Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Глаз Луны

Евгений Усович

Форма: Повесть
Жанр: Сказка
Объём: 74339 знаков с пробелами
Раздел: "Сказки"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати





В самом обычном городе, на самой обычной улице стоял самый обычный девятиэтажный дом. В доме был подвал, а подвалом владели коты. Целыми днями они занимались своими кошачьими делами: лазили по мусорным ящикам, орали под окнами, дрались или просто грелись на солнышке. В общем, это были самые обычные коты, каких в каждом городе тысячи.
В этом же подвале жил и один рыжий забияка, которого побаивались все коты во дворе. Он в совершенстве владел приемами кошачьей борьбы Мяу-Джитсу и очень любил подраться. За это его просто обожали местные кошки и нередко царапались друг с другом за право посидеть рядом с ним и послушать его серенады. А петь он умел, как никто другой. За эти песни его прозвали Карузо. Когда его окружали кошки, голос Карузо звучал так ласково и бархатно, что кошачьи глаза закрывались сами собой, и они впадали в сладкую дремоту. Но если в его поле зрения попадал чужак, то Карузо тут же принимался вопить так воинственно, что рассерженные жильцы начинали швырять в него из окон, чем попало.
Однажды во двор забрел бродячий певец, еще более ободранный, чем Карузо, и они вдвоем подняли такой вой, что дворник с размаху огрел их лопатой. Бродяжке лопата попала по уху, а Карузо мгновенно потерял половину своего, и так не очень роскошного, хвоста. Но он не очень беспокоился о потере и через несколько дней снова устроил схватку со своим давним завистником Чернышом в дальнем углу двора, где обычно жарили шашлыки. Там и в этот день горел костер, но противники так увлеклись дракой, что катались по земле, не видя и не слыша ничего вокруг. Опомнились они только тогда, когда закатились в огонь и, отчаянно взревев от боли, кинулись в разные стороны. На этот раз у Карузо обгорели усы и кончики ушей. Он даже стал немного напоминать льва. Кошкам это обстоятельство очень понравилось, и они принялись еще дружнее обхаживать такого знаменитого кота. Но Карузо, как ни странно, не обращал на них никакого внимания. Нет, он, конечно, для них пел, демонстрировал приемы Мяу-Джитсу, даже мог иногда потереться усами о чье-нибудь пушистое плечико, но на этом его ухаживания кончались. Дело в том, что Карузо, в отличие от всех других котов, без памяти любил только свою жену, маленькую серую Муську, и не променял бы ее ни на одну кошку в мире. Муська тоже любила своего рыжего забияку, но она была больна какой-то странной болезнью. Она хорошо чувствовала себя только тогда, когда на небе сияла полная луна. Тогда Муська, как и все кошки, гуляла сама по себе, хвасталась соседкам, какой чудесный ужин приготовила вчера своему рыжему и, стесняясь, показывала, как он испортил ей новую прическу. Но, как только Луна шла на ущерб, Муську как будто выключали. Она уходила в самый темный угол и лежала там, не обращая внимания ни на что. Она даже не прикасалась к разным вкусностям, которые Карузо притаскивал ей с балконов, нередко рискуя остатком хвоста. В таком состоянии Муська находилась много дней и оживала вновь только тогда, когда на небе опять оказывалась полная Луна. Из-за этого у нее даже не было котят, и Карузо очень переживал. Он решил вылечить свою любимую женушку и обошел почти весь город, спрашивая у всех, не знает ли кто-нибудь, как лечить такую болезнь. Но все старые кошки только могли ей посоветовать голодание, или пожевать какую-нибудь травку, или просто выпить валерьянки. Карузо все это пробовал, но Муське ничего не помогало.
Однажды он даже сумел заманить в подвал настоящего кошачьего доктора. Кот очаровал его маленькую дочку и, мурлыкая и потираясь о ее ноги, привел ее к Муське. Девочка увидела бедную больную кошечку и позвала папу, чтобы он ее вылечил. Папа сделал Муське укол, дал какое-то лекарство, но, конечно, лучше ей от этого не стало. Карузо терпеливо продолжал поиски, и однажды приятели рассказали ему, что возле рынка расположился цыганский табор, а всем известно, что цыганские кошки умеют заговаривать разные болезни. Карузо немедленно отправился туда, не забыв прихватить с ближайшего балкона только что вывешенную рыбку для подарка цыганскому барону.
Старый седой кот благосклонно принял подарок и, выслушав Карузо, позвал такую же старую кошку, которая когда-то, видимо, была черной.
-Это Сильва, - прохрипел он. – Если она не знает, что делать, значит, этого не знает никто.
-Позолоти ручку, певец, - промурлыкала Сильва. – Все расскажу тебе. Ой, знаю я, что с твоей женой случилось. Луна ее сглазила. Позолотишь ручку, расскажу тебе, что делать…
-Откуда ты знаешь, что я певец? - растерянно пробормотал Карузо. – У меня больше ничего нет. Может быть, ты мне так расскажешь? Я тебе рыбку принесу.
-Не-ет! – вдруг грозно прошипела Сильва, неожиданно сверкнув белыми клыками. – Это я тебе скажу, что ты мне принесешь. А не принесешь, будет твоей жене очень плохо, а у тебя никогда детей не будет. Поклянись, что принесешь то, о чем я тебе скажу, тогда вылечу твою жену!
-Клянусь! – испуганно прошептал Карузо. – Конечно, принесу и все тебе отдам. Но я же не знаю, куда мне идти и что искать.
-Нарушишь клятву, погибнешь! – снова прошипела Сильва прямо в ухо Карузо.
И тут же она, как ни в чем не бывало, улыбнулась и потрепала его по плечу.
-Вылечить твою жену может только волшебный камень, который называется Глаз Луны. Полная Луна должна посмотреть на твою жену через него. Но только я одна знаю магические слова, которые нужно сказать при этом. Ну, кроме моей хозяйки, конечно. Но она не в счет.
-Где же взять этот Глаз Луны? – спросил Карузо. – Почему его еще никто не достал?
-Когда-то я слышала от своей бабушки одну легенду. Будто есть на Востоке горы, которые народ прозвал Спящий Дракон. Где-то в этих горах, в глубокой пещере, спрятана огромная ящерица. Тысячи лет она спит и во сне плачет. Слезы капают на пол и превращаются в волшебный камень, который с каждым днем становится все больше и больше. А плачет ящерица потому, что раньше она была злым колдуном, который не захотел жить на Земле, где и так было много волшебников, и поселился на Луне. Он объявил себя Лунным Королем и задумал страшное колдовство. Колдун решил постепенно забрать у всех, живущих на Земле, души, которые, как известно, светятся, и перенести их на Луну. Когда Луна наполнится душами, то будет светить ярче Солнца, и Солнце можно будет погасить. И колдун стал бы тогда властелином мира. Но Бог увидел, что замышляет колдун, и жестоко наказал его. Он превратил колдуна в огромную страшную ящерицу и спрятал в глубокой пещере, подальше от людей.
-Как же я найду эту ящерицу, то есть, этого колдуна, если он – легенда? – удивился Карузо.
-Ну, горы недаром называются Спящий Дракон, - сказала Сильва. – И потом, были смельчаки, которые сумели добыть этот камень. Но это было очень давно. А вот как найти это место, я не могу подсказать тебе. Знаю только, что над пещерой ночью танцуют звезды.
Да куда хоть мне идти? – не унимался Карузо. – Восток большой, мне его за всю жизнь не обойти.
- Бабушка говорила, что страна, где находятся горы Спящего Дракона, называется Объединенные Мышераты. Там живут Крысы и Мыши. Они всегда воюют. Их столица называется Крысабад. А как туда добраться, это уже твои проблемы. Захочешь вылечить женушку, найдешь.
-Послушай, а если ящерица проснется? – спросил Карузо. – Она же меня, наверно, проглотит?
-Этого я не знаю, - сказала Сильва. – Я слышала только о тех, кто вернулся из пещеры... Но зато я могу рассказать тебе, что если ящерица откроет глаза, то Глаз Луны тут же растает, и нужно будет ждать еще тысячу лет, пока не наберется слез на новый камень.
-Но ведь если я вынесу этот камень на солнце, он тоже растает, - удивился Карузо.
-В том то и дело, что он тает только в том случае, если ящерица успеет взглянуть на него. Хозяйка рассказывала, что были умельцы, которые однажды смогли унести Глаз Луны прямо из - под носа колдуна. Но это было очень давно. Новый камень, наверно, успел за эти годы вырасти…- Сильва мечтательно закрыла глаза и вздохнула.
-А если я все же случайно разбужу ящерицу? – не унимался кот. – Что она со мной может сделать?
-Не знаю, безхвостый, не знаю - пропела Сильва, почесывая облысевшее ухо. – Она уже тысячу лет ничего не ела. Так что, я бы не советовала тебе ее будить.
Карузо вернулся в свой двор и, усевшись на любимую скамейку под деревом, принялся размышлять. Он хоть и был дворовым котом, но два раза смотрел телевизор через окно с ветки дерева, и знал довольно много.
«Раз самолеты летают, значит, они должны где-то стоять, чтобы в них можно было сесть», - наконец, решил он.
Сначала он отправился по знакомым, чтобы узнать, где стоят самолеты. Но никто этого не знал. Все его друзья прекрасно разбирались в мусорных баках, столовых, даже кое-каких магазинах, а вот о самолетах они не знали ничего. К вечеру Карузо вернулся на свою скамейку приунывшим. Ничего не оставалось, как обойти весь город. Но ведь это займет так много времени. И тут ему повезло. На другом конце скамейки, рядом с хозяйкой, сидела хорошенькая белая кошечка с голубой ленточкой на шейке. От кошечки очень приятно пахло. В другое время Карузо не упустил бы случая потереться об эту ленточку усами, но сейчас ему было не до этого. Кошечка смотрела на Карузо и, пока ее хозяйка болтала с соседкой, строила ему глазки.
-Скажите, это Вы знаменитый Карузо? – наконец, не выдержала она.
-Ну, я, - проворчал Карузо.
-Ах, я о вас столько слышала, - продолжала кошечка, слегка придвинувшись к нему. – Но мне говорили, что Вы веселый, а Вы такой грустный. У Вас что-то случилось?
-А ты не знаешь, где стоят самолеты? – с надеждой спросил Карузо.
-Самолеты? – удивилась кошечка. – А зачем Вам самолет?
-Угнать хочу, - проворчал кот. – Знаешь, так скажи. А не знаешь, какая тебе разница.
-Ой, Вы грубиян, - обиженно сказала кошечка. – Я не люблю, когда со мной так разговаривают. А то место, где стоят самолеты, называется аэропорт. Надо ехать на такси. Я знаю, мы с хозяйкой летали на Кипр. Там было так хорошо…
Она уже забыла про обиду и собиралась рассказать этому симпатичному коту, как летала на самолете.
-Подожди, - остановил ее Карузо. – А без такси туда не попадешь?
-Ну, на своих четырех за два дня дойдешь, - засмеялась кошечка. – Можно, конечно, на автобусе, тут рядом остановка. Но это, фи…
Она скривила усы и поморщилась.
-Спасибо, - сказал Карузо, и неожиданно подошел к кошечке и все-таки потерся усами об ее голубую ленточку.
-Ах, - промурлыкала кошечка и потянулась к его потрепанному боку, но в это время ее хозяйка оглянулась и, увидев свою любимицу в обществе ободранного рыжего кота, завизжала на весь двор и, сдернув кошечку со скамейки, скрылась в подъезде.
Карузо пожал плечами и, спрыгнув со скамейки, отправился на улицу, чтобы выяснить, какой автобус идет в аэропорт.
Автобусы подъезжали и уезжали, и выяснить, на какой из них ему нужно садиться, не было никакой возможности. Читать Карузо не умел. Он оглянулся и увидел возле продуктового магазина довольно упитанного пса, не сводившего глаз с двери.
-Эй, ты не скажешь, какой автобус в аэропорт идет? – спросил Карузо, подойдя сзади к толстяку и остановившись, на всякий случай, на почтительном расстоянии.
-Тут один номер ходит, - буркнул пес, не отрывая глаз от двери магазина. – На любой садись.
-Спасибо, - вежливо сказал Карузо, бочком отходя от толстяка. С собаками он старался отношения не портить.
Он еще некоторое время понаблюдал за автобусами и решил, что уехать в аэропорт будет легко. Тогда кот поспешил в подвал. Муська лежала на обычном месте и, посмотрев на Карузо, тихонько мяукнула.
-Мне надо уйти, Мусенька, - промурлыкал Карузо. – Но я скоро вернусь. Я принесу тебе лекарство.
Муська снова мяукнула и закрыла глаза. Карузо постоял возле нее, и отправился на улицу.
Что сказал толстый пес про какой-то один номер, он конечно, не понял. Автобусов было много, в каждый входили люди и автобус куда-то уезжал. Карузо вздохнул и, решительно запрыгнув в очередные открывшиеся двери, сразу забился под сиденье. Ехал он долго, людей в автобусе оставалось все меньше, и кот с каждой остановкой все больше нервничал, не зная где же ему выйти, чтобы не проехать мимо аэропорта. И тут ему снова повезло.
-Мама! – закричал кто-то впереди. – Нам же выходить, что ты сидишь? Уже аэропорт!
Карузо выбрался из-под сиденья и, подождав, когда откроются двери, выпрыгнул из автобуса на асфальт. Оглядевшись вокруг, он не увидел никаких самолетов, но все люди шли в одно и то же большое белое здание.
«Как могут самолеты стоять в доме?» – подумал Карузо, но, помедлив, тоже пошел к постоянно открывающимся дверям.
Он обошел все здание, побывал во всех комнатах, даже поднялся по бегущей лестнице, которая едва не прищемила его куцый хвост, но самолетов так и не обнаружил. Наконец, бродить вдоль стен ему надоело, и кот решил отдохнуть. Он вспрыгнул на подоконник, и начал было приводить в порядок шерстку, как вдруг увидел за окном самолет. От неожиданности Карузо кинулся прямо в окно, но наткнулся на стекло, сконфуженно мяукнул, спрыгнул на пол и поспешил к выходу. Оказывается, самолеты все время были рядом, с другой стороны здания. Некоторые из них стояли, другие взлетали и исчезали в небе. Карузо восхищенно проводил глазами очередной самолет и стал думать, как же ему улететь в Крысабад.
«Надо найти кого-нибудь местного», - наконец решил он.
Кот поднял голову и понюхал воздух. Откуда-то доносился запах мусора, и он пошел туда. Запах становился все сильнее. Наконец, за каким-то забором Карузо обнаружил открытый мусорный бак, возле которого сидела большая серая крыса и деловито копалась в кучке овощных обрезков. Кот инстинктивно взъерошился, выгнул спину и глухо заворчал. Но на крысу это не произвело никакого впечатления.
-Ну, и что это мы такие страшные? – спросила она, внимательно разглядывая огрызок морковки с остатками зеленых листочков. – Небось, кинуться на меня хочешь? Не местный, видать? Так вон, наверху огнетушитель висит. Тебя еще не поливали из огнетушителя? Могу устроить. Сейчас такой шум подниму, что вся охрана сбежится. Я - то спрячусь, а с тебя шкура облезет от огнетушителя. Жалко будет. Ты, вообще-то, симпатичный.
-Гм, - пробормотал Карузо, виновато присаживаясь на остаток хвоста. – Я, правда, не местный. Просто, спросить хотел.
-Ну, спрашивай, - великодушно разрешила крыса.
-Вы не знаете, какой самолет в Крысабад летит? – спросил Карузо.
Крыса уронила огрызок на асфальт и с минуту изумленно смотрела на кота. Потом она повалилась на спину и принялась хохотать, дергая от восторга всеми четырьмя лапами и хвостом. Хохотала она так долго, что Карузо обиделся. Он уже хотел подняться и уйти, но крыса перестала смеяться, и снова уселась, вытирая слезы передними лапками.
-Эх ты, простота, - наконец сказала она, снова поднимая морковку. – Это тебе что, бабушка рассказала про Крысабад? На карте ты такого города не найдешь. И самолеты туда не летают.
-Но как же? – пробормотал Карузо. – Там еще горы Спящего Дракона есть…
-Ах, вон что, - протянула крыса. – Тебе в горы надо? Так бы и сказал. Ну, тогда в эту сторону вон тот самолет летит. Он скоро отправляется. Только на нем ты в горы не попадешь. От аэропорта до гор еще очень далеко. А что тебе, собственно, там надо? Я слышала, в горах война идет.
-Я знаю, - перебил ее Карузо. – Мыши с крысами воюют.
Крыса снова захохотала, но быстро пригладила усы и замолчала.
-Там одно лекарство есть, - сказал Карузо. – У меня жена очень больна.
-Мумие, наверно, - кивнула крыса. – В горах всегда мумие ищут. Мой дедушка принимал. Так у него дети были, когда уже две бабушки умерли. Слушай, может быть, ты и мне кусочек принесешь?
-Мне камень нужен, - объяснил Карузо. – Ну, от Луны.
-А-а, - скривилась крыса. – Наговоры-приговоры? Нет, это не для не меня.
Она помолчала.
-Я бы тебе посоветовала на военный аэродром пробраться. Там, конечно, охрана, но, я думаю, ты пройдешь. С этого аэродрома самолеты летают до самых гор, там, где война. Вообще-то, отсюда не близко, но туда каждый день ходит наша дежурка. Я тебе покажу, так и быть. Чем-то ты мне приглянулся. Кстати, она скоро уже и поедет, вон повар кастрюли выносит. Беги скорей.

* * *

Когда Карузо выбрался из огромного брюха военного самолета, заполненного ящиками, пахнущими машинным маслом, было уже темно. Он оглянулся и на фоне незнакомого темного неба увидел еще более темные горы. Казалось, что они были совсем близко. Карузо немедленно уселся и стал внимательно смотреть на звезды над горами, чтобы не пропустить то место, где они танцуют. Но звезды везде мерцали одинаково, и Карузо постепенно стало клонить ко сну. Тогда он решил, что приступит к поискам завтра, а теперь неплохо было бы поесть. Ведь у него во рту сегодня еще не было ни крошки. Где-то в кустах мелькнул огонек, и донесся стук солдатских котелков. Кот поднялся, и устало побрел туда, решив, что солдаты его не обидят. Наевшись до отвала солдатской каши, Карузо забрался под куст, и тут же заснул крепким сном. Он проспал до самого утра, и разбудил его шум голосов. Солдаты о чем-то спорили. Кот подошел поближе и прислушался. Речь шла о каком-то ущелье, в котором много пещер, и которые нужно было обязательно осмотреть.
«Такой случай упускать нельзя», - подумал Карузо. – «Они подвезут меня прямо к пещерам».
Он решил, что не будет отходить от этих солдат, но сначала нужно было плотно позавтракать. Кто знает, сколько ему еще придется голодать. А ловить мышей в этой мышиной стране кот опасался. Тогда он отправился на кухню и принялся мурлыкать возле ног повара, пока тот не кинул ему большой кусок мороженой рыбы. Карузо благодарно мяукнул и расположился возле стены, чтобы позавтракать, но вдруг увидел в углу большую крысу, которая внимательно смотрела на его хвост. Карузо хотел поздороваться с ней, но крыса исчезла. Он пожал плечами и продолжил завтрак. Когда с рыбой было покончено, Карузо довольно мяукнул и поспешил к своим знакомым солдатам. На улице его опять поджидала крыса. Только теперь рядом с ней сидела еще одна. Обе крысы так внимательно смотрели на его хвост, что Карузо не выдержал и тоже оглянулся. С хвостом вроде было все в порядке. И тут Карузо заметил, что у крыс тоже были коротенькие, будто обрезанные хвостики. Кроме того, у крыс под носами торчали странные кустики, которые с трудом можно было назвать усами. Кот открыл рот, но спросить ничего не успел. Крысы, будто по команде, повернулись и исчезли в камнях. Тогда Карузо поспешил к солдатам, которые уже рассаживались по машинам. Он едва успел запрыгнуть в кузов, как машина взревела, и тяжело двинулась в сторону гор. Ехали они долго, и кот даже задремал. Проснулся он оттого, что машина остановилась. Карузо вылез из-под сиденья и спрыгнул на землю. Вокруг все было засыпано камнями. Он и не представлял, что в одном месте может быть так много камней. За камнями высоко в небо поднимались светлые скалы. Солдаты тоже спрыгнули с машин, и уже карабкались по камням вверх. Карузо хотел последовать за ними, но остановился. Он рассудил, что в тех пещерах, куда пойдут солдаты, вряд ли окажется ящерица. Скорее всего, эту пещеру так просто не найдешь. И Карузо решил, что надо дождаться ночи. Он побродил среди камней, отыскал укромную ямку, залез в нее и тут же уснул. Он не слышал, как уехали машины с солдатами, которые никого не нашли, и уж тем более, не видел, как к нему подошли несколько крыс с обрезанными хвостами, и долго что-то обсуждали. Потом они исчезли.
К вечеру Карузо проснулся. Вокруг было тихо. Чтобы скоротать время, он принялся приводить в порядок шерстку. Потом сел и терпеливо стал ждать, когда на небе появятся первые звезды.
Оказалось, что в этой стране вечер наступал не так, как в родном городе Карузо. Ночь упала на горы сразу, будто кто-то выключил свет. Над его головой зажглись миллионы звезд. Их было гораздо больше, чем во дворе их дома. В глазах Карузо загорелись зеленые огоньки. Он стал медленно поворачивать голову, внимательно вглядываясь в звезды над скалами. До конца ущелья оставалось совсем немного, а мерцающие точки так и оставались на своих местах. Кот уже решил осмотреть все вершины еще раз, но вдруг ему показалось, что почти в самом конце ущелья, там, где скалы торчали, как два зуба, звезды будто немного дрожат. Он моргнул и всмотрелся внимательнее. Действительно, в этом месте звезды дрожали, будто из скал поднимался горячий воздух. Карузо осторожно посмотрел вправо, потом влево. Там звезды оставались на своих местах. Тогда он снова перевел взгляд на каменные зубы. Теперь было заметно, что над ними звездочки, определенно, дрожали. Назвать это танцем было трудно, но и неподвижными они не были.
«Неужели, нашел?» – подумал Карузо.
На всякий случай он еще раз внимательно осмотрел ночное небо над всем ущельем, но больше ничего не обнаружил. Тогда он улегся на теплые камни, и, уставившись на дрожащие звезды, стал дожидаться утра.
Как только рассвело, Карузо отправился к скалам, похожим на два зуба. Пробираться среди камней на мягких кошачьих лапах было тяжело, но он терпеливо карабкался вверх, пока не добрался до скал. Никакой пещеры здесь не было. Кот прошел еще немного вперед, потом вернулся, спустился вниз, снова взобрался наверх, но ничего, похожего на вход в пещеру, так и не нашел. Он даже подпрыгнул, чтобы заглянуть повыше, но из этого ничего не вышло. Карузо оглянулся. Со всех сторон его окружали только одинаковые серые камни. В отчаянии Карузо попытался приподнять один из них, но сил у него не хватило.
И тут он уловил запах. Запах был странным и тревожным. Никогда раньше он не чувствовал такого запаха. Пахло большим, очень большим зверем. Но никакого зверя вокруг не было видно. Карузо опустил нос и замер. Запах явно шел откуда-то снизу. Тогда кот снова попытался приподнять камень. Он уперся всеми четырьмя лапами, хвостом, подсунул под камень спину, и, наконец, ему удалось отвалить тяжелый обломок в сторону. Под камнем открылась небольшая щель. Запах усилился. Карузо перевел дух и принялся за работу. Ямка в камнях становилась все больше, и вот возле скалы появилось отверстие, в которое можно было пролезть. Кот решил, что пора отдохнуть. От усталости у него дрожали все четыре лапы. Отдышавшись, он встал и осторожно заглянул в отверстие. Там было темно, и оттуда шел этот странный запах. Карузо уже знал, что ящерица была там.
«Нашел! Я нашел!» – подумал он.
Ему было очень страшно. Он даже отошел от отверстия и снова уселся на камни. Солнце уже взошло высоко и становилось жарко. Карузо, прищурившись, посмотрел на солнце, вздохнул и решительно полез в отверстие. Когда-то вход в пещеру был большим, но падающие со скалы камни завалили его, и спускаться коту пришлось довольно долго. Наконец, глаза привыкли к темноте, и вскоре он смог различить над головой темные своды большой пещеры. Карузо прислушался. Откуда-то из глубины доносилось тяжелое дыхание. Стараясь не дрожать, Карузо стал пробираться вдоль стены дальше, останавливаясь на каждом шагу. Впереди забрезжил слабый свет. Карузо прошел еще немного и вдруг увидел прямо перед собой громадный силуэт спящей ящерицы. Между ее лапами на полу пещеры переливался бледным светом луны большой кристалл.
«Это же Глаз Луны!», - чуть не закричал от радости Карузо, но тут же зажал рот лапой. – «Неужели я нашел его?»
Вдруг ему показалось, что ящерица шевельнулась. Он тут же шмыгнул за ближайший камень и затаил дыхание. Но все было тихо. Кот снова выглянул из-за камня. Из закрытых глаз ящерицы выкатилась слеза и с тихим звоном упала на переливающийся кристалл. Карузо подождал еще немного, и, наконец, решился. Он подкрался к ящерице и, не сводя с нее глаз, потянул к себе Глаз Луны. Камень был холодным, как лед. Правда, он оказался не таким уж большим, но довольно тяжелым. Карузо прижал его к груди и, пятясь, стал отступать от ящерицы. И в этот момент она вдруг шевельнулась и приоткрыла глаза. У Карузо сердце провалилось в пятки.
«Все», - подумал он. – «Сейчас она меня проглотит».
И тут ему в голову пришла странная мысль. Он открыл рот и тихонько запел. Это была его самая лучшая серенада, от которой все кошки во дворе просто теряли способность двигаться. Он пел, и глаза ящерицы постепенно закрывались. Наконец, она снова стала дышать ровно и спокойно. Не прекращая петь, Карузо стал отступать назад. Он пел до тех пор, пока не добрался до отверстия, через которое пробрался в пещеру. Тогда он перестал петь, повернулся и, обдирая уши, выскочил наружу. Яркое солнце ослепило его. Карузо чихнул и, потеряв равновесие, упал, уронив при этом Глаз Луны, который отлетел в сторону. Кот вскочил, чтобы подхватить его, но что-то дернуло его за все четыре лапы, и он снова растянулся на камнях, больно ударившись носом. Когда последняя звездочка вылетела из его головы, он с изумлением обнаружил, что к каждой его лапе привязана веревка. Другой конец веревки держал в лапах здоровенный крыс. Каждый крыс был вооружен саблей, и, что было самым удивительным, у всех были коротко обрезанные хвосты.
-Сюда, господин сержант, мы поймали его! – закричали крысы.
-Да, я вижу, - сказал кто-то, и сверху спустился еще один крыс с золотыми погонами и кольцом в носу, под которым торчал жалкий кустик усов. – Прав был наш повелитель Великий Усам Хвостан, да хранит небо его усы. А где камень?
-Вот он, господин сержант. – Крыс подобострастно поклонился и подал сержанту Глаз Луны.
-Дай его сюда, - важно сказал сержант. – Сегодня я принесу его повелителю, и он сделает меня капитаном.
-Ну, конечно, господин сержант! Слава Усаму Хвостану! – закричали крысы.
-Какому еще Усаму? – завопил Карузо, дергаясь изо всех сил. – Это мой камень! Я нашел его! Сейчас же отпустите меня!
Сержант, не глядя на кота, сделал знак, и Карузо получил такой удар по голове, что в глазах у него стремительно стала наступать ночь.
-Отнесите его в мышелет, - еще успел услышать он, и потерял сознание.
* * *
Очнулся Карузо оттого, что кто-то лил ему на голову холодную воду. Он с трудом поднялся и сел. Голова болела. Карузо попытался вытряхнуть из нее боль, но из этого ничего не вышло. Тогда он огляделся. Перед ним сидел потрепанный серый кот. Его шерсть, которая когда-то, видимо, была пушистой, висела клочками. Уши печально смотрели в стороны. Больше в комнате никого не было. Высоко под потолком светилось маленькое окошко, затянутое железной решеткой. В углу валялась охапка серой соломы, от которой отвратительно пахло.
-Где это я? – спросил Карузо.
-В подвале дворца Его Крысочества Усама Хвостана, - ответил серый кот. – Стража притащила тебя совсем недавно и бросила на пол. Они сказали, что ты опасный преступник и шпион.
-Ну да, - проворчал Карузо, ощупывая большую шишку на голове. – Я мышиный шпион. А ты кто?
-Здесь меня все зовут Мурза, - печально сказал кот. – А вообще-то я Мурзик. Я жил в большом городе далеко отсюда, в хорошей, большой квартире с мамой. Я, между прочим, персидский кот. Но я, наверно, был плохим сыном. К сожалению, я не слушал маму. Я любил гулять на улице с дворовыми котами, хулиганить, лазить по помойкам…
-А я, между прочим, дворовый кот, - мрачно сказал Карузо.
-Извини, - невесело улыбнулся Мурза. – Я не хотел тебя обидеть. Я пытаюсь рассказать тебе, как я сюда попал.
-Ну, давай, продолжай, - согласился Карузо, осторожно трогая шишку.
-Мы с друзьями очень любили одну опасную забаву. Мы кидали жребий, кому садиться на первый подошедший автобус, и ехали до конца, не зная, куда он идет. Оттуда надо было самостоятельно добраться до дома. Так я однажды попал в аэропорт. Мне там очень понравилось. Я долго бродил по площади, а потом решил взглянуть на самолеты. Но до них я не дошел. Кто-то набросил на меня мешок, потом меня ударили по голове, и очнулся я уже в мышелете.
-Кстати, что это за мышелет такой, - морщась, спросил Карузо. – Меня тоже везли в мышелете.
-Это у них аппарат такой летающий. Они берут в плен летучих мышей, которыми управляет крысолетчик, и заставляют их везти корзину, которую держит воздушный шар. Я из этой корзины чуть не выпал, она мала оказалась.
-Но я слышал, что летучие мыши летают только ночью, - удивился Карузо. – Они, кажется, вообще, слепые.
-Притворяются, - кивнул Мурза. – Кому охота, чтобы тебя заставляли работать. Ну, так вот… Меня, как и тебя, притащили сюда и бросили в этот холодный сырой подвал. Несколько дней ко мне никто не приходил. Я очень хотел есть и пить, а еще узнать, зачем меня привезли и бросили сюда. Потом пришел важный крыс с охраной и сказал, что я заложник, что я хорошо пахну и, значит, богатый. За меня должны дать хороший выкуп.
-Выкуп? – удивился Карузо. – А что такое «выкуп»?
-Крыс сказал, если за меня привезут пятьдесят мышей, то они меня отпустят. А моя мама никогда не ловила мышей, ведь мы жили в очень красивой квартире. По-моему, она вообще не знает, как они выглядят. А папу я ни разу не видел. Поэтому я и сижу здесь. И, наверно, буду еще долго сидеть.
-Но почему же ты не дрался? - возмутился Карузо. – Почему ты не попытался убежать?
-Я дрался, - с гордостью сказал Мурза. – Конечно, я не дворовой кот и не знаю приемов Мяу-Джитсу, но я царапался и кусался изо всех сил. Я даже выцарапал глаз одному крысу. За это он меня ненавидит, и все время делает мне гадости.
-И что? – спросил Карузо.
-Увы, их было много. Меня связали и бросили в темную камеру. Там меня держали целую неделю. А потом меня привязали к столу и вырвали все когти, чтобы я больше не царапался. Теперь мне даже трудно ходить.
-Какой ужас! – сказал Карузо. – Но что это за звери? Почему они себя так ведут?
-Это началось несколько лет назад. Крысы и мыши всегда воевали друг с другом, хотя и живут в одной стране. Мышей здесь больше, и страной правит мышиный король Пейсат Третий. Но главный город называется Крысабад. Так было всегда, и к такой жизни все привыкли. И вот три года назад король вдруг заболел какой-то странной болезнью. Он правит страной только тогда, когда на небе полная луна. А в остальные дни запирается в своих покоях и не хочет никого видеть. Постепенно крысы обнаглели и стали выгонять мышей из домов. А потом вдруг появился этот Усам Хвостан и объявил себя защитником всех крыс. Никто не знает, откуда он взялся. Он собирал крыс на площадях и рассказывал, что только крысы достойны жить в этой стране, и что Бог недаром создал их такими большими и красивыми, а мышей маленькими. Кое-кому эти речи понравились, и они сделали его своим предводителем. Тогда он объявил, что у него самые большие усы и самый длинный хвост во всем королевстве. Поэтому его надо называть Усам Хвостан, и он будет королем всех крыс. Ни у кого больше не должно быть таких больших усов и хвоста. Усам Хвостан издал приказ, по которому всем крысам в королевстве надлежит отрезать половину хвоста и остричь усы. Потом он сказал, что уничтожит короля Пейсата Третьего, и объявил всем мышам священный мышхад.
-Но я знаю, как вылечить короля Пейсата, - воскликнул Карузо.
-Знаешь? – удивился Мурза. – Откуда ты можешь знать?
-У моей жены такая же болезнь. Поэтому я и попал сюда. Дело в том, что в здешних горах…
И он рассказал Мурзе все, что с ним приключилось.
-Теперь ты видишь, что мне просто необходимо выбраться отсюда, забрать Глаз Луны, и поспешить домой.
-Я бы с удовольствием помог тебе, - вздохнул Мурза. – Хотя, знаешь, я тут подружился с некоторыми мышами, которых продали в рабство и…
Договорить он не успел. В двери заскрежетал замок, она открылась, и в подвал вошли стражники с саблями. Один крыс, с повязкой на глазу, подскочил к Мурзе и ударил его рукояткой по голове. Мурза застонал и упал на пол. Карузо вскочил и кинулся на одноглазого. Но тут на него набросились сразу несколько стражников и, скрутив, поволокли наверх.
Стражники протащили Карузо по лестнице, потом по длинным коридорам и, наконец, остановились перед роскошной дверью, украшенной золотом и драгоценными камнями. С обеих сторон перед дверью стояли два крыса свирепого вида, с кольцами в длинных носах. За широкими кушаками их желтых халатов были видны сабли, а в лапах они держали длинные копья.
-К Его Крысочеству, - сказал один из стражников. – Приказано доставить.
Двери медленно распахнулись. Стражники втолкнули Карузо в большой зал и упали на колени, уткнувшись носами в пол. Кот остался стоять, но один из стражников ударил его под коленки, и Карузо с размаху тоже больно ударился носом. Он тут же вскочил и закричал:
-Эй, что здесь происходит?
Стражники снова ударили его под коленки и толкнули в спину. Вдобавок один из них уселся ему на спину.
-К повелителю следует обращаться Ваше Крысочество и ждать, пока он не позволит говорить тебе, - сказал кто-то, лениво растягивая слова.
Карузо приподнял голову. Прямо перед ним в кресле сидел, небрежно развалясь, большой крыс с невиданными усами. Они были такими длинными, что две мышки на специальных подставках поддерживали их и расчесывали щетками. Его Крысочество Усам Хвостан принимал ванну хвоста. Несколько мышек усердно взбивали пену в золотом тазу, где лежал хвост, а четверо других делали ему маникюр на всех четырех лапах. Расплывшееся тело Его Крысочества прикрывал роскошный темно-красный халат, а на голове был намотан желтый тюрбан. Перед Усамом Хвостаном стоял маленький столик, украшенный резьбой, а на столике, в хрустальном блюдце, лежал, переливаясь голубоватым светом, Глаз Луны.
-Ну-у, - продолжал Усам Хвостан. – Говори. Чей ты шпион?
-Да я…- дернулся Карузо, но тут же получил удар по ушам.
-Ты забыл, как надо обращаться ко мне, - укоризненно сказал Усам Хвостан. – Повтори еще раз.
-Ва-ваше Крысочество, - пробормотал Карузо.
-Во-от! – согласился Усам Хвостан. – Так гораздо лучше. Ну, так чей же ты шпион?
-Но я не шпион, - возразил Карузо, и тут же поспешно добавил: - Ваше Крысочество.
Тогда почему у тебя обрезан хвост и такие короткие усы? Ведь ты хотел быть похожим на нас, не так ли?
-Дворник попал по моему хвосту лопатой, когда я пел песню, Ваше Крысочество. А усы обгорели в костре. А в вашу страну я попал…
-Я знаю, зачем ты попал в нашу страну. Вот за этим камнем, не так ли? Мои верные слуги следили за тобой, как только ты вышел из самолета. Откуда ты узнал про Глаз Луны?
-От цыганки, Сильвы. Этот камень должен помочь мне вылечить мою жену. Она рассказала, как его найти, и что его охраняет ящерица. Я просто сумел достать его так, что ящерица не проснулась.
-И твоя Сильва не рассказала тебе, как действует Глаз Луны? - вкрадчиво спросил Усам Хвостан, протянув лапу к столику и поглаживая камень.
-Нужно, чтобы Луна посмотрела на мою жену через этот камень. Но есть еще какие-то волшебные слова. Их знает только Сильва. Я должен принести ей Глаз Луны, и она вылечит мою жену. Я очень прошу Вас, Ваше Крысочество, отдайте мне Глаз Луны. А если он Вам так нужен, то я верну его Вам, как только моя жена выздоровеет.
-Ну да, ну да, - ласково сказал Усам Хвостан. – И больше тебе ничего не известно об этом камне?
-Нет, Ваше Крысочество.
-Этот камень сделает меня повелителем мира! – вдруг прошипел Усам Хвостан, наклоняясь вперед так, что мышки едва не упали со своих подставок. – Ты гнусный обманщик, а никакой не певец. Только великий хитрец и волшебник мог завладеть этим камнем. Ах, как много лет я искал его. И вот теперь он передо мной.
-Да никакой я не волшебник! – завопил Карузо, но тут же уткнулся носом в пол.
-Сегодня ночью! - прошептал Усам Хвостан, поднимая со стола Глаз Луны и поднося его к своему длинному носу. – Сегодня полнолуние. Все мои желания исполнятся. Всего три слова. Ах, сколько раз я произносил их во сне. «ТАК ХОЧЕТ ЛУНА». Как просто. Камень перевернет их, и я стану Повелителем Мира.
Тут он спохватился и оглянулся на кота, который лежал, уткнувшись носом в пол. Он не знал, что у Карузо был такой острый слух, что он слышал даже шаги тараканов, когда они ночью выбегали из своих домиков на охоту. Конечно, Карузо все слышал, но не подал и виду, что слышит.
-А тебя, гнусный шпион, - сказал Усам Хвостан, - я, пожалуй, превращу в ковер. Хотя, нет. У тебя облезлая шкура, ковер выйдет неважный. Лучше я сделаю из тебя чехол для хвоста и теплые тапочки. Они долго будут напоминать мне о тебе в долгие зимние вечера.
Он вертел камень перед глазами и хихикал.
-Да, я совсем забыл, у тебя же еще есть женушка. Она, наверно, такая теплая и мягкая. И, конечно, не такая облезлая, как ты. Что бы мне сделать из нее. А-а, придумал. Я превращу ее в подушечку для моего любимого кресла. И вы всегда будете вместе. Завтра же пошлю за ней своих слуг…
Этого Карузо стерпеть не мог. Он издал такой вопль, которого не выдержал бы, наверно, ни один дворник в мире. Стражники бросили его и отскочили в стороны, заткнув уши. Усам Хвостан вздрогнул и чуть не уронил Глаз Луны, в последний момент успев подхватить его. Тут Карузо применил один из самых лучших приемов Мяу-Джитсу, которым владел в совершенстве. Он подпрыгнул, оттолкнулся хвостом, перевернулся в воздухе и вцепился всеми четырьмя лапами прямо в длинный розовый нос Его Крысочества. От неожиданности Усам Хвостан отчаянно взвыл и подскочил в кресле на целый метр. Мышки сорвались со своих подставок и повисли на длинных усах Повелителя. Усам Хвостан упал в кресло, и… Великолепные усы вдруг отделились от его носа и вместе с мышками упали на пол. Усам Хвостан взвизгнул и схватился за нос. Глаз Луны выпал из его лап и покатился по ковру. Карузо, не мешкая, подхватил его и прыгнул в окно. Он уже не видел, как безусый Повелитель, прикрывая нос лапами, кинулся в другую комнату. Но самым удивительным было то, что в золотом тазу остался мокнуть в душистой пене его длинный хвост. Стражники, остолбенев, смотрели на него, и никто не побежал за Карузо. Он без помех добрался до подвала, где путь ему преградил Одноглазый.
-Как ты попал сюда? – зарычал он, выхватывая саблю.
Но Карузо сделал ему подножку и ударил задней лапой по единственному крысиному глазу. Крыс заорал, схватился за глаза и завертелся на месте, тыкаясь в стены. Карузо сорвал с его пояса ключи и открыл дверь подвала. Мурза, сидевший в углу, удивленно поднял голову.
-Тебя отпустили? – спросил он. – И Усам Хвостан отдал тебе Глаз Луны?
-Вставай скорей! – заорал Карузо. – Нет больше никакого Усама! Идем отсюда!
-Подожди, как это нет? – спросил Мурза, ковыляя за Карузо к двери. – А куда он делся?
-А так! Нет и все. Усы - фьюить! Упали! А камень – у меня!
Они выскочили из подвала и остановились. На площадь сбегались полчища крыс. Они собирались в кучки и оживленно о чем-то говорили.
-Нет больше Усама Хвостана! – кричали с одной стороны. – У него приклеенные усы!
-И привязанный хвост, - вторили им с другой стороны. – Он обманщик!
-Сюда его! – требовали крысы. – Сюда самозванца! Пусть он вернет наши хвосты и усы!
Но его никто не мог найти. Усам Хвостан бесследно исчез, так же, неожиданно, как и появился.
-Пошли, - дернул Карузо Мурзу за лапу. – Нам здесь делать нечего. А то они еще за нас примутся.
И они нырнули в глухую, пустынную улочку, которая вела к окраине города.
Когда большие дома сменились сараями и старыми амбарами, Мурза взмолился:
-Карузо, давай отдохнем. Я уже не могу идти.
-Ну, ладно, - согласился Карузо. – Все равно, скоро темно будет. Вон, смотри, солома за сараем, пошли туда.
Они пробрались за сарай и с наслаждением растянулись на куче соломы.
-Поесть бы теперь, - мечтательно сказал Карузо, следя за какой-то пташкой, все еще порхающей в темнеющем небе. – Эх, жаль, солдат здесь нет. Сейчас бы мы с тобой закусили.
-Я бы парочку мышей съел, - заговорщицки прошептал Мурза, оглядываясь, не слышит ли кто-нибудь. – Надо же такое, в мышиной стране оказаться, а на мышей даже глаз положить нельзя. Ну, ничего, доберусь до дома, там уж отъемся. Ты не поверишь, в нашем доме столько мышей бегает, что даже когти не нужны. Рот открыл и жди, сами забегают.
-Ну, почему же, - сказал Карузо, зевая. – У нас, вообще, если мышь сама шкурку не снимет, так ее и есть никто не будет.
-Врешь, наверно? – недоверчиво спросил Мурза. – Конечно, врешь. Придумает тоже… Ты, лучше, скажи, в какой город лететь будешь?
-В какой город? – Карузо поднял голову и посмотрел на звезды. – Я не знаю. Честно говоря, я никогда ни у кого не спрашивал, в каком городе я живу. Жил, да и все. А ты из какого города?
-Я тоже не знаю, - уныло сказал Мурза. – Улицу помню, дом помню, а как город называется, не помню.
-Подожди, - забеспокоился Карузо. – Если мы не знаем, в каких городах живем, то как мы туда попадем?
-Я знаю, что делать, - сказал Мурза. – Надо вспомнить, что в городе есть такое, что все знают. Ну, вот у вас в городе, например, что есть такое?
-Аэропорт есть, - сказал Карузо.
-Аэропорт не считается, - поморщился Мурза. – Аэропорт везде есть.
-У нас река есть, - сказал Карузо. - Большая.
-Река и у нас есть, - вздохнул Мурза. – И пляж. А на пляже объедков всегда полно.
-Точно, - оживился Карузо. – Я тоже всегда любил на пляж ходить. Правда, там собак полно.
Они помолчали.
-Слушай, - неуверенно сказал Карузо. – У нас еще рынок есть. Он такой большой…
Он закрыл глаза и мечтательно покачал головой.
-Зайдешь, бывало, в рыбные ряды, а там запах, м-м-м…
-И не говори, - согласился Мурза. – Я тоже любил на рынок ходить. Хоть меня потом мама за запах ругала. Но я все равно ходил. Подойду к тете Паше, возле ног потрусь, ну, помурлыкаю немного. А она ворчит: «Ну вот, еще один бездельник приплелся! Сколько вас здесь ходит?», а потом рыбку все-таки даст.
-Подожди, - вскочил Карузо. – Как, ты сказал, ее звали?
-Тетя Паша, - повторил Мурза. – А что?
-У нее фартук такой желтый, а на фартуке девчонка с косичками и зубной щеткой?
-Ну да. А ты откуда знаешь?
-Не перебивай, - заорал Карузо. – А ну, скажи, рыбу с какой стороны от нее потрошат?
-Сле-слева, - неуверенно сказал Мурза. – Ну, с этой лапы.
-Мурза! – прошептал Карузо. – По-моему, мы из одного города.
-Иди ты, - недоверчиво сказал Мурза. – Не может быть.
-Я тебе точно говорю! Вот скажи, у вас пляж там, где город, или на другой стороне?
-На другой…
-Вот видишь. И у нас тоже. А рыбка какая самая вкусная?
-Ну, бычки…
-Ага! И у нас бычки.
-Подожди, подожди, - закричал Мурза. – Дай, теперь я спрошу… А ну, скажи, где у вас в городе лучше всего пахнет?
-Ясно где, - зевнул Карузо. – На мясокомбинате, конечно. Только туда так просто не пройдешь.
-Ну, да! Там же собаки! Слушай, значит, мы земляки?
-Выходит, земляки. Кстати, я живу недалеко от мясокомбината, за кладбищем.
-Так это в центре, - сказал Мурза. – А я возле озера. Там новые дома построены. И рынок тоже есть, но поменьше.
-Знаю, - Карузо снова зевнул. – Слушай, спать охота. Я сегодня устал. Давай, завтра решим, что делать будем.
-И то верно, - согласился Мурза. – Тогда, спокойной ночи, земляк.
И уставшие друзья заснули крепким сном, повернувшись хвостами в одну сторону.

* * *

Наступило утро, а Карузо и Мурза все еще спали. Ночь была прохладной, и они прижались друг к другу, свернувшись в один разноцветный клубок. Разбудил их мышонок, который вышел в этот ранний час прогуляться. Не обращая внимания на дружно храпящих котов, он уселся на солому и принялся умываться.
Открыв один глаз, Карузо долго наблюдал за ним, потом вытянул лапу и сцапал мышонка за шиворот. Мышонок отчаянно запищал. Проснувшийся Мурза потянулся и сонно спросил:
-Что, уже завтрак?
-Да вот, думаю, - сказал Карузо, разглядывая мышонка. – Тут и одному мало будет. Может, все-таки, к солдатам пойдем?
-Так ты говорил, что солдаты в горах, - вздохнул Мурза. – А горы во-о-н где.
И он показал на далекую полоску синих гор, еще плохо различимую в рассветной дымке.
-Не ешьте меня! – запищал мышонок. – Я еще маленький!
-Тихо! – рявкнул Карузо. – Мы не собираемся тебя есть. Мы, вообще-то…
Он замолчал и посмотрел на Мурзу, с интересом ожидавшего продолжения.
-Мы странствующие знахари, - важно сказал Карузо. – Мы узнали, что в вашей стране болен король и прибыли, чтобы излечить его. Мы и не собирались завтракать тобой. Более того, у моего друга вообще нет когтей.
Мурза вытянул лапу и показал, что когтей у него, действительно, нет.
-Зато у него есть зубы, - возразил мышонок. – Да еще какие.
-Ну-у, - протянул Карузо, не зная, что сказать, но тут же нашелся. – Это у него для улыбки. Мы же все время в обществе. Ты не должен нас бояться.
-А что, мышиный телеграф действует? – спросил Мурза.
-Конечно, - с гордостью ответил мышонок. – Если бы я сумел вырваться от вас, то через пять минут здесь были бы лучшие воины короля.
-Тогда передай по телеграфу, что странствующие знахари готовы немедленно вылечить короля от его лунной болезни. Но он должен поспешить, ибо сейчас на небе полная Луна.
-Если Ваш друг отпустит меня, я с удовольствием отправлю сообщение, - с готовностью сказал мышонок.
-Ну, что ж, поспеши, - сказал Карузо, нехотя разжимая когти. И, глядя вслед исчезнувшему мышонку, с сожалением вздохнул.
-Думаешь, обманет? – спросил Мурза.
-Лучше бы мы его съели, - проворчал Карузо. – Никто бы не увидел.
Несколько минут друзья молчали, прислушиваясь к урчанию в пустых желудках.
-Что-то трещит, - сказал вдруг Карузо, вертя головой в разные стороны.
Мурза тоже поднял голову и прислушался. Треск усилился, и из-за деревьев показались два мышелета довольно больших размеров. Они сделали круг над сараем и опустились рядом с котами. Из одного мышелета вышел серый господин в жилетке, надетой поверх длинной белой рубашки. Его голову украшала черная шляпа, из-под которой свисали длинные пряди завитых волос. Он подошел к Мурзе и Карузо и принялся их разглядывать, заложив лапы в карманы жилетки. При этом он противно шмыгал длинным усатым носом.
Друзья молча смотрели на него.
-И что я должен здесь увидеть? – сказал, наконец, серый господин. – Что эти два оборванца и есть самые знаменитые знахари? И чем они будут лечить нашего доброго короля? Я извиняюсь, не этими ли облезлыми хвостами?
-Ах, ты… - вскочил Мурза. – Да если бы у меня были мои когти…
-Подожди, - остановил его Карузо.
Он порылся в соломе и, достав Глаз Луны, показал его серому господину, с которым тут же произошла удивительная перемена. Он немедленно упал на колени и униженно поклонился Карузо.
-Прошу прощения у знаменитых целителей, что сразу не увидел их великую силу. Чем я могу искупить свою вину?
-Ты можешь помочь нам вовремя излечить короля Пейсата, - важно сказал Карузо. – А свою вину можешь искупить тем, что угостишь нас завтраком и дашь возможность привести себя в порядок, прежде чем мы предстанем перед Его Величеством. Как видишь, мы слегка пообтрепались в дороге.
-Да, господа знахари! Конечно, господа знахари! – засуетился серый господин. – Прошу вас в мышелеты. Сейчас мы накормим и напоим вас. Во дворце вам дадут возможность привести себя в порядок, и мы сразу проведем вас к королю.
Хотя за ними и прислали самые большие мышелеты, какие оказались свободными в королевстве, друзья с трудом уместились в корзинах, свесив хвосты за борт. Королевский загородный дворец оказался недалеко, и вскоре Карузо и Мурза с удовольствием уплетали хлеб с молоком. В этот ранний час на королевской кухне завтрак еще только готовился. Когда они съели по целой чашке, появился их спутник.
-Для вас готова ванная комната, господа знахари. Прошу вас, вы можете привести себя в порядок перед визитом к Его Величеству.
-Да я, в общем-то, не такой уж грязный, - пробормотал Карузо.
Он ужасно не любил воды и всегда старался обходить стороной каждую лужицу. Но, поймав укоризненный взгляд серого господина, замолчал.
-Я первый советник короля, - строго сказал тот. – И обязан проследить, чтобы гости Его Величества чувствовали себя во дворце по-королевски.
Первый советник провел друзей в ванную комнату, где их уже ожидали симпатичные мышки со щетками, и, пожелав хорошего отдыха, удалился. Мышки, хихикая, пригласили Мурзу и Карузо в бассейн, в котором плавала душистая белая пена. Мурза с разбегу кинулся в воду и стал плавать, урча от удовольствия, а Карузо попробовал пену лапой и принялся отряхиваться. Мышки смотрели на него и хихикали.
-Иди сюда! – закричал Мурза и, подплыв к Карузо, сдернул его в бассейн.
От неожиданности Карузо чуть не захлебнулся и, пробкой вылетев из воды, поплыл к берегу, но Мурза схватил его за хвост и стащил обратно. Он держал Карузо до тех пор, пока мышки не намылили его всего, от усов до кончика хвоста. Тогда Мурза вытащил его на середину бассейна и отпустил. Отплевываясь и проклиная всех на свете, Карузо выполз на бортик и попытался отряхнуться. Мышки тут же накинули на него пушистое полотенце и принялись усердно вытирать, но он отпихнул мышек и стал вытираться сам, сердито отфыркиваясь. Потом мышки подтолкнули его к креслу и что-то включили. Сверху на кресло подул горячий ветер. Ветер Карузо понравился, и он с удовольствием стал подставлять бока под горячую струю воздуха. Мышки вооружились щетками и принялись усердно расчесывать его шерстку. Когда Карузо вышел из ванной комнаты и взглянул на себя в зеркало, то был просто поражен. Если бы не его куцый хвост, то он, пожалуй, вообще не узнал бы себя. Из зеркала на него смотрел пушистый рыжий котище, которого слегка портили обгорелые уши и неровные усы. Отражение ему очень понравилось, и Карузо довольно уселся в кресло и стал ожидать Мурзу, мурлыкая песенку. Ждал он долго. Видно Мурза любил купаться. Наконец, он вышел из ванной с полотенцем на шее и, подойдя к зеркалу, принялся расчесывать усы. Карузо смотрел на него, открыв рот. Перед ним стоял красавец с пушистой голубой шерстью, из которой при каждом движении вылетали маленькие искры. От Мурзы приятно пахло. Из приоткрытой двери ванной выглядывали мышки и с восторгом смотрели на великолепного кота.
-Теперь я понимаю, почему тебя украли, – сказал Карузо. – Я думаю, что они за тебя еще мало мышей попросили.
-Ах, как давно я не принимал ванну, - промурлыкал Мурза, плюхаясь в кресло рядом с Карузо. – Какое это наслаждение.
Тут его взгляд упал на мышек, строивших ему глазки в дверях, и он лапой поманил их к себе. Мышки захихикали и тут же исчезли. Дверь в коридор открылась, и появился советник. Он оглядел котов, шмыгнул носом и поклонился.
-Вы прекрасно выглядите, господа знахари. Прошу следовать за мной. Его Величество уже ждет вас.
Он подвел Карузо и Мурзу к двери в зал и, распахнув ее, склонился в низком поклоне. Друзья вошли в просторную светлую приемную и остановились, разглядывая картины на стенах, изображающие победы мышей в различных битвах. Двери в противоположной стене распахнулись, и в приемную быстрым шагом вошел Его Величество король Пейсат Третий. Одет он был в белый европейский костюм прекрасного покроя и голубой домашний свитер. Длинный розовый нос Его Величества украшали очки в золотой оправе. Оглядев Мурзу и Карузо, король жестом пригласил их занять глубокие кресла, а сам уселся напротив, небрежно поддернув брюки. Пейсат Третий, безусловно, выглядел очень эффектно.
-Надеюсь, нашим гостям оказан достойный прием? – спросил он, слегка наклонив голову в сторону советника.
-Прием выше всяких похвал, Ваше Величество, - поспешил ответить Мурза, который в правилах этикета разбирался гораздо лучше, чем Карузо. – Господин Советник накормил нас и любезно дал возможность привести себя в порядок, чтобы мы смогли достойно предстать перед Вашим Величеством.
Пока Карузо, открыв рот, пытался вникнуть в смысл витееватой речи приятеля, советник с довольным видом склонился перед королем.
-Господа знахари только утолили первый голод, Ваше Королевское Величество, так как кухня в тот час еще не была готова. А сейчас я прошу уважаемых гостей проследовать в обеденный зал, где для них приготовлен королевский завтрак.
-Ну что ж, у нас очень хорошая кухня, господа, - улыбнулся Пейсат Третий. – Я думаю, что вы не откажетесь позавтракать со мной?
Войдя в обеденный зал, Карузо и Мурза остановились на пороге, остолбенев от удивления. Там был накрыт стол таких размеров, за которым смогла бы разместиться не одна сотня мышей.
-Мы постарались учесть ваш аппетит, господа, - сказал советник, пряча улыбку. – Ну и, конечно, ваши размеры.
Отведав сырного паштета и похрустев веточкой шпината, король вежливо подождал, пока коты не насытятся, а потом предложил им перейти в гостиную.
-Вы будете кофе со сливками или черный? – спросил он, когда Карузо и Мурза разместились в удобных креслах.
-Я не люблю кофе, Ваше Величество, - пробормотал Карузо. – С Вашего позволения я бы ограничился сливками без кофе.
-Самого приятного аппетита, господин знахарь, - сказал Пейсат Третий, подвигая к Карузо серебряный молочник со сливками. – Мы берем молоко от лучших коров в королевстве. Однако, я думаю, что пришло время расспросить вас о цели вашего визита.
-Я узнал от своего друга, что Вы немного больны, Ваше Величество, - осторожно начал Карузо, и, увидев, что король кивнул головой, продолжил: - Дело в том, что моя жена больна такой же болезнью. Я долго искал способ вылечить ее и, наконец, одна цыганка рассказала мне легенду о том, что в далеких горах спит заколдованная ящерица, из глаз которой текут слезы. Из этих слез получается камень, который называется Глаз Луны. Если полная Луна посмотрит на Вас через этот камень, то Вы излечитесь. Ну, еще есть волшебные слова.
-Советник сказал мне, что Глаз Луны у вас, - взволнованно сказал король. – Это, действительно, так?
-Да, Ваше Величество, - подтвердил Карузо, доставая камень и протягивая его королю.
-Не может быть, - прошептал Пейсат Третий, поднося к глазам переливающийся кристалл. – Нет сомнений, это он. Но как вам удалось добыть его?
-Это долгая история, Ваше Величество, - скромно сказал Карузо. – Но, если у Вас есть время, я расскажу ее Вам.
-Вы говорили, что речь идет о полной Луне, не так ли? Следовательно, у нас до вечера еще много времени и я с удовольствием послушаю Вашу историю.
Король позвонил в маленький колокольчик и приказал подать гостям прохладный шербет, в который добавили капельку валерьянки. После этого он откинулся в кресле и приготовился слушать.
Карузо отпил глоток шербета, причмокнул и начал свою историю. Говорил он долго и украшал рассказ такими подробностями, что выходило, будто он совершил невероятные подвиги, чтобы добыть Глаз Луны. Но король слушал его, не перебивая и оживился, когда Карузо сообщил, как он оторвал усы и хвост у Усама Хвостана, и поднял восстание крыс в Крысабаде.
-Да, да, мне передали, что самозванца больше нет, - сказал он, подливая еще шербета в чаши Карузо и Мурзы. – Но подробностей я не знаю. Так, значит, это Вы лишили Усама Хвостана его главного украшения?
-И хвоста, - уточнил Карузо, залпом глотая приятный напиток, и не обращая внимания на предостерегающие знаки Мурзы.
-Это невероятно! – воскликнул Пейсат Третий. – Я никогда не слышал подобной истории. Сейчас мы немного отдохнем, и Вы расскажете мне еще что-нибудь.
Он снова позвонил в колокольчик, и в зал вбежали мышки, одетые в прозрачные накидки. Носы их до самых глаз тоже были прикрыты лоскутами ткани. Зазвучала музыка, и мышки стали кружиться в танце. Мышек сменили воины со щитами и саблями, а после них в зал вбежали акробаты и фокусники. Когда зал опустел, король снова наполнил чаши гостей шербетом и спросил, как им понравилось представление.
-Это было восхитительно, Ваше Величество, - сказал Мурза. – Но я хотел бы представить Вам еще одного певца, который считается непревзойденным мастером у себя на родине.
-Но где же этот певец? – удивился король.
-Мой друг имеет в виду меня, - сообщил Крузо, который к этому времени успел немного захмелеть. – Я, действительно, люблю иногда спеть, но это только у себя во дворе…
-Ну, пожалуйста, не стесняйтесь, - подбодрил его король. – Вы, кажется, рассказывали, что даже усыпили ящерицу своей серенадой?
-Я бы не хотел здесь кого-нибудь усыпить, - сказал Карузо, - но, если Вы, действительно, хотите, то я, пожалуй, спою Вам одну песенку.
И он замурлыкал свою знаменитую «Серенаду Печной Трубы», которая, конечно, лучше всего звучала где-нибудь на крыше, но и здесь произвела на короля прекрасное впечатление.
-Я растроган, - сказал король, промокая глаза изящным платочком. – Представляю, как это действует на ваших подруг.
-Да уж, - скромно кивнул Карузо. – Но я, Ваше Величество, люблю только свою жену.
-Похвально, - согласился король. – Тут мы с Вами одинаковы.
Он попросил Карузо спеть еще что-нибудь и, когда тот закончил, даже похлопал в ладоши.
-Вы чудесный певец, господин Карузо. Я бы даже рекомендовал Вам организовать гастроли своих выступлений, когда Вы вернетесь домой.
-Вы очень добры, Ваше Королевское Величество, - смущенно сказал Карузо. – Я обыкновенный дворовый кот и не думаю ни о каких гастролях.
-Ну-ну, не скажите, - улыбнулся Пейсат Третий. – Во всяком случае, я с удовольствием приглашаю Вас в свою страну. Рекламу мы Вам обеспечим. Вы будете жить в лучшей гостинице.
-Я подумаю, Ваше Величество, - пробормотал Карузо, глядя на Мурзу, который усиленно делал ему какие-то знаки и подмигивал.
-Вот и хорошо, - кивнул король. – Теперь я хотел бы спросить у Вас, что Вы знаете об этом заколдованном колдуне, который спит в пещере в облике ящерицы?
-Сильва рассказала мне, что он задумал великое зло, - сказал Карузо. – За это Бог наказал его и превратил в ящерицу.
-Вы правы, - согласился король. – Но дело в том, что ему было поставлено еще одно условие. И, если оно будет выполнено, то ящерица снова превратится в колдуна. К сожалению, я не знаю, что это за условие, но ведь недаром столько лет идет охота за этим камнем. Я бы посоветовал Вам быть крайне осторожным с ним. По-моему, Вы не тот, кто должен владеть Глазом Луны.
-Да он и не нужен мне, - сказал Карузо. – Я искал его только для того, чтобы вылечить свою жену. А, если он поможет Вашему Величеству, я буду очень рад.
-Вы не представляете, как буду рад я, - засмеялся Пейсат Третий. – Однако, не желаете ли вы, господа, прогуляться?
-Да, - виновато сказал Мурза. – После такого великолепного завтрака я бы с удовольствием прогулялся в саду.
-Ну что же, - улыбнулся король. – У меня здесь чудесный, прохладный сад. Он в вашем распоряжении, господа. Отдыхайте, гуляйте. Скоро вам подадут обед. А вечером я снова приглашаю вас к себе.
Он вежливо поклонился и вышел из гостиного зала, оставив друзей одних.
-Ну что, пошли отдыхать, земляк, – сказал Мурза. – По-моему, мы заслужили отдых.
-Как ты думаешь, поможет он нам вернуться домой? – задумчиво спросил Карузо.
-Подождем до вечера, - мудро заметил Мурза. – Ну, идем скорей, а то я уже не могу. И, честно говоря, вместо прогулки по саду я бы еще поспал.
-Я бы тоже, - согласился Карузо.
Друзья немного погуляли по саду, который, действительно, был похож на сад из сказки и, вернувшись в отведенную для них комнату, заснули. Они проспали до самого вечера, и советнику пришлось будить их.
-Его Величество ждет вас, господа знахари. Может быть, вы желаете поужинать?
-Ой, нет, спасибо, - сказал Карузо. - Передайте Его Величеству, что мы сейчас придем.
Пейсат Третий ждал их в беседке, расположенной на холме в глубине сада. Небо уже заметно потемнело, и скоро должна была появиться луна. Король заметно волновался.
-Не забыли ли Вы камень, господин Карузо? – спросил он.
-Что Вы, Ваше Величество, - почтительно сказал Карузо, доставая Глаз Луны и протягивая его королю.
-Нет, нет, оставьте его у себя, - поспешно возразил король. – Почему-то я боюсь прикасаться к нему.
Огромная луна внезапно выкатилась из-за деревьев и повисла над беседкой. Король вздрогнул.
-Встаньте сюда, Ваше Величество, - сказал Карузо, поднимая камень так, чтобы свет луны падал сквозь него на короля.
Он подождал немного и торжественно произнес:
-Да излечится король Пейсат Третий от своей болезни, и будет царствовать в добром здравии до конца дней своих. ТАК ХОЧЕТ ЛУНА!
Ничего не произошло. Король смотрел сквозь камень на луну и ждал. Потом он повернулся к Карузо.
-Мне кажется, что ничего не произошло. Я, конечно, понимаю, что результат будет известен только тогда, когда кончится полнолуние. Но я вообще ничего не почувствовал.
-Сейчас я попробую еще раз, Ваше Величество, - нерешительно сказал Карузо.
Он снова поднял вверх Глаз Луны и еще раз произнес заклинание, тщательно выговаривая слова. Но ничего не изменилось.
-Ты ничего не перепутал? – прошептал сзади Мурза.
-Может быть, что-нибудь с заклинанием? – с надеждой спросил Пейсат Третий.
-Одну минуту, Ваше Величество, - пробормотал Карузо. – Разрешите мне немного подумать.
Он отошел в сторонку и напряженно стал вспоминать, какие слова шептал Усам Хвостан. Но, как он ни старался, других слов вспомнить не мог.
«ТАК ХОЧЕТ ЛУНА!», «ТАК ХОЧЕТ ЛУНА!», - в отчаянии снова и снова повторял он и вдруг вспомнил: «Луна перевернет их», кажется, именно так сказал Усам. Значит, заклинание нужно просто произнести наоборот. Тогда Глаз Луны перевернет его, и желание исполнится.
Подумав так, Карузо решил проверить, правильна ли его догадка. Он поднял камень над собой и, глядя сквозь него на размытый диск луны, прошептал:
-Пусть отрастут мой хвост и усы. Пусть снова отрастут когти у Мурзы, то есть, у Мурзика. АНУЛ! ТЕЧОХ! КАТ!
Что-то закружилось у него в голове, и он упал на пол беседки, не выпуская, однако, из лап Глаз Луны. Сзади что-то закричал Мурза. Карузо помотал головой и сел, очумело глядя на камень.
-Карузо! Посмотри, у меня выросли когти! – орал прямо ему в ухо Мурза. – Ура! У меня снова есть когти. Он действует, Карузо! Камень действует!
-Скорей! – взмолился Пейсат Третий. – Скоро луна уйдет с неба. Прошу Вас скорее сказать заклинание.
Карузо вскочил и посмотрел на свой хвост. О, чудо, его хвост тоже отрос до своих нормальных размеров. Тогда он бросился к королю и, подняв Глаз Луны над его головой, торопливо стал читать заклинание:
-Да излечится король Пейсат Третий от своей болезни и будет царствовать в добром здравии до конца дней своих. АНУЛ! ТЕЧОХ! КАТ!
Король слабо вскрикнул и, пошатнувшись, упал на пол беседки. Мурза подскочил к нему и приложил ухо к груди. Но король застонал и приподнялся. Мурза и Карузо бросились помогать ему.
-Что-то ушло из меня, - прошептал Пейсат Третий. – Оно сидело во мне, а потом ушло. Я видел, как камень вытянул его. Оно длинное и прозрачное. Мне удивительно хорошо. Мне давно не было так хорошо.
-Надо подождать еще два дня, Ваше Величество, - сказал Карузо. – Тогда кончится полнолуние, и все выяснится.
-Нет, - покачал головой король. – Я знаю. Оно ушло навсегда. Вы совершили чудо. Как мне наградить вас? Просите все, что хотите.
-Мне ничего не надо, Ваше Величество, - пробормотал Карузо. – Вот если бы Вы помогли нам вернуться домой.
-Конечно, я помогу вам вернуться домой, - сказал Пейсат Третий. – Завтра же прикажу посадить вас в самолет. Но теперь прошу прощения, я очень устал. Мне нужно отдохнуть. До утра, господа знахари.
Он вышел из беседки и, пошатываясь, направился во дворец, а друзья принялись осматривать друг друга, восхищаясь чудом, которое совершил Глаз Луны.
-А может быть, мы еще что-нибудь попросим? – мечтательно сказал Мурза, вытягивая и втягивая вновь обретенные когти. – Ведь до утра еще время есть.
-Я не собираюсь просить Глаз Луны исполнять всякие глупости, - ответил Карузо, пряча камень. – И, вообще, пока я не вылечу свою жену, никакого исполнения желаний не будет. Вдруг он испортится.
Он посмотрел на луну и вздохнул.
-А вдруг завтра нужного самолета не будет? Или будет поздно ночью? Или король не сможет посадить нас в самолет? Завтра полная луна последний раз в этом месяце выйдет на небо. Если я не попаду завтра домой, то моя бедная Мусенька будет болеть еще целый месяц.
-Мы два кошачьих дурака, - вдруг сказал Мурза. – Ты прав, зачем нам просить Глаз Луны о разных глупостях. Но ведь домой-то он нас отправить может?
-Домой? – переспросил Карузо. – Ты хочешь, чтобы Глаз Луны отправил нас домой?
-Ну да, - ответил Мурза. – Луна еще на небе. Мы одни. Зачем нам думать о каких-то самолетах? Давай, доставай камень.
-А как же король? – нерешительно сказал Карузо. – Он будет нас искать.
-Король достаточно умен, - перебил его Мурза. – И потом, вы же договорились, что ты приедешь сюда на гастроли. Может, еще и меня пригласишь. Надо же, чтобы кто-то учил тебя, как вести себя в обществе.
-Да! – прошептал Карузо. – Ты прав. Сейчас будем дома. Король простит нас.
Он снова достал Глаз Луны и, подняв его к небу, с волнением произнес:
-Перенеси немедленно меня и моего друга Мурзу в наш родной город! АНУЛ! ТЕЧОХ! КАТ!
Он едва успел обнять Мурзу, как все вокруг них завертелось, беседка исчезла, а звезды слились в сияющий туман. У Карузо закружилась голова, желудок начал стремительно подниматься вверх, но… Внезапно все кончилось. Они оказались на скамейке под густым деревом. Луны не было видно.
-Ф-фу, - отдуваясь, сказал Мурза. – Где это мы?
Карузо оглянулся и вдруг узнал свой дом. Рядом стояли качели, а на этой самой скамейке белая кошечка когда-то рассказала Карузо, где искать самолеты. От радости он подпрыгнул, упал со скамейки на землю, и завопил так, что у Мурзы даже заложило уши:
-До-о-ма!!! Мы до-о-омяу!!! Ура-ау!!!
В доме захлопали створки окон, откуда-то сверху полетели палки и овощи, кто-то закричал:
-Что там за вой? Никак, Карузо вернулся?
-Это же мой дом, - прошептал Карузо, толкая Мурзу под скамейку. – Мы дома.
-Это я уже понял, - вздохнул Мурза. – Но мне кажется, что тебя здесь не очень-то и ждали?
-А-а, ерунда, - отмахнулся Карузо. – Пошли скорей, я тебя с женой познакомлю.
Влетев в подвал, где Муська коротала время с подружками, он бросился к ней и закружил по полу.
-Мусенька, я вернулся! Я тебе лекарство принес. Ты больше никогда не будешь болеть.
-Карузо! Карузо вернулся, - радостно мяукали кошки. – Ой, смотрите, у него отрос хвост. Он такой красивый.
Но Карузо не обращал на них никакого внимания. Он обнял Муську и подвел ее к двери, возле которой скромно стоял Мурза.
-Вот, познакомься. Это мой приятель. Его зовут Мурза, то есть, прости, пожалуйста, это в плену его так назвали, а вообще-то его зовут Мурзик.
-Ах, какой красивый, - дружно замяукали кошки. – Какая шерсть, какие когти… Вы, правда, были в плену? Какой ужас!
-Ну, все, все, хватит, - остановил их Карузо. – Завтра мы вам все расскажем: И про плен, и про Усама Хвостана, и про мышиного короля, а сейчас мы хотим отдохнуть.
Кошки нехотя разошлись по своим углам, а Карузо обнял своего нового друга и повел в квартиру, где радостная Муська собирала на стол нехитрый ужин, который, скорее, можно было назвать завтраком, потому что на дворе уже начинало светать.
Нечего и говорить, что весь день Карузо рассказывал всему двору о своих приключениях, которые обрастали такими подробностями, что Мурза только качал головой и улыбался в усы. Наконец, под вечер, Карузо, совсем расхваставшись, сообщил, что в мышином королевстве его признали лучшим певцом мира, и скоро он уезжает на гастроли в Крысабад. Тогда кошки захлопали в ладоши и стали просить его спеть. Карузо не заставил себя долго упрашивать и затянул серенаду, которую тут же подхватили все зрительницы. Во дворе поднялся такой вой, что откуда-то сразу появился дворник и принялся усердно разгонять исполнителей метлой.
-Вот так и живем, - запыхавшись, сказал Карузо, когда они снова оказались в подвале. – Не дают развернуться таланту. Нет, поеду на гастроли.
-Ты камень-то не потерял? – спросил Мурза. – Надеюсь, о нем ты никому не рассказывал?
-Ты что? – обиделся Карузо. – Я приврать-то люблю, не спорю. Но о камне никто знать не должен. Я даже Муське ничего не рассказал. Сегодня последняя ночь полной луны, и я должен вылечить ее. Я не смогу смотреть на ее болезнь еще целый месяц.
Он с нетерпением ждал вечера, ничего не отвечая Муське на ее удивленные вопросы. И, только когда на небе показались звезды, он достал из укромного места Глаз Луны и показал его жене.
-Вот зачем я ездил так далеко, в горы. То, о чем я врал во дворе, это для кошек. Один Мурза знает, как трудно мне было добыть этот камень. Он волшебный, мы проверяли. Это он вернул мне хвост, а Мурзе когти, и он возвратил нас домой. Сейчас мы выйдем на крышу, и Луна посмотрит сквозь этот камень на тебя, а я скажу волшебные слова. И ты больше никогда не будешь болеть. Я знаю, мы уже вылечили короля Пейсата Третьего. У него была точно такая же болезнь. Луна что-то вытянула из него через этот камень, и он выздоровел. Да ты не волнуйся, это совсем не страшно и нисколечко не больно. Посмотри, ты же вся дрожишь…
Но Муська смотрела не на него, а куда-то назад, в дальний угол подвала. Карузо оглянулся и увидел в темном проеме стены черный силуэт старой цыганской кошки.
-Я вижу, ты вернулся, бесхвостый, - прошипела Сильва, оглядывая Карузо с головы до ног. – Хотя, кажется, у тебя отрос хвост? Почему бы это? Может быть, ты нашел что-нибудь, о чем мы договаривались? А ты ничего не забыл?
Говоря это, она медленно приближалась к Карузо, не спуская с него сверкающих глаз.
-Кажется, я предупреждала, что уничтожу тебя и твою женушку? Почему же ты не спешишь отдать мне Глаз Луны?
-Я отдам его тебе, - сказал Карузо. – Но сначала я должен излечить свою жену.
-Жену? – захохотала Сильва. – Он должен излечить жену. Да кому будет нужна твоя жалкая жена, когда я стану Повелительницей Мира!
Она вдруг выхватила из-за пазухи маленькую змею и протянула ее к шее Муськи.
-Дай сюда камень, или твоя жена мгновенно умрет. От яда этой змеи нет спасения.
Карузо поднял Глаз Луны и медленно протянул его Сильве.
-Нет! Карузо, нет! – закричал Мурза. – Она все равно убьет ее, а потом и тебя. Не давай ей камень! Она завладеет камнем и станет злой колдуньей!
Но Карузо, как под гипнозом, медленно шел к Сильве, держа в протянутой лапе Глаз Луны. Она впилась в него страшным горящим взглядом и, наконец, бросив на пол змею, схватила камень и подняла его над головой.
Я! Я буду повелительницей мира! Все подчинятся мне! А вас… Вас я не буду убивать. Я превращу вас в мышей. Ха-ха-ха! Да, в мышей, маленьких и хвостатых. Мои внуки будут играть с вами…
Говоря это, она не спускала глаз с волшебного камня, который мягко переливался голубоватым светом в полутьме подвала. И вдруг он замолчала. Глаз Луны внезапно начал тускнеть и терять форму. По лапам Сильвы потекла вода. Она завыла страшным голосом и стала трясти камень, но он таял все быстрее и быстрее.
-Эй, что ты делаешь?! – закричал Карузо. – Отдай мне камень! Я еще не вылечил свою жену! Ты же растопила его!
Но было уже поздно. Сильва безумно смотрела на лужицу воды у своих ног, и тихонько выла. Потом она подняла голову и, повернувшись к Карузо, зашипела:
-Ну, все, несчастный! Ты решил обмануть меня и подсунуть мне кусок льда. За это я вырву твои глаза. Отвечай, где настоящий Глаз Луны?
-Не будет больше никогда Глаза Луны! – прозвучал вдруг из темноты тяжелый голос.
В углу подвала что-то зашевелилось, и темнота стала приобретать черты огромной ящерицы.
-Глаза Луны больше не будет, - повторила она. – Потому что я больше никогда не буду спать. И я больше никогда не буду ящерицей. Кончилось страшное проклятие, которое наложил на меня Бог. Тысячи лет я ждал, когда придет тот, кто сумеет похитить мои слезы. Это было страшное наказание. Ведь я просыпался каждый раз, когда кто-нибудь поднимал Глаз Луны, и от моего взгляда камень таял, а мне надо было ждать еще тысячу лет. Но Бог сделал наказание еще более тяжелым. Даже если кому-то удавалось похитить Глаз Луны, он тут же пытался стать повелителем мира, или похитить все богатства мира, а от этих желаний камень немедленно таял так же, как и сейчас. И только один из похитителей исполнил волю Бога. Он попросил Глаз Луны выполнить доброе желание, и теперь мое проклятье снято. Я снова превращаюсь в великого колдуна.
И ящерица медленно превратилась в величественного старика с небольшой седой бородой, одетого в блестящий халат из тяжелой зеленой материи и туфли с загнутыми носами. Голову старика украшала зеленая феска с кисточкой. Глаза у него были усталыми и добрыми.
Сильва, припадая к полу, поползла к выходу. Колдун не обращал на нее никакого внимания, и она, вскочив, с шипением вылетела из подвала.
Колдун жестом подозвал к себе Карузо.
-Я знаю, это ты освободил меня, пожелав, чтобы выздоровел мышиный король. Можешь просить у меня любую награду. Проси, я выполню все.
-Мне ничего не нужно, господин колдун, – грустно сказал Карузо. – У меня теперь даже есть хвост. Я так хотел вылечить свою жену, но теперь у меня уже нет больше камня, и завтра она опять заболеет.
-Твоя жена больше не будет болеть, - возразил колдун.
Он подошел к Муське и, протянув руку к ее голове, будто вытянул из нее что-то длинное и невидимое. Потом он поднес это к губам и осторожно сдул в сторону. Муська взвизгнула и упала на пол. Карузо бросился к ней и стал гладить по голове и лапам, шепча на ухо ласковые слова.
-Сейчас она встанет, - сказал колдун.
Муська, действительно, скоро поднялась и села, тряся головой.
-Я исполню еще одно твое желание, - сказал колдун. – Правда, ты о нем сам еще не знаешь. Скоро ты будешь знаменитым певцом, и о тебе узнает весь мир. Только смотри, не потеряй голову. Запомни: как только ты начнешь хвастать, все пропадет, и ты снова окажешься на этом дворе.
-Не окажусь, - сказал Карузо. – У меня есть друг, который знает, когда остановить меня. Я так благодарен Вам, господин Колдун. Но скажите, теперь, когда с Вас снято проклятье, Вы будете злым или добрым колдуном?
-Бог наказал меня, - сказал колдун. – Но он же и вознаградил меня. Теперь я обрел силу добра, которая во много раз больше, чем сила зла. Нет, я никогда больше не причиню никому зла, хотя и могу уничтожить кого угодно.
-Большое спасибо Вам, господин Колдун, за то, что Вы вылечили мою жену, - сказал Карузо. – Если Вы когда-нибудь будете в Крысабаде, передайте, пожалуйста, королю Пейсату Третьему мои глубокие извинения за то, что нам так спешно пришлось его покинуть. Он был очень гостеприимен.
-Да, я буду там, - кивнул колдун. – Ну, что ж, прощайте.
И он медленно растаял в полутьме, помахав рукой на прощанье.
-Ну, ты и речь произнес, - с уважением сказал Мурза, когда они остались одни. – Я и не знал, что ты так можешь. Еще лучше меня.
-Да я и сам не знал, - пожал плечами Карузо. – Это, наверно, тоже колдун подарил, чтобы я таким неграмотным не казался. Я ведь теперь на гастроли ездить буду. То есть, извини, мы ездить будем. Ну, что? Пошли теперь отметим наше возвращение, выздоровление моей жены и вообще…
-Нет, - решительно сказал Мурза. – Мне пора домой. Мама, наверно, так переживает. Мне хорошо с вами, но я пойду.
-Так мы проводим тебя, - воскликнул Карузо.
Они выбрались из подвала и по пустым улицам ночного города отправились искать дом на берегу озера, в котором мама Мурзика ждала сына уже который день. Луна ласково смотрела на них с высоты и старалась осветить каждый закоулок, чтобы они не прошли мимо.









© Евгений Усович, 2009
Дата публикации: 26.01.2009 22:31:21
Просмотров: 1889

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 8 число 95: