень громкий кот. Мокнет, но кричит. Зовeт ее, кошку... На сколько его еще может хватить?
- Кот, иди домой! Ты сбиваешь меня! Я еe все равно не выпущу...
Замолчал. Люблю умных, даже если они коты.

Дорогой моему сердцу человек. Как давно я хотела коснуться листа бумаги буковками о тебе. И вот - свершилось. А к чему тогда дождь? Правильно, это слезы, скопившиеся за годы жизни без тебя. Они были всегда, но текли невидимо, по душе. Я постоянно думаю о тебе, понимая ежесекундно, что ничего о тебе не знаю. Ведь никогда не слышала даже голоса. Вернее, слышала, но забыла... Так отчего такая трепетная любовь? Сквозь годы, сквозь незнакомство... Без нервов, без боли, а только теплом и светом пронизана каждая черточка воспоминания.
У меня есть мечта, к сожалению, несбыточная. Мечтается мне, чтобы умное создание, по имени Человек, научилось, наконец, ценить любимых и дорожить отношениями.
Знаешь, я так запросто тыкаю тебе, а ведь с твоей женой себе этого не позволяла. Правильно, она не ты. Ведь мы с тобой одной крови. Соглашайся, не глядя. Здесь я капельку улыбнулась. Ты это почувствовал?
Ленинград. Ленинград... Да, это твой город, в который я собираюсь каждый год, но никак не приеду. А что... Там живет твоя племянница, моя тeзка, которая тогда успела к тебе. А я нет... Я очень часто задавалась вопросом, кого из нас ты любил бы больше, сложись жизнь несколько иначе?.. Знаешь, соперничества я бы не вынесла никогда. Неужели кто-то пощадил мои чувства? Нет, ты просто устал ждать.
Я читала твои письма, разглядывала уникальность почерка, представляя руку, выводящую слово, подсказанное тобой. Ты писал не мне, а своей сестре, размолвка с которой лишила меня на долгие годы общения со счастьем.
Сколько утекло воды, прежде чем мы нашлись в этих письмах... А ведь ты первый показал мне мир с высоты. Может быть потому я до сих пор так люблю вглядываться вдаль, забравшись на что-то недосягаемое?
Что может запомнить трехлетний ребенок? Доброту, смех, силу. Так вот, я запомнила. И реалистично ощущаю всe это до сих пор. Спасибо тебе, память, что сохранила мне этот фрагмент.
Вокзал, суета, усталость... И вот - чужие, но очень большие и добрые руки. Ой, вдруг мама, брат - они далеко внизу! А я выше всех! Как так получилось? Да какая разница, когда так приятно свесились ножки, а ручки встретились на подбородке...тебя, моего дяди. Дядя Юра, это тебе я пишу. Ты до сих пор не догадался? Ты знал, что я помню о тебе все эти годы? Беседую, восхищаюсь, люблю... Конечно же знал. Ведь ты так мечтал собрать нас всех вместе, как можно скорее, и ...исполнил. Мы приехали даже раньше, чем планировали...
Запах. Я его узнаю из миллионов. А случись насморку, почувствую его кожей. Я очень долго была уверена, что картины пахнут тобой. Особенно, только написанные. Мне всегда было достаточно собственного объяснения. И никто ведь не знал о постоянной работе мысли. Скажи, молчун, этим я в тебя? Да, ты прав, мне повезло с семьей, друзьями, близкими по духу людьми, потому я и не замкнулась в себе, не осталась наедине со своим сердцем, которое не в состоянии вместить полноту души. Человек или раскрывается, или умирает. Мне повезло жить, вернее, продолжать жить.
Помнишь белку, что стояла у тебя на невероятно высоком шкафу? Я забыла о ней, а после фильма "Летят журавли", вспомнила, что у тебя была такая... Вернее, я стала спрашивать у мамы, твоей сестры, у кого я видела такую... Она тогда плакала, дядя Юра, и ...рассказала мне о тебе. Так и познакомились...заочно. Но у меня были фотографии. Помнишь ту, где ты в бескозырке? Моложе меня, сегодняшней. Кто нагадал нам, жить в вечной дали друг от друга? Ведь и сегодня ничего не изменилось. Невеселая музыка, скажи? Может потому на всех фотографиях ты запечатлен всматривающимся в людей? Ты вечно выискивал своих?
Знаешь, я полюбила тебя не сразу.
Мы ведь с папой очень долго ехали к тебе. Расскажу обязательно. В какую-то далекую и незнакомую Килию, закрытый приграничный город. Ну ты и меняла. Питер на Килию. Говоришь, север на юг? Ты не один такой, поверь... в нашей семье. Да, она такая же. Но я молчу. Это запретная тема, даже в разговоре с тобой.
Так вот, я говорила о любви... Я не плакала, когда узнала. Хотя до последней дорожной минуты была уверена, что сейчас мы встретимся. На звонок выскочил зверь черного цвета, выше меня ростом, и с громким лаем вышвырнул на улицу. Вернее, я в секунду ретировалась сама. С таким позором я не звонила еще ни в чью дверь...
Знаешь, как я устала после дороги? У нас ведь не было разрешения для въезда в твой новый город, и мы добирались из Киева трое суток. Посмотри на карту, мы не пешком шли, честно! И такая встреча. Спустя время, все думали, что я плачу из-за тебя. Но нет, хоть тайное и стало явью. Я плакала по другой причине. Мне было десять лет, я думала, что увижу маму, а она утром улетела домой. Мы же приехали вечером. Каким-то образом здесь оказался брат. Ничего не понятно, но здорово. И этот дурацкий, огромный черный пес, который теперь лезет с мокрыми языковыми подлизами, да еще и собака, да еще и твоя любимица по имени Динга. И твоя жена, всe такая же баба Яга, внешне, но только не такая молодая. Какой-то очень взрослый смешливый тридцатилетний Володя, который потом варил для меня очень вкусный вишневый компот. Еще какие-то неведомые родственники, все ленинградцы. И кроме мамы, с утра отправились в путь еще те, которых я все-таки по именам, но знала. Я ревела и очень хотела домой. Теперь ты знаешь, что я плакала не из-за тебя. Только не пересматривай свое отношение ко мне. Пожалуйста.
Так вот, а то я снова отодвинулась от темы о любви, - я тебя полюбила спустя время. А как - ты уже знаешь. Сквозь годы, сквозь незнакомство - н а в с е г д а. Твоя квартира, твои картины - рассказали мне о тебе. Особенно та, что во всю стену... дорога в лесу... Плотная, утрамбованная шагами и потому верная и надежная. Сквозь зеленые ряды четко вырисованных насаждений, что слева и справа, я не раз мысленно ступала на эту дорогу. И она уводила меня далеко вперед, к какому-то свету и теплу. Я знала, что буду счастливой, пока иду по ней, никуда не сворачивая. И пока я живу, дядя Юра, я не сверну с нее ни за что!
Думаешь, я не пыталась ее скопировать? Да тысячу раз! Но света вдали не получалось... Я понимала, что художником нужно родиться. Со мной этого не случилось, несмотря на родство и единство душ. Но надежда живет всегда... И тогда я совершила воровство, наивно полагая, что оставив твой необыкновенный карандаш для набросков у себя (помнишь, такой сине-стальной, с толстым выдвигающимся грифелем?), я приобрету этот дар. Всe пустое. Срисовать да, но не более... Вот он, твой карандаш. Он не заканчивается и не теряется, представляешь?
И еще я очень люблю Новый год. Тоже из-за тебя. Потому что до сих пор мы наряжаем твою пушистую немецкую елку, подаренную в N-ом году малолетнему Мише, который старше меня на десяток, да и я уже переросла смешливого Володю, мастера вишневых компотов... Видел бы ты эту зеленую красавицу... Лампочки целы до единой и горят, ни разу не заменяли. А перегорят - и заменить будет нечем. Потому, мы каждый год с огромной опаской и придыханием ждем: зажжется елка или же нет? Горит! Еще как горит! Желтым, зеленым, сиреневым, малиновым... И игрушек сохранилось немало. А те, что разбились, так это не мы. Это наши периодически появляющиеся коты... Сейчас у меня кошка, и она игрушки не бьет, но постоянно съедает шуршащий дождик. Уже почти не осталось его. Глаз да глаз нужен. Но сейчас май, пока не ест. А сегодня, у есть подозрение, что она вышла замуж. Пришла домой, а меня встречают двое: она и тот самый, серый, ее любимец. И как он сюда попал? Всe-таки серый... А я была согласна только на белого. Потому серый и орет так под дождем, я его проводила... Только как теперь узнать о ее замужестве? Состоялось или всe-таки пронесло... я их застала дерущимися, но ведь неизвестно, что было без меня. И неужели пословица: милые бранятся только тешатся - распространяется только на людей? Сколько месяцев мне теперь мучаться догадками, не знаешь? Ах, у тебя ж был кот... Но ничего, посмотрю завтра в интернете. Не понял где я посмотрю? А ты приходи ко мне; покажу, объясню и познакомлю тебя со своими друзьями. Уникальные люди! Порадуешься за меня. Знаю. Мне посчастливилось их знать! Я им о тебе тоже как-то рассказывала...
А еще я выросла на твоих диафильмах. Каждый вечер - немое кино. Просмотр проходил на кухне. Опускалась штора, плотно закрывалась дверь. Становилось темно-темно. Немного жутко, ведь я трусиха, но знакомое предвкушение и присутствие папы - спасали положение. Только побыстрее бы он подключил фильмоскоп... До заправки ленты импровизированный экран освещался ярким кругом, а по стенам перемещались наши, вроде, тени, но какие-то невероятно увеличенные. Как приятно было ощущать себя большой. Что мы смотрели?
Для начала открывался твой деревянный, светлый, необыкновенный чемоданчик с замысловатым замочком. Я знаю, ты его сам сделал. И чемоданчик, и замочек - уникальная, но безвозвратно утраченная вещь. Фильмов много, как муравьев в муравейнике, но каждый раз в обязательном ежедневном прокате выступали "Карлик Нос" и "Гадкий утенок". Остальные, по настроению. Папа прокручивал кадры и прочитывал написанное ниже текстовое пояснение. Было здорово!!! Спасибо тебе! Единственное, что я не любила - правильно сворачивать пленку, чтобы завтра не смотреть любимый диафильм с конца. Иногда, правда, так и смотрели...когда случались капризы. Ведь с папой я могла себе позволить всe, что угодно.
Мужчины, благодарите моего папу, это на нем я оттачивала умение для общения с вами. Жалобы есть? Вот и славненько! Люблю сговорчивых и терпимых людей.
Тем летом ты написал в письме: "Я обязательно вас всех соберу!" А я ответила: "Я обязательно к Вам приеду!" Мы тогда еще были на Вы.
У папы отпуск. И мы вдвоем прилетели в Киев. На Подоле пересели в скоростной трамвайчик 12-ой линии. На остановке еще продуктовый, универмаг... и тетка с мороженым лотком. Начался дождь, но никаких трудов уговорить папу на эскимо. Киевское ведь!!! А на этикетке - каштаны! Кто-то бы отказал?
Через лесок, через озеро, небольшой подъем, еще немного леса...Высоченные сосны с тонкими голыми стволами, крона только в вышине, смолистый хвойных воздух... Дождь, практически ливень, вкуснейшее эскимо, папа рядом, но мы - мокрее не б ы в а е т. Лесная, 12. Наше временное жилище в Пущей Водице. Второй дом от леса. А у хозяев гости. Мокрых усадили за стол, и первый вопрос:
- Насыпать вам борща?
Насыпали. Только борщ, как борщ. Тоже мокрый, как обычно, но горячий. Спросила у папы, почему мокроту сыплют, но он мне ничего вразумительного не ответил. Наверно, тоже не знал.
На следующий день мы пошли в мой любимый и огромный киевский зоопарк, с указателями местонахождения зверей. Гуляли долго, смотрели много. Именно там я увидела у слона что-то очень длинное и серое, тоньше ноги, почти до земли, но не хвост. Эмоционально поинтересовалась у папы, но услышала только: "Фууу, Ната! Пойдем отсюда!" И чего-то мне тоже стало неловко. Потом мне мама объяснила. Стало еще стыднее...ведь тогда мы были не одни возле слона. Вот не объясняют детям, они и смущают родителей... Хорошо, что наши такие продвинутые. Теток с мороженым нам встретилось тогда немало... Возле каждой отмечались. А вечером вынужденно пришлось познакомиться с температурой под сорок один... Было страшно, жутко, холодно. Мерещились огромные кувыркающиеся чудища, передвигающиеся на манер перекати-поле. Еще чуть-чуть и подомнут меня... Получилась мокренькая постелька. Но к утру она высохла, вот только я не хотела покидать ее, чтобы не открыть своего позора. Когда лежать уже было невозможно, да и маячила перспектива сбора клубники прямо с грядки, я впервые в жизни убрала постель самостоятельно, чем очень удивила родителя. Он до сих пор не знает истинной причины этого порыва. Когда счастливый клубничный день закончился, я так же незаметно, раньше положенного срока, оказалась спящей... И тут меня, дядя Юра, стали поднимать. Я упиралась, как могла. По известной причине. Но сказали, что мы едем срочно к тебе. Свой позор я оставила хозяевам... Но помню о нем до сих пор...
Как ни гнал таксишник, на поезд до Одессы мы не успели. Папа что-то взволнованно говорил водителю о телеграмме. Сейчас бы сказали, что в ту ночь мы бомжевали. Весь следующий день провели в поезде, а потом вечер и ночь гуляли по Одессе. Вот так мы и опаздывали к тебе. Ты нас уже не ждал. Именно в 80-м я узнала, что такое таможня и солдаты с оружием. Автобус остановили, долго что-то проверяли, а затем всю людскую толпу направили пешком через поле. Так мы и пришли до твоей улицы Татарбунарской.
Пока папа что-то выяснял с соседями, я бросилась к знакомой по письмам квартире, а там эта злобная собака, видите ли английский дог. И у собаки была своя комната. С кроватью. А мой брат спал на матрасике, на полу. Ну и ладно. Если бы, к утру я его не заметила спящим уже действительно на голом полу, т.к. собачина твоя его сместила, и сама укрылась одеялом на этом хилом лежбище человека. Звонким, почти не срывающимся, голосом я ей показала на ее место. Вот тут мы и подружились. Навсегда. Собака у тебя была не семи пядей во лбу (кошка у меня намного эрудированнее), но очень веселая и непосредственная. Скажи, именно за эту жажду жизни ты ее и любил?
Как-то через весь городок меня отправили к какому-то из твоих друзей, за раками. Он встретил меня обращением к жене: "Ма-ша, пришла На-та-ша!" Он-то и рассказал о необыкновенных отношениях человека и собаки. Именно она сидела в машине рядом, именно для нее ты купил люльку к мотоциклу. Я слушала и запоминала, чтобы... осознать в дне сегодняшнем.
"Он тебя очень ждал, Наташка..."
А потом друг с женой вышли на балкон и провожали меня долгим взглядом, о чем-то переговариваясь. Я помню их глаза. Они грустно улыбались, каким-то глубоким и непонятным мне тогда познанием печали. А раки были живые и еще долго жили в холодильнике.
Как мне хотелось быть взрослой именно в том году! В твоей мастерской работал другой, и в кинотеатре стали появляться афиши, выполненные не тобою. Последний твой фильм - "Экипаж". Твой Жженов был - как в жизни. Сильный и справедливый.
Знаешь, дядя Юра, это было самое сильное, яркое, незабываемое лето. Мы с Дингой ходили каждый день в парк. Можешь представить себе мою гордость и амбиции. Девочки двора меня невзлюбили, но терпели (как сказала мама: они же знали, что рано или поздно ты уедешь). А вот с мальчиками случилась не разлей вода. Сереже было пятнадцать, Мите - шестнадцать.
Каждый вечер - мы в кино. А утром девочки твердили, что дружат мальчики со мной потому, что моя тетя - директор кинотеатра, у меня собака и старший брат. Может быть Сережа, но не Митя. Это тоже взгляд сегодняшний. Виновата...
Только вышел фильм "Али-баба и 40 разбойников". А я его уже видела у себя дома. Но пошла с Сережей, как в первый раз. На следующий день назначено было Мите. Мы уже не дружили втроем. Он пришел в костюме и нашел меня среди кошек, которых я собрала по всей округе в невероятном количестве. Опаздывали, и переодеть платье, которое было...откровенно грязным, не говоря о руках, не успевали... Так и пошли. По молодости лет, забыла я о "свидании"... На нас не просто смотрели. Мы были в центре внимания. Городок-то небольшой. В зале я откровенно скучала, наблюдая за поглощенным, но каким-то напряженным Митей. По дороге домой он спросил, ходила ли я в кино с Сережей. Соврала, а он знал заранее и не простил. Пришел только попрощаться глазами в конце августа.
Но еще до "Али-бабы" мы вчетвером, еще и Миша, ходили к тебе. Меня брать не хотели, т.к. никогда не брали туда. Но с рыданиями и клятвенным заверением, что не скажу маме, брата уговорить удалось. По дороге купили цветы. Но мне ж патологически хотелось выглядеть взрослой. Хотелось, чтобы окружающие нас люди видели, какое место я занимаю в жизни этих ребят, тем более, что твоя жена купила мне первые босоножки на каблучке (+5. Это была невероятная высота!).
Ну я и шокировала молоденькую продавщицу цветов. А что...пусть не строит глазки брату и остальным... Выбирали долго и тщательно, а потом я их уложила на витрине и стальным голосом поинтересовалась: будут ли они также смотреться на могилке? Девушка, но для меня тетя, вытаращила глаза и только кивнула. Я еще не раз потом к ней заходила, но покупала цветы уже для твоей жены. Девушка так и думала, скорее всего, что у меня не все дома. А дома ведь всех и не было в действительности...я ей так и сказала позднее...
Думаю сейчас, куда делась эта десятилетняя смелость жить и дерзить? Неужели у каждого из нас есть постыдные моменты, родом из детства...
Впервые я была на будущей остановке каждого из нас. Но страшно не было. Было любопытно. И твоей фотографии, скорее всего паспортной, я не испугалась. И опять ни о каких слезах не было и речи. Только спросила у брата: "А что? Он действительно здесь теперь лежит?"
И мальчикам было кого навестить. Запомнила только, что было тихо и покойно. Когда уходили, ребята плакали. А я скорее наслюнявила глаза...
Зато сегодня во мне чувственности...
На выходе нам встретился мужичок, остановивший словами: "Ну что? Поговорили со своими?"
Вот тут я, дуреха, и разошлась:
- Да как вам не стыдно, дяденька, говорить такое! Как можно с ними разговаривать? Ведь их нет! Вы пьяный!
Брат взял меня крепко за руку и сказал, что отлупит дома. Ревела до дома. Не отлупили.
Теперь, видишь, как я научилась разговаривать...
Потом брат уехал, и мы остались на три долгих дня с тетей Ларисой, которые нужно было дожить до приезда мамы. Чем мы занимались? Я очень ждала маму. А она. Она ушла на работу, закрыв меня на ключ. Но я столько раз звонила к ней кабинет, что далее мы условились проводить день вместе. И с собственным ключом у меня.
Но без происшествия не обошлось. Впрочем, как всегда. Было съедено много конфет. А культура прeт так, что выхода нет... Куда ближе швырнуть фантики: через окно или же в мусорное ведро? Конечно же первое! Еле еле забралась на стул... и развела руки. И ведь надо было, чтобы фантики засыпали проходящего именно в этот момент очень строгого военного. Он что-то гаркнул, да так, что я чуть не свалилась со стула. Тут же переодела платье. В голове пронеслось: "Если сейчас придут меня арестовывать, я скажу, что это не я бросала, посмотрите, на мне другое платье".
Ждала долго. Можно сказать каждый день. Но никто не приходил - там просто откладывали. Было очень страшно жить, вот с таким постоянным ожиданием... Не знала как сообщить маме о происшествии... Ведь она так расстроится, когда меня арестуют. И только всe капельку позабылось...
Гуляю себе под этим же злополучным окном. Почти прощаюсь, ведь завтра домой. За пазухой греется мой любимый круглолицый серенький котенок - Терезка. И вижу...идет Он. Я вросла в землю. Он остановился тоже. Прищурился и медленно произносит, подзывая пальцем:
- Девочка, ну-ка, иди сюда!..
Дождалась! Говорят, когда очень ждешь - сбывается. Понятно ведь, как округлились у этой девочки глаза...Но подошла и услышала строгое:
- Что у тебя за пазухой?
- ...Ко-те-нок... Вот...посмотрите!
- Красивенький.
- Дяденька! Я больше не буду бросать на Вас бумажки!
- Точно?
- Да! Честное слово! Я скоро уезжаю...
- Ну ладно. Верю! Только учти, не только меня нельзя забрасывать бумажками. Хорошо?
- Хорошо! А Вы меня даже не арестуете?
- За что?
- ...за котенка! Ну...то...что я его за пазухой ношу?
- Нет, что ты! Будь здорова, девчонка!
И ушел, улыбаясь. Хороший был военный, правда?
И сразу так стало радостно на душе!
Вот так вот, дядя Юра, у тебя, но без тебя, я училась жизни.
Мама должна была приехать семнадцатого августа, в свой день рождения. Брат оставил денег на подарок. Но тетя Лариса сказала, что по твоему правилу, дядя Юра, нужно отвести родившегося в магазин, и пусть он сам выберет что-то по своей душе.
Ты конечно же был прав. Но так поступает мужчина с женщиной, но никак не дочка с мамой. Тем более, что подарок должен был быть представлен от лица семьи. Но я тогда этого не знала и согласилась очень легко с тетей Ларисой. А если учесть тот факт, что в прошлом году на выделенные деньги я купила маме какой-то, как оказалось, мужской одеколон, да еще разукрашенные павлиньи перья... Одеколон - ладно, но чем перья не понравились?.. В общем, я не рискнула и попала в еще большую неловкость... Ты что ли забыл свою сестру?
Как я смогла это выговорить, но выговорила:
- Мамочка, я тебе ничего не купила, ...но мы завтра с тобой пойдем в магазин, и ты сама себе выберешь подарок.
- Наточка, спасибо, но ты же знаешь, что сама я себе ничего не куплю.
И тут я вспомнила, что брат мне советовал купить вырезанного из дерева оленя на тонких ногах, за целых десять рублей! Ужас, какая сумма! Он очень любил деревянные поделки. И уже как-то дарил маме медведя с бочкой. Я всe намеревалась налить в эту бочку меда, но...уговорились хранить там выпавшие васькины усы (это кошка, но с мужским именем. Так получилось).
Успела я сбегать в универмаг и поставить оленя рядом с подушкой. У нас так. Кто рождается - его ждет подарок. Рядом с подушкой.
Медведь с бочкой и олень на тонких ногах очень долго стояли на телевизоре. (Пока папа с мамой не уехали жить в Россию). И каждый раз, вытирая с них пыль, я вспоминала брата. Ноги ведь у оленя тонкие... Но сломала их не я. Алексей. Нет, не муж. Сын.
Я их потом склеивала. Но ничего - десять лет простояли.
Дядя Юра, и еще, не могу не рассказать.
В воскресенье днем шел детский фильм. Тетя Лариса решила меня на него отправить. Я конечно же согласилась и стала просить денег на билет - 10 копеек. А она не дает, говорит, скажи контролеру, что ты моя племянница, она тебя так пропустит. Я просила долго, т.к. уже знала, как это унизительно проходить без билета, когда у всех он есть... В итоге, тетя Лариса просто выставила меня за дверь, без 10-ти копеек. Всю дорогу я смотрела под ноги, в надежде найти денежку.
Не нашла... Хотела не пойти, а просто пересидеть время, но как тогда в подробностях пересказать новый фильм? И, как назло, реализацией билетов занимался контролер. Все уже купили и прогуливались.
Я прогуливалась тоже. Но без билета. Контролер очень громко спросила:
- Девочка! Ты пришла в кино?
- Да...
- Бери билет!
- Сейчас...
Внимание всех на мне...Я готова провалиться сквозь землю...А десяти копеек, в наличии которых сконцентрировался в этот момент весь мир, так и нет...
Продолжаю гулять...
- Ты берешь билет? Скоро сеанс!
- Да...сейчас возьму...
- Билет стоит десять копеек!
- ...я знаю...на афише написано...
- У тебя есть деньги? Покажи!
А что было показывать? Пустые ладони? Мне кажется, что такого стыда я не переживала больше никогда. И не дай бог случиться такому с кем-либо еще.
- Ты зачем пришла, если у тебя нет денег?!!
- ... ... ... тетя...мне сказала, чтобы я прошла без билета...
Вокруг стали откровенно смеяться, шушукаться, показывать пальцем.
- Какая такая тетя?
- ... тетя Лариса...
- Что за тетя Лариса?!!
Тут, осмелев от отчаяния, я собрала последние силы и решила прорваться в зал. Тетка меня схватила за шиворот, как преступницу. Сквозь слезы я, полностью выложившись, прокричала:
- Моя тетя Лариса - директор этого кинотеатра! Она сказала, чтобы я прошла без билета! Пропустите меня немедленно!!!
- Вот обманщица!
На счастье, подошли другие работники, которым была известна моя личность. Стали успокаивать и меня, и контролера.
Она просто была новенькой и хорошо выполняла свою работу. Молодец. Это у меня не было десяти копеек...
Весь сеанс я внушала себе, что фильм смотрю - замечательный.
И тете Ларисе я пересказала его в подробностях. На здорово припухшие глаза, она не обратила никакого внимания, только поинтересовалась:
- Тебя спокойно пропустили?
- Да, тетя Лариса, спасибо.


© Наталья Уланова, 2008
Дата публикации: 05.06.2008 10:00:54
Просмотров: 1809

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 67 число 73: