Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Цхинвали (реквием…). Глава 10.5

Сергей Стукало

Форма: Рассказ
Жанр: Документальная проза
Объём: 29475 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


– Он русский? – спросил Владислав, глядя на человека, закусанного собакой.
– Русский, – подтвердил Гамзат. А Гази-Магомет прибавил:
– Разве такое с рутульцем сделают? Или с лезгином? Или с аварцем?
Если такое с рутульцем сделают, за это весь род мстить будет.
А за русского кто будет мстить?
Юлия Латынина "Ниязбек"


10.5. Русофобия в Грузии, истоки и проявления


Историческое самосознание грузин на протяжении веков формировалось в соответствии с особенностями географического и геополитического расположения Грузии – православной страны на окраине христианского мира. Если в XI-XII веках Грузинское царство (точнее — Абхазо-Грузинское царство, т.к. появилось оно благодаря не грузинам, а абхазам) было обширным и относительно могущественным, то в дальнейшем, после поражения от монголов в XIII веке, близость к мусульманским империям сыграла роковую роль. В ХIII веке, после монгольского нашествия, Абхазо-Грузинское царство распалось, воцарилась феодальная междоусобица. В течение долгого времени на Грузию претендовали Турция и Персия. Страна на многие века оказалась в том "тупике социального развития", о котором пишет современный грузинский историк — Г. Мамулия. Это, в конце концов, вынудило грузин активно искать себе могущественного покровителя.
Россия таким покровителем стала не сразу, а лишь к концу XVIII века, когда Кавказ попал в поле интересов Российской Империи. Лишь с приходом в Закавказье России, в Грузии, огражденной от внешних нашествий дружескими русскими штыками, начался период национального возрождения. Именно после присоединения к России началось просветительское, а затем национальное движение с целью духовное возрождение народа, преодоление его многовековой культурно-языковой раздробленности и формирование единой грузинской нации и государства.
Но грузины считают, что, подписав в 1783 году договор с Россией, они обманулись в своих ожиданиях. За защиту от внешней угрозы (по мнению грузинских историков — малоэффективную) уже в 1801 году пришлось заплатить суверенитетом, что якобы поставило Грузию перед угрозой потери ею своей национальной самобытности. Поэтому отношение грузин к русским уже двести с лишним лет остается противоречивым: благодарность мешается с обидой и настороженностью, причем последнего — явно больше.
В XIX веке, когда Грузия — опять же с помощью России – приобщилась к идеям и ценностям западноевропейской цивилизации, среди образованных грузин родилось мнение, что внешнеполитическим ориентиром Грузии должна стать не царская империя, а передовые на тот момент государства Запада. С тех пор миф о Западе как "центре добра и надежды" прочно укоренился в грузинском национальном самосознании. При царе открыто искать новоявленных покровителей среди западных стран было затруднительно. Но сразу после Октябрьской революции, в краткий период государственной самостоятельности Грузии в 1918-21 годах, молодое государство сразу начало налаживать контакты с Англией и Германией, полагая, что эти страны окажут ей поддержку против России. Надежды эти не оправдались, и в 1921 году Советская Россия силой присоединила Грузию к себе, подтвердив опасения тех грузин, которые давно подозревали её в агрессивных намерениях.
Вместе с тем, так называемая "имперская политика России" – явление сложное и противоречивое. Оценить ее просто и однозначно — невозможно. В своё время присоединение Армении и Грузии к России – означало спасение народов этих стран от ирано-турецкой экспансии, от геноцида, насильственной ассимиляции и вымирания.

Однако, то, что помнят и ценят в Армении — никогда особо не ценилось в Грузии.
Создается впечатление, что грузины относятся к тем народам, которые признают в отношении себя исключительно грубую силу, и лояльны только к её носителям. Добрая воля и добрососедское расположение – рассматриваются такими народами как проявления слабости. Известно, что у не переживших полноценный период феодализма народов миролюбивые соседи не вызывают ничего, кроме презрения и отвращения, против них оправдано любое коварство и предательство.
Именно так ведут себя власти "свободной" Грузии в отношении своих автономий и в отношении России, стоит той лишь немного ослабить "имперский" нажим. Уточню — нажим не на грузинский народ в целом, а на авантюристов и проходимцев, взявших на себя риск и историческую ответственность — управлять этим народом.
Грузины, в своей массе никогда не отличавшиеся заметной воинственностью и какими-либо особыми боевыми качествами — отчаянно трусят, оказавшись в роли оккупантов и "установителей нового грузинского порядка". Именно отсюда их невиданная жестокость, несопоставимая даже с проявлениями фашистских зверствований времён второй мировой войны.
Если отбросить средневековый опыт, то три года независимости Грузии в начале ХХ века и пятнадцать лет в конце свидетельствуют о том, что иных моделей самостоятельной внешней политики, кроме развязывания гражданских войн, у этой страны просто нет. А значит, осетинские и абхазские события первой половины 90-х годов неизбежно повторятся. Налицо очевидный факт: этнотерриториальные претензии Грузии к окраинам, равно как и причины, спровоцировавшие предыдущие войны, никуда не делись.

Как уже отмечалось ранее — Грузию, за 15-летний период её наконец-то наступившей "свободы", покинуло более полутора миллионов её жителей. Это — добрая четверть её населения. И большая их часть — этнические грузины. Те, кто не захотел и далее прозябать, деградировать и впадать в состояние первобытного зверства — покинули свою родину. Исход более миллиона граждан коренной национальности с территории собственного государства — действо более чем значимое. Но, похоже, что грузинские власти даже не заметили столь массового исхода своего народонаселения, как не заметило этого факта и не дало ему правовую оценку так называемое "мировое сообщество". Так и не оценили моральных преимуществ, проистекающих из этой ситуации, и российские власти.
Подавляющее большинство этих, не выдержавших испытания собственной национальной независимостью людей, относятся к молодому и среднему возрасту, имеют неплохое, и даже хорошее образование, многие из них являются признанными корифеями в медицине, искусствах и многих областях научного знания. Почему же наиболее энергичная и предприимчивая часть грузин, можно сказать весь цвет грузинской нации, ныне оказалась в столь нелюбимой нынешней тбилисской политической элитой авторитарной России?
Более миллиона граждан Грузии из-за безработицы в стране вынуждены работать в России. В основном за счёт этих заработков содержатся их семьи в Грузии. Сельское хозяйство, в том числе виноделие, имело сбыт практически только в России и других бывших союзных республиках. Однако все годы независимости, сменявшие друг друга политики Грузии проводят, с большими или меньшими оговорками, вызывающий антироссийский курс. Грузия выступила инициатором создания альтернативного России центра интеграции ГУАМ, объявила курс на вступление в НАТО, активно включилась в строительство транспортных коридоров нефте- и газопроводов в обход России. Наконец, именно Грузия, приютившая у себя эмиссаров Ичкерии, стала проходным двором для проникновения на российский Северный Кавказ боевиков и террористов.
Государственный бюджет Грузии наполовину финансируется за счет западной финансовой помощи и займов.
Надо учесть и такую вещь: до 2006 года Грузия покупала газ у России по льготной цене (60 долларов за 1 тыс. куб. м), но своему собственному населению продавала почти за 150 долларов! За счёт этого жили многие, в том числе и государственные структуры, формировалась часть бюджета Грузии. За счет спекуляции российским газом росли личные состояния. Аналогичная ситуация сложилась и с электроэнергией: её покупали у России по 2 цента за киловатт/час, а населению Грузии продавали уже по 7-8 центов.
События последних семнадцати лет в бывшей Грузинской ССР свидетельствуют об опасном парадоксе в общественном сознании современной России. Став определяющей силой в распаде СССР, она не просто закрывала глаза на самые грубые действия в отношении своих граждан и, брошенного ею за новыми границами, русскоязычного и прорусски настроенного населения со стороны властей бывших союзных республик, но нередко и поощряла их. Резче всего это проявилось именно в случае Грузии. Это видно по плодам такой политики.

Мифы о нерушимой дружбе и романтичной истории российско-грузинских отношений (и мелкая чиновничья выгода) до сих пор имеют власть над российскими политиками самых разных направлений и полностью игнорируют мрачные подвалы истории.
Первый и главный из них — миф об особой исторической близости, двухвековой приязни и доверии в отношениях Грузии и России. Но достаточно открыть "Очерки русской смуты" А.И. Деникина, где он рассказывает о новообразованных республиках Закавказья, чтобы узнать о лидерстве тогдашних идеологов Грузии в самой оголтелой русофобии. "Правительство бывших социал-демократов [меньшевики Грузии], — пишет Деникин, — ...задалось целью вытравить всякие признаки русской гражданственности и культуры в крае — прочно, "навсегда" – прежде всего путем устранения из Грузии русского элемента" (М., "Мысль". 1991 г., с. 147).
Уже тогда настроения "Россия — поработительница, Россия — угнетательница грузинской культуры и самобытности" и т.д. вовсе не были уделом одиночек, но проникали в самые широкие слои и "захватили большинство грузинского народа".
Дикая русофобия перестроечных лет, охватившая Грузию и до сих пор процветающая на страницах грузинской печати, живописует "мерзостности" именно России как таковой и русских как таковых. Журнал "Литературная Грузия" прямо возводит истоки охвативших её умонастроений к 1918 году и ссылается на главу тогдашнего грузинского правительства Ноя Жордания. Так, в одном из номеров за 1990 год можно было прочесть: "В свое время Ной Жордания во весь голос заявил: восточному варварству мы предпочитаем западный империализм. Это означало, что он отвергает ориентацию на советскую Россию".

Виктор Нозадзе (бывший социал-демократ, основатель грузинской организации "Тэтри Гиорги" ("Белый Георгий" о выводе английских войск из Закавказья 4 июля 1920 года): "Этот день подвел черту под европейской ориентацией Грузии".

Возвращение к "европейской ориентации" предполагает по мысли современных грузинских идеологов отрицание не только Советской, но и вообще России. В той же "Литературной Грузии" писалось: "Овладеть богатствами Грузии, нагреть за ее счет руки, посредством ее завладеть ключами всего Закавказья — вот что двигало Москвой, когда она захватывала Грузию". Эта ненависть к Москве распространялась и на русскую культуру: "Дух русского быта — деспотия... русская культура породила зараженного великорусским шовинизмом раба: пока грузины не освободятся от иллюзий насчет "приносящей добро России", Грузии спасения не будет".

Практически ни разу, если не считать покойного Мераба Мармардашвили, Вахтанга Рчеулишлвили, Александра Чачия и Виктора Робакидзе, среди грузинской интеллигенции не прозвучал сколь-нибудь внятный голос протеста против подобных заявлений. Обычно творческие люди довольно-таки жёстко комментируют действия своих политиков. Но, что интересно — грузинская интеллигенция, такая тонкая и изящная, саркастическая и гордая, вообще исчезла с политической арены. Во всяком случае — не шло даже речи о взвешенной позиции грузинских "инженеров человеческих душ". Для современной государственной грузинской идеологии привычным стилем стало крайнее неуважение к собственному народу, его судьбе и истеричность в лучших геббельсовских традициях. На страницах "Литературной Грузии" увидел свет и предельно антирусский роман командира отрядов "Мхедриони" и известного "вора в законе" Джабы Иоселиани — "Санитарный поезд". Ну а в Грузии нелитературной, все проблемы — в экономике и личной жизни, хаос в отношениях с Осетией и Абхазией — воплощаются в явную причину, постоянно озвучиваемую её президентами, которая выглядит приблизительно так, — "Вы, русские, виноваты во всех злодеяниях на свете!" На фоне резкого падения образовательного и жизненного уровней грузинского населения, насаждаются самые дикие и нелепые взгляды и представления, идёт деградация самой грузинской нации, оказавшейся по определению современного грузинского историка Г.Мамулия, — "В тупике социального развития".
Грузия, запретив, по сути, русский язык, лишила свою молодёжь и специалистов доступа к огромной базе знаний, накопленных за века. Что даст абхазам и осетинам насаждение грузинского языка, которое проводили Гамсахурдиа и Шеварднадзе, и сейчас проводит Саакашвили? Возможность читать в оригинале "Витязя в тигровой шкуре"? Это приятно, но ведь для успеха в жизни нужно изучать экономику и металлургию, физику и медицину, юриспруденцию и горное дело, нанотехнологии и биологию — всего не перечислишь.

Александр Чачия (заместитель министра народного образования в правительстве Гамсахурдиа. В 1991 г. ушел в отставку в знак протеста против политики официальных властей Грузии. С 1999г. — председатель общественной организации "Народное движение "Самегрело". В 2000 г. создал партию "Единство" ("Эртоба". Кандидат философских наук, доктор политических наук): "В Грузии закрывается огромное число бесплатных школ. В каждом районе, где от 70 до 100 деревень и поселков городского типа, останется всего по 2-3 бесплатные школы! Закрывается 60% детских садов. Параллельно идут сокращения в Тбилисском госуниверситете, где из 23-х факультетов остается всего шесть. Резко сокращается преподавание грузинского языка, грузинской литературы и истории Грузии (о русском языке я уже и не говорю) — тех предметов, на которых формируется национальное самосознание молодежи. Преподаватели подвергаются обструкции. Сильным репрессиям подверглась Грузинская православная церковь. В целом взят и успешно реализуется курс на вытеснение из всех сфер общественной жизни поколения старше 40 лет, как поколения, которое не поддается перевоспитанию и является носителем "старых ценностей". Это процесс деградации нации, самое опасное из того, что делают "реформаторы". Взят курс на вытравливание грузинского национального самосознания. Они делают все для того, чтобы грузинская нация потеряла свое историческое лицо. На это направлена фальсификация истории: придание России образа исторического врага, придание Турции образа исторического друга. Фальсификация традиционных ценностей нации методами, которые они реализуют в системе образования и культуре, неизбежно приведет к потере исторического лица. Я считаю это страшным преступлением. Губителен, катастрофичен для Грузии разрыв отношений с Россией. Даже если отбросить все лирические отступления об исторической дружбе и исторических обязательствах, Россия является единственно возможным рынком для грузинской продукции. Она является страной, где проживает около миллиона наших соотечественников, которые заработанными средствами содержат огромное количество людей в Грузии. По самым скромным подсчетам, порядка двух годовых бюджетов Грузии в наличной валюте приходит из России от родственников. Денежную валютную массу в Грузии обеспечивают именно эти деньги. Отказываясь от отношений с Россией, фактически превращаясь в ее стратегического противника в регионе, грузинское руководство тем самым отказывается от решения абхазской и осетинской проблемы".

Второй, весьма распространенный миф: уверенность в том, что Грузинская ССР по своей территории и составу входящих в нее народов тождественна Картлийско-Кахетинскому царству. И именно в этом составе она должна быть отпущена на свободу. В самой крайней форме эту позицию высказала лидер ДС Валерия Новодворская, назвав "не заслуживающими снисхождения" малые народы, входящие сейчас в состав Грузии.
В основе же этого общего мифа лежит незнание простейших фактов истории - того, например, что и абхазы, и осетины вошли в Российскую Империю совершенно самостоятельно, а вовсе не как часть дряхлеющего и распадающегося Грузинского царства. Осетины сделали это на 27 лет раньше Грузии — в 1774 году, причем как единый народ, разделенный лишь Кавказским хребтом, а не государственными границами.
К моменту включения в состав Российской империи население современной Грузии отличалось чрезвычайной дробностью. Под общим названием "грузины" объединено более 20 субэтносов, причём проживающие в Западной Грузии сваны и мегрелы настолько отличаются в языковом и культурном плане от остального грузинского населения, что правильнее было бы рассматривать их как отдельные народы (подобно чехам или сербам по отношению к русским). Их языки не являются взаимопонятными ни между собой, ни с современным грузинским языком. Наряду с объявлением меньшинств "гостями на исконных грузинских землях", грузинская общественно-политическая мысль изначально включила мегрелов и сванов в состав единой грузинской нации и отказалась признавать за ними право на собственное национальное существование.
Невысокий уровень консолидации грузинской нации объясняется тем обстоятельством, что как справедливо констатирует грузинский историк и политический деятель постсоветской Грузии Г. Мамулия, — "…она (грузинская нация) начала зарождаться совсем недавно: лишь в XVIII в., после того, как "находившаяся в течение нескольких столетий (с ХIII в.) в тупике социального развития Грузия была включена в пределы Российской империи".
Нынешние тбилисские правители этот факт не признают и пытаются представить российский период грузинской истории в качестве тяжелейшего испытания для грузинского народа, которое было подобно татаро-монгольскому игу. Подобные заявления свидетельствуют не столько о полной дремучести в собственной истории, сколько об их воинствующей русофобии, которая настолько нелепа и иррациональна, что объяснение ей нужно искать не историкам и политологам, а практикующим психиатрам. Так, в период правления Сталина степень грузинизации Грузинской ССР значительно усилилась за счет выселены за пределы Грузии некоторых населявших её народов (греков, курдов, турок-месхетинцев). Другие, даже не родственные картвелам – были объявлены "грузинскими племенами" и должны были быть насильно грузинизированы.
Конституция 1995 г. провозгласила Грузию федеративным государством, но это осталось чисто пропагандистским шагом: условием начала рассмотрения всех связанных с федерацией вопросов было объявлено "восстановление территориальной целостности Грузии". Последовательная федерализация Грузии вряд ли возможна без предоставления собственной государственности не только абхазам и осетинам, но и мегрелам и сванам. А эта идея, похоже, совершенно неприемлема не только для политической элиты, но и для большинства современных грузин. Историю невозможно вычеркнуть или отменить, но в современной Грузии немногие задаются вопросом — так ли плохо жилось им в едином государстве?
Два века мы с грузинами жили под крышей одного государства, называлось ли оно Российская империя или Советский Союз. Наши культуры переплелись, в чем-то даже смешались, прикоснулись друг к другу, обогатились взаимно от этой близости, не потеряв своего лица.
В России сегодня живет более полутора миллионов грузин, и до недавнего введения визового режима эмиграция не переставала расти.

Третий миф — уверенность российского общества в терпимом, неагрессивном отношении грузин к русским.
"Провокационные обстрелы воинских частей, военных санаториев, городков и объектов, вооруженные налеты, захват заложников - все это тревожная реальность относительно недавнего времени. Во время Юго-Осетинской и Абхазской войн грузинские вертолеты нередко появлялись над местами компактного проживания русскоязычного населения и вели их обстрел.
Однако наивысшим выражением "благодарности" новых грузинских властей за давнее спасение от турецкого геноцида и за полученное ими оружие – можно считать интенсивный обстрел подразделениями Госсовета Грузии российских воинских частей, дислоцированных в селе Нижняя Эшера. Российские военнослужащие вынуждены были открыть ответный огонь из БМП для подавления грузинских огневых точек. Но, как правило, военным было запрещено отвечать на огонь грузинских силовых структур.
27 августа 1992 года, грузинский вертолёт без опознавательных знаков обстрелял гражданское судно типа "Комета" с отдыхающими и беженцами на борту, следовавшее из Батуми в Сочи. В результате обстрела 11 человек были ранены, один погиб, а Грузия начала обвинять Россию в попытке вооруженного вмешательства в конфликт.
Министерство обороны РФ, в ходе расследования названного инцидента неопровержимо установило, что вертолет действовал по распоряжению грузинской стороны. Известна и фамилия летчика — Майсурадзе. Он не мог не видеть и не знать, что применяет боевое оружие против мирных граждан.
22 сентября, в 17.30 два боевых вертолета войск Госсовета Грузии атаковали транспортный вертолет Российских ВВС с пшеничной мукой, отправленный из Гудауты в голодающий Ткварчал, вынуждая российских летчиков совершить посадку в контролируемом грузинскими войсками аэропорту Сухума.
Ткварчал на глазах у равнодушного мира (включая Россию) повторил, в масштабах абхазо-грузинской войны, блокадную судьбу Ленинграда.
Связь города с Гудаутой поддерживалась лишь при помощи воздушного гуманитарного коридора, но после того, как грузинская сторона сбила в районе высокогорного села Лата российский вертолёт МИ-8, вывозивший беженцев (экипаж и 60 пассажиров, в основном женщины и дети, погибли), Ткварчал оказался полностью отрезанным от внешнего мира. Запасы продовольствия быстро истощились, и единственным источником пищи для ткварчальцев стали редкие завозы кукурузы и овощей жителями соседних очамчирских сел. В городе было создано 5 пунктов, где бесплатно питались около 3,5 тысяч человек. Кончилось горючее, с октября Грузия отключила энергоснабжение, и суровую зиму 1992-1993 годов город провел в холоде и мраке.
Со стороны России на чудовищную акцию Грузии против ее вертолета с беженцами не последовало никакой реакции.
26 мая 1993 года трагедия опять повторилась — над Сакеном был сбит ещё один вертолет с мукой и медикаментами для Ткварчала. В результате погибли командир эскадрильи – Л.Чубров, командир корабля — Е.Касимов, штурман — А.Савельев, бортмеханик — В.Царёв и радист — Е.Федоров. И снова — молчание со стороны России, которая к этому времени передала грузинской стороне Потийский порт с массой техники.

Свидетельские показания учителей Сухума Людмилы Ракитиной, Василия Кулькова, Алексея Захарова (Батуми, морпорт, 17 апреля 1993 года): "В Сухуме беспредел. Грабежи и мародерство, убийства, насилие. Русских и армян заставляют перетаскивать трупы и хоронить их. Разграблены дома абхазов все до единого, русских, армян, греков, турок, в городе невозможно ходить, не знаешь, убьют или возьмут в заложники. Люди в страхе и панике с ужасом думают о завтрашнем дне".

Из показаний К.Ш. Ашба (Сухум): "Я решил остаться в Сухуме и не эвакуировался. Из моей квартиры я чётко наблюдал все события и бои в районе Нижних Эшер. Я видел, как грузинские гвардейцы расстреливали из танков и пушек дома абхазцев, армян, греков и русских..."

То же самое происходило и в почти обезлюдевшем Очамчире, Гаграх, где 15 сентября был высажен грузинских десант. О воцарившейся в городе атмосфере красноречиво свидетельствует письмо сторонника Госсовета Грузии, первого заместителя главы администрации города Гагры, депутата Верховного Совета Абхазии Михаила Джинчарадзе, сентябрь 1992 года:
"Господин Эдуард!
На сегодняшний день в городе мы имеем 600 человек вооруженных гвардейцев и сил "Мхедриони". Остальные, до 400 человек, организованно выехали в Тбилиси. В достаточном количестве есть техника. Все распределены в домах отдыха. Питание осуществляется нормально. Я говорил с господином Сигуа о добавочном ввозе продуктов. Мы все делаем для того, чтобы создать им все условия.
Вместе с тем нас беспокоит один вопрос. В связи с прибытием новых сил за эти четыре-пять дней в городе фактически погасла жизнь. Грабят дома и квартиры. Начали с ограбления абхазских домов, потом продолжили грабеж армянских, русских и сейчас приступили к ограблению грузинских квартир. В городе фактически не осталось ни одной частной или государственной машины, которую не вывезли. Меня больше беспокоит политическая значимость этого процесса. От грузинского народа фактически уже отмежевалось население других национальностей. В городе и среди грузин имеется тенденция недовольства по отношению к армии, что может вызвать нежелательные результаты, так как в нашем городе пока имеются многочисленные группы сторонников Звиада, которые ведут нежелательную пропаганду, и грабеж вооружёнными частями льет воду на их мельницу.
Я не хотел беспокоить Вас, господин Эдуард, сам бы действовал вместе с комендантом, если бы не имел грабеж. Но уже процесс становится неуправляемым, так как фактически невозможен контроль различных частей. Наверно, необходимо срочно выделить группу Министерства Обороны, чтобы своевременно контролировать войсковые части, в противном случае нами будет проиграна политическая борьба"
(перевод с грузинского, сделан ополченцами — прим. автора).

Вскоре после отправки этого письма Джинчарадзе был убит грузинскими гвардейцами, черновик же письма найден среди трофейных бумаг при взятии Гагры батальоном КНК.

Всего от действий грузинской стороны только во время Абхазской войны погибли более 50 российских военнослужащих и членов их семей.

В агрессивной русофобии, пожалуй, дальше всех зашел глава парламентского комитета Грузии по обороне и безопасности Таргамадзе, заявивший, что "миф о непобедимости российской армии будет вскоре развеян". Заметим, что слова о "развеянии этого мифа" всплывают в истории периодически, примерно раз в полстолетия, но это плачевно заканчиваются для тех, кто их произносит.

Давид Александрович Долбадзе (Зав. кафедры гражданского права Сухумского филиала ТГУ, доцент, бывший зам. председателя Союза интеллигенции Абхазии, руководитель его пресс – центра. Статья была опубликована 17 сентября 2004 года на страницах газет "24 саати" и "Сакартвелос республика": "Грузины вытерпели физическое уничтожение своих сыновей и изгнание из Абхазии. Теперь терпят российскую оккупацию Абхазии, терпят необоснованные оскорбления и тысячи ложных обвинений со стороны России, потому что верят в справедливость Божьего Суда, верят в человеческую справедливость. Но при этом пусть знают все, когда надежда на справедливость у моего народа умрет, он возьмет в руки оружие. Молим Всевышнего и всех, от кого это зависит: не озлобляйте мой народ!"

Казалось бы, очевидная органическая связь между программной русофобией Грузии, "европейской ориентацией" (которая уже в 1989 году дешифрировала себя как ориентация пронатовская) и террором против не желающих уходить из "империи" народов, то есть из исторической России, могла и даже должна была определять поведение России нынешней. Однако в 90-х годах случилось иначе: вопреки своим собственным интересам российское руководство приложило недюжинные усилия, чтобы оттолкнуть своих союзников — отнюдь не приобретя союзницы в лице Грузии.

Национальные фобии Грузии не ограничиваются русофобией.
Депутат нового грузинского парламента Гога Пипия потребвал огласить данные о национальности родителей всех грузинских министров. Премьер-министр Грузии Зураб Жвания (убит при невыясненных обстоятельствах) отреагировал на запрос заявлением, что лично он гордится армянской национальностью своей матери, а министр экономики Каха Бендукидзе ответил, что в любой цивилизованной стране такой запрос привел бы к возбуждению уголовного дела против его автора.
О ксенофобии грузинского общества свидетельствует и поведение их военных во время развязываемых грузинским правительством войн. Особое место в действиях грузинских частей во время оккупации Абхазии и Южной Осетии занимало целенаправленное уничтожение памятников письменности и культуры. Нет никаких оснований полагать, что отныне грузинская армия стала привержена более гуманным методам ведения боевых действий против мирного населения.

Кроме того, Грузия откровенно поддерживает самых непримиримых врагов России.
Ещё в 90-х годах личный представитель президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе по урегулированию грузино-южноосетинского конфликта, вице-спикер парламента Грузии, председатель Социалистической партии, Вахтанг Рчеулишвили призывал руководство Грузии сменить идеологические установки и отказаться от связей с чеченскими сепаратистами. Активисты его партии собрали около миллиона подписей граждан Грузии с требованием нормализовать грузино-российские отношения и прекратить "холодную войну" между двумя странами. Очевидно, что реализовать это на практике весьма затруднительно, поскольку Москва и Вашингтон являются в кавказском регионе геополитическими соперниками, а ставку в этом противостоянии руководители Грузии делают на США.
Вот как характеризовал эту политику очевидец: " Осетинов страшно преследуют и выселяют. Сильная национальная борьба идет и в Абхазии. Национализм доходит до курьезов. Так, в учебнике, по которому в школах изучается история, рассказывается, что Грузия была еще в древности самой культурной страной, так что из нее Греция получила свою культуру. В детях с малых лет воспитывается презрительное отношение к армянам и т.п.".





© Сергей Стукало, 2008
Дата публикации: 05.09.2008 13:49:54
Просмотров: 1533

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 5 число 83: