Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Первый христианский царь

Александр Учитель

Форма: Очерк
Жанр: Историческая проза
Объём: 15905 знаков с пробелами
Раздел: "история Малой Азии"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Первый христианский царь
Обычно принято считать, что первым государством, принявшим христианство, была Армения, сделавшая это за 10 лет до Римской империи, в 301 г. Однако это не так: первым царем принявшим христианство был Абгар девятый, царь Осроэны, правивший в 177-212 гг. Что же это была за страна, и чем объяснить ее столь раннее крещение? Осроэна образовалась в ходе распада государства Селевкидов в 132 г. до н. э. на севере современной Сирии, между Тигром и Евфратом, со столицей в городе Эдесса (cовр. Урфа в Турции), основаном Селевком первым неподалеку от древнего культового центра бога луны, Харрана. Ее основатель носил арамейское имя Арью (“лев”), но почти все последющие цари Осроэны носили арабские имена (Абгар, Ману). Неясно, каким образом это государство получило иранское название, образованное от парфянского имени Осрой (Хосрой): было ли оно вторым имнем Арью, или же первоначальное ее название Ороэна (так ее действительно называют Плиний Старший и Дион Кассий) было изменено на Осроэна в честь парфянского царя Осроя первого (109-129 гг.), сына которого, Парфамаспата, император Адриан возвел на ее престол в 118 г. Так или иначе, арамейские, арабские и иранские этнические элементы сочетались в населении Осроэны на всем протяжении ее существования.
Христианизации Осроэны посвящена легенда о переписке царя Абгара пятого с Иисусом Христом (!). Впервые она появляется у историка церкви Евсевия Кейсарийского в начале 4-го в., а затем в сирийском апокрифе “Учение Аддая” середины того же века. По легенде в Осроэну приехал апостол Фаддей (Аддай), который рассказал нeизлечимо больному царю Абгару о чудесах Иисуса. Тогда Абгар послал в Иерусалим художника Аннана (Ханана) с письмом Иисусу. Из Иерусалима Аннан привез не только устный ответ, но и портрет Христа, написанный им с натуры, и ставший впоследствии прототипом христианской иконографии (в 6-м веке летописец Эвагрий объявит этот портрет уже “нерукотворным”). В версии “Учения Аддая” эта любопытная переписка выглядит так:
“Абгар Ухама Иисусу, доброму лекарю, который объявился в иерусалимской стране, радоваться:
Прослышал я о тебе и твоем врачевании; о том, что ты не применяешь ни снадобья, ни корения, но твое слово дает прозрение слепцам, хромых ставит на ноги, очищает прокаженных, возвращает слух глухим; о том, что твое слово лечит души терзаемых демонами безумия, и о том, как ты воскресил умершего. И узнав о чудесах, совершенных тобой, я постиг, что ты либо сошел с неба, либо ты – Сын Божий, разрешающий все это. Посему я пишу тебе и молю тебя прийти ко мне, поклоняющемуся тебе, и излечить все болезни, от которых я страдаю, посредством веры в тебя, которую я имею. Я узнал также, что иудеи клевещут на тебя, преследуют тебя и хотят тебя распять и уничтожить. Я владею лишь одним маленьким городком, но он красив и достаточно велик для нас обоих, чтобы жить в мире.”
“Иди и скажи своему господину, который послал тебя ко мне: “Счастлив тот, кто уверовал в меня, не видев меня, ибо сказано обо мне, что те, кто видел меня, в меня не поверят, а те, кто не видел меня, в меня уверуют. Что же касается того, о чем ты пишешь, то мне следует прийти к тебе, ибо все, для чего я был послан, исполнилось, и я вознесусь вновь к отцу моему, пославшему меня, и когда я вознесусь к нему, я пошлю тебе одного из моих учеников, который избавит тебя от всех твоих страданий и вернет тебе здоровие и обратит всех твоих подданных к жизни вечной. Да будет благословен твой город вечно, и враг никогда да не прeодолеет его.”
Уже папа римский Геласий признал в конце 5-го века эту переписку апокрифичной, не столько из стремления к истине, сколько из-за временного разрыва с восточной церковью. По всей видимости, легенда была придумана при Абгаре девятом в конце второго века, чтобы придать большую убедительность его обращению в христианство. В действительности христианство принес в Осроэну известный апологет, Татиан Ассириец, в 172 г. Здесь-то и кроется разгадка. Прозвище “Ассириец” значит в эту эпоху только то, что Татиан происходил из царства Адиабена (Хедьяб), расположенного к востоку от Осроэны, на месте древней Ассирии. С середины первого века господствующей религией в Адиабене был, как это ни странно, иудаизм. Обстоятельства принятия иудаизма царями Адиабены подробно описаны современником этого события, Иосифом Флавием:
(1) “Около того же времени адиабенская царица Елена и ее сын Изат приняли иудаизм. Поводом к этому послужило следующее обстоятельство: Царь Адиабены, Монобаз, известный также под именем Базея, влюбился в свою сестру Елену и стал жить с ней. Затем она забеременела. Когда он однажды спал с нею, то случайно во сне прикоснулся рукой к ее животу. Тут ему показалось, будто он слышит голос, требующий, чтобы он отнял руку и не повредил бы младенца в утробе жены своей, так как это дитя зачалось по особенному желанию Господа Бога и будет всю свою жизнь счастливо. Голос поразил царя, который тотчас же проснулся и сообщил обо всем жене. Когда у них родился сын, царь назвал его Изатом. У Монобаза был еще другой, старший сын от Елены, равно как были другие сыновья от других жен. Однако всю свою любовь он очевидно сосредоточил на Изате, как будто бы он был единственным его сыном.
(2) В результате получилось то, что другие братья стали завидовать Изату. Вскоре это чувство зависти перешло в ненависть, так как все были огорчены явным предпочтением, которое Изату оказывал отец его. Хотя Монобаз и отлично замечал это, однако он простил других сыновей своих, зная, что они поступают так не по злобе, а потому, что каждый из них считал и себя достойным такой же любви со стороны отца. Однако, опасаясь, как бы ненавидевшие его братья не устроили Изату какой-нибудь неприятности, Монобаз отправил его с большими подарками к Авеннеригу (Аби-Нергал), царю Спасин Xараксы (Харакена), и поручил ему позаботиться о безопасности юноши. Авеннериг любезно принял последнего, очень полюбил его и выдал за него замуж свою дочь Симахо, причем подарил ему область, из которой Изат мог извлекать значительные доходы.
(3) Состарившись и видя, что ему уже немного остается жить, Монобаз перед смертью захотел повидаться с сыном. Поэтому он послал за ним. Когда Изат прибыл, он сердечнейшим образом приветствовал его и подарил ему область, носящую название Карры (Харран). Эта местность отличается обилием смолы амома. Тут же сохраняются и остатки ковчега, в котором, по преданию, Ной спасся во время потопа; эти остатки по сей день показываются всем желающим.
Изат оставался тут вплоть до смерти отца своего. В самый день кончины Монобаза царица Елена послала за всеми высшими начальниками, за сатрапами и теми, кому были вверены ответственные должности. Когда все они явились к ней, она сказала им: "Я полагаю, что вам небезызвестно, что мой покойный муж признал Изата достойным себе преемником на престоле; впрочем, я ожидаю теперь и вашего на этот счет решения; счастлив может быть лишь тот правитель, которому вручается власть не одним человеком, но который получает ее добровольно от многих". Царица сказала все это, чтобы испытать настроение созванных ею лиц. Последние, лишь только услышали слова царицы, преклонились перед нею, по обычаю своей страны, а затем выразили полное сочувствие решению покойного царя и сказали, что охотно повинуются ему, так как Монобаз вполне справедливо предпочел, по их мнению, Изата всем его братьям. Затем они предложили умертвить всех прочих братьев и родственников, дабы Изат был гарантирован в безопасности и прочности своей власти. Они указывали на то, что, когда эти будут умерщвлены, исчезнет всякий страх из-за ненависти их к Изату. На это Елена выразила им свою признательность за их преданность ей и Изату, но вместе с тем советовала удержаться от умерщвления остальных братьев, хотя бы до тех пор, пока не прибудет Изат и не даст им на то свое разрешение. Не убедив таким образом царицы в необходимости избавиться от соперников, придворные стали уговаривать ее по крайней мере арестовать братьев и держать их, для своей же безопасности, в заключении, пока не приедет Изат. Вместе с тем они советовали ей временно вручить бразды правления человеку, которому она наиболее доверяет. Елена согласилась с этим и назначила временно исполняющим обязанности царя старшего сына своего Монобаза. Она сама возложила на него диадему, вручила ему именной перстень отца (у них это называется сампсерою) и велела ему управлять государством до прибытия брата. Последний скоро приехал, узнав о смерти отца. Затем он сменил своего брата Монобаза, который передал ему правление.
(4) В то время как Изат жил в Спасин Xараксе, некий иудей-купец, по имени Анания, вошел в сношения с женами [покойного] царя и познакомил их с сущностью иудейской религии. Таким образом, Анания при посредстве женщин стал известен также Изату, которого ему тоже удалось склонить на свою сторону, и когда Изат был призван отцом своим в Адиабену, Анания сопровождал его по настоятельной просьбе Изата. Тем временем и Елена, которую просветил другой иудей, приняла иудаизм.
Когда Изат, став царем, прибыл в Адиабену и увидал тут своих братьев и прочих родственников в оковах, он был очень недоволен этим. Считая безбожным не только умерщвлять их, но и томить в темнице, а с другой стороны, не считая безопасным держать их при себе, когда они могли быть злопамятны, он отправил часть их вместе с их семьями в Рим к императору Клавдию, а прочих послал в качестве заложников к парфянскому царю Артабану. Узнав затем, насколько его матери нравятся положения иудейской религии, он поспешил и сам принять эту веру, а так как не мог считать себя настоящим иудеем, пока не принял обрезания, то выразил готовность подвергнуться и этому.
(5) Когда же его мать узнала об этом, она пыталась отговорить его и указывала ему на опасность, связанную с таким переходом: ведь он царь и может навлечь на себя неудовольствие своих подданных, которые, узнав о его расположении к иноземцам и их обычаям, смогут не пожелать повиноваться царю-иудею. Так рассуждала Елена и всячески старалась отговорить сына от его намерения; последний, между тем, передал все ее речи Анании. Анания вполне согласился со взглядами царицы и стал грозить Изату покинуть его и уехать, если он будет настаивать на своем. При этом Анания указывал на то, что он сам, если все это дело станет известным, должен опасаться и за себя, так как все будут считать именно его виновником такого перехода и наставником царя в столь недостойном деле. Анания присовокуплял, что Изат может поклоняться Господу Богу и не принимая обрезания, если уже он непременно желает примкнуть к иудейству. Такое поклонение, по его мнению, будет гораздо важнее принятия обрезания. Когда же Анания указал еще на то, что Предвечный простит ему это упущение, так как он согласился на него по необходимости и из соображений политического свойства, царь наконец склонился в пользу мнения Анании. Однако Изат не мог вполне подавить в себе желание подвергнуться обрезанию. После этого к нему однажды прибыл некий Элеазар, галилейский иудей, пользовавшийся славою большого знатока закона. Этот-то человек и склонил Изата подвергнуться обрезанию. Войдя к царю и приветствовав его, Элеазар застал его за чтением Моисеева Пятикнижия и воскликнул: "о, царь, ты не исполняешь главного закона и этим грешишь против Господа Бога. Тебе следует не только читать эти законы, но раньше всего исполнять их. Доколь же ты хочешь оставаться необрезанным? Если тебе до сих пор неизвестны законоположения на этот счет и ты не знаешь, в чем заключается настоящее благочестие, то познакомься теперь с этим". При этих словах царь перестал откладывать дело, но перешел в другую комнату, позвал врача и велел ему совершить операцию. Затем он послал за своею матерью и за своим наставником Ананиею и сообщил им о случившемся. Последние были поражены и очень испуганы этим, боясь, как бы при распространении известия о поступке царя Изат не подвергся опасности потерять царство, так как подданные не захотят повиноваться человеку, который предался чужим обычаям; вместе с тем они боялись и за себя, так как их могли признать виновниками всего этого дела. Однако Господь Бог оградил их от осуществления их боязни. Когда Изату и его детям пришлось действительно подвергнуться серьезным опасностям, он выручал их всегда из затруднительного положения и тем показывал, что люди, уповающие на него и доверяющиеся ему одному, постоянно получают награду за свое благочестие”. (Иосиф Флавий, “Иудейские древности”, 20.2, перевод Г. Генкеля)
Этот отрывок замечателен по целому ряду причин. Во первых, не исключено, что упомянутый в его начале брак брата и сестры свидетельствует о распространении в Адиабене зороастризма, который поощрял подобные браки. О том же, как будто, говорит и имя царя Изата – от авестийского язат – “святой”. Во вторых, иудаизм пришел в Адиабену отнюдь не из Иудеи, а из страны Мешан (Месена или Харакена) на берегу Персидского залива, на крайнем юге Месопотамии. Елена, Изат и Монобаз (Монбаз) неоднократно упоминаются в Талмуде, и похоронены они в роскошной семейной усыпальнице в Иерусалиме. Иудейская династия правила в Адиабене до 115 г., когда эта страна была завоевана Траяном и превращена в римскую провинцию Ассирия. Однако уже в 117 году Адриан вынужден был отступить к старым границам, и Адиабена перешла под власть парфян, которые назначили там сатрапом некоего Ракбакта аланского происхождения. Иудаизм сохранился все это время среди значительной части населения Адиабены. В этой среде там и начало распространяться с начала второго века христианство, которое считалось тогда одним из направлений иудаизма. Тогда же, если верить хронике Арбелы, Ракбакт тайно принял христианство под влиянием епископа Исаака. Именно при нем Татиан обратил в христианство царя соседней Осроэны, Абгара девятого. Как мы видели из Иосифа Флавия, проблема обрезания служила некоторое время препятствием для полного обращения в иудаизм царя Адиабены. Христианство же, которое во втором веке еще не очень отличали от иудаизма, отличалось от него, во всяком случае, именно в этом вопросе, не требуя обрезания от новообращенных язычников.
Более того: сочинение Татиана “Речь против эллинов” сохранилось и производит странное впечатление – в нем нет почти ничего специфически христианского! Это, по существу, апология иудаизма, в которой, главным образом доказывется, во первых, что эллинам есть чему поучиться у варваров, во вторых, что Моисей древнее Гомера, и в третьих, что библейская история подтверждается независимыми свидетельствами вавилонских, финикийских и египетских историков. Неудивительно, что в 5-м веке Татиан был признан еретиком.
Степень распространения христианства среди населения Осроэны при Абгаре девятом не ясна. Известно лишь, что этот царь запретил кастрацию жрецов “сирийcкой богини”, Атаргатис, и, что в 201 году в Эдессе была построена церковь, едва ли не древнейшая в мире. Христианство долго не продержалось в Осроэне: уже в 214 г. Каракалла завоевал эту страну и превратил ее в римскую провинцию. О последовавшем языческом возрождении свидетельствуют великолепные мозаики третьего века на мифологические сюжеты: сцены войны с амазонками, найденные недавно турецкими археологами в Хелиплебахче, и сцены из Илиады и Одиссеи (с подписями на сирийском языке!) в Музее Библейских Стран в Иерусалиме (первоначально – частная коллекция Э. Боровского). Христианство вернулось в Осроэну уже в ходе общей христианизации Римской империи, когда Эдесса стала центром Сирийской (Якобитской) церкви монофизитского толка. Но и тогда христианство там не удержалось, уступив место исламу.
Библиография:
von Gutschmid, A., "Untersuchungen über die Geschichte des Königreichs Osroene," in Memoires de l'Académie de St Pétersbourg 25, 1887.
Drijvers, H. J. W., “Early Syriac Christianity: Some Recent Publications”, Vigiliae Christianae 50, 1996, pp. 159-177.
Chronicle of Arbela, English translation by Timothy Kroll, Louvain, 1985.




© Александр Учитель, 2008
Дата публикации: 11.11.2008 11:21:44
Просмотров: 2576

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 11 число 2:

    

Рецензии

Владислав Эстрайх [2008-11-26 23:12:08]
Вновь редкий и познавательный материал. С удовольствием прочёл. Спасибо.


Что касается объявления портрета Иисуса нерукотворным... Цитата из нескольких источников:

"Ханнан застал Христа окруженным густой толпой; он встал на камень, с которого ему было виднее, и попытался изобразить Спасителя. Видя, что Ханнан хочет сделать Его портрет, Христос потребовал воды, умылся, вытер Свой лик платом, и на этом плате отпечатался Его образ."

Интересно, что, по Вашей версии, данную деталь в историю добавил именно Эвагрий. В таком случае, это яркий пример временнЫх изменений в апокрифических текстах...

Ответить