Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Александр Литровенко
Олег Павловский
Яков Меренбах



Анатомия убийства.

Виктор Борисов

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 6809 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Неотложные дела сделаны, пчелы подготовлены к зимовке.
Теперь нужно перекопать огород. А он… весь в траве. Откуда она только берется.
Где что-то посадил, там кой чего выросло, а где ничего не посадил – ни хрена не выросло.
Одна трава.
Я ее не сажал, она сама расползается со страшной силой. Бурьян на всех шести грядках. Только на двух, на которых что-то сажал, его нет, ну почти.
Ну что ж, начну с этих двух.
Начинать трудно. Пол - грядки вскопал и устал. Монотонно и без азарта.
Может к черту бросить, зачем мне это…?
Нет. Стыдно перед местными. Заходят иногда, смотрят, как интеллигент землю запускает.
Так недолго и авторитет, влияние потерять. Нужно соответствовать.
Продолжу, благо результат уже виден.
Вгоняю штык глубоко, выворачиваю комья и выискиваю корни.
Трава размножается еще и вегетативно, руби их лопатой, не руби, а каждый обрубок даст по весне свой побег. Так что, нагибайся и выбирай все.
Ага,
две вскопаны. Это уже кое - что.
Пожалуй, так весь огород перекопаю!
Так.
Теперь нужно приниматься и за остальные и с самого тяжелого места, т.е. начинать с самого заросшего.
Перекопаю!
Вон как красиво перекопанные грядки выглядят.
Лопата входит в землю с трудом, с потрескиванием. Выворачиваю комья, разбиваю их, где ногой, где лопатой, стряхиваю с корней землю и швыряю их за пределы участка. Там они засохнут. И так ряд за рядом.
Сколько корней.
Корни одуванчика уходят в глубину сантиметров на тридцать. Даже там, где земля утоптана и на поверхность пробились несколько листочков, сами корни еще мощней, толстые, только разветвленные, приготовились со всей мощью выбросить к солнцу листья и дать цвет. Выкорчевываю их с трудом, усердно, чтобы не осталось у них никакого шанса.
Корни пырея тонкие, крепкие, как струны. Пронизывают землю по поверхности, их нужно выдергивать руками, вырывать, вытягивать. Они сразу не рвутся, а вспарывают землю до самого своего кончика. Выдергиваешь, как жилы с узелками, из которых, в дальнейшем, пойдут вверх тонкие стрелки, образуя в этом месте зеленую кочку.
И так ряд за рядом. Появляется злой азарт, кто кого.
Вся вывороченная земля пронизана тоненькими, беленькими, нежными корешочками. Это корни мокрицы, лебеды, подорожника. Укоренились. Ну, ничего, этим достаточно комья помельче разбить и они потеряют плотный контакт с землей, не оживут.
Стало жарко, со лба пот.
Еще рядок, еще выдернуть, как можно тщательней. Вот опять одуванчики пошли. Каждый тщательно подкапываю, вытаскиваю. Они длинные, жирные, гибкие, приготовились к зимовке. Выбрасываю. Вот еще кочка пырея, а дальше лебеда, с ней проще. За стебель выдергиваются почти все корни, мочалкой. Все за пределы грядок.
По краям огорода бурая полоса уже поникшей, выброшенной травы. Пора остановиться, процесс уничтожения увлекает. Глаза выискивают, руки схватывают, выбрасывают, вон.
Все.
Нужно отдохнуть.
С довольным злорадством осматриваю результат от проделанного.
Так.
Еще рывок и я выдеру всю эту гадость, чтобы она меня больше не доставала.
Зажировала, стерва.
Ничего.
Все повыдергиваю, только отдохну.
Нужно заодно ветлу сегодня подсочить, только огород весь затеняет.
Сколько раз говорил соседу – спили, ходит, как пыльным мешком ударенный.
То его пчелы кусают, то костер не разводи, глаза ест.
Включит на все округу блатной шансон, он видите ли сюда отдыхать приезжает. Ну отдыхай, а зачем все округу глушить своей музыкой. Придурок. Приезжает в свою деревню деревенский парень удивлять музыкальным центром и черной волгой. Достал.
Ох уж мне эти простые деревенские дети. Председатель. Доиграется он у меня.
Нужно продолжать.
Вставать трудно и не хочется.
Зачем нужна мне эта суета?
Я знаю, что буду делать завтра, через месяц, а через год повториться та же ситуация. Для чего и для кого нужно мое существование, для чего его поддерживать?

Посижу-ка еще…

Зачем с рождения я укореняюсь, распространяю свои корни – влияния, подавляю жизнь в окружающем меня пространстве.
На экзаменах выбирали меня, теперь выбираю я. Побеждаю в конкурсах.
Я пытаюсь решать кому жить, а кого вырвать.
Стремлюсь доказать свое превосходство через приобретение образования, тренирую свои интеллектуальные мускулы, потому что физические менее универсальны, эффективны при внедрении в чужие жизненные пространства.
Физически можно уничтожить только навсегда, но я боюсь, что и меня случайно физически уничтожат, а я хочу чтобы у меня остался шанс на реванш.
Переходя на интеллектуальное,
экономическое убийство, подстраховываю себя от случайностей бунта тех, кого природа ограничила только мускульными возможностями.

Подстраховываюсь утверждением моральных, принципов, устоев. Вырабатываю правила игры, по которым можно убивать, оставляя себе преимущества в выборе из разнообразия. Я же интеллектуал, могу выбрать допустимую комбинацию из этих правил, которая позволила бы жить за счет других.
Кто убивает не так как МЫ – тот преступник, и мы его убьем сообща, с помощью закона.

Милое понятие демократия, рыночные отношения, а один из основных принципов которых - экономическое убийство, экономическое принуждение, подавление, та же экспансия.
Это более гуманно, подольше дают поагонизировать, помучаться.

Кстати, нужно не забыть раскопать три гнезда земляных ос.
По всей вероятности, гнезда огромные, вон сколько ос расплодилось. Погода сухая, одна благодать для размножения.
Яблоко поесть нельзя, в рот лезут, пчел донимают.
Эх и дадут они мне жару, соляркой что ли залить…?

Стараюсь выбрать лучших женщин, чтобы через наилучших более успешно продлить свое влияние, расшириться. На всех не хватает. Да и они, похоже, тоже выбирают. Хотя, сомневаюсь, очереди и драк не наблюдаю. Наверное, боятся моего отказа.

Вечная экспансия.

Опять перекапываю ряд за рядом….

Кто мне сказал, что мое существование ценней существования вот этого одуванчика?
Я сам? Потому что сильней?

Ну-ка, иди сюда, как ты глубоко залез. Все равно доберусь. Вот так…
А здесь я посажу чеснок.

У меня нет жалости к другим формам жизни, к другому образу мышления, Для меня прекрасно только то, что мне не мешает и приносит пользу.
Я сочиняю стихи по поводу убийства красивого оленя или в лет селезня. Или описываю языком гурмана пиршества с заливным из рыбы, молодого кабанчика набитого гречневой кашей, под грибным соусом.
Певчих птиц не трогаю, они мне помогают, но если бы вороны пели, как соловьи, гнезда их вокруг дома я все равно бы уничтожил. Гадят.
… продолжаю выворачивать лопатой землю, стряхивать ее с корней, выбрасывать их. И так до победного.
Все перекопано, вырвано, выброшено. Уже ничего не взойдет.
Кое какие корешочки, конечно, остались.
По весне нужно будет еще раз сделать перекопку.
Контрольную.


© Виктор Борисов, 2008
Дата публикации: 21.11.2008 22:06:41
Просмотров: 1864

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 5 число 83:

    

Рецензии

Ирина Горбачева [2009-01-26 13:51:57]
Когда работаешь, хорошо думается. Ваш рассказ этому подтверждение.
Прочла несколько Ваших работ, интересно. Если бы немного построение текста улучшить(разнообразить прямую речь и выделить её) было бы лучше читать. Встреча с писателем Афонасьевым из-за этого, немного теряется, а жаль. Ваши рассказы и миниатюры нравятся своей философичностью.
Спасибо, с уважением Ирина

Ответить