Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Владислав Эстрайх



Закавказье, час быка или Минотавры ВВС

Сергей Стукало

Форма: Рассказ
Жанр: Юмор и сатира
Объём: 14100 знаков с пробелами
Раздел: "Рассказы"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=1531

С.Стукало
Закавказье, час быка или Минотавры ВВС

Шел 1991-й год. Грузия, смущённо шаркая ножкой, бормотала на разные голоса о собственной самостийности и лукаво строила глазки центральному союзному правительству. У власти уже был Гамсахурдиа, а антисоветские и антирусские митинги не прекращались ни на день. Но до реального отделения было ещё далеко, а посему особенно нетерпеливые грузинские мачо, вообразив себя крутыми диверсантами, занялись мелкими пакостями.
Одни, собравшись в стайки по пять-восемь человек, били физиономии одиноким припозднившимся офицерам и их, отлучившимся в магазин или в парикмахерскую, жёнам. Другие — резали и жгли идущие к "оккупационным" воинским частям магистральные и внутригородские кабели. При этом частенько страдали и родные грузинские сугубо гражданские связные магистрали. Но народным мстителям было не до тонкостей совместной прокладки кабеля, и уж совсем не до мудростей вполне доступных специалистам схем внутригородских коммуникаций. Собственная безнаказанность кружила головы, а погибшие во время "диверсионных акций" по собственной глупости соратники требовали немедленного отмщения.
В то время никто не вдавался в частности. И когда абсолютно условный Резо, слегка промахнувшись, перепиливал ножовкой не связной, а совсем на него не похожий силовой кабель, то в молниеносном, украшенном высоковольтными разрядами, вознесении, без сомнения, были виноваты коварные русские. А если не менее абстрактный Гиви, подсветив себе зажигалкой у связного кабельного колодца, взлетал на воздух — он тоже объявлялся жертвой коварного КГБ. Революционно настроенные сподвижники не подозревали, что, согласно действующим правилам, чугунную крышку колодца надо откидывать в сторону, а не оставлять её слегка сдвинутой прямо на его проёме. Что перед началом работ колодец положено проветривать. Что, даже после проветривания, под землёй нельзя пользоваться открытым огнём — ни для освещения, ни для любых других целей. Революционеров не волновало, что в колодец, как на грех, просочился метан из соседней, много лет не чиненой, газовой магистрали.
Коллеги-диверсанты так и бросили вполне реального Гиви на месте его героической кончины, обезглавленного чугунной крышкой, взлетевшей словно пушечное ядро над стволом-колодцем, успев лишь, в панике и в спешке, произнести прощально-скорбное "шени деди могеткхан". Есть на Кавказе такая традиция — говорить что-нибудь велеречивое и торжественное у тела погибшего товарища.

Приехавшие на место аварии связисты-линейщики долго не могли решить с чего начать: с ремонта порванных взрывом газа кабелей, или с сообщения о своей уникальной находке и принятия связанных с ней мер.
Командование Закавказского военного округа, скованное продажной нерешительностью Москвы, печально взирало на все эти безобразия. Но связь, есть связь. Отсутствие связи — это потеря управления. А потеря управления фронтом одной из своих армий, или армейским корпусом — это большое безобразие. В военное время из-за такого безобразия можно даже под суд не попасть: грамотный супостат ни за что не упустит возможности безнаказанного избиения ослепшего и оглохшего противника. Между тем ремонт разорванной кабельной магистрали — это долгое и дорогое занятие. Проблему с такими диверсиями надо было решать. И светлые умы вспомнили, что именно для таких ситуаций в штатном расписании военного округа предусмотрен самолет-ретранслятор.
Начиненный связной электроникой Ан-26-й, по замыслу связных стратегов, должен был воспарить над территорией военного округа (в военное время — фронта), и соединить расчлененные группировки достаточным количеством качественных радиорелейных каналов.
Но это — теория, а на практике всеми забытый полупустой Ан-26-й использовался лётным начальством как личное такси. По будням, в 12.00, взяв "утомившихся на службе" ВВСовских командиров и начальников штабов на борт, 26-й брал резвый разбег по Новоалексеевской бетонке, и через сорок минут приземлялся на мысе Цхакая. На самом берегу самого Чёрного моря. На послеобеденном разводе загоревшее и перекусившее шашлыками начальство, проделав обратный путь, грозно орало на вверенный ему личный состав. Смысл изрекаемого сводился к тому, что оно, это начальство, служит родине не покладая рук и без обеда…а посему и остальным надо усилить, нажать и вообще… Как на самом деле обстояли дела на ниве начальственного рвения знали все, но, по сложившейся традиции, было положено сочувственно кивать и брать под козырек. И все дружно кивали и брали.
Два штатных прапорщика-связиста за годы службы на ретрансляторе научились бесподобно вымачивать шашлыки, виртуозно сервировать столики и стойко переносить бесчувственное вэвээсовское начальство с "поля боя" в родное "воздушное такси", а из него —по домам. Умели ли прапорщики когда-нибудь работать на штатных релейках и радиостанциях — история умалчивает. Но, если и умели, то, за долгие годы нецелевого использования ретранслятора, навык был прочно забыт.
Всё хорошее когда-нибудь кончается. Кончилась и беззаботная жизнь экипажа ретранслятора, — отговорка о сложнейшей неисправности аппаратуры не спасла.
Всё было просто, как дважды два. Начальник связи Воздушной Армии в бытность учебы в академии дружил с качком майором, с залихватской украинской фамилией. Прошли годы, и ставший полковником майор получил генеральскую должность. Называлась она просто и незатейливо: Начальник войск связи ЗакВО.
Но, как бы успешно мы ни делали карьеру, академическая дружба не ржавеет. На помощь другу культурист-полковник отправил своего, поднаторевшего в ремонте упомянутых релеек, подчинённого. Откомандированный к вевеэсовцам сухопутный майор был экипажу ретранслятора, мягко говоря, не в тему. Он сразу же выяснил, что техника на борту вполне исправна (для экипажа это оказалось новостью). Кроме того, майор оказался не только старшим инженером, но и заместителем командира отнюдь не последней в округе связной части. В силу этого вариант "надавить авторитетом" или объявить специалиста некомпетентным дилетантом не прошёл. Весёлая жизнь закончилась, и для экипажа начались учебные будни.
К 11.00 утра УАЗик подвозил специалиста к прогревавшему двигатели Ану. Специалист связывался через крышевые антенны с ретрансляционной точкой, и давал команду на взлёт. Набирав высоту, самолёт брал курс к Мингечаурскому водохранилищу. Специалист переключался на подфюзеляжные антенны и связывался с Баку или Ереваном. Каналы регулировались, переводились в транзитный режим, и Штаб округа начинал отрабатывать вопрос управления войсками через самолёт-ретранслятор. А майор принимался нещадно дрючить прапорщиков, вбивая в их головы теорию и практику работы на штатной технике.
Известно, что при должной настойчивости, можно и медведя научить ездить на велосипеде. Месяц спустя прапорщики вполне сносно справлялись со своими, внезапно востребованными, прямыми обязанностями. Близился день приема зачёта…
И он наступил.

К 11.00 в лётную часть въехал УАЗик специалиста. Встречало его необычное число ВВСовских начальников. Отводя в сторону взгляды, они переминались с ноги на ногу. Было предложено пройти и распить. Специалист был не против, но после зачёта.
— Зачёта не будет… — сказало начальство.
— ???
— А принимать не у кого.
— ???
— Экипаж досрочно заменился в Забайкальский военный округ!

* * *
За распитием была озвучена достойная удивления история.
Нагруженный произведёнными в Тбилиси комплектующими для МиГов ретранслятор вылетел в Ташкент, на завод, где эти самые МиГи собирали.
Дело было привычное.
На обратном пути экипаж, идя навстречу просьбам членов семей и руководства, затаривался дешевыми азиатскими дарами природы. С наступлением голодных времен в самостийничающей Грузии в разряд "даров природы" попали и полутора- трёхгодовалые бычки. Чтобы мясо не испортилось, его перевозили живым весом. Находчивые военные лётчики вливали в бычка бутылку красного грузинского вина, и тот мирно спал до самого прибытия в Новоалексеевку. Потом бычка забивали, а мясо дружно делили согласно сделанным вкладам.
В этот раз произошла осечка. То ли кто-то из прапорщиков ополовинил заветную бутылку, то ли бык был привычен к виноградной лозе…
При перелёте ретранслятора через Каспий бычок проснулся. Для разминки он погонял по салону прапорщиков, а когда те заперлись у лётчиков — принялся упираться рогами в аппаратуру и борта многострадального самолёта.
Вид у него был поистине зверский. Наверное, поэтому добровольцев пойти и убить возмущённого перепадами ушного давления минотавра не нашлось. После недолгого совещания (благодаря резвым перемещениям бычка самолет изрядно покачивало) было принято решение – возмутителя спокойствия десантировать за борт. Сказано – сделано. Из кабины пилотов открыли аппарель, и слегка свечканули. Бык и несколько ящиков зелени покинули самолет на пятикилометровой высоте, аппарель закрыли, облегчённо вздохнули, и полетели оправдываться перед участниками концессии.
Летчики и их жены — люди понимающие. И, рисковавшие только вложенными деньгами, милостиво простили тех, кто рисковал ещё и собственными жизнями.

Всё бы ничего. Но между Баку и Красноводском курсировали морские паромы. Это довольно вместительные суда с грузовыми и пассажирскими палубами, ресторанами, саунами и до полутора тысяч пассажиров на борту. Кто-то заметил человека за бортом, машине скомандовали стоп, спустили шлюпку и выловили привязанного к деревянной двери совершенно размокшего азербайджанца. Более-менее внятно изъясняться он смог только после второго стакана коньяка, но постоянно требующий коньячной подпитки стресс снова привёл его в невнятное (искушенный читатель сказал бы "нечленораздельное" состояние.
Всё что удалось узнать капитану парома и его помощникам — выловлен капитан, фамилия такая-то, с рыболовецкого сейнера, регистрационный номер такой-то. На сейнер что-то упало с неба, и он скоропостижно затонул с тринадцатью членами экипажа.
Капитан отбил в пароходство недоумённую телеграмму, довёз бедолагу до Красноводска, где и получил распоряжение этапировать коллегу назад, в порт приписки, в Баку. Всю обратную дорогу выловленный в Каспии капитан продолжал снимать стресс. Благо от желающих поглазеть, послушать и поставить ему выпивку — не было отбоя.
Комитет по торжественной встрече потерпевшего кораблекрушение впечатлял. Особой нервозностью отличался начальник азербайджанского рыболовецкого пароходства. Он сразу же схватил предельно пьяного подчинённого за грудки и, захлебываясь прорезавшимся от волнения акцентом, возопил:
— Ты?!!! Морд азербажанский, где, где, я тебя спрашиваю, сейнер?
Его совсем не смущала аутентичность собственной национальности с национальностью пускавшего пьяные пузыри коллеги.
— Убью, азер вонючий! Новый, с иголка, сейнер, в полный штиль, среди сраный озеро! … — кричал начальник, и жаркий бакинский воздух весело гонял под завязку набитое нецензурными выражениями эхо между стальными корпусами стоявших у пирса паромов.
— Отвечай, когда тебя начальник спрашивает! — наседал он.
В голове у болтавшегося, как тряпичная кукла, капитана что-то щёлкнуло, он открыл глаза и вполне внятно, но безо всякого выражения, произнёс:
— Мамой клянусь — бик с неба упал…
На этом его запал кончился, он уронил голову и сбился не невнятное бормотание о том, что бык сломал часть палубы и борт, утонули все, а вот он, верхом на двери, ремнём, брючным…
Замолкшего капитана погрузили в подъехавшую санитарку и увезли в местную дурку…

Не знаю. Может так и рождаются легенды о Бермудском треугольнике, кракене, летающих тарелках… Отчего им, тарелкам, не летать, если даже говядина парит аки птица?

Ирония судьбы заключалась не только и не столько в точности бомбометания — маленьким быком, посреди огромного Каспия, попасть в маленький сейнер… Непостижимым роком представлялось то, что, впервые в истории Азербайджана, на промысел осетровых вышел полностью национальный экипаж. От капитана до последнего матроса. Сам капитан долго стажировался у более матёрых коллег, и вот теперь был облачён высоким доверием. Местная пресса взахлёб писала о том, что с первым выходом упомянутого сейнера на путину, Азербайджан становится по-настоящему морской республикой. Меж строк сквозил неприкрытый намёк на способность быть таковой и без помощи изрядно надоевшего "старшего русского брата".

Не судьба. Думается, даже Олег Ефремов не подозревал, что испытание "Часом быка" может быть настолько буквальным.

И сами частенько участвовавшие в закупке "говядины" ВВСовские начальники, быстро смекнули, откуда взялся сумасшедший капитан, в столь смачных подробностях расписанный местной прессой. Экипаж ретранслятора в срочном порядке отправили для дальнейшего прохождения в Забайкалье. Подальше от рук закавказской фемиды…
Специалисту-майору пришлось обучать новый экипаж. Прибывшие из Забайкалья прапорщики, как и их закавказские коллеги, имели весьма смутное представление о своем истинном штатном предназначении. Правда, помимо шашлыков, они умели отменно делать отбивные из медвежатины, и виртуозно парить начальство берёзовыми, дубовыми, и экзотичными пихтовыми вениками.
За время обучения двух экипажей сухопутный майор налетал годовую лётную норму, и, из чувства вполне законного противоречия, написал рапорт о засчитывании ему последнего года службы из расчета "год за два", и начислении двойного оклада. Как офицеру лётного состава.
Рапорт действующим приказам не противоречил, командировка у специалиста была подписана в самых верхах, поэтому никто из должностных лиц не упустил возможности безнаказанно довести ситуацию до полного абсурда. По истечении трёх дней, отведённых уставом на его рассмотрение, обращение майора, с пометками "юридических оснований для отказа не вижу, прошу рассмотреть вопрос в компетентной вышестоящей инстанции", попало на стол Начальника штаба округа.
Отсмеявшись, Начальник штаба спросил коренастого Начальника войск связи:
— Он у тебя с приветом или с юмором?
— С юмором, — ответил Начальник войск связи и, вздохнув, забрал украшенный резолюцией "ОТКАЗАТЬ!" и размашистой генеральской росписью рапорт.

07.06.2002 г.


© Сергей Стукало, 2008
Дата публикации: 09.09.2008 15:40:31
Просмотров: 1584

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 33 число 55:

    

Рецензии

Людмила Рогочая [2009-04-08 21:06:52]
Очень интересно и познавательно. Спасибо!
А "Час быка" - мой любимый роман И.Ефремова ещё с энных времён.

Ответить
Ара Багдасарян [2008-09-11 14:47:12]
Сергей! СПАСИБО! Закон: чем невероятней, тем больше вероятность, что так и было. Много непознанного вокруг!))))

Ответить