Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Бессонница

Елена Крючкова

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 10570 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Спасибо Лесе Лажевской за фамилию главного героя

В.И. Ниточкина, мелкого, склочного и в сущности пустого человечка экономической специальности, третьи сутки подряд мучила жестокая бессонница.
Всю первую ночь он считал. Сначала просто цифры, дошел до двух тысяч двухсот двадцати семи. Потом перешел к крупному рогатому скоту. Под утро заинтересовался поголовьем слонов. В семь с досадой стукнул по темечку будильник и потащился на работу.
Вторая ночь прошла более мучительно. Почувствовав, что опять не заснет, Ниточкин достал снотворное и выпил сразу две таблетки. Спасительно средство начало действовать через минут пять. В голове гудело, глаза закрывались, странное состояние охватывало Ниточкина тесным обручем полувидений-полувоспоминаний, в которых бывшая жена, ушедшая от него на восьмом месяце беременности двадцать два года назад, скандалила и кричала про загубленную жизнь, а потом оборотившись красным драконом, дышала огнем на дребезжащего от страха Ниточкина… Уснуть так и не удалось…
Весь следующий день Ниточкин шарахался от неожиданно возникающих перед ним столбов и с трудом фокусировал взгляд на собеседниках… Он ни разу не турнул от телефона офисную секретаршу и безропотно соглашался на любые робкие просьбы начальства, давно уже не решавшегося приказывать широко известному своим скандальным характером Ниточкину… Вечером, поднимаясь по лестнице, он поздоровался со встретившимся ему соседом сверху, удивив последнего этим безмерно, так как с момента вселения Ниточкин вел с соседями страшную войну не на жизнь, а на смерть.
Еще раз выпить снотворное и встретиться лицом к лицу с женой-драконом Ниточкин не решился. Ужасаясь предстоящего мучительного бессонья, Ниточкин умостился на своем продавленном ложе, натянул одеяло до самого подбородка и начал думать, чего с ним до сих пор не случалось.
- Что со мной? – размышлял он. – Что, если это конец? Что, если я неизлечимо болен? Что, если я умру? Что, если уже завтра?..
Мысль такая показалась рациональной, а исход– вполне возможным. Все сходилось: по версии Ниточкина, организм таким образом подавал ему знак, что пора завершить все земные дела и приготовиться к расплате.

До сих пор он не считал себя верующим, но при мысли о смерти перед глазами живо вынырнули муки ада и он сам, Ниточкин, в этих муках, вертящийся на вертеле… содрогнувшись, страдалец нервно схватил телефонную книгу, порвал в спешке несколько страниц, открыл на развороте «Ритуальные услуги» и набрал номер «батюшки Тихона. Элитное венчание, крестины, отпевание: всю жизнь рядом с вами».
- Алло… - прохрипел сонный голос.
- Дрыхнет, сволочь, - с ненавистью подумал Ниточкин, а вслух уточнил, - Вы – батюшка?
- В неурочное время не работаю, - ответствовал батюшка, прочистив горло.
- У меня срочно. Мне исповедаться. Умоляю!
- Приезжайте завтра в Спасскую, на Окружной.
- Нет, - настаивал Ниточкин. – Мне срочно. Я умираю.
- Но я не могу. На выезде – только отпевание. Умрешь, пусть вдовица перезвонит. Обслужу по высшему разряду. Милости просим, - сказал отец Тихон.
- Нет-нет-нет, - Ниточкин испугался, что собеседник повесит трубку. – А нельзя ли по телефону?
- Что – по телефону? – не понял батюшка.
- Исповедаться…
- Ты не пьян ли, сын мой? – кротко вопросил Тихон.
- Я непьющий, - прошептал Ниточкин. – Умоляю. По двойному тарифу. Вы «Визу» принимаете?
Отец Тихон «Визу» принимал. Ниточкин продиктовал ему нужные цифры и батюшка, приняв предоплату, приступил к исповеди.
- Не согрешил ли ты, сын мой? – участливым тоном поинтересовался батюшка.
- Нет, я уже давно с женщинами не… не… ну, Вы меня поняли.
- Понял, сын мой. Не прелюбодействуешь. Молодец, значит. Чтишь ли ты отца и мать своих?
- Чту, - твердо сказал Ниточкин и попытался вспомнить, когда в последний раз с ними разговаривал. Получалось, что лет десять назад… Когда… Они еще с отцом разругались и Ниточкин поклялся: больше никогда ноги его не будет в этом доме и номер из вредности сменил. А его адреса родители и так не знали…
- Не произносил ли ложного свидетельства на ближнего твоего?
- А суд считается? – уточнил Ниточкин.
- Если ты лжесвидетельствовал на суде, сын мой, то считается.
- А, ну тогда, нет, нет, - быстро сказал исповедуемый, отведя глаза в сторону.
- А не желал ли ты дома или еще чего, принадлежащего ближнему своему? – зевнул батюшка, и Ниточкин услышал, как тот прикрыл рот рукой.
- Нет, дома не желал, - грустно сказал Ниточкин, думая о черной зависти, наполнявшей его сердце при виде новой машины соседа…
- Ну и не крал, не убивал, я думаю? – игриво напоследок спросил отец Тихон и, не дожидаясь ответа, завершил исповедь. – Тогда благословляю тебя и отпускаю грехи вольные и невольные. Прочти перед сном Богородицу и Отче наш по три раза – аминь.
И быстренько отключился. Ниточкин попытался перезвонить, но было занято – хитрый батюшка предусмотрел все, а искать следующего Ниточкину было лень, да и денег жалко – и он вернулся в постель.

После этого разговора стало еще хуже. Ниточкин вертелся в своей, вылежанной в диване, ямке, как на сковородке. Потом не выдержал, достал старую записную книжку, полистал и набрал номер.
- Мама? – спросил он сипло.
- Кто это? – ответили ему сонно, чужим голосом.
- Валик.
- Какой Валик? Мужчина, Вы куда звоните? – Ниточкин назвал номер. – Да, это наш. А кто Вам нужен? Кто? Нет, такая здесь не живет.
Ниточкин повесил трубку и опять вернулся на диван. Но уже не ложился, а завернулся в одеяло и сел на краю.
- Мда-а-а… Жизнь… - сказал он вслух. Помолчал еще, потом достал из ящика деньги – четыреста долларов – и вышел из квартиры как был, в пижаме.

Он спустился на этаж и нажал на кнопку звонка:
- Ты дебил, или что? – мрачно спросил сосед, с неприязнью глядя на Ниточкина, залившего год назад его квартиру, но так и не уплатившего за ремонт. Суд, конечно, сказал платить, но хитрый Ниточкин по знакомству достал липовую справку про безработность – и так до сих пор и не заплатил…
– Полпервого ночи. Какого черта приперся?
- Вот, возьмите, - смиренно сказал Ниточкин, протягивая соседу деньги. – Это за ремонт. Простите меня, пожалуйста, - и ушел наверх. Сосед остался стоять с распахнутой дверью и ртом, не веря своему счастью…

Тем временем Ниточкин прошел мимо своего этажа и поднялся выше, на пятый. Там он позвонил в другую дверь.
- Чего надо? – с еще большей ненавистью посмотрел на него сосед и, не дожидаясь реплики Ниточкина, высказался о наболевшем. – Опять про шум гнать будешь? Я тебя удушу, понял, гад? Мы спим давно, тебе ясно, придурок?! Посмей только в суд снова подать!
- Я пришел извиниться, - глядя ему прямо в глаза, сказал Ниточкин. – За все. Простите меня.
- Ты пьяный что ли? – обалдел от крутого поворота сосед.
- Нет. Я правда… Простите. Больше никаких судов. И жалоб, - твердо сказал Ниточкин и побрел в свою квартиру.
- Бол-л-льной, блин, - удивленно проговорил сосед, закрывая дверь.

Дома Ниточкин снова улегся, но не спалось. Он чувствовал, что о чем-то забыл… повертелся, повертелся – и тут до него дошло. Дракон! Бывшая жена то есть.
Он снова вскочил и схватился за ту же старую записную книжку.
- Вера? – прошептал он.
- Ну.
- Ффу-у, слава Богу, хоть ты номер не сменила! – обрадовался Ниточкин.
- А кто это? – проснулась бывшая. – Ниточкин, ты, что ли?
- Я! – радостно крикнул Ниточкин. – Узнала?
- Я тебя, сволочь, с закрытыми глазами и во сне узнаю! И под наркозом! – зло ответила Вера. – Чтоб ты сдох!
- Спасибо, - невпопад сказал Ниточкин. – А ты как поживаешь?
- Отлично! Твоими стараниями. Тебе-то что?
- Вера, я… Сволочь я, ты права… А я только сейчас понял…
- Наклюкался, что ли? – хмыкнула Вера. – И так урод, а теперь еще и алкаш к тому же…
- Прости меня, Вера, ладно? – попросил Ниточкин, вздохнув. – Я умру завтра.
- С чего тебе умирать?.. – недоверчиво ответила бывшая, смягчившись.
- Да так. Умру. Прости. А как там наш… наша…
- Сын! – крикнула Вера, снова вспылив. – Прекрасно живет! Не твое собачье дело!
- Вера… Я ведь умру завтра… - чуть не плача от жалости к себе, напомнил Ниточкин. – Дай мне его номер!
- Обойдешься, - отрезала бывшая жена.
- Вера… Последняя просьба умирающего!
- Ладно, - смягчилась Вера и продиктовала семь цифр. – Но он с тобой все равно говорить не будет. Он и не знает о тебе…
Ниточкин уже не слушал. Замирая, он набрал этот номер.
- Отец? Какой на фиг отец?
- Ну, папа я твой, Сережа.
- Так что ж ты, папаша, давно не звонил? – риторически спросил тот и бросил трубку.
Ниточкин перезвонил.
- Чего тебе?
- Прости меня, сынок, - шепотом сказал Ниточкин, дрожа, и нажал на рычаг.

Почувствовав ужасное облегчение и пустоту, Ниточкин опять вернулся в свою диванную ямку, свернулся калачиком, накрылся одеялом с головой – и в ту же секунду уснул в твердой уверенности, что больше никогда не проснется.

Утро застало его в той же позе.
Ниточкин открыл глаза и, не выключая будильник, несколько минут думал о том, что он почему-то не умер. И что теперь для него должна начаться совершенно новая жизнь. Ниточкин чувствовал, что необратимо изменился за эту ночь. Больше он не будет писать кляузы на соседей и подавать на них в суд. Не будет вертеть интриги на работе. Он теперь другой человек.
А будет… Что он будет делать? Что делают в жизни обычные, нормальные люди? Ходят на работу. Это – да, это Ниточкин тоже может. Безо всякого, правда удовольствия. Глупая, никому не нужная работа, деланье денег… Раньше Ниточкину было все равно, лишь бы платили… А теперь? Теперь-то он другой?
- Ну, ладно, - размышлял Ниточкин. – Работа – это еще не все. Ну, нет у меня дела всей жизни – так и что? Мало ли? У кого оно есть? Люди вот еще живут ради родителей. Ради любимой женщины. Для детей… С друзьями время проводят… На рыбалку там…
Ниточкин вдруг понял, что теперь он и хотел бы жить так – но только ни родителей, ни жены, ни детей, ни друзей у него нет. Уже нет, а друзей никогда и не было. И вряд ли будут – слишком хорошо был знаком окружающим мерзкий нрав Ниточкина…
Он выбрался из постельного гнезда и вяло прошелся на кухню, думая о своих годах – что годы – это единственное, что у него есть… Еще, уже… Раньше хотя бы склоки придавали оттенок смысла и целенаправленности его существованию…
- А теперь что? – задумался Ниточкин, собираясь зажечь газ. – А ни-че-го! - молнией ударил ответ.
Ниточкин затушил спичку, не донеся ее до уже открученной конфорки, и захлопнул форточку.
Нашли его, только когда запах газа просочился на площадку. Сосед снизу на похоронах толкнул прочувствованную речь. Вера, ее сын и сосед сверху на погребение не пришли. Забыли, наверное…

© Елена Крючкова, 2008
Дата публикации: 04.01.2008 03:24:40
Просмотров: 2072

На сайте greenstaffer.ru можно найти вакансии в Москве от прямых работодателей. Если вы студент и хотите найти работу в Москве - ознакомьтесь со свежими вакансиями от работодателей без требований к опыту работы.
Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 80 число 87:

    

Рецензии

Злой Админ [2008-01-04 08:24:58]
Жил грешнО и умер смешно.
Многие люди долгое время репетируют свою жизнь, не понимая, что премьера уже случилась. И второй не будет.
Рассказ хорош.

Ответить