Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Яков Меренбах



Цы Фу и Пять Сосудов

Светлана Осеева

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 33464 знаков с пробелами
Раздел: "Ли Шин Го, ВОЛШЕБНЫЕ ПРИТЧИ ДРЕВНЕГО КИТАЯ"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати



Из книги Ли Шин Го "ВОЛШЕБНЫЕ ПРИТЧИ ДРЕВНЕГО КИТАЯ"



...Летит пёстрый лис
на падающей луне.
Поёт вечный тис...

Знак на валуне,
и реки выходят из
берегов, нет сил,

и дух далеко,
не сдвинешься ни на пядь...
Что ты знаешь о
сосудах, которых пять?..

(Ли Шин Го)


Однажды пятеро путников, которых в дороге застигло лихое ненастье, остановились на ночь на полузаброшенном постоялом дворе при почтовой станции. Один из них представился путешествующим от храма к храму монахом, второй – чиновником, идущим по делам в соседний округ. Третий имел вид странника, слегка прихрамывал и ничего о себе не сказал, ещё двое назвались ремесленниками из западного предместья Наньяна, которые направлялись в город в поисках выгодной работы.
Вокруг почтовой станции было безлюдно, и только осенний ветер тоненько выл в трещинах здания, как будто кто-то невидимый плакал за окном и просил о чём-то. Путники достали из котомок и разложили перед собой незатейливую снедь, а старый монах достал овечье молоко, которым его угостили в соседней деревне.

- Я встретил людей возле станции, - сказал один из тех, кто отправлялся на заработки. - Они предостерегли меня. Говорят, что здесь водится нечисть, и с давних пор эта станция пользуется дурной славой... Слыхал я, что в полночь сюда наведываются оборотни. Я и сам не рискнул бы остановиться здесь, если бы не встретился с вами.
Монах улыбнулся и заметил:
- Мой старый учитель, живущий в горах, говорил, что демоны и духи – порождение стихий. Они могут вызывать беду так же легко, как и счастье.
- Ну нет! – возразил работник. – То, что духи вызывают беду, я знаю. Но чтобы счастье – об этом слышу впервые!
- Я слыхал историю, которая произошла несколько лет назад с одним человеком по имени Гань Яо. Этому человеку неслыханно повезло, когда он столкнулся с духами. Но расскажу по порядку. Когда умер старый скряга Ван Дунь, его имущество пошло с молотка, так как наследников у него не было, кладовые ломились от всякого хлама, а дом был крепок и просторен. Ходили слухи, что покойный не брезговал наживаться на чужом горе - давал беднякам деньги в долг под высокие проценты, а если те не могли заплатить, требовал, чтобы они присылали к нему своих детей – девочек и мальчиков – для услаждения его старческой похоти. Говорили, что старик перед кончиной свихнулся от жадности и непрестанно разговаривал с духами, которые живут в монетах. Может, это и выдумки. Люди не любили старого Ван Дуня... Как бы ни было, он умер, а дом купил Фань Мэй – человек спесивый, богатый и многодетный. Едва въехал он в дом, как дела его пошли хуже некуда. И он, и родные его начали болеть, дети калечились, невезение подстерегало каждый его шаг, имущество пришло в расстройство, как будто под влиянием колдовства. Кроме того, по ночам в доме слышен был шум, происхождение которого так и не было установлено. Напуганный и порядком обнищавший, Фань Мэй продал дом Фэн Ину, торговцу пряностями. Когда Фэн Мин поселился в доме, и на его семью посыпались одно за другим несчастья: дети болели и умирали, воры забирались к нему в карман чуть ли не каждый день, а сам Фэн Мин потерял сон из-за странных звуков в доме и опасался лишиться рассудка. Последней каплей, переполнившей терпение торговца, было то, что как-то ночью деревянный пест сам по себе взлетел с пола и что есть силы ударил его по голове, после чего бедняга оказался на полу без сознания, весь в крови. Фэн Мин обратился к колдуну, и тот посоветовал ему принести жертвы, а когда и это не помогло - переехать, предположив, что место, в котором живёт несчастливец, за что-то мстит ему. Фэн Мин, поразмыслив, с трудом нашёл покупателя и, с грехом пополам, с убытками для себя, продал проклятый дом за ничтожную сумму денег, лишь бы избавиться от него.
Покупателем оказался Гань Яо, человек небогатый, но бесстрашный и склонный к приключениям. Услышав от старожилов по соседству разговоры о подозрительных звуках и расспросив соседей об истории дома за ужином с выпивкой, он ближайшим вечером запасся большим ножом, забрался с улицы на балку в северном зале дома и притаился. Наступила глубокая ночь, и вот, Яо услышал, как в доме заскрипели двери и половицы. В зал вошёл человек в жёлтой одежде, такой худой и высокий, что остроконечная шапка на его голове касалась потолка.
- Эй, Тощий! – воскликнул человек в жёлтой одежде. – Почему в доме опять слышен живой человечий дух?
Тотчас из-под очага раздался дребезжащий старческий голос:
- Не знаю! Я ничего не слышал!
Человек ушёл, но вскоре пришёл другой, чуть ниже первого, в высокой шапке и синей одежде, и сердито закричал:
- Эй, Тощий! В доме опять поселились люди?!
- Не видел! – ответил голос из-под очага.
И второй ушёл, а на пороге показался третий, чуть ниже первого и второго, тоже в остроконечной шапке, но в белой одежде.
- Эй, Тощий! Опять в доме люди?! – закричал он зычно.
- Не видел, не знаю! – трусливо отвечал кто-то из-под очага.
- Смотри же! – пригрозил сердитый посетитель. – Если обманываешь нас, мы вернёмся и сломаем тебе хребет! Так что побеспокойся о том, чтобы духу человечьего в этом доме не было!
Нужно сказать, Яо был находчивый малый. Он тихонько слез с балки, помчался в свой старый дом, откуда ещё не были вывезены вещи, отыскал чёрную остроконечную шапку и красную одежду, быстренько напялил всё это на себя и вернулся в дом перед рассветом, шумно открыв двери. Ворвавшись в северный зал, он грубо прокричал:
- Эй, Тощий! Опять по дому шастают люди?!
Из-под очага ответили:
- Нет... Никого не видно!
- Ты лгун! Я сломаю тебе хребет! А это кто заходил сюда в жёлтой, синей и белой одежде?! – пуще прежнего завопил Яо.
- Это не люди! - пискнул голос.
- А кто же?! Кто это был, в жёлтой одежде?
- Это – золото, - отвечали ему, - то, что спрятано под стеной зала с западной стороны в двух шагах от двери на расстоянии вытянутой руки.
- А тот, кто в синей одежде?
- Это медные монеты, которые спрятаны на расстоянии ступни от колодца перед залом.
- А тот, кто в белом? Говори, а не то я уничтожу тебя!
- Это серебро! Оно зарыто под столбом в северо-восточном углу ограды!
- А сам-то ты кто? – рискнул спросить смельчак.
- Я никто! Я просто пест, лежу под очагом! – жалобно промямлил голос.
- Ну и лежи тихо! Услышу ещё хоть слово, сотру тебя в порошок! – прикрикнул на него Яо и поспешно удалился.
Наступил рассвет. Яо по порядку обошёл все места, перечисленные ему накануне, всё раскопал и – о чудо! – обнаружил в тайниках клады. Золота и серебра он нашёл по целых пятьсот цзиней, а медных монет – тысячу раз по десять тысяч связок! После этого он разломал пест и бросил обломки в огонь. Теперь он стал богат, а в доме стало тихо...
- Везёт же некоторым... – мечтательно вздохнул один из работников. - Хотя, если честно, я бы побоялся вступать в спор с ночными духами!
- Ах, не лучше было бы нам, людям, никогда не встречаться с теми, кто не является людьми по рождению! – с досадой откликнулся чиновник.

- Небо и Земля, демоны и духи – всё это рождено из тех же элементов, что и человек, создано созвучным каждому из нас, смертных! - ответил монах. – Десять тысяч вещей, созданных Творцом, произошли от Единого. Когда разделились стихии, сущность стала различной. Когда земли стали обретать различия – их рельеф стал несходным. Когда люди ощутили себя отличными от других людей и стали звать друг друга по именам – их лица также стали разными. Вопрос в том, к чему мы привязаны, к чему расположено наше сердце. Если мы любим цветы, то обязательно встретимся с нежными духами цветов, если же деньги – то столкновения с духами денег не избежать... Вернуться к первозданному положению вещей уже невозможно...

- Это верно... - заметил до сих пор молчаливый странник. – Чистую душу тёмный дух обходит стороной, в то время как светлые духи всегда рады помочь доброму человеку. В уезде Луцзян жила одна женщина, ясновидящая по имени Цзи Сянь. Муж у неё умер в молодом возрасте, а единственный сын уродился до того больным и слабым, что даже ходить не мог. Но Цзи никогда не жаловалась на судьбу, и замуж не шла, хотя красавицей была, и желающих разделить ложе с вдовой было хоть отбавляй! Жила в бедности, но никогда никого не обманывала, не гнушалась тяжёлой работы, с бедным делилась последним куском хлеба, и со всеми была приветлива. Жила она на станции Лутин, в деревне Луншу, возле реки, в тесном, но чистом доме.
Недалеко, у текущей воды, росло дерево, на котором всегда гнездились тысячи жёлтых птиц. Издалека казалось, что дерево густо покрыто золотисто-жёлтыми цветами. Каждое утро Цзи Сян выходила гулять с больным ребёнком, кормила птиц и садилась на траву недалеко от дерева. Птицы до того привыкли к её присутствию, что без боязни садились ей на плечо.
Как-то наступил тяжёлый год, и была такая сильная засуха, какой давно не помнили в Поднебесной. Старейшины долго совещались, а потом решили:
- Это дерево, которое растёт у текущей воды возле станции, скорее всего, наделено чудесной силой, раз столько птиц живёт на его ветвях. Наверное, к нему можно прийти с молением о дожде...
Договорились пойти к дереву на следующее утро. А ночью Цзи Сянь проснулась от шелеста крыльев и мелодичного клекота. Она открыла глаза и увидела, что вся комната наполнена золотистым сиянием от того, что в неё слетелись жёлтые птицы. Посредине комнаты стояла женщина в расшитых золотом одеждах.
- Меня зовут Большая Мать Жёлтых птиц, - сказала женщина. – Я дух дерева, которое ты видишь каждый день, и могу вызывать тучи и дождь. У тебя кроткий нрав и чистое сердце, за это я хочу наградить тебя, так как жизнь тебя не балует... Ты станешь предсказательницей. Утром на берег реки придут старейшины и будут просить Небесного Владыку о том, чтобы он ниспослал дождь на землю. Я уже выпросила дождь у Небесного Владыки, завтра в полдень начнётся ливень. От тебя требуется немногое: просто сообщи старцам о том, что будет ливень.
Женщина не рискнула перечить духу и согласилась. В тот же миг все птицы, бывшие в её доме, легко вспорхнули, поднялись в воздух вместе с женщиной-духом и вылетели прочь, оставив в комнате тонкий запах цветов. Благоухание сохранялось ещё много дней после визита духа.
Наутро к берегу реки пришли старейшины и стали молиться о дожде. Цзи Сянь вышла им навстречу и почтительно сказала:
- Сегодня ночью дух дерева – Большая Мать жёлтых птиц – приходила ко мне и велела вам передать, что Небесный Владыка смиловался над нами, и в полдень начнётся ливень.
Старцы удивились, но когда в указанное время пошёл дождь, пришли к дому Цзи и поблагодарили её за сказанное. В честь такого события решили устроить жертвенник у дерева. Цзи Сянь, накануне поймав пару карпов, снова вышла к людям и сказала:
- Коль вы оказались возле моего дома, то я, живущая у самой воды, хотела бы угостить вас рыбой. Не откажитесь от угощения...
Только произнесла Цзи эти слова, как вода в реке вздрогнула, из неё выпрыгнули и взлетели над водой десятки больших красных карпов. Как птицы, шевеля своими плавниками, подлетели они к молельне и медленно опустились на траву. Цзи удивилась, но виду не подала. Она почистила рыбу и приготовила угощение на глазах у изумлённых людей.
Как-то вечером Цзи вышла на прогулку с сыном, везя его на деревянной повозке. Вдруг среди листвы раздался голос:
- Пойди в Луцзян, найди там человека по имени Ян Фу. Сегодня утром его любимая жена, испугавшись дурного глаза колдуна, потеряла сознание и стала похожа на умершую. Но она не умерла, только уснула так глубоко, что кровь отлила от её кожи и дыхания не слышно. Ян Фу готовится к её похоронам. Попроси у него имбирь и корицу, поднеси их к носу спящей, и она проснётся. Только поторопись, иначе её заживо похоронят!
Цзи и на сей раз не стала перечить духу. Тотчас же собралась, взяла с собой еду, посадила в повозку ребёнка и направилась в Луцзян. Придя в город, расспросила жителей, как найти дом Яна Фу. Войдя во двор, женщина увидела безутешного мужа и плакальщиц, которые окружили тело мнимой покойной.
- Погодите! – воскликнула она. – Не уносите живую туда, где должны пребывать мёртвые!
После этого она попросила у мужа спящей женщины имбирь и корицу и сделала всё то, о чём ей поведал дух. Почуяв резкий запах, жена Яна Фу вздрогнула и открыла глаза. Все, кто присутствовал при этом, были потрясены случившимся. Цзи покинула дом Яна тотчас. По дороге её догнали всадники и потребовали, чтобы она вернулась обратно. Цзи повиновалась. Ни слова не говоря, она развернула повозку и пошла обратно в город. Там, в честь воскрешения любимой жены Яна Фу, уже начинался пир. Хозяин, сияя от счастья, щедро вознаградил женщину, а затем пригласил врача, чтобы тот осмотрел больного ребёнка Цзи Сян. Врач нашёл, что болезнь хоть и запущена, но не безнадежна. Ян Фу вызвался оплатить любые расходы по лечению мальчика. Только через год вернулась Цзи Сянь к себе домой, на берег реки. Какого же было удивление соседей Цзи, когда они увидели её, нарядную, в богатой повозке. И ещё больше удивились они, когда из повозки вышел её сын, который к тому времени не только ходил, но и бегал, как и все остальные дети, только слегка прихрамывал.
Прошло больше года. И однажды ночью Цзи снова проснулась от присутствия духа в доме.
- Я должна проститься с тобой... – с печалью сказала Большая Мать Желтых птиц и протянула Цзи яшмовое кольцо. – Скоро будет большая война, а этот перстень убережёт тебя от любой беды. Больше мы с тобой не увидимся...
С этими словами дух дерева растворился в воздухе вместе с птицами. Наутро выяснилось, что жёлтые птицы покинули дерево и улетели неизвестно куда, а следующей ночью разразилась большая гроза, молния попала в дерево и испепелила его до основания.
Вскоре подтвердились слова Большой Матери Жёлтых птиц: началась большая война в Поднебесной. Много людей погибло тогда, когда сражались между собой Лю Бяо и Юань Шу. Почти всех жителей Луншу увели на чужбину, и только одну деревню война не затронула – ту, в которой жила Цзи Сянь, до самой смерти сохранившая способность предугадывать будущее...
- Откуда же ты так хорошо знаешь эту историю? – удивился чиновник.
Странник усмехнулся и протянул ладонь к огню. На мизинце тускло блеснуло яшмовое кольцо.
- Это кольцо мать оставила мне, когда отправлялась туда, откуда мы все пришли. Её дар передался мне после её смерти. И поэтому я скажу то, что чувствую: мы не одни здесь. Нас не пятеро, есть кто-то шестой...

Путники принялись за еду, но в молчании их чувствовалось напряжение. Старое здание издавало тоскливые пугающие звуки, и казалось, будто голодные духи вздыхали и скрежетали зубами. От этих потусторонних звуков вздрагивал и озирался чиновник, да и всем остальным было не по себе. Лишь монах оставался невозмутимым.

- Ваша учёность не может не вызывать уважения у нас, простых людей, - сказал монаху один из работников. – Однако всё, что вы говорите, оторвано от жизни. Вы рассуждаете о стихиях, а в то же самое время человеку нет дела до стихий, его главной заботой является другое: как добыть пищу, одежду, как избегнуть опасности и не потерять жизнь...
- Если бы люди понимали, что каждый, кто рождается на свет, связан со стихиями, в мире было бы меньше бед, - помолчав, произнёс монах. Видя любопытство на лицах спутников, он продолжал:
- Пять стихий есть у Неба. Их преобразование и смешение – причина рождения десятков тысяч вещей, известных Природе. Чистые и незамутнённые, стихии составляют гармонию жизни. Вот они! Стихия дерева, когда она чиста – это гуманность. Если же грязна – это слабость. Стихия пламени, когда она чиста – это правила, порядок вещей. Грязная стихия огня – это развратность, приводящая к хаосу. Стихия металла, когда она чиста – это долг. Грязная, она становится распущенностью. Стихия воды, когда она чиста – это мудрость. Если она загрязнена – это жадность. Стихия Земли, когда она чиста – это мысль. Если грязна – это тупость. Когда все пять стихий очищены, они образуют достоинства совершенномудрого человека. Если же все пять стихий загрязнены, человек становится тёмным и низким. Суеверия становятся главным содержанием его жизни, а страх обретает плоть, его окружают пугающие существа, и тогда Небо отступает от него...

Тут чиновник хлопнул в ладоши и сказал:
- Мы все здесь оказались по воле случая. Нет смысла скрывать, что все мы испытываем страх перед этим нехорошим местом, в котором оказались. Вообще, с почтовыми станциями связано много тёмных историй. Одну из них я хочу вам рассказать.
В округе Лулин, на главной почтовой станции завелась нечисть. Все, кто оставался там на ночь, умирали. Пока поняли, что место это надо объезжать десятой дорогой, немало людей умерло. И так было много лет, пока один весьма храбрый воин по имени Тан Ин, везущий сообщение одному высокому начальнику, не остался на станции на ночь. Его предупреждали, что нельзя этого делать и лучше подыскать ночлег в другом месте, но он был упрямым и бесстрашным, поэтому остался.
Наступила глубокая ночь, и вот, Тан Ин услышал, как кто-то стучится в дверь. Ин крикнул:
- Кто там?!
- Откройте! – ответили ему. – О вас необходимо доложить ревизору, правителю округа!
Ревизор округа – важная птица, Тан Ин не посмел ослушаться и открыл двери. Человек в чёрной одежде переступил порог, расспросил Тана, записал необходимые сведения о нём и удалился.
Не успел Тан сомкнуть глаза, как снова раздался стук. На сей раз ему было сказано:
- О вас велено доложить начальнику управления!
Тан снова дал необходимые сведения о себе и закрыл дверь за человеком в чёрном. Оба приходивших не вызвали у Тана ни малейших сомнений в том, что это были люди. Однако через малое количество времени вновь послышался стук, и Тан услышал:
- Ревизор округа и начальник управления направляются к вам! Они сейчас прибудут!
«Это что-то небывалое...» – подумал Тан, который отличался сообразительностью, к тому же прекрасно знал правила, по которым живут все чиновники. – «Где это видано, чтобы ревизор округа и начальник управления ходили вместе! А уж чтобы среди ночи они вдвоём пришли ко мне, жалкому гонцу...»
И тут Тан Ин догадался, что это были оборотни! Он сжал в руке кинжал и пошёл навстречу гостям. Они вошли вместе, в полном облачении, важные, надутые, как будто и впрямь люди, но Тан Ин был начеку. Имея тонкий нюх, он сразу же понял, что ни одежда, ни волосы этих людей не имеют запаха, присущего людям! Пригласив гостей присесть, Тан внимательно слушал каждое слово. Начальник управления затеял с ним беседу, а ревизор округа вдруг поднялся и стал за спиной Тана. Однако тот не растерялся, повернулся и молниеносно поразил его ударом кинжала. Тут начальник управления бросился бежать, но Тан догнал его у задней стены станции и несколько раз ударил кинжалом в сердце. После всего, что случилось, воин вернулся на станцию и дождался рассвета. В это время к нему пришли его люди, и они, все вместе, пошли по кровавым следам и поймали обоих недобрых ночных гостей. Те и впрямь были оборотнями! Тот, кого называли начальником управления, оказался старым боровом, а ревизор округа – пёстрым лисом, облезлым и старым! Люди Тана совершили всё, что положено древним обрядом, чтобы лишить оборотней возможности вернуться к жизни, и с тех пор несчастья на этой почтовой станции прекратились...

Вновь стало тихо. Отсвет пламени блуждал по лицам путников. В помещении загуляли сквозняки, как будто тихонько духи, и стало совсем жутко. Монах сказал:
- Рождение опирается на силу Ян, смерть – на силу Инь. Сущность вещей заложена в их рождении. Всё, что рождено потоком Ян, обладает невидимым сиянием и подобно солнечному ветру. А великая сила Инь порождает во мраке своей лунной утробы диковинных животных и чудовищ. Стремясь к жизни, эти существа пользуются ночным сумраком и принимают человеческий облик, обманывая тех, кто видит их. Но солнечный свет открывает их истинную сущность, поэтому они превращаются на рассвете в то, чем являются... Я поведаю вам одну короткую историю.
Матушка одного моего знакомого из рода Хань, из округа Цзян-Ся, как-то пришла домой из небольшого путешествия и приказала согреть ей воды. Затем велела всем удалиться и не трогать её. Домочадцы ждали её долго, наконец, их стало разбирать любопытство и тревога, так как больно подозрительно вела себя их матушка. Они просверлили дырку в стене, но матушки не увидели. Тогда они взломали дверь и подошли к лохани. Но ничего, похожего на человека, в лохани и близко не было. Там плавала огромная черепаха! Она более никогда не являлась в человеческом облике. Её охраняли, плакали, не знали, как быть. В том, что это матушка, сомнений не было, в голове у черепахи так и осталась торчать серебряная шпилька, принадлежавшая ей. Однажды, воспользовавшись невниманием служанки, черепаха вылезла за ворота и уползла в сторону пруда, где скрылась в воде. Мой приятель до сих пор не пошил траурных одеяний... Каждый вечер черепаха высовывает голову из воды, а в голове у неё сверкает серебряная шпилька. Он часто сидит у пруда в надежде увидеть свою матушку...

- Да уж... – вздохнул один из работников. – От этих оборотней людям не стало житья! Мой приятель рассказал мне одну историю, очевидцем которой ему довелось стать. Один человек по имени Чэнь Сянь, военный наместник в Сихае, как-то обнаружил, что воин из его охраны, храбрец по имени Ван Лин Сяо, сбежал однажды ночью по неизвестной причине. Не найдя беглеца, Чэнь приказал посадить в тюрьму жену Ван Лин Сяо. Однако, поговорив с женщиной, которая беспрерывно лила слёзы и всё твердила о колдовстве, Сянь пришёл к выводу, что в деле с его охранником что-то нечисто, и принялся за его поиски. Собрав несколько десятков людей, пеших и конных, взяв с собой охотничьих собак, Сянь несколько дней рыскал за стенами города. Осмотрели каждый кустик и каждое дупло, каждую нору и каждый камень в горах – беглеца нигде не было. Только собаки всё время выли, оглядываясь на старое кладбище вдалеке от городских стен. Набравшись смелости, решили обыскать заброшенные могилы. И точно! Сяо был обнаружен в пустом могильном склепе на окраине города мёртвых. Но в каком плачевном состоянии он был! В то время, как люди Чэня отваливали могильный камень от отверстия, мимо них прошмыгнула старая лисица. Собаки тут же набросились на неё и разорвали в клочья. Когда Сяо привели к Чэню, даже близкие его не узнали вначале. Обликом он уподобился лисице, вёл себя, как животное, не произносил человеческих слов, и только всхлипывал и жалобно бормотал: «А-Цзы... А-Цзы...» Так кличут лису в Поднебесной. Десять дней его отпаивали травами и окуривали благовониями, читали над ним священные тексты и просили Небо вернуть ему разум. И по происшествии этого срока Сяо пришёл в себя и рассказал, что с ним приключилось.
Вот что рассказал охранник Чэня, и его слова могут подтвердить десятки людей, которые всё слышали собственными ушами. «Как-то раз поздним вечером у меня в доме появилась лисица. Она прокралась в дальний угол к куриным насестам. Я принялся было искать её, чтобы выгнать вон, но тут увидел в углу, там, где скрылась лисица, необыкновенно красивую женщину. Она улыбалась и манила к себе, называя своё имя – А-Цзы. С тех пор она появлялась несколько вечеров подряд, всякий раз доводя меня до безумия тем, что распаляла моё вожделение, но после этого исчезала. В последний раз она пришла за мной, и я, сам того не ожидая, последовал за ней, покоряясь её зову. В тот же вечер мы оказались в её доме, и обстановки богаче и красивее я не встречал в самых лучших домах, в которых мне довелось побывать вместе с хозяином! В эту ночь она стала моей женой. Всё время, пока я жил с ней, моя голова кружилась, как будто я был пьян. Но однажды утром я услышал вместо нежного голоса А-Цзы мерзкий собачий лай, открыл глаза, и вместо побеленных стен, украшенных изысканным орнаментом, увидел могильные своды, а вместо челяди – оскаленные пасти охотничьих собак. Красавицы же моей и след простыл...» Так рассказывал об этом Сяо, и голос дрожал и отказывался повиноваться ему, а по щекам его катились слёзы.
- Что же с ним случилось потом? – спросил работник.
- Говорят, что Сяо с тех пор прожил недолго. Ночами, особенно в полнолуние, он скулил, становился на четвереньки, гримасничал и вообще вёл себя очень странно, чем пугал жену и детей до смерти. А потом внезапно ушёл, никому не сказав ни слова, и больше не вернулся. Люди говорили потом, что вблизи склепа нашли мёртвое тело, обглоданное лисицами. Судя по остаткам одежды, этот мертвец и был Ван Лин Сяо. Но история эта произошла столь давно, что утверждать что-то наверняка трудно, тем более, что все родственники Сяо как в рот воды набрали, чтобы не разгневать злых духов и не накликать несчастий на свои дома.

Тут все замолчали, а странник сказал:
- Это была горная нечисть. В древние времена в предгорьях недалеко от Сихая жила распутная женщина по имени А-Цзы. Всю жизнь она провела в разврате, а после смерти её похотливый дух воплотился в лисицу. С тех пор лисиц-оборотней кличут «А-Цзы», и горе тому мужчине, который поддастся чарам этого оборотня. Такие сходят с ума и умирают, не в силах освободиться от наваждения и вернуться к обычной человеческой жизни.
- Я слышал, что, когда человек дряхлеет, к нему привязывается всякая нечисть... – пожал плечами монах. – Известно, что все домашние животные, а также крокодилы, черепахи, змеи, рыбы, и даже травы и деревья могут стать оборотнями. Потому что дух, живущих в оборотнях, нечист и завистлив. Как есть пять стихий, как есть пять священных книг, так есть «Пять Сосудов». Так называют животных, способных стать оборотнями. В магических предписаниях, связанных с пятью стихиями, встречаются все существа, входящие в число «Пяти Сосудов». Такое существо стареет, дряхлеет, и постаревшие твари становятся оборотнями. Тварь надо убить, чтобы прекратились наваждения и несчастья!.. Однако, не кажется ли вам, что в доме, кроме нас пятерых, ещё кто-то есть?

Тут в очаге послышался шорох и стук, как будто что-то упало на пол.
- Надо пойти посмотреть! Скоро рассветёт... – согласился ремесленник и принялся обходить все тёмные углы в комнате. Вслед за ним поднялись и все остальные, ощупывая воздух. Наконец, странник воскликнул:
- Вот он! В очаге спрятался!
С этими словами он вытащил на середину комнаты подростка, который стучал зубами от страха. Это был крестьянский паренёк, направлявшийся из одной деревни в другую, которого непогода загнала на постоялый двор. Его звали Цы Фу. Наслушавшись разговоров об оборотнях, Цы был ни жив, ни мёртв от страха, однако выходить из своего укрытия по доброй воле не захотел. «Всё-таки это люди, а не оборотни!» – подумал он и осмелел. – «Так чего же мне бояться?»
- Как тебя зовут? – спросил у него странник и приблизил к нему лицо. Глаза его показались Цы похожими на глаза черепахи.
- И откуда ты? – тотчас подскочил к нему монах.
- Что ты делал в очаге, и почему прятался? – подбоченясь, приступил к расспросам и чиновник.
Двое же остальных только стояли и злобно смотрели на Цы Фу, нюхая воздух так, что у них шевелились носы.
Тут Цы Фу овладел такой страх, что ноги у него подкосились, а в глазах потемнело. Рот его окаменел так, что никак не мог открыться, поэтому Цы не назвал своё имя. Он вообще не мог ничего сказать, только трясся, как лист на осеннем ветру.
Тут все пятеро вдруг придвинулись и протянули к нему длинные дрожащие руки, как будто хотели схватить и разорвать бедного Цы на части. Движения их стали неестественными, как будто всё происходило не наяву, а в кошмарном сне Цы Фу. Но в этот миг двери распахнулись, и в комнату вошли пятеро старцев. От их появления существа, которые так были похожи на людей, в один момент изменились. Работники оскалились, как лисы, монах зло блеснул глазами, как змея, странник застыл на месте, как деревянный, а чиновник отступил и завизжал. В следующее мгновение все пятеро бросились врассыпную, но старцы настигли их с неожиданным проворством и повалили всех на пол. Голова у Цы Фу закружилась, ноги ослабели, внутренности сжались от ужаса и он рухнул, как подкошенный.

Пришёл в себя Цы только тогда, когда небо посветлело и показалось солнце. Старцы сидели вокруг него на циновках неподвижно и смотрели на него. Цы открыл глаза и стал озираться вокруг. Поднявшись, он уселся на полу и спросил с опаской:
- Кто вы?
Но никто ему не отвечал.
- Почему вы молчите? – подождав, спросил Цы, страх которого ещё не прошёл.
Тут один из старцев сказал:
- Ты задаёшь трудный вопрос. Разве кто-то из нас может с уверенностью сказать, кто он?
- Конечно! – ответил Цы. – Я Цы Фу, сын дровосека из деревни, что на востоке отсюда.
Старики обменялись загадочными улыбками и опять ничего не ответили.
Тут Цы Фу не выдержал и заплакал. Один из старцев, глядя на это, вздохнул и сказал:
- Пусть поплачет. Небо послало ему большое испытание. Юноша говорит, что он – Цы Фу, тем не менее, вижу я, что он не только Цы Фу, но и его брат, и его мать, и его сестра, и ребёнок, который скоро у неё родится, а ещё - девушка-швея по имени Хэ, которая живёт у реки недалеко от жилища дровосека. Все эти люди и есть этот юноша. Он ещё не знает, что такое идти одному... Поэтому и испугался смерти.
Все согласились. Когда же Цы перестал плакать, второй старец сказал:
- Цы Фу, видно по всему, что Небо уготовило тебе что-то иное, нежели быть дровосеком, как твой отец и дед.
- Кто вы, и почему говорите о непонятном?
- Оборотни не зря охотились за тобой, - сказал третий старец. – Ты им был нужен... Хочешь увидеть, кем на самом деле были эти существа?
Тут старцы поднялись со своих циновок и направились к выходу. Недалеко от стены во дворе лежали два старых мёртвых облысевших лиса. У колодца лежала огромная чёрная змея с открытой пастью, разрубленная на куски. Рядом с ней лежало дерево, также изрубленное на щепки, со следами запёкшейся крови. Один из стариков наклонился к змее и, разодрав ей рот, достал у неё из пасти яшмовое кольцо.
- Это те, кто охотился за тобой. Этих тысячелетних оборотней мы выслеживали много лет. Только ты, спрятавшись на постоялом дворе, помог нам собрать их вместе. По одиночке мы бы их не смогли поймать и убить. Тысячу лет они приносили горе и смуту Поднебесной. Теперь же им предстоит отправиться в Преисподнюю.
Затем старцы развели огонь и бросили в костёр то, что осталось от оборотней.
Закончив таким образом дело, они вновь вернулись на станцию, чтобы окурить место происшествия священными благовониями.
- Хорошо хоть, что они меня не сразу нашли... – со страхом оглядываясь на догорающий огонь, сказал Цы. – Несколько раз, слыша их разговоры, мог я обнаружить себя. Так они были похожи на людей...
- Для тысячелетних оборотней человеческие знания не помеха, - молвил четвёртый старец. – Один высокомудрый чиновник, служивший в Поднебесной главой Ведомства Работ, опознал пёстрого лиса, которому было тысяча лет. Придя к чиновнику в обличье студента, он стал демонстрировать утончённые манеры и знания, блестяще рассуждал о литературе, оценивая звучание и сущность произведений, показал глубокое знание мудрости Лао Цзы и Чжуана Чжоу, охватывал умом глубину познаний Десятерых совершенномудрых и всех конфуцианцев, вместе взятых, обнаружил поразительное знание всех правил и законов Поднебесной и даже не испугался собак, как обычно делают лисы. Тысячелетние оборотни, убивая людей, овладевают иной сущностью... Кончилось же это печально для пёстрого лиса. Проницательный чиновник сразу же опознал в нём настоящую нечисть, ибо познания его во всех областях науки были нечеловеческими... Когда того осветили огнём тысячелетнего дерева, проявился его настоящий облик. Тогда его схватили и убили. С тех пор в местах, где объявился пёстрый лис, воцарилось спокойствие и не было никаких ужасных происшествий.
- Значит, скажи я, что меня зовут Цы Фу, они бы убили меня?
- Оборотни никогда не убивают раньше, чем ты назовёшь своё имя, - сказал пятый старец. – Доверчивые думают, что имя – только звуки. На самом же деле в именах и хранятся ключи к душам людей. Поэтому настоящий человек не желает быть на устах у всех. Его обязанность – уединение и необходимые для жизни дела. Вот и ты, Цы, понял, что уста твои спасли тебя, когда сомкнулись и не пожелали нелюдям выдать твоё имя.
- Что же мне теперь делать? – растерянно спросил Цы Фу, так как понял, что забыть того, что увидел, не сможет.
Старцы молча посмотрели на него. Затем каждый из них достал по предмету. Один достал маленькую деревянную дощечку для иероглифов, другой – флакон с водой, третий – кинжал из тёмного металла, четвёртый – огниво, пятый же – горсть земли в узелке. Они помогли уложить всё это в котомку Цы, а затем один из старцев протянул юноше яшмовый перстень.
- Смею ли я взять этот перстень? – с опаской дотронулся до него Цы. – Ведь он принадлежал оборотню, сыну провидицы.
- Сына провидицы оборотень давно убил, но всегда появлялся перед людьми в его обличии. Даже прихрамывать научился... Возьми этот перстень, он поможет тебе избежать несчастий в пути.
На этом старцы попрощались с Цы Фу и вышли за дверь. Когда же он попытался догнать их, чтобы спросить, куда ему теперь идти, то обнаружил, что за дверью никого нет, и на дороге тоже. И тогда он отправился домой, в своё селение.
Вернувшись к себе в деревню, Цы обратил внимание на то, что люди, повстречавшиеся ему на дороге, смотрят на него странно и как будто сторонятся его. И только войдя в свой дом, понял причину: за ночь, проведённую на почтовой станции, волосы его побелели, как лунь...


(с) Ли Шин Го
(с) Лепесток Хэ

Книга издана в 2008 году (Киев, ЧП Издательский дом Павленко). Подробнее - здесь:
http://silverbook.mylivepage.ru




© Светлана Осеева, 2008
Дата публикации: 08.07.2008 01:40:19
Просмотров: 1858

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 92 число 40: