Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Пьющий кипящую медь

Светлана Осеева

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 7451 знаков с пробелами
Раздел: "Ли Шин Го. ПРИТЧИ ДРЕВНЕГО ТИБЕТА"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Из книги "Ли Шин Го. ПРИТЧИ ДРЕВНЕГО ТИБЕТА"


ПЬЮЩИЙ КИПЯЩУЮ МЕДЬ

Смолкнут священные песни богов,
Кувшин разобьёт виночерпий,
Взметнётся во тьме погребальный костёр,
И свет прольётся с небес -
Когда пьющий любовь и кипящую медь
Уйдёт от нас по воде...

(Лепесток Хэ)

На востоке Индии, в городе Роли, в Раджни, в семье брахманов, в сословии лучников, родился мальчик, которому было суждено стать яблоком раздора между царём Ратнапалой и брахманами, живущими в тех местах. Его назвали Сарахой.
Его матерью была дакиня-прорицательница. Увидев незаметный простому глазу свет, который излучал младенец, мать с детства направляла сына на путь познания. Он получил классическое образование, удивляя многочисленных учителей острым пытливым умом, необыкновенной памятью и неординарностью суждений. Ещё в ранней юности сам Будда, явившись спящему в облике волшебного сновидения, коснулся его лба своими перстами и научил его дивным священным песням. С тех пор жизнь юноши разделилась: днём он совершенствовался в индуизме, а ночью созерцал свет, исходящий от Будды. Он полюбил вино, ибо оно помогало ему установить гармонию в его разуме, так рано почувствовавшем присутствие истины в окружающем мире.
Завистливые брахманы, которым не давал покоя равный им по сословию, но превзошедший всех их вместе взятых в знаниях, следили за ним и, наконец, обратились к царю Ратнапале.
- Негоже владыке этих мест закрывать глаза на то, что Сараха по ночам исповедует буддизм, это религия с дурной репутацией! К тому же лучник Сараха, хоть и занимает высокое положение, запятнал себя пьянством и должен быть изгнан из нашим мест!
Сараха был очень ценен в глазах царя. Под управлением и опекой этого брахмана находилось пятьдесят тысяч мелких хозяйств, и все они исправно платили налоги. Ни смуты, ни иного непослушания не увидел царь за все эти годы. Он призвал свою свиту и направился к Сарахе.
- Ты из высокого сословия. Не пристало тебе предаваться пьянству, - заявил он ему тотчас, как только увидел его.
- Иногда люди ищут изъян в других людях для оправдания собственных пороков, - невозмутимо ответил Сараха. – Я могу пить вино, но это не имеет ничего общего с пьянством, о котором тебе донесли. Собери здесь всех брахманов, которые приписывают мне то, чего у меня нет, и я поклянусь в том, что они оклеветали меня.
Царь приказал всем брахманам, которые выражали недовольство, явиться к Сарахе. Когда все собрались, Сараха приказал вскипятить в чане масло и сказал:
- Вот моя рука. Если я пьяница, пусть она сгорит! Если же нет – кипящее масло не причинит мне вреда.
С этими словами он погрузил руку в чан с кипящим маслом и держал её там, не изменившись в лице, до тех пор, пока среди брахманов не начался ропот.
- Вот, смотрите! – обрадовался царь, когда Сараха извлёк руку из кипящего масла. – Этот человек не пьяница, и вы возвели на него напраслину из зависти!
- Нет! – возмутились брахманы. – Этот человек жалкий фокусник и пьяница!
Тогда Сараха приказал расплавить медь, повторил клятву перед царём и выпил кубок с раскалённым металлом на глазах у всех. И снова это не причинило ему ни малейшего вреда. Но брахманы галдели и упорствовали в своих обвинениях.
- Хорошо... – улыбнулся Сараха. – Давайте проверим это иначе. Мы спустимся вниз, к реке и все вместе пойдём по воде. Тот, кто пьяница – утонет, а тот, кто свободен от пагубной страсти – не утонет.
Брахманы столпились у воды, но никто из них не рискнул ступить на воду. Наконец, из толпы выпихнули одного брахмана, который с детства не брал в рот вина. Сараха пошёл по воде, как будто под ним было стекло. Брахман же, который согласился на испытание, тотчас начал тонуть, и Сараха вытащил его на берег.
- Никогда не пей вина, оно погубит тебя... – тихо сказал он тому, кто лежал на берегу в мокрой одежде.
- Я больше не нуждаюсь в доказательствах! – воскликнул царь. – Кто не согласен с тем, что Сараха – не пьяница?
И никто из брахманов не рискнул спорить с царём, ибо навет в тех краях считался большой провинностью. А царь добавил:
- Если кто-то пьёт вино и обладает такой силой – пусть пьёт. Посмотрите на него: ни один из вас не может совершать того, что с лёгкостью совершает Сараха! Тем, кого полюбили боги, нечего бояться.
И тогда царь поклонился Сарахе, а за ним и остальные брахманы. Они вынуждены были признать в нём Учителя и попросили наставлений.
Сараха согласился и запел. Он пел долго, но все забыли о времени. Три цикла священных песен были слышны по обе стороны реки, и в эти часы солнце стояло в небе, смолкли животные и птицы, остановилось время...
Когда Сараха перестал петь, лица брахманов изменились, как и их души: они сияли и были полны любви. Царь же с удивлением почувствовал, что и он изменился, в его теле появилась необыкновенная сила. Он поднялся в воздух на расстояние высокой травы и понял, что обрёл благословение богов. С тех пор между брахманами, царём и Сарахой воцарился мир и согласие.

Совершенствуя свою силу, Сараха подумывал о том, что ему необходимо отказаться от богатства и оседлой жизни, чтобы расстаться с прошлым и покинуть страдания бесконечного колеса перерождений. Но однажды, покупая овощи и фрукты на рынке, увидел девушку и почувствовал – это его единственная любовь. Она оказалась пятнадцатилетней служанкой в одном из богатых домов столицы. Тогда Сараха, не взирая на протесты людей его сословия, отдал всё своё имущество, женился на простолюдинке и отправился странствовать.
Он посетил множество городов, остановился в малолюдном селении и практиковал Дхарму, в то время как его юная жена ходила по округе в поисках подаяния.
Однажды он попросил жену приготовить ему блюдо из редиса. Она полила редис сметаной и поставила кушанье на стол, но Сараха в это время предавался медитации, и она не посмела беспокоить его. Медитация длилась двенадцать лет, и лишь потом Сараха вернулся из невидимых странствий. Очнувшись, он открыл глаза и спросил:
- А где мой редис?
- Как же я могла сохранить блюдо? – растерянно ответила ему жена. - Ведь с тех пор, как я приготовила его для тебя, прошло двенадцать лет, и всё это время ты пребывал там, куда такой простой женщине, как я, нет возможности проникнуть. Сейчас весна, овощи ещё не выросли...
Сараха замолчал и не говорил ни слова несколько дней. Потом он произнёс:
- Я ухожу в горы. Мне нужно побыть в одиночестве.
- Ты думаешь, что одиночество тела даст тебе уединение? – спросила жена. – Но ведь ты сам говорил мне о том, что единственное место уединения – это ум, далёкий от мыслей, идей и философских понятий. Ты медитировал двенадцать лет, и мысль о редиске оставалась в тебе. Что же ты потерял в своих горах, и что ты надеешься найти там?
- Ты права... – согласился Сараха, понимая, что устами женщины говорит сама судьба.
С тех пор он медитировал, растворяя обыденные мысли и идеи в естественном свете ума. Ни мысли, ни образы более не беспокоили его, он видел истину прямо перед собой, и покровы иллюзий и желаний больше не замутняли его созерцания. Так он обрёл силу и благословение Будды, оправдал надежды всех живых существ на земле, а в час исполнения предначертаний обнял свою подругу и, на глазах у немногих свидетелей его ухода, вознёсся в небо и растворился в сиянии ясного света.


___________________________________________________________________
Книга написана С. Осеевой в соавторстве с Петром Солодким. Фрагмент книги. Приобрести полностью можно ЗДЕСЬ:
http://argentium-book.mylivepage.ru/blog/868/2897



© Светлана Осеева, 2008
Дата публикации: 26.08.2008 04:40:54
Просмотров: 2420

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 81 число 68: