Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Константин Эдуардович Возников



Автор Незаконченного Рассказа. Часть I. Гл. 11-14

Галина Тен

Форма: Повесть
Жанр: Эзотерика
Объём: 17341 знаков с пробелами
Раздел: "Автор незаконченного рассказа"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


11. Несчастный случай

Противный тявкающий звук вонзился в мозг - Иван не сразу сообразил, что звонит телефон. В окно хлестали лучи июньского полуденного солнца и больно резали по глазам. Он заснул прямо на клавиатуре, и угловатые квадратные кнопочки впились в рыхлую щеку. «Я заснул, - расстроился Иван. – Это был всего лишь сон, и я снова не написал ни строчки!» Он с трудом напряг непослушную затекшую шею, отлепил клавиатуру от лица и обомлел – с каретки машинки аккуратными квадратиками на него смотрел первый лист его первого произведения.
- Не может быть! – радостно вскричал Иван, а телефон на столе продолжал настойчиво тявкать.
Раздосадованный писатель снял трубку:
- Да! – рявкнул он уверенный, что кто-то ошибся номером, ибо по определению звонить ему никто не мог.
Трубка захрюкала, забулькала, и Иван понял, что в этот раз звонили именно ему. Не дослушав бульканье, он выронил трубку, она глухо ударилась о полированную столешницу и треснула. Но Иван этого не видел – он уже стремительно несся вниз по лестнице…

Анна Ивановна Ползать возвращалась с рынка. Мысли ее были заняты последними событиями, произошедшими с ее сыном. «В институт не поступил, связался с какой-то девкой, и всю ночь пропадал у нее», - размышляла она, ощущая острую обиду. Собственно, все можно было понять, но она считала, что такого предательства по отношению к себе никак не заслужила.
Одно предательство Анна Ивановна уже перенесла. Разменяв пятый десяток, Анна Ивановна безумно влюбилась в моряка дальнего плавания Антона. У этой любви не было преград – ни то, что возлюбленный был почти на два десятка лет моложе, ни то, что был женат, как говорила Анна Ивановна, на смазливой тупой курице, ни то, что у него был четырехлетний отпрыск, не останавливало женщину. Она искренне верила вракам похотливого морячка, который обещал бросить все ради нее одной. Три месяца бурного романа закончились беременностью Анны Ивановны и испарением ее принца. Сейчас, созерцая ситуацию с высоты накопленного опыта, Анна Ивановна понимала, что это был всего лишь случайный человек. Но сын Иван, как ни крути, случайным в ее жизни не был. Она отдавала ему все силы, всю себя, и теперь он хочет поступить с ней также, как поступил его беспутный папаша.
Погруженная в думы, Анна Ивановна ступила на проезжую часть, не заметив, что прямо на нее, грохоча, несется восьмитонный зверь, под завязку груженый щебнем. Прежде чем ощутить невыносимую боль, она увидела круглые испуганные глаза водителя и услышала резкие неприятные звуки – визжали сразу несколько женщин на тротуаре. «Как противно визжат», - даже успела поморщиться Анна Ивановна. Клубника из треснувшего ведерка плеснула кровавым фонтаном на серое асфальтовое покрытие, и следующее мгновение все было кончено.

- Это она, - почему-то шепотом сказал Иван каким-то людям в холодном помещении морга.
Он не мог оторвать взгляд от страшного зрелища. И когда его осторожно выводили из морга, все оглядывался и оглядывался на тело, накрытое простыней, по которой продолжали расползаться зловещие алые пятна.

12. Принц

Латынин захлебнулся, утонул в безбрежном океане ее мыслей, иногда он выныривал, но ненадолго. Другие вопросы волновали юную Александру и больше всех внезапная таинственная смерть матери. Каким-то внутренним чутьем она понимала, что это как-то связано с ней, с потерей ее невинности, которая бурыми пятнами засохла на шелковых простынях средневекового замка и чреслах Латынина в ночь ее выпускного бала. Александра вновь и вновь прокручивала в голове события той ночи, но уловить эту связь не могла.
Все мысли Латынина напротив были захвачены прекрасной девственницей. Сначала он беспокоился о последствиях спонтанной ночи, но чек на сто пятьдесят тысяч был красноречивым подтверждением тому, что в его, да и в чьих бы то ни было деньгах, Александра не нуждалась. Эта бумажка, как пощечина, вызывала обиду и раздражение, но он снова и снова смотрел на нее, перечитывал черные чернильные завитушки и восхищался этой необыкновенной девушкой. Латынин ждал продолжения, он не знал, каким оно будет, но не сомневался, что прекрасным. Он пообещал себе, что обязательно извинится перед Александрой, что вел себя как похотливый самец, что пытался купить ее, как какую-нибудь дешевку на Тверской. Он будет ласковым и заботливым, таким, каким она захочет его видеть.
Но Александра не хотела, она не появлялась в Гремлине, не появлялась в магазинах. Она словно растаяла, как легкий приятный сон. Латынин, не зная зачем, даже съездил пару раз в Замок. Он вздрагивал, когда звонил телефон, а однажды уронил мобильник, хотя понимал, что Александра вряд ли позвонит, тем более на сотовый. В общем жизнь Латынина покатилась под откос и спустя несколько месяцев он был готов на все, ради одного единственного взгляда ее черных глаз.

Декабрь уже лежал белым тонким, но прочным покрывалом. Александра, утонув в кресле, листала Шекспира, бабушка шуршала газетой. Сумерки незаметно упали на город и также незаметно проникли в квартиру.
- Свет включу, совсем ничего не видно, - сказала Сара Абрамовна и встала с дивана.
В этот момент в прихожей запел звонок.
- Ждешь кого-то, Сашенька? – слегка удивилась Сара Абрамовна и отправилась открывать.
- Да нет…
Через мгновение Сара Абрамовна вернулась.
- Александра, там мужчина, - шепотом сообщила она.
- Что еще за мужчина? – погруженная в книгу, спросила Александра.
- Я не знаю. С огромным букетом…
- Ко мне? – удивилась Александра.
- Ну, мне кажется, я уже вышла из этого возраста, - заметила Сара Абрамовна.
- Кто он?
- Я не знаю, но лицо кажется смутно знакомым.
- Ого! – Александра засуетилась, - Бабушка, ты пригласи его, пожалуйста. Я пока себя в порядок приведу.
Она нырнула в свою комнату, волоча следом плед.
- Здравствуйте, - явно волнуясь, приветствовал Сару Абрамовну приятный темноволосый мужчина.
- Добрый вечер, молодой человек. Вы к кому?
- Простите, Александра Капман здесь живет?
- Здесь, я ее бабушка. Меня зовут Сара Абрамовна. А вы кто?
Мужчина так разволновался, что у него перехватило дыхание и пересохло в горле, еще этот дурацкий букет... Латынин казался себе смешным.
- Я Латынин, - он откашлялся. – Простите, волнуюсь очень. Валерий Латынин.
И с мольбой в голосе, добавил:
- Мне очень нужно увидеть Александру.
- Нужно, значит, увидите, - Сара Абрамовна отстранилась, пропуская Латынина в тесную прихожую.
Александра сидела там же и по-прежнему листала Шекспира - как будто и не вставала. Но теперь черное шелковое платье обнимало гибкий стан и послушными складками улеглось на мягком персидском ковре. Глубокое декольте открывало соблазнительные округлости, и черный поток волос струился по спине и тонким плечам. Латынин замер, совсем ни к месту явился образ обнаженной Александры, доверчиво тянущейся к его губам.
- Девственница моя, - в восхищении неслышно прошептал Латынин.
Александра подняла голову.
- Здравствуйте Валерий Аркадьевич. Чем обязана? - казалось, она нисколько не удивлена визитом.
Сара Абрамовна, пробормотав что-то насчет чая, тактично удалилась.
Латынин несмело приблизился и положил к ее ногам огромный букет белых магнолий. Пьянящий аромат поплыл вокруг. Александра удивленно приподняла бровь:
- Магнолии? Откуда?
Латынин скромно пожал плечами.
- Все покупается и все продается, не так ли? – едко заметила Александра.
- Прошу вас, Александра... Я не знаю, что мне сделать, чтобы вы простили меня. Я устал грызть самого себя… - не находя более слов, Латынин беспомощно развел руками. – Скажите, что я должен сделать? Я сделаю это для вас, лишь бы… лишь бы только…
- Лишь бы только что?
Латынин совсем запутался и расстроился. Сколько он мечтал об этой встрече, сколько раз репетировал этот разговор, но в его мечтах Александра была не такой жесткой и колючей. Он молчал.
- Чего вы хотите? – напрямик спросила девушка.
Тщательно подбирая слова, Латынин сказал:
- У меня есть все, что можно желать и даже больше. Пожелайте все, что захотите, Александра - квартиру, деньги, яхту, самолет. Только будьте со мной.
Александра расхохоталась.
- Послушайте, захотите что-нибудь вы, в обмен на то, чтобы оставить меня в покое, - и уже серьезно добавила. – Валерий, неужели вы не поняли, не все покупается. Я ни в чем не нуждаюсь. Может, мне доступно не все, что доступно вам, но требуется гораздо меньше, чем у меня есть, уверяю вас.
Латынин сник.
- Простите меня, Александра. Просто я потерял голову. Это правда. Я не знаю, что мне делать. Вы не такая как другие, вы особенная. Вы молоды и ждете принца. Я знаю, что совсем не похож на принца, по крайне мере, на вашего. Но, поверьте, самый настоящий принц - всего-навсего мужчина со своими слабостями, недостатками, дурными привычками. В любом случае, я благодарен судьбе, что вы подарили мне ночь, хоть я и не принц.
Александра задумалась, снова повисла неловкая тишина. Латынин понимал, что это конец, но не мог заставить себя проститься и уйти. Внезапно Александра встала и приблизилась к нему, дерзкий запах магнолий смешался с прохладным запахом мяты, исходящим от нее.
- Вы не правы, господин Латынин. В тот вечер вы были моим принцем, но сказки заканчиваются, не так ли? И эта закончилась тоже.
- Можно я вас поцелую? – неожиданно для себя спросил Латынин.
- Поцелуйте, - разрешила Александра.
Он робко притянул ее за плечи и коснулся губ. Александра ответила на поцелуй, и тогда Латынин, не отрываясь, крепко прижал, словно беспокоясь, что она исчезнет.
- Саша, будьте моей женой.
Александра удивленно приподняла бровь и отстранилась. Но Латынин удержал ее.
- Прошу вас, не говорите «нет». Подумайте. Я готов ждать сколько потребуется.
- Это немного неожиданно, - растерялась девушка.
«Для меня тоже», - подумал Латынин. Но ему вдруг показалось, что это действительно то, чего он хотел все это время и вслух добавил:
- Просто помните, что принцы – всего лишь мужчины… Я буду ждать вашего решения.

13. Блестящая партия

Магнолии красовались на лоджии, комната была тщательно проветрена, но пряный запах, затаившись в самых укромных уголках, все равно давал о себе знать. Александра задумчиво полоскала серебряную ложечку в мятном чае.
- Не расскажешь своей старой любопытной бабуле, чего хотел этот прекрасный принц? – ласково осведомилась Сара Абрамовна у внучки.
Александра, помолчав немного, ответила:
- Никакой он не принц. Замуж предлагает за него выйти.
Бабушка уронила нож, которым намазывала масло на хлеб. Тот, жалобно звякнул и, прочертив на столе белую масляную полосу, нырнул под стол. Александра подняла нож и аккуратно салфеткой удалила следы масла с ковра.
- И что ты решила? – осторожно спросила Сара Абрамовна.
- Пока ничего. А что думаешь ты, бабуль?
Сара Абрамовна на мгновение задумалась.
- Понимаешь, Сашенька, я уже старый человек. Мне бы хотелось умереть со спокойной душой…
Александра хотела возразить, но пожилая женщина жестом остановила ее и продолжила:
- Конечно, я не хочу, чтобы ты ушла, мне будет очень одиноко. Ты еще такая юная, а он все-таки взрослый мужчина… Ты не будешь бедствовать, денег у нас достаточно, но мне бы хотелось, чтобы ты не осталась одна, когда меня не станет. Чтобы кто-то позаботился о тебе. Пусть это случится до того, как я покину этот мир. Он приличный и хорошо воспитанный человек и, что немаловажно, состоятельный. Если бы я могла настаивать на этом браке, я бы настояла. Это блестящая партия даже для тебя, моя дорогая.
- Но я почти ничего о нем не знаю!
- Это не страшно. Тебе известно главное – он красив, умен, обаятелен, у него есть деньги, а все остальное придет со временем.
- Что придет?
- Любовь, Сашенька. Человек ко всему привыкает. На страсти может родиться крепкая семья, ведь брак во многом зависит от женщины. Если ты будешь разумной покладистой супругой, то будешь счастлива.
- С чего ты взяла, что есть страсть? - смутилась Александра.
- Девочка моя, я прожила целую жизнь, пережила четверых мужей. Я читаю вас – детей, как открытую книгу. Ты ведь и на выпускном вечере не была… С ним провела ночь? – лукаво спросила Сара Абрамовна.
Александра густо покраснела, что случалось с ней крайне редко.
- Да, - призналась она. – Но откуда ты знаешь?
- Я все поняла, когда встретила тебя на пороге. Только об этом не спросишь, сама понимаешь. Да и эта ужасная весть… А сегодня увидела его. Я читаю вас – детей, как открытую книгу, - повторила Сара Абрамовна. – А теперь скажи, что решила ты? Ты ведь сразу все решила?
- Да, ты права, - ответила Александра, вновь удивляясь бабушкиной проницательности. – Я решила согласиться. Только не знала, как сказать тебе об этом. Хорошо, что ты сказала все сама. Я так люблю тебя, бабушка.
- Я тоже тебя люблю, дорогая.
Бабушка и внучка крепко обнялись.

14. Прекрасная идея

Иван впал в какой-то ступор. Ему казалось, что его тело живет отдельно от сознания. По инерции, он совершал какие-то действия, ложился спать, куда-то ходил, даже ел иногда, но на все это он смотрел будто со стороны. Он видел похороны матери – ее хоронили в закрытом гробу. Какие-то женщины суетились у них дома - жарили, парили, варили, потом ели и пили. Это повторялось еще раза два. Иван не понимал смысла их действий и не хотел принимать в них участия, хотя кто-то куда-то постоянно тащил его, заставлял слушать разную бессмыслицу, что-то делать, опять же есть и пить. В конце концов, он просто закрылся в «кабинете», отгородившись от всего.
И вдруг все внезапно исчезли – люди с их ненужными действиями и словами, чужие табуретки и тарелки. Словом, исчезла суета. Стало спокойно и больно. Иван учился жить самостоятельно – куда-то ходить, что-то делать. Все было очень плохо, а главное плохо, что рядом не было мамы. Нелепая ссора накануне трагедии еще более усугубляла это плохо. В один момент Иван потерял все. Его Муза оказалась обыкновенной потаскухой. И это из-за нее Иван поругался с мамой! «Ну, даже если бы я не встретил ее, чтобы это изменило? Мама все равно погибла бы! – думал он и тут же возражал себе, - А вдруг изменило бы, откуда знать?» Вопрос, конечно, риторический, но на душе все равно было паршиво. Иван чувствовал вину, но всячески сопротивлялся этому чувству. В конце концов, спокойнее и удобней было считать, что Александра виновата в том, что случилось с мамой. Это не позволяло Ивану поехать к ней и выплакаться на ее огромных теплых грудях, хотя очень хотелось. Ему казалось, это будет предательством по отношению к памяти мамы.
Иван оказался в вакууме – у него не было друзей, у него не было родственников. Мама была единственным человеком, кто до отказа заполнял этот вакуум. С утра до вечера он тупо пялился в клавиши печатной машинки, тщетно пытаясь родить хоть одну строчку. Дома было непривычно тихо, порой от этой тишины звенело в ушах. Неожиданный звонок так напугал Ивана, что сердце подпрыгнуло к самому горлу. Совладав с собой, он пошел открывать.
На пороге стояла одна из многочисленных приятельниц мамы. Шелковая тетя Тамара, как называл ее Иван, за необыкновенную мягкость характера.
- Как ты, Ванечка? – входя, спросила тетя Тамара.
Он что-то неопределенно промычал в ответ.
- Понимаю, - вздохнула женщина, проследовав на кухню.
Вытаскивая из объемистой авоськи баночки и кастрюльки, тетя Тамара ворковала:
- Это салатики, а тут я тебе котлеток принесла. Вот вареньице клубничное. Анечка говорила, что ты очень любишь…
- Люблю, - согласился Иван. – Спасибо, тетя Тамара. Только не хочется мне, не могу я.
И неожиданно для себя Иван заплакал. Он не плакал в морге, не плакал на похоронах. После смерти мамы он не проронил ни единой слезинки. Тетя Тамара усадила его на табурет, молча поставила рядом стакан воды. «И хорошо, - подумал Иван. – Ни к чему мне утешенья. Что в них толку?» А слезы текли и текли. Наконец они иссякли, оставив за собой заложенный нос и всхлипывания.
- Пойди, сынок, умойся, сейчас чайку попьем.
Иван поплелся в ванную. Когда он вернулся, на столе стояло варенье в маминой любимой вазочке, стопка печенья на блюдце, и дымились две кружки чая. Он покорно сел за стол, тетя Тамара устроилась напротив.
- Я буду к тебе заглядывать, - пообещала она. – Часто не получится, работа, дача. Но иногда буду приходить.
- Спасибо вам, - искренне ответил Иван.
Чай оказался приятным, а варенье необыкновенно вкусным. Ивану показалось, что тетя Тамара хочет ему что-то сказать, но не решается.
- Вы хотите сказать мне что-то? – спросил Иван.
- Да, - тут же откликнулась женщина. – Мама у тебя золотой человек. Крутилась-вертелась, наверняка тебе кое-какие деньги оставила…
Она сделала паузу, но Иван не ответил, и тетя Тамара продолжила:
- Только время сейчас трудное. Тебе бы Ванечка работу поискать. Ты купи газет, посмотри объявления. И я поищу, поспрашиваю. Да и лучше оно будет, если ты при деле будешь. И мыслей меньше, и времени свободного – ни к чему оно тебе, приглядывать за тобой теперь некому, чего доброго еще в дурную компанию попадешь.
Идея показалась Ивану прекрасной. «Как я сам не додумался!» - восхитился он, а вслух сказал:
- Спасибо, вам тетя Тамара.
- Вот и славно, вот и молодец, - заворковала добрая женщина. – Так, я побежала, а ты, если что, звони. Телефон мой в справочнике есть. Фамилию знаешь?
- Знаю.
- Вот и хорошо.
После ухода тети Тамары на душе стало легче. Иван влез в свои коричневые брюки и направился в киоск «Роспечать».


© 22.11-05.12.2008 Г. ТЕН

© Галина Тен, 2008
Дата публикации: 07.12.2008 00:14:46
Просмотров: 1757

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 53 число 43:

    

Рецензии

Марина Черномаз [2008-12-10 16:36:27]
Прочитала 14 глав. Понравилось. Интересно. Хочется знать, что там дальше. "Булгаковские мотивы" невольно заставляют сравнивать сюжетные линии, и получается интересная картина: "тогда" - вот это было так и эдак, а "сегодня" - на первом плане то-то и то-то. Такое вот временнОе сравнение. Подробно расписывать не буду, пришлось бы все цитировать. В тексте натыкалась на небольшие "царапки", но это мелочи.

Единственное замечание с точки зрения моего ИМХО: глава №6. Мы видим два ведущих персонажа: Иван и Александра-Маргарита, и перипетии их жизни. И тут - бац! Колька! И дальше никакого Кольки. Разумеется, он появится где-то дальше, но вот я прочла 14 глав, и он у меня как бельмо в глазу, и я уже почти забыла, что там с ним такое было. Либо надов эту косицу вплетать еще одну линию и вести ее, либо ввести Кольку и его дивное село позже. ИМХО.

С теплом, Марина

Ответить