Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Путь к славе(Из "Дневника начальника уголовного розыска"

Георгий Лахтер

Форма: Роман
Жанр: Антиутопия
Объём: 15461 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати



Старик плакал навзрыд, не стесняясь. Крупные слезы, стекая по щекам, капали на лацкан светлого пиджака. Забыв о зажатом в руке носовом платочке, он смахивал их тыльной стороной кулака.
Я прекрасно понимал состояние этого человека. Восемь месяцев назад была убита его тридцатилетняя красавица-дочь, танцовщица и исполнительница восточных песен.
Преступление, не смотря на принимаемые милицией меры, оставалось нераскрытым.
По мере возможности, мы знакомили родителей потерпевшей с материалами уголовного дела. Но её отец неизменно выражал недовольство и скептически высказывался в адрес милиции:
«Меня не интересуют эти сто килограмм макулатуры. Наши родственники хотят видеть убийцу, а следствие топчется на месте, прикрывая беспомощность бумагой!»
Конечно же, старик был прав. Его мучил простой вопрос, кто тот мерзавец, лишивший ненаглядную доченьку жизни. Неизвестность не давала покоя ни днем, ни ночью.
Первые месяцы мужчина терпеливо поглядывал на телефон, надеясь, что оперативники вот-вот позвонят, и истерзывающее ожидание закончится.
Но пролетели весенние дни, лето и осень - утешительная весть не поступала.

Как можно мягче я произнес:
- Успокойтесь, Талгат Ибрагимович. Что Вас сюда привело в столь поздний час?
Шаймиев Искандер предложил посетителю стакан воды.
Пока старик пил воду и дрожащей рукой прикуривал сигарету, мне припомнились обстоятельства нашей первой встречи.

В марте текущего года Талгат Ибрагимович позвонил дежурному по РОВД и, срывающимся на крик голосом сообщил, что убита его дочь, Венера Рубинова.
Усадив опергруппу в автомобиль, я прибыл в указанный адрес.
Кооперативный дом, в котором проживала потерпевшая, относился к категории элитных. Здание строилось по специальному проекту: квартиры имели огромный зал, просторные коридоры, две лоджии. В подвальном помещении место для автомашины. Обои, кафель, сантехника подбирались по вкусу заказчика.
Венера могла себе позволить такую роскошь приобрести. Она с успехом выступала в концертных залах республики или танцевала на свадьбах. Грациозные движения в сочетании с её неповторимой красотой, всегда подчеркнутой браслетами, перстнями и переливающимися нарядами, нравились людям.
Артистка «утопала» в приглашениях на торжества.
Из груды визитных карточек она отбирала лишь те, где была возможность за вечер получить крупный гонорар, сумма которого порой равнялась стоимости автомобиля. Однако, несмотря на неслыханно-высокий тариф, график концертов танцовщицы расписывался на месяцы вперед.
Последнее время Рубинова проживала в квартире одна. Так уж случилось - её четырехлетнюю дочь Урсулу, фактически, воспитывала бабушка. А муж, известный в Узбекистане генетик, не выдержав частых «отлучек» супруги, подал заявление на развод, и осел в доме брата. Правда, столь ответственное решение учёный принял не сразу. За несколько дней до развода он женщине поставил условие:
«Что тебе важнее, наша дочь, я или танцы? Выбирай!»
« Конечно же ты, любимый, и Урсула, - ласково ответила Венера. – Но подумай, твоего заработка нам хватает от силы на неделю. Сейчас у меня есть неплохой шанс сколотить капитал и обеспечить будущее доченьки. Вечно так продолжаться не будет. Через шесть месяцев я планирую открыть студию народного творчества и смогу, наконец-то, всегда находиться рядом с вами».
Муж в очередной раз согласился с приведенными доводами, тем не менее, поступил по-своему.

В то мартовское утро мы поднялась по сверкающей мрамором лестнице на второй этаж.
Из-за неплотно прикрытой двери квартиры слышался плач.
Сотрудники милиции вошли в просторный коридор. Увидев нас, мужчины и женщины заголосили громче.
«Отец, брат и дядя потерпевшей, - автоматически отметил я. - Справа мать, сестренка, тетка и соседка».
Люди столпились над трупом, не зная как в таком случае поступить.
Вадим Пономарёв негромко распорядился:
- Пройдите, пожалуйста, все на лестничную площадку, мне необходимо осмотреть помещение.
Когда в комнате остались только сыщики, эксперт высказал своё мнение:
- Убийц было не менее двух человек. Первый душил Венеру, второй- нанес ножевое ранение в сердце. Судя по застывшей на ковре крови, смерть наступила мгновенно, часов десять-двенадцать назад… Сейчас я постараюсь найти отпечатки пальцев преступников.
- Действуй, - кивнул я, и стал набрасывать схему жилища Рубиновой.

В комнатах предметы оставались на местах. Лишь в спальне, из платяного шкафа, злодеи выбросили часть носильной одежды. Платья, шубы, костюмы валялись грудой, закрывая проход от двухспальной кровати к окну.
Мне часто приходилось бывать в обстановке, когда преступники ограничивались поиском в замкнутом пространстве. Для специалиста это означает: они быстро нашли то, что искали. Как правило, драгоценности и деньги.
- Пригласи сестренку Венеры, - негромко сказал я оперуполномоченному. – Нужно выяснить перечень пропавших вещей.

Испуганно прижав кулачки к подбородку, в зал вошла девушка.
Капитан её подбодрил:
- Проходи, Клара. Тебе мы хотим задать несколько вопросов.
Она едва слышно выдохнула:
- Слушаю вас.
- Чтобы найти преступника, угрозыск обязан знать наименование похищенных ценностей, - стал объяснять опер. - Внимательно посмотри вокруг. Скажи, какие предметы из квартиры исчезли. Постарайся вспомнить их размер, цвет, вес, отличительные признаки.
- В шкафу хранилась коричневая сумка, набитая ювелирными изделиями. Ее на месте нет, - не раздумывая, прошептала девушка.
Я вмешался в разговор:
- Какие украшения конкретно в ней были, перечислить можешь?
- Венера зарабатывала много денег, и каждый месяц покупала то серьги, то кольца, браслеты, подвески. Сестра, в буквальном смысле, помешалась на золоте. Поэтому, сказать какие изделия лежали в сумке, не берусь. Кроме сумки, пропали уникальные вазы.
Сыщик попросил вспомнить их описание.
.
Клара вытянула из- под стопки журналов ученическую тетрадь и протянула мне:
- На бумаге сохранились эскизы. Взгляните, вот большая ваза для фруктов. Её высота пятьдесят сантиметров. Отлита из золота в форме раскрытого тюльпана. Лепестки цветка обрамлены жемчугом. Вторая –конфетница, отделана рубином ... Но мои родители просили на предметы внимания не обращать. Главное, преступники оставили в живых дочь Венеры.
Капитан уставился на девушку и напряг слух:
- Извините, я не расслышал последнюю фразу.
- Моя племянница осталась жива, - громче повторила Клара. – Ребенок залез под кровать. Убийцы, не стали на неё тратить время.
Я недоумённо переспросил:
- В момент убийства девочка находилась в квартире? Мы тебя правильно поняли?
Она простонала:
- Да... Однако раньше Урсула их не видела.
«Это и спасло малышку от смерти, - пронеслось у меня в голове, - злодеи впервые посетили квартиру и рассчитывают впредь от нее держаться подальше».

С тех пор пролетело более восьми месяцев. Сейчас, докуривая вторую сигарету, отец Венеры сидел в моем кабинете.
- Талгат Ибрагимович, так что привело Вас сюда в столь поздний час, – повторил я вопрос.
Мужчина ткнул окурок в пепельницу:
- Урсула опознала убийцу. Уголовному розыску необходимо лишь его задержать.
- Ах, вот как! – воскликнул я, хотя сообщение всерьез не принял. Время от времени, родственники потерпевших, проведя расследование самостоятельно, осаждали РОВД с требованием арестовать того или иного человека, по их мнению, совершившего данное преступление. Доводы приводились самые разнообразные, порой абсурдные. При углубленной проверке, факты не подтверждались. – При каких обстоятельствах произошла встреча девочки с преступником ?
Старик нервно заерзал на стуле.
- Внучка никого не встречала. Она показала на мерзавца пальцем и захныкала «... дядя бил маму… тогда… дома… когда ее похоронили».
- С кем ребёнок гулял, кому эти слова адресованы? Наверное...
Вконец расстроенный мужчина не дал мне договорить:
- О, господи! Неужели совсем не понятно? Девочка сказала «…дядя бил маму ... когда её похоронили».
- Вы рассказываете очень подробно, - я сделал вид будто соглашаюсь с приводимым доводом. – Просто хочется выяснить, где произошла беседа, и кто Венеру бил.
Вспомнив о носовом платке, Талгат Ибрагимович вытер вспотевший лоб, шею, грудь.
- Извините. Последнее время память подводит. Разве про инструментальный ансамбль... мы не говорили?
- Не произнесли ни единой фразы, - ответил я.
- Тогда придется всё начать заново...С чего.. – нерешительно произнес Талгат Ибрагимович, - ах, да…в течение восьми месяцев мы не включали телевизор. Сегодня жене захотелось послушать новости... Затем центральный канал транслировал какой-то концерт... Вдруг, ведущий объявил выступление инструментального ансамбля “Неон,” и на сцене появились двадцатилетние юноши. Упиваясь мелодией, они пели о любви, белокурых волосах, вечернем небе. Каждого артиста я хорошо знал, потому что в составе именно этого ансамбля Венера выезжала на гастроли. Оператор показывал солистов то крупным, то отдаленным планом, вместе и порознь. В песню ребята вкладывали свою обаятельность, задор, демонстрировали пластичность тела. В общем, старались запомниться капризным московским зрителям... Урсула сидела, плотно прижавшись к плечу бабушки. Когда экран заслонило лицо гитариста, девочка внятно сказала «он бил маму… тогда… дома… когда её похоронили».
Талгат Ибрагимович вновь вытер мокрую шею платком.
- Уверен, ребёнок не ошибся. Венера была весьма осторожным человеком, и не впускала в квартиру малознакомых людей. Артисты нагрянули к ней 8-го Марта, якобы, поздравить с праздником. А дальше… мерзавцы её растерзали .

Утром оперативники собрались в моём кабинете.
Я изложил версию Талгата Ибрагимовича.
Выслушав открывшееся обстоятельство, майор Керболаев предложил выяснить время возвращения артистов домой.
- Мой товарищ назначен начальником отдела Министерства культуры, - вспомнил он. - Александр, наверняка, знает номер авиарейса.
Я придвинул ему телефон:
- Звони.
Сыщик достал записную книжку и набрал номер.
Из громкоговорителя аппарата раздался приятный басок:
-Щепкин. Слушаю.
- Привет высокому начальству! Как себя чувствуешь на новом месте, - весело спросил майор.
- А, мистер Шерлок Холмс, - ответил мужчина, - привыкаю, хотя сразу же навалилась куча нерешенных проблем.
- Знаю, времени у тебя в обрез. Поэтому, не отвлекаясь на посторонние темы, задаю вопрос: когда прибывает группа “Неон”? Хочу ансамбль встретить с цветами.
Несколько секунд Александр не отзывался, как бы раздумывая, не язвит ли опер. Затем добродушно сказал:
- Свою миссию группа выполнила – россияне покорены. Так что завтра вечером, прямо в аэропорту, министерство вручит ребятам награду.
Керболаев обвёл коллег взглядом, мол, готовьте попутные вопросы.
- Ещё меня интересует, в какую приблизительно сумму обходится выступление на сцене такого уровня?
- Почему приблизительно, - пробасил Щепкин, - известна точная цифра. Помнится, в начале года, артисты просили одного бизнесмена спонсировать поездку. Названная сумма - двадцать тысяч долларов. Из них пять-шесть тысяч расходуются на авиабилеты, питание, проживание в гостинице, обновление костюмов и музыкальных инструментов. Оставшиеся деньги, как вознаграждение, раздаются тамошним чиновникам, от которых зависит дать или нет разрешение на выступление.
Баснословно крупный размер цифры майора удивил.
- Кто спонсировал группу, - воскликнул он.
- Финансировать поездку желающих не нашлось, - отчеканил Александр.

Я направился в начальнику отдела, чтобы с ним обсудить последние новости, касающиеся ансамбля «Неон».
Полковник был не в духе. Выслушав мой доклад, он забрюзжал:
- Чем докажешь причастность артистов к убийству? Следствие пока не располагает ни единой зацепкой. Когда у нас появятся улики в виде драгоценностей Рубиновой, тогда и будем версию Талгата Ибрагимовича считать достоверной.

Оперативники сидели над длиннющим списком украшений Рубиновой.
Искандер нервничал. Он швырнул огрызок карандаша в урну, и обратился к своей команде:
- Скупщики не станут приобретать такое количество золота. Думайте, как нам его отыскать.
Я обвел подчиненных взглядом.
- Эта задачка трудная. Тем не менее, занимайтесь только поисками драгоценностей. А завтра кто-нибудь из нас поедет в аэропорт вместе с Кларой. Туда съедутся поклонницы артистов. Пусть она посмотрит на эту публику, встретится с друзьями Венеры, послушает сплетни, в них должна быть доля правды.

Жизнь в аэропорту не затухала ни днем, ни ночью. Таксисты, носильщики багажа, продавцы цветов, встречающие и провожающие родственников – эта огромная масса людей непрерывно кочевала с места на место.
Издали я выделил группу юношей и девушек, обособленно стоявших у багажного отделения.
Клара подтвердила мою догадку, сделав чуть приметный поворот головы:
- Встречают «Неон».
Мы неторопливо закружили по образовавшемуся лабиринту. Час назад я девушку проинструктировал, поэтому она рассматривала поклонников ансамбля, не привлекая к себе лишних взоров.
- Ах, - вырвался вздох из ее груди. Спутница крепко вцепилась мне в руку.- Доведите меня до скамейки ... Иначе упаду.
- Что случилось, - обеспокоенно спросил я.
Клара едва держалась на ногах.
- Вон та ... блондинка в брючном костюме. Ближе бы разглядеть… нет… не уверена… ой, она исчезнет. Прибыл рейс из Москвы.
Суета вокруг на секунду замерла. На площади воцарилась напряженная тишина.
Уловив информацию диктора, толпа ринулась занимать места у центрального выхода.
Мы вклинились в круг поклонниц артистов. Пристроившись сбоку от блондинки, Клара взглядом впилась в серьгу, болтавшуюся у нее в ухе.
Наконец, задыхаясь от волнения, она прошептала:
- Это серьги сестры. Венера заказывала их по каталогу.
- Ошибка ...
- Исключается. В подвеску вставлен фамильный бриллиант.
Я попросил дежурного милиционера пригласить блондинку в служебный кабинет. Мне предстояло выяснить, у кого девушка приобрела изделие.

Трех артистов – Пинхасова, Кораллова и Атаметова арестовали одновременно.
Мы допросили Пинхасова первым. Ещё накануне блондинка рассказала, что он, как щедрый любовник, подарил ей серьги в день 8-го Марта.
Почувствовав обоснованность подозрений, гитарист затрясся от страха, замахал руками, стал показывать в сторону Кораллова и Атаметова, сидевших в КПЗ.
- Они ... убили Венеру. Мое участие сводилось лишь к поиску драгоценностей. Я не хотел. Они …
Под давлением улик Атаметов тоже признался в совершении убийства. Однако называл организатором преступления то Кораллова, то Пинхасова, а себе отводил второстепенную роль.
Иначе протекал допрос Кораллова. Читая показания друзей, он отвергал обвинение и удивленно вскидывал брови.
На свои места всё расставила очная ставка. Когда следователь закончил сыпать вопросы, смиренно сидевший Пинхасов вскочил, схватил с подоконника цветок, и со словами: «Ты хотел славы! Получи аплодисменты», ударил Кораллова горшком по голове. Затем, боксерским ударом в челюсть, отправил его под стол.

Что ж, закономерный финал и достойная награда. Комментарии, как говорят в таких случаях, излишни.


© Георгий Лахтер, 2008
Дата публикации: 23.11.2008 19:19:03
Просмотров: 1170

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 78 число 7:

    

Рецензии

Надежда Далецкая [2009-01-19 18:51:39]
Люблю читать Ваши документально-художественные детективы, Георгий. Спасибо Вам за них.
А почему Вы выбрали жанр "Антиутопия", если не секрет?

Ответить
Михаил Лезинский [2008-11-24 15:45:02]
Хорошим языком написан роман ! Про-фе-сси-ональ-ным языком крепкого писателя .
Желаю автору УДАЧИ!

Ответить