Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Андрей Соколов



Тётка, туфли и чабан

Наталья Уланова

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 8487 знаков с пробелами
Раздел: "Про людей"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


…Это будет хрустальный башмачок…


Дорогому и неподражаемому дяде Фазилю посвящается...


Девочка Лелька жила с папой, мамой и братишкой при гарнизоне. С одеждой в то время везде было неладно, а там - тем более. Но она уродилась находчивой девочкой, и, напрактиковавшись на куклах, научилась мастерить себе замысловатые наряды. На зависть гарнизонным модницам. Мало того, она выпрашивала у мамы денежку на недорогую разноцветную пряжу и вязала сногсшибательные свитера со сложным орнаментом.
- Откуда? - таращили глаза подружки.
- Папа привёз, - отвечала она гордо, пряча руки за спину, чтобы скрыть натруженные подушечки пальцев. Особенно болели указательные.
- Но папа твой никуда не ездил! - парировали её вранье.
- Ездил, ездил. Вернее, летал, - отвечала Лелька загадочно. - Вы просто не знаете... - и еще плотнее окутывала туманом папин образ...
Папа у Лельки был вертолетчик. Вернее, не совсем... Но дочке желалось именно так!
Удивительно, и у подружек отцы - вертолетчики. Но возвращаются почему-то без подарков... Знала бы Лелька, какие баталии разгорались в соседских квартирах. Обескураженные отцы утирали горькие слезы дочурок, глотали укоризну сердитых жен и отвечали:
- Понятно откуда, он же не вертолетчик! Он авиационный инженер на военных самолетах! - и, оглядывая его внимательно, соблюдали субординацию.
Главному инженеру полка лишних вопросов не задавали.
Папа у Лельки действительно резко выделялся на общем фоне. И не только честностью, строгостью, подтянутостью, дисциплиной и пронзительными глазами. Он удивлял поступками.
Военная лётная часть с высоким забором, КПП и недремлющим дежурным. За которой - чистое поле сочной зеленой травы. Сюда и привёл как-то старый чабан отару овец. На выпасе он был давно, тянуло к людям, да и сам запаршивел. Всю эту тоску прочёл, почуял Лелькин отец в глазах старика...и не смог пройти мимо. Высокая папаха, длиннополая бурка, а главное - роскошные усы, - лишь сабли не хватало, - всё это роднило его с Чапаевым. Так и клеился к старику этот образ. Лелькин отец усмехнулся и решил, что пока не отмоет, не накормит - от себя ни за что не отпустит! Через пост тащить такой персонаж - не получится... Выход один: лезть через забор. Кто это видел, еще долго покатывался со смеха...
Лелькину же маму это событие не рассмешило. Когда в их чистенькую, уютную квартирку ввалился грязный, благоухающий пастух с виноватыми, правда, глазами, она невольно отступила на несколько шагов. Мужа своего за широкой буркой чабана она не видела. Лишь слышала, как тот начальственным голосом отдает распоряжения: срочно готовить баню и варить борщ.
Намытый, покормленный старик расслабленно пил чай. Прихлебывал звучно, осторожно прикусывал сахар, долго выискивая редкий, нужный для этой цели зуб. А дети, рассевшись у его ног, осторожно касались глубоких морщин на распаренных руках.
С тех пор, теперь уже самостоятельно перемахивая через забор, Чапай еще много лет навещал это доброе семейство. И своим приходом привносил в дом новое тепло.
Шли годы. Лелька росла, быстро вытягивалась. На шустрой, активной девчонке обувка - горела. А обувной отдел в гарнизонном военторге зиял пустотой... Нет, сапоги и парадные офицерские туфли в нём продавались, а вот детской обуви - отродясь не было. Ситуация патовая. Хотя, не раз замечено, что в самый кризисный момент, буквально ниоткуда, приходит спасение. Лелькин папа засобирался в отпуск, и не куда-нибудь, а в загадочную Прибалтику. Лелька, начитавшись об этой удивительной местности, мечтала побывать там сама. Но знала, что пока не время. Немного терпения, и она туда съездит ни один раз. И потому, как-то по-особому радовалась сейчас за отца. Она завалила его перечислением: куда тот должен сходить, что увидеть. Папка же отмахивался, заявляя, что живет на свете давно и без сопливых всё знает сам!
- Лучше скажи какие туфли тебе привезти! - он захватил пальцами её нос.
- Ой, пап, да любые! Только не зелёные и чтобы без шнурков, - рассмеялась Лелька.
Собираясь, папа нервничал и волновался, казалось, больше положенного. Но именно излишнее волнение придало моменту дополнительной трогательности. Лелька смахнула слезку и заранее почувствовала, как невыносимо будет скучать без него, как будет ждать возвращения этого родного человека. В суматохе она не обратила внимания, как папа шептал себе под нос: "...не зеленые и...шнурки... или зеленые? Со шнурками?.." Но мысль бежала дальше, потом перескочила на служебные дела и уточнять стало некогда. Внизу уже ждала служебная машина. Провожать себя отец не позволял.
Дни потянулись. Лелька отметила в календаре день его возвращения, и, отрывая по листику, нетерпеливо шелестела оставшимися, сетуя, что как много их еще осталось... Прежде чем уснуть, она представляла какие волшебные туфли привезет ей папка из сказочной страны "Прибалтика"...
...И пусть это будут не хрустальные башмачки, а просто кожаные, но они непременно будут не хуже хрустальных...
Наконец, в календаре был оторван последний лист. Завтра приезжал папа.
Он вернулся какой-то новый, объятый невидимой дымкой незнакомого образа жизни. Дети оглядывали его, присматривались, вдыхали незнакомый запах. Гостинцы же сразили наповал. Среди них - громадная коробка шоколадного ассорти, перевязанная яркой атласной лентой. Папа привез ее в руках, потому что та не умещалась ни в одну сумку.
- Ну, ты тоже, надо было поменьше коробку взять, - сказала мама.
- Ты что говоришь, женщина! Я для вас взял самое лучшее! - возмутился папа.
Лелька, восхищенная Лелька, затаила дыхание. В последнем, не распакованном свертке - её туфли. Тесёмка долго не давалась...
- Да рви бумагу! - отцу тоже не терпелось увидеть реакцию. Он так старался...
И...
- Папа! - закричала Лелька. - Па-а-а-апа-а-а-а!
Отец Лельки уселся на стул.
- Что?.. - задохнулся он.
- Папа! Они - зелёные! Они - со шнурками! Па-а-а-апа-а-а-а!
- ...а какие надо было?.. - спросил он испуганно, озираясь и выискивая хоть в ком-то спасительную соломинку.
Лелька ревела несколько дней. Но делать нечего, обулась и пошла. Подружки, ошалев от её зеленых туфлей с желтыми шнурками, завистливо замерли. У них таких не было никогда! И что самое страшное - никогда не будет! Опять у нее что-то особенное... Просто беда...
Кожаные смешные зелёные туфли отслужили верой и правдой. И много лет спустя вышли с папой на заслуженную пенсию. Вскоре, семья навсегда покинула гарнизон. Жили они теперь в городе, как самые настоящие мирные обыватели, практически без происшествий.
Пока...
Как-то, тёмным зимним вечером Лелькин папа вернулся с работы не один. С ним пришла незнакомая женщина.
Жена, дочка - студентка, сын с неделю, как вернувшийся из армии... Недоумённое семейство застыло в дверях.
Незнакомка в галошах и тонкой кофте стояла с опущенной головой. Её нехорошо трясло.
- Так, - нетерпеливо начал отец, обращаясь к жене. - Где твое второе пальто? Быстро отдай его этой женщине! У тебя всё равно их два!
Лелькина мама, как под гипнозом, сняла с вешалки, считавшееся стареньким, но невозможно любимое пальто, и безмолвно протянула женщине. Та взяла, и они с папой быстро удалились. Он посадил её в автобус, заплатил за проезд и только потом вернулся домой.
Домашние встретили его вопросительными взглядами. Но папа, делая вид, что ничего не произошло, неторопливо переодевался.
- Папа, и что это было? - не выдержала Лелька.
- А что! - пошел в наступление отец. - У матери сколько пальто? - он задал вопрос и сам же на него ответил: - Два! А у этой женщины ни одного нет! Еду в автобусе, посмотрите, что на улице творится, а она вся трясется от холода. Вот я и решил привести её к нам домой, и одно отдать...
Когда домашние пришли наконец в себя, осмыслили ситуацию и увидели себя со стороны, то весело рассмеялись.
А папа заплакал.
- Я несчастный человек, - приговаривал он. - Я несчастный человек, что воспитал таких жестоких детей! - и горестно закрыл лицо руками.
С тех пор много воды утекло. Лелькин папа стал еще более трепетным, волнительным и склонным к неподражаемым историям. Давно подросли внуки. Но за общим семейным застольем пересказы о зеленых туфлях, чабане и тётке из автобуса остались наилюбимейшими. Папа же впивается в рассказчика пронзительными глазами, смотрит долго, внимательно, продолжая недоумевать, что вызывает такое продолжительное веселье.


© Наталья Уланова, 2008
Дата публикации: 28.10.2008 11:34:59
Просмотров: 1846

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 88 число 15: