Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Оступившийся на Алмазной дороге

Светлана Осеева

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 17568 знаков с пробелами
Раздел: "Ли Шин Го. ПРИТЧИ ДРЕВНЕГО ТИБЕТА"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Из книги "Ли Шин Го. Притчи древнего Тибета"
______________________________________________


ОСТУПИВШИЙСЯ НА АЛМАЗНОЙ ДОРОГЕ

Яблоки август
градом обрушил с ветвей.
Грехопаденье…
Вздрогнула, вспомнив,
всё, о чём ты позабыл,
с ветром скитаясь.
Небо откроет
истину слова «люблю»:
мы не узнаем, друг мой,
мы лишь песчинки…

(Лепесток Хэ)



Тот, кто от рождения носил имя Канхапа, и был известен в учительстве как Кришначари, получил благословение Будды после двенадцати лет после того, как вступил на Путь. Его семья происходила из касты писцов. С детства Канхапу влекли материальные проявления невидимого мира и незримые законы, которые управляли движением вещей и звёзд. В ответ боги послали к нему Джаландхари – йогина мудрого и могущественного. Он открыл ученику многие тайны, но ум Канхапы требовал большего. И пути двух йогинов разошлись.

Отчаявшись найти ответы на мучившие его вопросы в просвещённом окружении, он отправился в одну из монашеских обителей, построенных царём Девапалой после того, как царь встал на Путь, открытый Буддой и подсказанный ему одним из великих йогинов - Арьей.
В обители Кахапа отрешился от мирских дел и с усердием новообращённого предался медитации в надежде обрести чудесную силу сиддхи. Двенадцать лет он практиковал йогу, прежде чем боги благословили его силой.
В эту благословенную ночь йогин был в горах и глубоко погрузился в созерцание. Вдруг земля вздрогнула и поплыла в пространстве, как гигантский корабль, и он воочию увидел Хеваджру во множестве воплощений одновременно – сверкающего Будду с восемью лицами. Мудрость, единство и сострадание открылись ему как огромная бездна, и всё это было знаком того, что он обрёл сиддхи.
Пространство, до сих пор безразличное к нему, стало гибким и откликалось на его зов, вещи кружились во тьме, послушные движениям его рук, и к тому же, чуть оттолкнувшись от каменистой земли, Канхапа плавно пролетел по воздуху, опустившись на краю уступа, свисающего над обрывом.
В Канхапе клокотала радость: Алмазная дорога, в существование которой он верил всегда, была открыта перед ним. Все видимые явления и знамения говорили об этом.
На рассвете, обуреваемый счастьем, новоиспечённый чудотворец поспешил поделиться своим открытием с монахами. Однако на дороге, ведущей к монастырю, к нему вдруг подошла дакиня-прорицательница и сурово сказала:
- Тот, кто рождён на благо живущих! Благороднорождённый! Остановись... Не принимай соблазн за истину!
- Тот, кто видел Хеваджру – видел истину! – воскликнул Канхапа.
- То, что ты видел – всего лишь видения! Они бесценны для тебя, но для других ничего не значат. Тебе нечем похвалиться! Возможно, ты видел истину. Но ты ещё не пережил её!
- Откуда тебе знать, что было на самом деле? – удивился Канхапа.
- Видеть истину недостаточно. Чтобы понять истину, нужно стать ею... – ответила дакиня.
Тогда Канхапа рассердился и, оттолкнувшись от земли, перелетел на камень, лежащий недалеко от того места, где его остановила дакиня. Камень, как кусок мягкого воска, прогнулся под босой ступнёй йогина.
- Посмотри! – поманил он прорицательницу к себе. – Видишь отпечаток моей ноги в камне?
Дакиня взглянула на маленькое чудо, произошедшее на её глазах, и спокойно ответила:
- Ты так ничего и не понял. Нога – всего лишь нога, а камень – не больше, чем камень. Для того, кто познал истину, всё это не имеет никакого значения.
Кханапа не стал больше спорить. Он продолжал упражнения и старался не думать о неприятных словах дакини.

Вскоре сила его возросла ещё больше. Теперь он мог три раза облететь вокруг обители, не касаясь ни камней, ни травы. Его гордость возрастала вместе с его славой. А когда по мановению его рук семь зонтиков всех цветов небесной радуги и семь барабанов, издающих звуки разной высоты, спустились с небес, чтобы сопровождать его в один из монастырей, где он должен был продемонстрировать своё искусство, а после этого он услышал симфонию Вселенной, где звучали все элементы зримого и незримого мира, восторг его взметнулся до небес, как чудесный родник из трещины в скале: он больше не сомневался, что достиг сиддхи. Три тысячи последователей с восхищением взирали на происходящие чудеса. Канхапа знал: они готовы последовать за ним куда угодно! И было неизвестно: то ли видением было то, что открылось ему в горах, где он был наедине с небом, то ли дакиня была видением, посланным из тёмных лабиринтов сансары, чтобы он оступился на Алмазной дороге, по которой Просветлённые уходят из мира, наполненного призраками мёртвых вещей.

После этого мастер Канхапа объявил ученикам:
- Небо ниспослало мне силу не для того, чтобы я был фокусником! В землях Ланки настоящее царство демонов. Давайте поедем на Ланку, чтобы действовать во благо всех живых существ!
Толпа учеников, повсюду сопровождавшая мастера, согласно закричала:
- Мы готовы идти за мастером Канхапой, куда он скажет!
И Канхапа вместе с тремя тысячами последователей отправился в далёкий путь – в Ланку, где тьма покрыла и умы, и сердца людей, а селения кишели колдунами и демонами. .

На берегу океана, пока ученики снаряжали лодки, сгорающий от нетерпения Канхапа пошёл по воде, как по земной тверди, и ноги его не проваливались в воду даже по щиколотки. Не в силах сдержать благодарного ликования, Канхапа подумал: „Моя сила велика, даже мой гуру Джаландхари не умеет делать этого!”
Гордость переполнила его до краёв, силы вдруг иссякли и мастер начал тонуть. Как ни барахтался он, вскоре стал захлёбываться. Вода утаскивала его вниз, и вскоре на поверхности оставалась только голова йогина. Чтобы не захлебнуться совсем, он изо всех сил тянул голову вверх, пока не увидел в небе над океаном своего учителя.
- Как ты оказался в воде, мой любимый ученик? И что ты делаешь здесь?
- Я тону... – прохрипел Канхапа и почувствовал, как океан отпускает его, и властная сила учителя влияет на его тело, которое вдруг стало лёгким, как рыбацкий поплавок. – Я хотел попасть на Ланки, вместилище демонов, чтобы принести спасение тысячам существ! Идя по воде, я подумал, что мои силы превосходят силы моего мудрого учителя! И тут же ослабел и стал тонуть из-за гордости, которая обуяла мой разум! Я был ослеплён своей силой, учитель, и поэтому чуть не погиб...
Мастер Джаландхари помог ему выбраться на берег и сказал:
- Э-э... Так не годится! Ты ещё не сразился с демонами внутри себя, как же ты одолеешь тёмные силы на Ланке? Твоя дорога в другую сторону, иначе ты погубишь себя!
- Учитель, я повинуюсь каждому вашему слову! – сгорая от стыда, пролепетал йогин. - Что мне делать, чтобы сила моя не расходовалась впустую?
- В Салипутре живёт мой ученик, простой ткач. Отправляйся к нему. Исполняй всё, что он тебе скажет, и не прекословь даже в мыслях – тогда понимание вернётся к тебе, и сила в тебе возрастёт настолько, чтобы приносить благо живым существам.
Канхапа, родившийся в касте писцов, имевший три тысячи последователей, и слава которого была огромной, смиренно выслушал наставления своего странствующего учителя и послушно повернул в противоположную от океана сторону. На сердце у него было легко и звонко, так как он раскаялся в собственной гордости. Вскоре после того, как Канхапа осознал свои заблуждения и пошёл по дороге, указанной учителем, силы вернулись к нему. Он вновь не касался земли, паря над травой,его ступни оставляли всё более глубокие следы в камнях, встречавшихся ему по пути, а вместе с последователями его сопровождали радуга, разноцветные зонтики, громкие барабаны и нежно звенящие колокольчики, спустившиеся прямо с неба. Процессия направлялась в Салипутру.

Прибыв в город, мастер отправился на поиски ткача. Ткачей в городе было несколько, но ни один из них не был учеником Джаландхари. Наконец, на одной из самых бедных окраин Канхапа увидел, как один человек, очень бедно одетый, соединяет разорванную пряжу без каких бы то ни было усилий и приспособлений. Понаблюдав за его работой, Канхапа догадался, что это и есть тот, кого он ищет. Он почтительно поклонился ткачу и назвал имя своего учителя.
Ткач отложил работу в сторону, побеседовал с мастером и сказал:
- Ты действительно согласен делать всё, что я скажу? Тогда мы с тобой пойдём на кладбище.
Канхапа удивился, но ответил согласием. Но как только он заикнулся о том, чтобы позвать с собой своих приверженцев, ткач сказал:
- Нет. Мы будем там одни. Есть кое-то, чего не должна видеть толпа. Не растрачивай свою силу напрасно.
Оба направились на кладбище, где ткач нашёл мёртвое тело и велел Канхапе есть его.
Преодолевая отвращение, Канхапа вынул нож и хотел отрезать кусок.
- Нет! – остановил его ткач. – Ешь прямо так!
Тогда Канхапа превратился в гиену и стал есть.
- Какой же ты мастер, если не можешь есть человечину, оставаясь человеком? Пока ты разделяешь вещи, ты не тот, за кого себя выдаешь. В твоих превращениях я вижу лишь внешнее искусство, но не вижу настоящей силы!
Канхапа проглотил обиду, но не стал спорить.
Тогда ткач собрал нечистоты с земли, сделал из зловонной массы три шарика и протянул один из них Канхапе:
- Съешь хотя бы это!.
- Ну уж нет! – возразил Канхапа. – Если я послушаюсь тебя, от меня будут шарахаться люди!
- Вот видишь, ты и этого не можешь сделать, думая о своей привлекательности. В чём же тогда твоя сила? В этой толпе из нескольких тысяч человек, которые ходят за тобой из города в город? – усмехнулся ткач и съел один из шариков сам.
В тот же миг с неба спустились боги и унесли один шарик наверх, а из-под земли явились демоны и наги, они унесли ещё один шарик вниз. Канхапа и на этот раз смолчал, хоть уязвлённая гордость и мучила его.
После этого оба вернулись в город.

Ткач купил вина и еды на пять медных монет и сказал:
- Приведи тех, кто пришёл с тобой. Пусть они сядут в круг, мы будем есть вместе. Они могут взять свои чашки для еды.
- Но здесь еды не хватит и на одного человека... – возразил Канхапа.
- Приведи своих людей, и ты увидишь... – ответил ткач.
Канхапа подчинился, собрал всех своих учеников и привёл их на окраину города. Все уселись на землю. Ткач-йогин велел достать всем чашки, и они чудесным образом наполнились рисовой пастой и другими изысканными яствами. В сосудах не иссякало вино, и еда не заканчивалась семь дней, пока все не насытились. Вся толпа последователей Канхапы удивлялась искусству йогина-ткача. И только Канхапа сидел, задумавшись. Наконец, мастер встал, посмотрел на окружающих, и перед каждым из них возникло маленькое серебряное блюдо с вишнями.
Ткач, увидев это, улыбнулся:
- Зачем подавать на стол угощение, в котором полно червей?
И верно: все вишни на глазах съёжились, и из них стали выползать черви. Канхапа ничего не ответил ткачу, а наутро после пира Канхапа велел всем собираться в дорогу. Ученики мастера поблагодарили ткача за науку и угощения, поклонились ему и стали готовиться к отъезду из Салипутры.
Однако ткач, усмехнувшись, крикнул вслед мастеру:
- Эй, йогин! Тебе пока лучше оставаться здесь! Ты ещё ничему не научился!
- Я не останусь, - ответил Канхапа.
- Учитель велел тебе слушать, что я говорю.
– Мой учитель Джаландхари не заставлял меня есть испражнения и мертвечину, - возразил мастер в ответ.
- Разве гуру виноват в том, что ты не понял его урока? Одному хватает и слова, случайно сказанного на дороге, другому необходимо побыть по горло в нечистотах, чтобы ходить по воде и летать по воздуху, не думая, что в этом и заключается сиддхи. Ты до сих пор различаешь вещи, мудрость и средства её достижения. Единство – источник силы. Нет никаких различий: жить в пещере среди змей одному, или водить за собой караван почитателей. Пока ты не поймёшь этого, уроки будут всё тяжелее, а силы иссякнут, и ты не сможешь себя защитить даже от комара, не то что от демона! Твои зонтики и барабаны – это всё лишь видимость силы. Природа Дхармы неведома тебе, оставь свои увеселительные прогулки и продолжай практику. Оставайся здесь, не испытывай судьбу, цыплёнок!
Канхапе стало не по себе от слов ткача. Тем более, что его слова были услышаны учениками. Он повернулся и велел всем следовать за ним. Мастер решил уехать из города, стараясь избавиться от неприятных воспоминаний. А чтобы лишний раз не встречаться с ткачом и не напоминать себе о том, какое унижение он пережил здесь, Канхапа избрал селение Бхандокору за сотни миль от этого неприятного места. Здесь ему суждено было столкнуться с последним испытанием, которое и положило конец его гордости.

Недалеко от города он увидел девчонку, смуглую и худую. Лицо её было своенравным, а взгляд дерзким, хотя она и была одета в лохмотья. Девушка стояла под деревом личи* и грызла травинку, с превосходством глядя на чужеземца.
- Не угостишь ли ты меня плодом со своего дерева? – спросил мастер, но она и ухом не повела.
- Дай мне плод! Я в пути уже много дней, и хочу утолить жажду, – приказал ей Канхапа, но она снова не шелохнулась.
Тогда мастер, пристально посмотрев на дерево, заставил самый крупный из плодов упасть на землю. Девушка, посмотрев на плод по-своему, вернула его на место. Канхапу обуял гнев, он начал бормотать мантры, и девушка упала на землю, а из её рук и ног хлынула кровь.
Все вокруг закричали:
- Где же здесь буддист? Где его сострадание? Настоящие йоги никого не убивают!
Канхапа взял себя в руки, успокоил дыхание, сосредоточил ум на сострадании к девушке и исправил ошибку. Кровь её ушла обратно, она пришла в себя и открыла глаза, чтобы навсегда запомнить Канхапу.
Мастер отправился дальше, но в дороге почувствовал, что силы стремительно покидают его. „Девчонка обладает силой...Она повредила во мне что-то своим заговором!” – подумал он и почувствовал лёгкий испуг.
Придя в селение, Канхапа слёг. Он не контролировал своё тело и ощущал смертельную слабость. Ученики были встревожены. Но тут к нему пришла дакиня. Он узнал её – это была прорицательница, которая много лет назад сказала ему странные слова на дороге, ведущей в обитель. Дакиня увидела, что мастер в плачевном состоянии, и единственным средством, которое могло бы помочь ему, была особенная, тайная трава со священной горы Шрипарвата. Прорицательница, не раздумывая, бросилась в горы.

На обратном пути она увидела девчонку, которая нанесла вред мастеру Кханапе. Девчонка превратилась в старуху и плакала, сидя на обочине дороги.
- Почему ты плачешь? – обратилась к ней дакиня, не сумев обнаружить колдовскую подмену в облике девушки.
- Я оплакиваю мастера Канхапу. Великий йогин только что скончался в луже из собственных нечистот... – зарыдала старуха ещё громче и безутешнее. – Демоны погубили его! Видно, они стали настолько сильными, что им и такой йогин, как мастер Канхапа, не страшен. Кто же тогда защитит нас от них?

Огорчённая страшным известием, дакиня швырнула целительную траву на землю и поспешила к умершему. Но Канхапа был ещё жив.
- Где же трава? – спросил он.
- Мастер, мне сказали, что вас больше нет с нами! – воскликнула дакиня в тревоге. Она поспешила обратно, но травы и след простыл...
Дорога до священной горы Шрипарвати была долгой. Дакиня снова пустилась в путь.

Окончательно ослабевший, Канхапа предался медитации. Он подумал обо всех уроках, которые были преподнесены ему в течение жизни. Его энергия уходила, небытие окружало его всё более плотным кольцом. И когда жизнь и смерть оказались рядом с ним, он вдруг понял, что о чём говорили ему гуру Джаландхари и его мрачный ученик. Все элементы мира представли перед ним как единое целое. Все мастера, с которыми его столкнула судьба, встали перед его глазами: каждый из них был призван нести радость понимания. И разве важно было, кто из них сильнее? Сознание Канхапы освободилось от предрассудков и стало прозрачным, как алмаз. Наконец-то Дхарма открылась ему.
Мастер пришёл в себя. Вокруг сидели опечаленные ученики, и многие из них плакали. Канхапа светло улыбнулся. Теперь он знал, что сказать им, так как понял: гордость и зависть мешали ему разглядеть истину.
Семь дней проповедовал он Дхарму среди трёх тысяч своих учеников. Сознание его было ясным, слова – отчётливыми, исполненными кристального смысла. Мастер говорил, и ему внимали наги, люди и боги. И когда прозвучали последние слова Канхапы, воздух наполнился нежным звоном колокольчиков, семь зонтиков всех цветов радуги и семь барабанов, издающих звуки разной высоты опустились с небес, чтобы сопровождать Просветлённого. Перед ним возникла сверкающая Алмазная дорога, уходящая в небо – и он покинул прежнее тело исчерпанной кармы, сбросив его, как ветхую одежду, и взошёл по сияющему пути туда, где нет сансары и заблуждений, уводящих во тьму. Там его ждали боги... Все три тысячи учеников наблюдали это.

Когда вернулась дакиня и узнала о том, что мастер ушёл преждевременно, она стала разыскивать девчонку, чуть не погубившую величайшего йогина, каким был Канхапа. Просматривая все слои мира, она не обнаружила её во Вселенной живых: ни в нижнем мире, где обитали наги и демоны, ни в срединном, где обитали люди и животные, ни наверху, среди звёзд и богов. Продолжая неустанно искать её, она увидела, что та спряталась в мире растений – внутри тысячелетнего дерева Шимхила. Она разыскала дерево и, произнеся заклинание, к которому дакини прибегают крайне редко, убила его, а затем оплакала все человеческие пороки и ушла вслед за мастером в ясный свет.

_____________________________

*Личи - плод, хорошо утоляющий жажду, с "шипастой" кожурой, внутри похож на вищню.

(с) Ли Шин Го
______________________________

Книга написана С. Осеевой в соавторстве с Петром Солодким. Фрагмент книги. Приобрести полностью можно ЗДЕСЬ:
http://argentium-book.mylivepage.ru/blog/868/2897


© Светлана Осеева, 2008
Дата публикации: 27.08.2008 04:10:13
Просмотров: 1981

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 68 число 61:

    

Рецензии

Славицкий Илья [2008-08-30 00:27:06]
Света, специально для Вас )))))

www.wplanet.ru/index.php?show=text&id=6434

С теплом

Ответить