Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Ольга Рябцева



Золотые ножки (Светка – I)

Сергей Стукало

Форма: Рассказ
Жанр: Юмор и сатира
Объём: 22705 знаков с пробелами
Раздел: "Рассказы"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Дверной звонок, из новомодных, довольно похоже имитируя звонящий к обедне церковный колокол, взял несколько басовых аккордов. За дверью немедленно засуетились, радостно запричитали, завозились с многочисленными замками.
— Профессор! Золотой мой! — радовалась Светка, ещё не открыв дверь. — Как бога ждём! У меня столько проблем, столько проблем!
— Спокойнее, Светуля! Замки не сломай! — подтверждая собственное прибытие, отозвался из-за двери Профессор.
— Я кухню купила! — спешила посвятить Профессора в курс дела его работодательница, продолжая возиться с замками. — Теперь с электроникой! Без тебя — никак!
— Здравствуй, Светка! — переступив порог троекратно расцеловался со своей родственницей Профессор. — О кухне мы не договаривались. Тут ты погорячилась. Какая это уже у тебя по-счету кухня-то? Пятая?
— Седьмая! — возмутилась Светка.
— Вот! Седьмая! — согласился с ней Профессор и, сбросив с плеча полупустую спортивную сумку, напомнил. — Между прочим три из них тебе вешал и собирал я! А это не перебор? За два-то года? Семь кухонь?
— Я и эту поменяю! — упрямо поджала губы Светка. — Профессор! Миленький! Ну что тебе стоит? Я больше никому не доверяю! Ты же знаешь, откуда у них всех руки растут! Ну? В последний раз? А?
— Светка! В нашем договоре значится — ремонт твоего старого "Шарпа", покупка большого телевизора для зала и установка телевизионной антенны. Так?
— Так! — легко согласилась Светка. — Но что тебе стоит? День работы! Ты же по кухням у нас уже специалистом стал! — и, не сдержавшись, сбилась на возмущённое: — Мы же по телефону договаривались! А по телефону — разве обо всём упомнишь? Вот, кстати, в гараже замки замерзают! А это твоя недоработка! Надо что-то делать!
— Почему моя? — опешил Профессор. — Я что ли эти твои замки морозил? Я, Светуля, вообще в Питере живу! И, если на то пошло, то это ты потребовала туда семь замков навешать! Мабуть, в тэбэ бзик на цифру семь!
— Сказывся! — не уступила Светка. — А кто мне эти замки ставил? Ты?.. С тебя и спрос! И вообще — разувайся, обедать будем!

Расправившись с тарелкой умопомрачительно вкусного борща и приняв под него пару рюмочек ("за приезд" и "за будущие трудовые свершения", Профессор размяк. Когда же перед ним, словно по волшебству, возникла огромная тарелка с хорошо прожаренными отбивными, салатом и картошкой фри — он сдался:
— Ладно, Светка. Повесим тебе и эту кухню!
— И в гараже… — напомнила, было, та.
— Ты же знаешь, как я люблю вешать? — зловещим голосом перебил её Профессор. — Ещё одна кухня, и меня будет просто не остановить!
Опешившая Светка пару секунд колебалась, но потом всё же проявила осторожность, отложив вопрос с замками до ужина. Известно, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок — в ряду других самцов, слабых по части чревоугодия, её родственник исключением быть не мог.
Закапризничавший по причине преклонных лет "Шарп" Профессор привёл в чувство задолго до ужина. С блаженным выражением лица он восседал перед разобранным, но уже работающим телевизором и сосредоточенно ковырялся в носу. Рядом с "Шарпом" стояла ополовиненная бутылочка "Клинского". Профессор решал сложнейшую дилемму: допить пиво прямо сейчас или прежде собрать прекративший забастовку телевизор.
Решение было трудным. Это можно было заключить по тому, на какую глубину погружался безымянный палец в многострадальный профессорский нос.

Светка, всегда и всё державшая под контролем, в спальню, где работал Профессор, примчалась на звук заоравшего благим матом "Шарпа". При виде полностью разобранного, но при этом работающего телевизора — она оторопела. Минуты три Светка наблюдала за устроившим всё это безобразие, а теперь явно сачкующим Профессором.
Бездельников она не любила.

За время, прошедшее с прошлого приезда Профессора, проблем у неё накопилось более чем. Профессор же явно динамил как всё её проблемы, так и собственно саму работодательницу. В какой-то момент раздражённой Светке показалось, что этот исследующий собственный нос бездельник уже доскрёбся до своих окаменевших на военной службе извилин. Ей даже послышался соответствующий моменту и воображаемой картинке скрип коротко стриженного профессорского ногтя по то ли каменной, то ли кожаной поверхности.
Углубившийся в правую ноздрю Профессор никакого внимания на свою родственницу не обращал. Это было обидно.
"У него там, в башке, от частого ковыряния в носу, наверное, все мозги в мозолях!" — подумала Светка и нахмурилась. — "А если не в мозолях, то, как взбитый крем. Вон как наяривает! А скрипит у него там — крахмал! У военных он от старости. Вместо песка, как у обычных людей. Тоже мне, пижон с паяльником! Сейчас я его!"
— Дурака валяешь, Профессор?! Между прочим, ковыряться в носу — некультурно! — вмешалась она в процесс.
— А ты не подглядывай! — не оглядываясь, парировал Профессор. — Я, когда с техникой общаюсь, себя не контролирую. Могу в носу ковыряться, могу — в каком другом месте, а могу и зашибить. Ненароком. Причём совершенно невинного человека, — он, не глядя, подхватил "Клинское", отхлебнул прямо из горлышка и ткнул зажатой в руке бутылкой в сторону телевизора: — Ты лучше порадуйся, как твой "старичок" теперь показывает. "Знову як нова копийка!" Картинка на экране — как в окошке! Не картинка, а песня!
— Песня!.. — не разделила его оптимизма Светка. — Ты, композитор, лучше скажи — зачем мне телевизор раскурочил? И, поймав изумлённый взгляд собеседника, пояснила, презрительно сощурив глаза: — Я просила его отремонтировать, а не на запчасти разбирать! Знаю я вашу ремонтную братию! Небось, присматриваешь, как что-нибудь половчее выпаять?
— Бестолочь ты, Светка! Нужны мне твои детали! У меня своих — завались! — обиделся Профессор и, не удержавшись, съязвил. — Не подскажешь, кстати, как бы я твой "Шарп" отремонтировал, если бы его при этом не "раскурочил"? Неисправность, Светуля, что у телевизора, что у человека, всегда внутри. Только иного человека, сколько не курочь, а всё без толку. С телевизором проще: его всегда можно отремонтировать.
О чем там язвит бездельник-Профессор, Светка так и не поняла, но, почувствовав в его голосе уверенность, сменила направленность разговора на ту, в которой чувствовала себя куда увереннее. Она решила дожать умничающего Профессора на ниве культуры поведения. Упустить столь шикарный повод пройтись на тему привычек своего собеседника она не могла.
— Ты мужлан и солдафон, Профессор! — обиженно заметила она. — И шутки у тебя казарменные, и поведение такое же. Тебе бы цены не было, если бы ты в носу не ковырялся! Это же некрасиво! Вот я, например — никогда не ковыряюсь!
— Врёшь! Ты, милая, хочешь, но не можешь! И только потому не ковыряешься, что у тебя проблемы с моторикой! Ты просто пальцем в ноздрю не попадаешь! — парировал Профессор.
— Я не попадаю? — обиделась Светка. — На! Смотри!
Она с размаху загнала в правую ноздрю указательный палец и, охнув, отдёрнула руку. Огромный и острый, как бритва, накладной ноготь распорол непривычную к такому обращению Светкину слизистую. Из ноздри хлынула кровь.
— Идиот ты, профессор! — сказала Светка в нос и отправилась в ванную — прикладывать к обильно кровоточащей ранке холодную мокрую тряпочку.

Ужин в этот раз был подан с полуторачасовым опозданием. И не Светкина травма была тому виной. Истинной причиной задержки трапезы Хозяйка квартиры была более чем довольна: непрерывно бурчащий Профессор всё же повесил на стену все шкафы её новенького кухонного гарнитура. Крепление пеналов оказалось типовым и совпало с аналогичным креплением уже подаренного соседям его "устаревшего" собрата.
Заканчивая регулирование последней дверцы, Профессор вдруг вспомнил отложившиеся в памяти Светкины слова:
— Светуль? А что это ты там говорила, что новая кухня с электроникой? Где электроника? Почему не вижу?
— Очки одень! Вон она! — возмутилась Светка и указала на кварцевые часы, врезанные в стеклянную дверцу самого широкого из пеналов.
— Сдурела? — опешил Профессор. — Тут всей "электроники" — батареечный привод и таймер для приготовления пищи. Чего в этом сложного? Вставь батарейку и пользуйся!
— Ничего сложного?! — сверкнула глазами Светка. — Да я битых сорок минут продавца об этих часах пытала!
— И что?
— А ничего! Сказал, что у него квалификации не хватает, чтобы объяснить мне как этими прибамбасами пользоваться и зачем они здесь нужны! Что мне это должен объяснять совершенно особый специалист. А кто у нас особый специалист по электронике? Ты?.. Вот ты её и запускай, и объясняй потом тоже ты!

Возразить что-либо против такого аргумента Профессор не мог. Он вздохнул, мысленно посочувствовал незнакомому ему продавцу и уточнил главное:
— Часа два времени — так, чтобы только слушала — ну и парочка бутылочек пива и пальчиковая батарейка у тебя найдутся?

Как пользоваться кухонной "электроникой" Светка поняла за неполных десять минут.
— Вот! — радовалась она наступившему моменту истины. — Этот идиот из мебельного туда батарейку не вставил! А я из-за этого всё время думала: почему часы не идут? Даже не слышала, о чём там этот дурак болтает!

* * *
После ужина окончательно разомлевший Профессор уселся с неизменным "Клинским" подле телефона, открыл потрёпанную записную книжку, полистал её странички и, найдя нужную, бодро настучал на кнопочном номеронабирателе московский номер:
— Привет, Игорёк! Саня это. Узнал? Я сейчас тут, рядышком. В Подмосковье. Дело у меня к тебе. Ты подработать хочешь?
— Здравствуй, Саня! — ответил бывший сослуживец Профессора. — Когда это я от подработки отказывался? Опять на Светку работать?
— На неё.
— Что надо делать? И, кстати, чем в этот раз кормить будет? — поинтересовался слабый по части чревоугодия Игорь. — В прошлый раз такие шашлыки были!!! До сих пор, как вспомню — слюной исхожу!
— Пока дело не сделано, про слюноотделении забудь! Нам с тобой надо телевизор купить. А затем его сюда, за город, на электричке забросить. Всё вручную. Телевизор, предупреждаю, здоровенный и тяжёлый. Из новых, со всяческими наворотами: с плоским экраном и с PIP-ом (функцией "картинка в картинке" — прим. автора).
— Круто… — отозвался Игорь. — Он же уйму денег стоит?
— Сколько бы ни стоил — нам Светка за все труды по двадцать долларов отстегивает.
— Половина моей получки! — восхитился военпредствовавший на московском "Рубине" Игорь. — Да я за такие деньги его пешком приволоку! По шпалам!
— По шпалам не надо, — осадил его Профессор. — Надо в целости и сохранности. Тогда и баксы будут, и ужин — по полной гастрономической программе. И виски на обмывание покупки. Или ты теперь коньяк предпочитаешь?
— скажешь тоже… Коньяк! Теперь, Саня, я пью палёную водку, — загрустил Игорь. — Усугубляю с риском для жизни. Как до сих пор жив, сам удивляюсь. Каждый раз чувствую себя, как белогвардейский офицер в период Гражданской войны, когда было модным играть в "рулетку" посредством револьвера системы "Наган". Кстати, по массовости фатальных последствий, палёная водка покруче нагана будет. Так что, что нальют, то и выпью.
— Фаталист! — хмыкнул Саня.
— А то! От судьбы не уйдешь… — совсем опечалился его друг. — Вон, прямо напротив моей работы, террористы дом взорвали. А наши мужики, за день до этого, приглашали меня с ними через его двор в Банк спермы идти. Донорствовать… Чего смеёшься, гражданская морда? Небось, уже и забыл, как по полгода денег не платят? А у нас народ уже и кровь всю что была, сдал, и автостоянки охраняет, и вагоны разгружает. Смеётся он…
— Не обижайся, Игорёк! Это я сдуру смеюсь. Просто пришло в голову, что дома эти террористы по ночам взрывают, а сперму, насколько я понимаю, вы в служебное время сдаёте? На крайняк — вечером? Какой тут риск? Что-то ты, Игорь, пространственные и временные координаты путаешь. Стареешь?
— Сам ты старый дурак! — обиделся Игорь. — Координаты я ему путаю. А на страну, в которой живешь, ты поправку сделал? У нас народ среди белого дня своё семя только в Банк спермы сдает. И то — только те, кто догадался. Остальные нормальные люди его по ночам проливают. Представляешь, что было бы, если бы я в ту ночь во взорванном доме у любовницы ночевал? Меня бы даже не опознали, — вполне явственно шмыгнул носом Игорь.
— У тебя там что, любовница была? — сбавил тон Саня.
— Не было, — признался Игорь. — У меня уже два года любовницы не было. Кому сейчас безденежный мужик нужен? Военные теперь не в цене…
— Это верно. А ты там, часом, не усугубил?
— Не усугубил… С чего ты взял?
— Сентиментальный какой-то стал. На себя не похож.
— Станешь тут. Хреново и жутко мне от нынешних времён. Каждый месяц к родителям на кладбище хожу. А оно растет. Как на дрожжах. И хоронят, в основном, молодых. На одну стариковскую могилу — по двадцать и более молодёжных… Словно война в стране идёт…

* * *
С самого утра Светка построила собравшегося ехать за телевизором Профессора в две шеренги, вручила ему пакет с долларами и ещё раз проинструктировала:
— Ты ж там смотри! Денег не жалей! Не твои! Самый большой бери! Да самое главное не забудь — чтобы у этого телевизора ножки были "золотыми"!
— Светк, дались тебе эти ножки? В прошлый раз из-за этого твоего бзика мы музыкальный центр взяли, который под Москвой без наружной антенны ни одной станции на УКВ не ловит! "Дерьмо на золотых ножках!"
— Кстати, это ты его в магазине проверял и сказал, что всё нормально!
— Я сказал: "В целом нормально!" А кто настоял, чтобы брать? "Нормально" было в городе, где все вещательные станции под боком! А отсюда до Москвы — час с лишним на электричке тёхать! Разницу чувствуешь?
— И какая разница? — иронично сощурилась Светка.
— А в том и разница, что технику надо брать не за золотые ножки, а за надежность марки и характеристики! Ведёшь себя как сорока! Вот какой тебе прок в этих ножках?
— А красиво!
— Будет тебе красота, если здесь за городом ещё и телевизор сигнал ловить не будет!
— Почему не будет? — насторожилась Светка. — "Шарп" вон ловит, и этот будет! Бери самый дорогой и не заморачивайся! Деньги зря драть не будут! А возьмёшь без золотых ножек — назад за свой счёт сдавать повезёшь!

* * *
В магазине торговой сети "Мир", где у Профессора уже второй год была скидка, на красиво оформленных витринах стояло около полусотни разномодельных телевизионных приёмников. На глянцевом льду их экранов, с синхронностью и грацией фигуристов, беззвучно сменялись на удивление красочные картинки. Было одиннадцать утра, время насквозь некоммерческое, и, наверное поэтому, канал ОРТ транслировал передачу об удивительном мире мексиканских кактусов.
Картинка на всех экранах была идеальной, но требованиям Светкиного заказа удовлетворял только внушительный Samsung-SC-780 с семидесятитрёхсантиметровым экраном. Он был настолько огромен, что друзья невольно посмотрели друг на друга. Ста двадцати килограммовый Игорь смотрелся внушительно, но, несмотря на это, с образом бравого биндюжника не коррелировался. Малорослый профессор выглядел рядом с ним как портовый буксир подле шикарного круизного лайнера. Соотношение размеров груза и их совокупного физического потенциала оптимизма не внушало.
— Это мы промашку дали… — почесал в затылке Игорь.
— Кому бы и что мы не дали, а тащить нам! — оборвал его Профессор. — Пошли торговлю пытать!

Минут двадцать друзья листали толстенное описание выбранной ими модели и задавали продавцу каверзные вопросы. Они нажимали всевозможные кнопки на пульте и на самом телевизоре и обменивались впечатлениями. Телевизор и вправду был чудом передовой южнокорейской электроники. Главный недостаток "Самсунга" обнаружился только в самом конце процесса: у него напрочь отсутствовали "золотые ножки".
На нескромный вопрос о крупных моделях с "золотым" напылением на ножках дежуривший в секции продавец-консультант только выпучил глаза:
— Такой неожиданный вопрос… Извините, но у нас такое только женщины спрашивают.
— Для женщины и покупаем, — пояснил ему Профессор.
— Тогда понятно… Нет, крупных моделей с окантовкой корпуса под золото не припоминаю. Думаю, что таких вообще не существует. Простите за цитату, но "для папуасов, туркменов и любительниц сериалов, производители выпускают модели попроще".
— Дались ей эти ножки! — вспылил Игорь. — Берём, какой есть! При таких характеристиках любые ножки просто "тьфу"! Даже женские!
Явно соглашаясь с последней репликой Игоря, продавец улыбнулся и, вскинув кулак в известном жесте интербригадевцев, добавил:
— Берите, мужики! Аппарат хороший! C такими наворотами на нашем рынке у него конкурентов нет. Я же вижу, что разбираетесь. Опять же — Самсунг… А даму свою — уболтаете! За такую модель краснеть не придётся!
— Если возьмём без золотых ножек, Светка кастрирует, — холодно заметил Профессор. — Или на кактус посадит, — взглянул он на красовавшийся на экранах усеянный иголками фалосообразный Austrocactus coxii. — Или ни хрена не заплатит, что будет похуже кактуса и кастрации. Для неё, если без золота — это оскорбление. А за оскорбления она не платит.
— Ну, мля!!! – вышел из себя Игорь. — Будут ей ножки! Будут!!! Расплачиваемся и поехали ко мне. На "Алтуфьевскую". Я ей эти ножки сделаю! Сам! Вот этими руками! Хрен отличит от фабричных! Ещё и спасибо скажет!
Через полтора часа транспортных приключений друзья с трудом вытащили огромную коробку с телевизором из грузового лифта и оказались перед дверью квартиры Игоря.
— Теперь засекай время! — улыбнулся тот, вставляя ключ в скважину дверного замка.

До того, как телевизор обрел столь значимые для Светки "золотые ножки" прошло не более пятнадцати минут. Вынув неподъемного монстра из коробки, Игорь штангелем измерил ширину канавки в двух стилизованных под ножки пластиковых выступах внизу его корпуса. Из верхнего ящика стола достал скатанную в увесистый рулончик латунную ленту, отхватил от неё ножницами пятнадцатисантиметровый кусок. Затем острым шилом наметил на нём линии кроя и отрезал по ним две узенькие полоски.
— Как? — спросил он сквозь прикушенную от усердия губу.
— Не золото! — скептически скривился Профессор.
— Потому что не блестит? Сейчас будет блестеть как у кота яйца! Твоя Светка на ультразвук перейдёт. От восторга.
Игорь прищурился и выудил из террикона на столе дрель, затем войлочную насадку и внушительный брусок пасты Гои. Вскоре он с гордостью демонстрировал явно повеселевшему Профессору результат своих усилий:
— Ну?! Теперь как? Золото?
— Золото-то золото, тодлько разъясни мне, бестолковому, два момента: первый – как ты это дело будешь крепить, чтобы не поцарапать полировки; второй — что будем делать, когда через недельку-другую вся эта прелесть окислится? Светка нас из-под земли достанет и на ломти настрогает! При таком раскладе — даже она подделку распознает!
— Не распознает!.. Если к этому делу с умом…

Игорь оторвал от какой-то ветхой тряпочки длинную узкую полоску, обмотал ею губки плоскогубцев, и не без сноровки вогнал "золотые" полоски в предназначенные для них канавки. Затем этими же плоскогубцами аккуратно загнул и обжал их кончики.
— Ну как? Никаких царапин?
— Вроде нет…
— Что и требовалось доказать! А теперь разбавим ацетоном "цапон" и мазнём по этому безобразию тоненьким слоем лака… И за десять лет не окислится!!!
Игорь выудил из того же завала на столе небольшую баночку, посмотрел через свет на присохшее к дну содержимое и, не откупоривая, швырнул в мусорную корзину:
— Нет у нас лака! Засох, сволочь!
— Что делать будем? — встревожился Профессор.
— Кроме просроченной беременности, других безвыходных положений не бывает! У меня сестра пару недель назад лак для волос забыла. Бесцветный!
— Так он же нестойкий?
— А мы его в шесть слоёв! Вот только корпус от брызг прикроем.
Посредством пары листов газеты и изоленты Игорь закрыл ножки телевизора, обклеив их по периметру сияющей латунной полоски, взболтал принесенный из спальни баллончик, и вскоре преображение телевизора было закончено.

По прошествии ещё двух с половиной часов друзья доставили телевизор за город, на квартиру своей работодательницы. По мере того, как они его доставали из упаковки, Светка медленно над ней наклонялась. Всё ниже и ниже. Остановилась она лишь тогда, когда её глаза оказались на уровне верхнего края упаковочной коробки. Прикусив губу, она замерла в этом положении и затаила дыхание.
Когда из коробки появилось днище телевизионного приёмника, сверкающее двумя "золотыми" полосками "ножек" — раздался облегчённый Светкин выдох. Сразу же после выдоха она расцвела улыбкой, заохала, засуетилась. В её восторженном взгляде читалась неописуемая радость в смеси с нешуточным облегчением.
Пока телевизор устанавливали на тумбу, специально купленную для этого случая, пока подключали его в сеть и к антенне, это облегчение, нет-нет, да и проглядывало в уголках Светкиных глаз: ей почему-то казалось, что Профессор, в силу своей упёртости и просто из вредности, запросто мог приволочь другой телевизор. Совершенно некрасивый. Без золотых ножек.
Через час, когда Светкин родственник настроил каналы и режимы и показал ей, как пользоваться её новоприобретением — вся компания уселась за стол. "Обмывать ножки", как выразился ехидный Профессор.
После ритуального тоста "за здоровье нового "члена семьи" и короткого, но эмоционального обсуждения — все признали, что новый телевизор изумительно хорош.
— Вот! — победно сказала Светка Профессору. — А ты говорил, что с "золотыми ножками" только дешёвку выпускают!!!
— Раз на раз не приходится! — улыбнулся Профессор и, подмигнув Игорю, добавил и вовсе непонятное: — Русский мужик ещё со времен Левши любую импортную блоху умел подковать! Давайте за то, чтобы Левшовскому роду не было на Руси переводу!
"Опять умничает!" — подумала Светка, но за предложенное выпила без возражений.
Этим вечером она была в благодушном настроении. При всей свойственной ей придирчивости, она не могла не признать, что Профессор и его сослуживец сработали в этот раз на редкость хорошо. Можно сказать — безупречно.

* * *
Спустя полтора месяца в питерской общаге Профессора раздался телефонный звонок:
— Здравствуй, Профессор! Помощь твоя нужна. Вопрос у меня — где ты мой последний "Самсунг" покупал?
— В "Мире"… В гарантийном талоне и на чеке адрес написан… Неужели сгорел?
— Нет. Работает. Тут другое. Несколько моих подруг хотят взять такой же.
— Так в чём проблема? Пусть идут и покупают!
— Где?! В магазинах говорят, что с "золотыми ножками" НИКОГДА таких телевизоров не было! Врут, сволочи! У меня же с золотыми!!!
— Ну… наверное, теперь эту модель упростили. Это у производителей бывает. Пусть берут без золотых ножек!
— Без золотых?!! Ты что, очумел?! Мои подруги — женщины приличные, при солидных мужбях! Им такая дешёвка не нужна!
— Ничего себе, дешёвка! Восемьсот тридцать долларов!
— Эх, Профессор… — укоризненно заметила Светка. — Не всё в этом мире измеряется деньгами! Есть вещи куда более ценные!
Оторопевший Профессор с ответом не нашелся.

15.05.2006 г.

© Сергей Стукало, 2009
Дата публикации: 09.01.2009 23:03:23
Просмотров: 1901

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 83 число 61: