Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Константин Эдуардович Возников



Автор Незаконченного Рассказа. Часть I. Гл. 18-21

Галина Тен

Форма: Повесть
Жанр: Эзотерика
Объём: 22020 знаков с пробелами
Раздел: "Автор незаконченного рассказа"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


18. Письмо

Александра снова достала медный пенис и, превозмогая отвращение, сунула его в замочную скважину. Ничего не произошло, лишь раздался тихий стон. «Показалось», - решила она. Шкатулка по-прежнему была заперта. «Может, замок сломался», - почему-то с надеждой подумала она. «Ты знаешь, что не сломался», - Александра сразу узнала этот противный голос.
- Опять ты?!
- Угу.
- Кто ты?
- Хранитель.
- И от чего ты меня охраняешь?
- Пока я наблюдаю.
- Ладно, как открыть эту дрянь, и что это вообще такое?
- В общих чертах, могу сказать, что это твоя родословная по материнской линии.
- Да? Я думала, что моя мать шлюха. Забавно, что у меня есть родословная.
- Возможно, но это не главное. Открывай, и ты все поймешь.
- Но как?
- До чего несообразительна! Ключ – это фаллос, замочная скважина – вагина. Нужно, чтобы совершился половой акт…
Александра подвигала ключ в замочной скважине, вызвав целую серию сладострастных стонов, с последним крышка шкатулки бесшумно открылась. Внутри она обнаружила затянутую в черный бархат толстую книгу, со странными желтоватыми листами, на ощупь напоминавшими кожу. Несколько десятков из них было исписано разным почерком и чернилами, остальные остались чистыми. «Очевидно, это какой-то дневник. И его вели разные люди», - решила Александра. Кроме книги, в шкатулке лежало письмо. Бумага пожелтела от времени, чернила местами выцвели.

«Здравствуй дочь! – гласило странное послание. – Ты читаешь мое письмо, а значит, в твоей жизни произошло два важных события: сегодня ты стала женщиной и потеряла свою мать. К сожалению, я мало заботилась о тебе, но поверь, мое невнимание это не признак отсутствия материнской любви. Ты пока еще не представляешь, что значит, изо дня в день видеть, как растет твоя дочь, и знать, что жить осталось еще на один день меньше.
Я получила прекрасный и страшный Дар, но потеряла его в момент, когда познала близость мужчины. А свою жизнь я потеряла, когда зачала тебя в своем чреве. И теперь всю мою недолгую жизнь я вынуждена оплакивать эти потери. К сожалению, это невозможно изменить, можно лишь расстаться с тобой, чтобы не видеть приближение собственной смерти.
Возможно, твоя дочь сохранит дар, который получит при рождении и позволит тебе дожить до глубокой старости. Если этого не произойдет, передай ей то, что ты сегодня получила от меня.

М. 1666
J. 1682
A. 1694
V. 1707
N. 1722
Н. 1736
K. 1748
E. 1762
T. 1775
C. 1789
G. 1804
M. 1823
A. 1955
E. 1994».

Александра в задумчивости перечитала письмо еще раз.
- Это что, шутка? – спросила она.
Но ответа не последовало.

19. Любитель клубнички

Александра порядком соскучилась по мужу. Хотя она обижалась на него, с другой стороны, понимала, что командировка действительно была важная, и супруг, никак не мог предвидеть кончину Сары Абрамовны, иначе, он, безусловно, остался бы, чтобы поддержать Александру. По ее подсчетам, он должен был вернуться вчера. «Отдохнет с дороги, а на следующий день я приеду», - так планировала Александра. Странное письмо неприятно подействовало на молодую женщину, и она решила, что не стоит в таком настроении возвращаться к мужу. Вместо этого Александра набрала номер телефона службы доставки.
- Золотая Рыбка. Достанем и доставим! – раздался предупредительный голос оператора.
- Здравствуйте, пиццы очень хочется… и бутылку красного, пожалуй.
- Какую пиццу изволите?
- Сделайте заказ в Ривьере, скажите, что для госпожи Латыниной.
- О! Госпожа Латынина, очень приятно, вы наш почетный клиент. Позвольте от лица компании поблагодарить вас за то, что пользуетесь услугами нашей фирмы.
Александра знала, что перед глазами оператора висит список почетных клиентов и текст благодарности, и что если бы от ее имени в Рыбку позвонила любая другая женщина, она непременно «нарвалась» бы на благодарность от лица компании. Но ей все равно было приятно.
- Спасибо, - искренне ответила она.
- Вам спасибо. Еще что-то желаете?
- Почитать что-нибудь легкое, настроение поднять. Ну…
- Fashion Chronicles? – предложил оператор.
- Да, вполне подойдет, - согласилась Александра.
Она продиктовала адрес, еще раз поблагодарила любезного оператора и попрощалась.
Латынин называл Fashion Chronicles гламурными помоями, и Александра полностью с ним была согласна. Независимое еженедельное развлекательное издание «Fashion Chronicles» было действительно независимым. На его страницах утверждалось, что верстается и печатается оно в США. Однако, как подозревали многие, где-то в России был постоянно меняющий адрес офис – слишком оперативно скандальные материалы появлялись на страницах издания.
Казалось, его журналисты вездесущи. Не один из сильных мира сего имел зуб на Fashion Chronicles, но глянцевая газета продолжала регулярно выходить в свет, и с увеличением числа врагов увеличивался и ее тираж. Fashion Chronicles по характеру материалов вполне можно было бы отнести к «желтой» прессе, если бы не одно но – все, опубликованное в газете, на девяносто девять процентов было правдой. Редколлегия Fashion Chronicles действительно умела работать и дорожила репутацией издания. Но Александра не любила скандалов, поэтому FC читала крайне редко. Но сейчас ей хотелось не напрягающего чтива, чему FC вполне соответствовало.
В прихожей раздался звонок – курьер в золотистом комбинезоне с изображением волшебной рыбки во всю спину привез заказ.
Александра выложила пиццу на блюдо, налила себе вина и, усевшись в кресло, сняла целлофановую упаковку с FC. Тут же откуда-то из середины выпал и, кружась, опустился к ее ногам цветной глянцевый лист. «Специальный выпуск нашего еженедельного конкурса «Любитель клубнички», - гласил заголовок. Александра подняла Специальный выпуск.
«Эксклюзивный материал поступил в редакцию нашей газеты сегодня утром, - гласила предыстория. – В этой связи, мы вынуждены были пересмотреть итоги еженедельного конкурса «Любитель Клубнички». А поскольку, очередной тираж газеты уже был отпечатан, редакция в срочном порядке приняла решение о допечатке этих материалов отдельным приложением. Приносим извинения читателям за неудобство и задержку тиража.
Определяя победителя очередного конкурса «Любитель Клубнички», мои коллеги были единодушны - им стал Валерий Латынин. Крупный бизнесмен, обладающий внушительным состоянием, вступивший несколько лет назад в брак с юной очаровательной Александрой Капман - дочерью известного медицинского светила Льва Капмана и стриптизерши Эммануэль (Ирины Васенко), до сих пор не был замечен ни в одном пикантном скандале. В гламурной среде Валерий Латынин прослыл заботливым супругом и примерным семьянином.
Пока госпожа Латынина отсутствовала, оплакивая кончину горячо любимой бабушки, ее супруг, воспользовавшись услугами одной из многочисленных фирм досуга, устроил настоящее торжество плоти в их уютном загородном доме, который, по слухам, он преподнес Александре в подарок на первую годовщину их семейной жизни.
Следует отметить, что даже в супружеской измене Валерий Латынин проявил трогательную привязанность к жене, ибо девушка по вызову имела определенное сходство с госпожой Латыниной.

Мы поздравляем Валерия Латынина с победой! Главный Приз – именная путевка на поездку к берегам солнечной Анталии для него и его черноволосой жрицы любви будет отправлен Любителю Клубнички почтой в течение недели с момента публикации итогов конкурса.

Главный редактор Fashion Chronicles
Гена Большой Босс».

Статья выбила Александру из колеи, но полноцветные глянцевые фотографии просто повергли в шок. Рассматривая снимки, Александра на мгновение подумала, что в их уютной спальне муж и его партнерша специально позируют неизвестному фотографу – настолько ярко и четко получились непристойные сцены измены.

Путану Латынин отпустил лишь под утро, щедро одарив чаевыми, и завалился спать прямо на растерзанное грязное белье. Разбудил его телефонный звонок, где-то внизу часы били половину чего-то. Вгрызаясь в мозг электронными звуками, мобильник настойчиво пиликал в куче валявшейся на полу одежды.
- Черт, и надо было забыть тебя выключить, - выругался Латынин.
Сначала он хотел не брать телефон. Но потом, подумав, что это может звонить Александра, опрометью бросился к груде барахла.
Звонил Веселовский – давний приятель.
- Алло, - не скрывая разочарования, буркнул Латынин.
- Привет! – заливаясь заразительным смехом, проорал Веселовский.
- И тебе. Чего веселишься, Веселовский?
- Ну ты жжошь, приятель! Поздравляю! Теперь в Анталию?
Латынин в недоумении молчал, чувствуя, как внутри от непонимания ситуации нарастает раздражение. Веселовский не унимался:
- Вот от кого не ожидал, так не ожидал! Все сливки общества вскипели!
- Какого черта тебе надо? - окончательно разозлился Валерий.
- Ты что же не в курсе? – удивился Веселовский. – Ты теперь главный Любитель Клубнички!
- Какой, нахрен, клубнички?
- Ну как же. Fashion Chronicles…
Кажется, Латынин начинал понимать.
- Что там написано?
- Из-за тебя даже тираж задержали. На отдельном приложении напечатали, - трещал Веселовский.
- И фотографии есть? – затаив дыхание, спросил Латынин.
- О! Еще какие! Все подробности крупным планом! Мне Нинка когда показала, я просто в осадок выпал! – восторженно орал Веселовский.
- Нинка? Жена?
- Да! Ей подруга позвонила…
- Понятно, - перебил его Латынин. – Ладно, Гришка, бывай, дела у меня.
Он отключил телефон и, усевшись на кровать, обхватил голову руками.
- Дурак, какой же я дурак! Если Сашка узнает, она уйдет не задумываясь. Что же я наделал?! Я убью этого фотографа, - взревел Латынин и вскочил, но, понимая всю тщетность своих угроз и безвыходность ситуации, снова в отчаянии опустился на место.

20. Несостоявшийся развод

Александра, следуя совету бабушки, старалась быть разумной, но счастливый брак необратимо разваливался. И, самое ужасное, что это совсем ее не беспокоило. Она почти не виделась с мужем – он часто уезжал в длительные командировки, а когда возвращался, Александра предпочитала проводить время в квартире Сары Абрамовны, которую она отремонтировала и обставила по своему вкусу, в основном сохранив, старую мебель, которая живо напоминала беспечные годы девичества, проведенные с бабушкой. Частенько до нее доходили слухи о похождениях мужа, она вырезала газетные заметки и складывала их в ящик стола, но ничего не говорила ему, поскольку не считала, что эти разговоры способны вернуть их былое счастье.

Престарелый куриный магнат Степин выдавал замуж единственную дочь. Елизавета – позднее и долгожданное дитя четы Степиных, - была гордостью Степана Петровича, и размах свадьбы был красноречивым тому подтверждением. Супруги Латынины, в числе прочих, были приглашены на бракосочетание, которое проходило на знаменитой степинской даче. Столики для многочисленных гостей были расставлены прямо на голландских газонах, которые утонули в ярком освещении. Где-то в полумраке эстрады оркестр наигрывал волшебный вальс, под который тихо кружились пары. Латынин сопровождал супругу ровно столько, сколько того требовали приличия и теперь, вероятно, где-нибудь в укромном углу похотливо тискал очередную смазливую куклу, а может и сразу нескольких. Александра, наблюдая за танцующими, откровенно скучала.
- Скучаете?
Александра не заметила, как подошел Степан Петрович.
- Ну что вы, - улыбнулась она, - Ни в коем случае. Все просто великолепно! Лучшего приема мне уже давно не доводилось посещать.
Жирные лоснящиеся щеки хозяина расплылись в гордой улыбке.
- Да уж, мельчает молодежь, - самодовольно заметил он и зачем-то погладил огромное пузо. – А знаете, Александра Львовна, у меня здесь прекрасный летний сад. Вы любите цветы?
- Да, - призналась Александра.
- Хотите взглянуть?
- С удовольствием.
Степан Петрович галантно предложил ей руку, и они направились к парадному. «Заигрывает дедок», - сообщил ей тот, кто называл себя Хранителем. «Глупости, - не согласилась Александра. – Я ему дочери гожусь. Да и вообще, убирайся».
Сад был действительно великолепен, Александру поразило все, начиная от его площади и заканчивая разнообразием растений. Многометровые кактусы, стремившиеся вверх, к стеклянной крыше, мирно соседствовали с тропическими орхидеями, фикусами и еще, Бог знает чем, названий чего Александра даже не знала.
- Но как это возможно? – удивилась она.
- Возможно, - веско и убедительно сказал Степан Петрович. – Специальное оборудование создает необходимый микроклимат в определенном радиусе.
- Вы хотите сказать, что над кактусами одна температура, а, скажем, над фикусами совсем другая?
- И не только температура, еще и влажность, и давление.
- Я чувствую себя в сказке, - восхищенно призналась она Степину.
- Да, такое сейчас редко встретишь. Ценности не те и цели не те, обмельчала молодежь, - повторил он свою коронную фразу и добавил, - Взять, к примеру, вашего супруга, Александра Львовна…
- А что мой супруг? – удивленно спросила она.
- Вы только не поймите меня неправильно, Александра Львовна… Я не сплетник.
Женщина приподняла бровь, ожидая продолжения. «Началось», - предупредил ее голос. «Отстань», - огрызнулась она.
- Такая женщина… - продолжал Степин. – Ну что дураку не хватает?! Закрылся в комнате для гостей с этой, как ее… вдова.
- Ларионова? – подсказала Александра.
- Точно, точно. Ларионова. Доска доской и страшна… А тут, такая грудь, такие бедра…
Александре показалось, что у Степина сейчас потечет слюна.
- Ну что вы, Степан Петрович, - она хотела перевести разговор на нейтральную тему, но не знала, о чем с ним говорить.
- Не скромничайте, Александра Львовна, - напирал Степин. – У вас тело богини, вы просто созданы для любви.
Он глянул в ее глубокое декольте и сглотнул.
- Степан Петрович, пожалуй, пора вернуться, - заметила Александра.
«Не упирайся, попробуй этого борова. Старичок еще хоть куда!» - подначивал Александру незримый собеседник.
- Спешить некуда, Александра Львовна. Вашему супругу теперь не до вас.
Степин схватил ее за талию и прижал к своему огромному животу.
- Не беспокойте, Александра Львовна, нас здесь никто не увидит и не услышит. Только вы и я. Я так давно этого хотел…
Александра попыталась вырваться, но толстяк держал ее железной хваткой.
- Степан Петрович, я вам в дочери гожусь, - тщетно взывала она к его здравому смыслу.
- Дочь… Лизонька теперь тоже замужем. Если обидит, раздавлю гниду! - красные толстые пальцы-сардельки сжались в кулак, физиономия побагровела.
«Еще удар хватит», - испугалась Александра. Но Степин тут же отошел и вновь вернулся к прерванным ухаживаниям:
- Александра Львовна, вы же женщина, вам ласка мужская нужна.
Он запустил пятерню в вырез платья – прикосновение было липким и неприятным. Александра дернулась, раздался треск ткани.
- Ну тихо, тихо. Александра Львовна, вы взрослая женщина. Я всегда получаю то, что хочу. К чему вам испорченное платье, скандал? Если по доброй воле не хотите, я вас силой возьму.
- Я замужем, господин Степин. Или вы забыли?
- Вашему мужу плевать на вас, а мне нет. Я, между прочим, с его позволения…
- Что значит, «с его позволения»?
- Он мне разрешил вас э… В сауне. Мы пиво пили в сауне… и свидетели были. Он без претензий.
- Я вам не верю!
- Хватит ваньку валять, - разозлился Степин. – К чему мне лгать? Раздевайтесь, Александра Львовна, или я сам вас сейчас раздену.
Александра, напуганная и оглушенная откровениями Степина начала медленно раздеваться.
- Поспешите, не стриптиз танцуете, - торопил Степин.
Наконец, она осталась в лифчике, трусиках и туфлях
- И это тоже снимайте. Впрочем, туфли можете оставить.
Степин брал Александру грубо, больно и долго, в основном сзади, так как с его тучной комплекцией что-то иное осуществить было нереально.

Спустя три дня, Александра в одиночестве пила кофе. Внезапно, в гостиную, потрясая Fashion Chronicles, ворвался Латынин. Он в бешенстве швырнул газету на стол – глянцевый разворот пестрел фотографиями Александры и Степина на фоне экзотических лиан. Красная рожа очередного Любителя Клубнички расплылась в немом блаженстве.
- Как ты это объяснишь?
Александра молча встала и вынула из ящика внушительную стопку газетных вырезок и положила рядом.
- А ты?
Латынин слегка растерялся, но потом снова перешел в наступление.
- Я - это совсем другое дело. А ты женщина! Ты носишь мою фамилию!
- Но ты же разрешил, - спокойно сказала она и уточнила, - В сауне.
- Это было не в серьез. Это была шутка!
- А мы поняли, что все серьезно. Когда на развод планируешь подавать?
Латынин устало опустился на стул, бессильно развел руками.
- Не знаю. Сейчас времени нет. Я не планировал.
- Ну и прекрасно, - сказала Александра и вышла.
Через полчаса усатый таксист уже мчал Александру на окраину города в ее маленькую квартирку на семнадцатом этаже.

21. Предназначение

- Эй, - позвала Александра. – Ты здесь?
- Здесь, - тут же откликнулся Хранитель.
- Что ты, нахрен, за Хранитель, если меня запросто изнасиловал какой-то пьяный боров?
- Перестань, если бы ты этого не хотела, он бы тебя и пальцем не тронул. Кроме того, живешь ты неправильно.
- Что значит «неправильно»?
- Ты возбуждаешь в мужчинах самые сокровенные их желания, так вот и отдавай себя без остатка, и сама получай удовольствие – таково твое предназначение.
- Шлюхой, что ли быть?
- В узком смысле, может и так.
- А в широком?
- В широком, ты должна еще родить девочку, ну и далее по списку, как тебе писала мать…
- А если я рожу мальчика?
- Не родишь.
- А если я вообще не рожу?
- Родишь. Ты не следуешь Пути, поэтому твоя внутренняя сущность сама направляет тебя и перестраивает твою жизнь.
- Если все, что написано в этой бумажке правда, я должна родить, чтобы умереть в тот момент, когда мою дочь поимеет какой-нибудь прыщавый урод? А я люблю жизнь и совсем не хочу умирать!
- Ты умрешь, если не будешь следовать Пути.
- То есть, если не стану шлюхой?
- Мы ходим по кругу. Прочитай Книгу Знания, и ты перестанешь задавать глупые вопросы.
- Моя мать была права, - задумчиво сказала Александра. – Видеть, как растет твоя дочь, и считать дни до своей кончины – это ужасно…
- Ты не будешь видеть этого. Девочка сама должна выбрать Путь и познать Дар, а для этого она должна жить отдельно…

Александра аккуратно вынула Книгу Знания. Она перелистывала тонкие липкие страницы, сначала брезгливо, потом увлеклась чтением. Дневник содержал записи на нескольких языках. Заметки, сделанные женщинами, в чём-то отличные друг от друга, но похожие в главном.
С трудом разбирая тронутую временем, выцветшую латынь, Александра узнала, как французский солдат изнасиловал пятнадцатилетнюю Миранду. Девочка прислуживала в доме богатого венецианского купца и, чтобы скрыть позор от хозяина и его домочадцев, тайком родила в овчарне и подбросила пухленькую белокурую девочку в один из французских обозов. Цветущая Миранда умерла от внезапной остановки сердца в тридцатичетырехлетнем возрасте.
Далее следовала история француженки Оливии. Здесь дело пошло быстрее - французский Александра знала в совершенстве. Белокурую Оливию взял на воспитание бездетный винодел. Ее счастливое детство прошло среди виноградников Шампани и окончилось в пятнадцатилетнем возрасте, когда престарелый винодел скончался. Сварливая супруга ее приемного отца отправила девочку в Париж, прислуживать своей не менее сварливой сестре. Оливия долго терпела унижения и побои склочной тетки, но однажды не выдержала и сбежала. Замерзшую и еле живую ее подобрал и обогрел владелец ресторана варьете. Так началась ее карьера танцовщицы и актрисы. В девятнадцать лет Оливия безумно влюбилась в знатного англичанина-путешественника, проездом посетившего Париж… На этом связный рассказ Оливии внезапно обрывался, далее следовали отрывочные фразы, сделанные в разное время. Из них Александра поняла, что Оливия, подобно остальным, рассталась с дочерью, но смогла дожить до глубокой старости.
Последнюю запись пожилая женщина сделала на закате дней, было видно, что далось ей это с большим трудом. Александра представляла, как дрожит старческая рука, и с тонкого пера срывается на желтоватую страницу клякса. Оливия писала о том, что должна передать дочери нечто, что лежит у нее многие годы в секретере с момента смерти ее матери Миранды. Ключ от секретера Оливия, не снимая, носила на шее.
Александра закрыла глаза и представила, как в дом Оливии входит странная гостья. Старческие ослепшие глаза не видят под черной вуалью ее лица, но Оливия чувствует, что к ней явилась ее потерянная дочь. Незнакомка вежливо здоровается на французском с сильным акцентом и попросит Оливию отдать то, что принадлежит ей. Оливия отдает гостье ключ от секретера, и черная шкатулка, покинув свое многолетнее убежище, перекочевывает в ее черный дорожный саквояж. Оливия чувствует, как в душе воцаряется покой, какого она не знала с момента рождения дочери. Странная гостья, на мгновение приподняв вуаль, целует старушку в лоб и быстро уходит. Слеза катится по морщинистой щеке.
- Прости, дочка, - запоздало шепчет старуха, - Я люблю тебя.
И ей слышится в ответ тихое:
- Я тоже люблю тебя, мама…

Александра стряхнула видение и снова углубилась в Книгу. К своему удивлению, она не нашла никакой информации о дочери Оливии. В некоторых местах, где, возможно, было написано ее имя, стояли жирные кляксы, как будто кто-то нарочно его замазал. В одном месте она встретила странную фразу «Та, Кого Не Зовут».
Далее в дневнике был большой временной разрыв, и следующая запись, сделанная на русском, была датирована ноябрем 1954 года:
«…Левые Дышла давно пришли в запустение – тех, кого пощадила война, прибрал голод послевоенных лет или погнал в города искать лучшей доли. Левый берег был ниже правого и, разливаясь, Вихля регулярно затопляла его. От этого он практически превратился в болото, которое медленно проглатывало развалившиеся, покинутые жителями, избы...»
«По-моему, на сегодня достаточно», - подумала Александра и убрала Книгу. Полученная информация топорщилась, как булавки в мозге Страшилы, и требовала тщательного переосмысления.


© 22.11-05.12.2008 Г. ТЕН

© Галина Тен, 2008
Дата публикации: 09.12.2008 10:07:50
Просмотров: 1805

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 14 число 56: