Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Владимир Борисов



Илья Губанов

Отзывы незарегистрированных читателей (всего - 7)
Страницы: 1

Да, досадная оплошность. Конечно же, Предисловие в Вашей монографии, Татьяна Борисовна, написано Кириллом Васильевичем Чистовым.В ближайшее время исправлю - надо восстановить код авторизации.
Кстати, в статьи по этой теме, отправленные в Антропологический Форум, внесены большие добавления, особенно касательно нейрофизиологии.

Ответить

Илья, у Вас написано: "...монографию Татьяны Борисовны Щепанской с предисловием Юрия Кирилловича Чистова – Щепанская, 2004)".
Пожалуйста, обратите внимание, что предисловие к моей книге (вначале 1993 г., потом оно было воспроизведено в дополненном и переработанном издании 2004 г.) написал Кирилл Васильевич Чистов.

Ответить

Благдарю Вас, Илья Борисович, за интересную и, несомненно, ценную книгу, содержащую богатый фактический материал в отношении истории движения хиппи. Мне бы, однако, коль скоро Вы предложили мне написать отзыв, хотелось рассмотреть движение хиппи не столько в качестве исторически данного феномена, сколько в качестве культурного, духовного и цивилизационного проекта, сделать ударение на оценке его духовной сути и обсуждении актуальности его опыта.
Можно ли говорить о том, что движение было не только спонтанным продуктом жизнедеятельности, но содержало в себе цель и средства достижения этой цели? Если да, то насколько я понимаю, основной целью было преодоление отчуждёния с одной стороны между человеком и природой, а с другой – между человеком и человеком. То есть преодоление парадигм рационализма, механицизма и прагматизма в мышлении, индустриализма и капитализма в экономике, парадигмы потребления в образе жизни, доминанты формально-нормативных, юридических, договорных приципов в отношениях между людьми, отчуждённого коммерческого характера культуры. Корректно ли будет, говоря марксистским языком, сказать, что основной целью движения было освобождение от диктата отчуждённых производственных отношений между людьми и переход к отношениям собственно человеческим? Если это так, то это существенный момент, позволяющий прилагать общее имя к столь, в общем-то, различающимся в своих частных проявлениях движениям как американские хиппи 60-х с одной стороны, и наши российские хиппи 80-х с другой.
Можно ли рассматривать основные составляющие культуры и образа жизни хиппи (употребление психоактивов, особый тип музыки, страничество включая автостоп, жизнь коммуннами или в редуцированном варианте – флэты с вписками, свобода половых отношений, свобода и коллективность творчества без профессионализации и деления на создателей и потребителей искусства и т.д.) как средства, предложенные движением, для достижения указанных выше целей? Если да, то естественно поставить вопрос об адекватности предлагаемых средств достижению обозначенной выше цели. И вот в этом вопросе – вопросе адекватности средств цели – я, с Вашего позволения, мог бы выступить скорее в роли «официального оппонента», то есть внешнего по отношению к представленному Вами движению критика.

Начну с употребления психоактивов. В отношении психоактивов у меня имеются два возражения. Первое – скорее духовного плана, второе – скорее социального.
Первое состоит вот в чём. Мы знаем, что человечество родилось на свет не вчера, и в течение немалой своей истории так или иначе интересовалось вопросами расширения сознания и духовного роста. Опыт такого рода передавался из поколения в поколение, накапливался, обобщался. Поскольку мистическая практика сопряжена с серьёзными рисками для духовного и душевного здоровья, накопление коллективного опыта в этой сфере было связано с учётом совершённых отдельными мистиками ошибок. В результате создалось что-то в роде карты минного поля, на котрой обозначены опасные места и проложены относительно безопасные проверенные многовековой практикой коллективного человечского опыта тропы. В качестве такого рода «карт» (отчасти друг другу противоречащих) мы имеем ряд религиозных традиций, каждая из которых несёт в себе в большей или меньше степени развитую культуру коллективного мистичекого опыта. Здесь может быть поставлен вопрос о нерелигиозных традициях и о границах применимости самого понятия «религия». Однако в рамках настоящего отзыва в рассмотрение этого вопроса мы вдаваться не будем. Во всяком случае, говоря о коллективном опыте духовных практик, мы имеем дело с таким вещами как традиция и инициация, будь то в рамках религиозной или какой-либо иной системы. Также я думаю, что мы можем оставить сейчас за скобками собственно теологическую проблематику, и говорить пока только о традиции как коллективном многовековом человеческом опыте. Это, разумеется, ни в коем случае не отрицает существования сверхчеловеческих (или под-человеческих) источников заключённого в традиции знания, но лишь оставляет данный вопрос за рамками сегодняшнего разговора.
Подчеркну, что вопрос следования традиции не есть принудительный запрет свободного исследования сферы мистического опыта. Просто, как говорил один знакомый офицер, «армейский устав написан кровью... тех умников, которые пытались делать по-своему». В смысле, что, конечно, никто не запрещает соваться на свой страх и риск на минное поле без карты, но вряд ли это можно считать адекватным поведением. Говоря словами Св. Апостола Павла «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но не все назидает» (1Кор. 10:23).
Итак, мы имеем определённый опыт человечества, связанный с мистической и духовной сферой, обобщённый в виде духовных традиций. Здесь я сделаю ещё одно существенное замечание. Каждая религиозная традиция глубоко укоренена в национальной и языковой культуре. Посвящение в национально чуждую духовную традицию крайне затруднено наличием языковых, культурных и поведенческих барьеров. Это вариант теоретически возможный, но исключительнейший, требующий глубочайшего проникновения в иную культуру и полного погружения в среду её носителей. В случае, если посвящение в национально и культурно чужую традицию предлагается в качестве массового и доступного пути, мы можем быть полностью и стопроцентно уверены в том, что имеем дело с профанацией и подлогом. В лучшем случае мы получим обманку на ровном месте, в худшем – минное поле с ложной картой. Поэтому, оставляя за кадром исключительные индивидуальные случаи, можно сказать, что на почве европейской культуры любое субкультурное движение, направленное на получение мистического опыта (то есть расширение сознания), имеет только один реально доступный компас – христианскую мистическую традицию. Более того, я бы даже уточнил: православную мистическую традицию, потому как, во-первых, мы с Вами всё же имеем в виду перспективы русского сегмента движения. А, во-вторых, моё мнение состоит в том, что православная традиция – единственная неискажённая и доброкачественная традиция в рамках христианства, впрочем, этого мнения я не навязываю.
В православную аскетику и мистику я сейчас подробно вдаваться не буду (существует большой объём специальной литературы). Для нашего разговора важно лишь то, что в рамках христианской мистической традиции (не только православной) отношение к употреблению психоактивов однозначно негативное. То есть коллективный многовековой опыт христианских мистиков этот путь отверг. Смею думать, отверг не без весомых причин.
В самом деле, в получении мистического опыта материальными – и притом искусственными (!) – средствами, согласитесь, присутствует немалая доля «техногенности», «машинности». Это средство по свему характеру и происхождению есть элемент и продукт того самого обезличенного техногенного мира, преодоление которого ставится задачей. Налицо получение определённого духовного опыта не сверхестественным и даже не естественным, а противоестественным путём – путём техничского (вернее химического) ухищрения, своего рода обнана нормальных физиологических процессов. Получается в некотором смысле «духовность с чёрного хода» или «из подвала». Притом, облегчённая, то есть не требующая собственного духовного напряжения и труда, даваемая сразу и автоматически, как... как бесплатный сыр в мышеловке.
Не буду сейчас углубляться в вопрос, сталкивается ли в данном случае человек просто с иллюзией или получает «с чёрного хода» доступ к определённым реальным внечеловеловеческим сущностям. Допустим даже, что прелесть (в христианском смысле этого слова) психоактивов состоит только в иллюзии, а не в реальном мистическом опыте (что было бы с учётом изложенных выше аргументов много опаснее). Но и в этом случае их применение не оправдано. И лучше не иметь мистического опыта вовсе, оставаясь на уровне обрядно-догматической религиозности, нежели иметь иллюзию оного или, тем паче, опыт, недоброкачественный в духовном отношении.

Второе моё возражение скорее социального плана. Его я уже излагал при обсуждении Вашей заметки «в Контакте». Суть его состоит в том, что в случае легализации психоактивов, Система (в том значении этого слова, в каком его использовали «Новые левые», а затем и «Новые правые») легко и непринуждённо переварит их, сделав частью масскультуры потребления. Первое, что она (Система) сделает в случае легализации наркотиков – это поставит их производство, рекламу и потребление на коммерческие рельсы. Собственно, именно таким образом Система переварила в своё время и западную «сексуальную революцию» (инициированную как раз теми самыми западными хиппи 60-х), и нонконформистскую по своему изначальному заряду рок-музыку, и панк-движение. Причём, обратите внимание, что при каждом таком «освобождении» ситуация не улучшалась, а ухудшалась. Объективно при этом культура разрушалась и деградировала, следовательно, снижался и духовный, и интеллектуальный уровень общества, и, следовательно, возрастала власть Системы.
Возьмём, к примеру, западную «сексуальную революцию». Охотно допускаю, что изначальный заряд её состоял в освбождении от отчуждения, навязанного техногенным пуританско-капиталистическим миром, в освобождении от рамок отчуждающего опосредования любых и всяческих форм межчеловеческих отношений регламентом отношений товарно-денежных или юридчески-договорных. Вполне допускаю, что в изначальном импульсе движения была своеобразная «коммунистическая» общинность, декларация открытости человеческих отношений. Однако к какому результату это привело? «Сексуальная революция» была мгновенно подхвачена и осёдлана капиталократической Системой и низведена до порнографии, до поставленного на коммерческий поток культивирования похоти, блуда, а по мере пресыщения – всевозможных половых извращений. В итоге мнимого «освобождения» был нанесён колоссальный удар, во-первых, по культуре, а, во-вторых, по семье как ячейке общества. В результате «освобождению» (от культурных ограничний) подверглись только низменные инстинкты, на «раскрепощении» которых власть манипуляторов только крепнет. Вместо чаемой хиппи гуманизации произошло, во-первых, массовое оскотинивание и развращение общества, и, во-вторых, усиление отчуждения и дальнейшая социальная атомизация за счёт кризиса семьи и разобщения поведенческих стереотипов старшего и младшего поколений. А ведь всё это можно было заранее предсказать, если бы не то чтоб с полным доверием, а хотя бы с минимальным вниманием борцы и «освободители» отнеслись к многовековому духовному опыту, кристаллизованному в рамках религиозных традиций.
Та же история произошла с панк-движением. Изначально это был бунт против пошлости шаблонов коммерческого масс-культа. Но Система очень быстро не только легализовала этот бунт, но и стала его «вознаграждать», ставя на коммерческую основу. В результате ненормативная лексика, скотообразный внешний вид и непристойное поведение стали господствующим каноном сначала шоу-бизнеса, а потом и повседневной жизни. По сравнению с допанковской попсой это шаг не вверх, а вниз. Шаг дальнейшего разрушения культуры и низведения человека до животного. Легко управляемого животного.
Практически та же история повторилась и с жанром «фэнтази», который изначально возник как протест против техногенно-машинного мира и реабилитация «архаики» и «средневековья» – общества доиндустриального, аграрного типа с соответствующими формами мировоспиятия. Недаром один из основположников жанра английский писатель Дж.Р.Р. Толкин в письме к Мильтону Уолдмену говорит о своём знаменитом романе «Властеин Колец»: «Так или иначе, перед нами всегда три проблемы - Грехопадение, Смерть и Машина. Падение неизбежно, хотя происходить может по-разному. Отсюда рукой подать до жажды Власти, до стремления как можно быстрее осуществить свои желания, а следовательно - и до Машины (Магии). Под последней я разумею применение внешних средств вместо того, чтобы обратиться к внутренним силам, а также использование этих внутренних сил в недобрых целях. Проутюжить мир, словно бульдозером, подчинить себе волю других... Проблема Машины выросла из проблемы Магии».
Именно в качестве протеста и отказа от техногенного, отчуждённого, товарно-денежного мира возникли в начале 90-х российские движения в спектре от толкинистов до реконструкторов и от ролевиков до «глюколовов». Однако, Система и эту форму протеста не только легализовала, но и «субсидировала», создав целую индустрию фэнтази-литературы и кинематографии, а также компьютерных и настолных фэнтази-игр, то есть своего рода фабрику грёз и эскапистских иллюзий на любой вкус (см., напр., мою статью «Матрица: фантастика или реальность»).
Мораль сей басни такова, что чаемая хипповским сообществом легализация лёгких наркотиков, буде она состоится, не только не оправдает надежд, но приведёт к дальнейшей глубокой деградации общества, станет средством не расширения, а сужения и деградации сознания. В конечном счёте сведётся к поставленной на коммерческий поток индустрии банальнейшего и пошлейшего «кайфа».
Что со своей сторны я бы мог предложить? Во-первых, для начала изменить постановку задачи. Ставить целью не реставрацию покойного движения америкаских 60-х в его исторических формах (что само по себе не более реально, чем реставрация, скажем, Римской Империи), а инициацию новой культуры, ставящей задачу преодоления отчуждения человека от человека, от природы, от культуры, от истории, от собственной дятельности, задачу творческой, интеллектуальной и духовной самореализации личности. Опыт хиппи с учётом срока жизни этой культуры от возникновения до упадка следует, на мой взгляд, признать ценным скорее в качестве учёта допущенных ошибок, чем в качестве образца для копировани и подражания. Делать ставку, на мой взгляд, нужно на раскрытие внутрених духовных и творческих сил, а не на костыли в форме психоактивных препаратов. Это предполагает взращение и формирование социальной среды с присущими ей духовными, интеллектуальными, эстетическими и этическими ценностями, формами межличностных отношений, образом жизни и быта, психо-эмоциональным настроем, которые бы были максимально благоприятны для раскрытия внутренних сил и творческого потенциала личности.
Позволю себе при это высказать "еретическую" мысль, что без усвоения в той или иной форме "наработок" христианской (более того, православной) традиции ничего устойчивого построить не удастся. Все ж таки двухтысячелетний коллективный опыт мистической практики – это что-то да значит. Вопрос только в том, чтобы совмещение живой молодёжной культуры с христианской традицией было естественным и избегло бы крайностей как казённой катехизации, так и нью-эйджерской вседозволенности.
Из образа жизни хиппи, на мой взгляд, наиболее положительный элемент – это существование свободных комунн (или хотя бы как минимум вписок), установка на возвращение к природе и, конечно, гениальное открытие в виде автостопа. Автостоп это вообще целая революция в образе жизни, разрушающая как коммерческое опосредование путешествия, так и барьеры нормативного межличностного общения.
Впрочем, формирование такого рода новой культуры может иметь хотя и важное, но только вспомогательное значение. Устойчиво существовать в мире господства капиталистических отношений она не сможет. Такая культура может иметь историческое будущее только в случае, если сформирует массовый тип человека, готового и способного разрушить барьеры капиталистических производственных отношений и коренным образом перестроить социальное устройство, по меньшей мере, в масштабах отдельно взятой страны. Если же новое движение пойдёт по пути пассивного избегания, по пути формирования «заповедника» человеческой культуры и человеческих отношений в обезличенном мире глобальной капиталократии, то его поражение будет только вопросом времени.

Сергей Александрович Строев,
кандидат биологических наук, научный сотрудник Института физиологии им. И.П. Павлова РАН,
член КПРФ, главный редактор сайта «Русский социализм – Революционная линия» http://russoc.by.ru/

Ответить
Илья Губанов [2008-03-06 23:17:20]
Мне, конечно, за исключением тезиса об уважении к мистической православной традиции (и , шире, вообще к богатейшему духовному опыту христианства, предложившему человеку Альфа и Омега - Нравственный Закон), трудно с чем-либо согласиться. Думаю, что укоренённость в языке и национальной традиции - это не про психоделическую культуру 60-х. Это новая синкретическая традиция с сильными элементами архаики, в значительной мере претендовавшая (и не без оснований) на универсальность планетарного масштаба. В этом смысле она противопоставила себя любой вариации новоевропейской культуры(будь то американская, английская и т.п.). Думаю, колоссальные творческие достижения за один 1967 год нельзя сбрасывать со счетов.
Другое дело, что культурная традиция, тем более несущая такое множество архаических элементов, как движение хиппи - это целый комплекс взаимосвязанных культурных кодов. При этом что-то выбросить из традиции, а что-то оставить, не искажая ее целостности как живого организма, очень трудно. Вы предлагаете как раз провести такого рода операцию.
Я пытался найти сильные аргументы в пользу Вашей критики методик расширения сознания, и не нашел. Психоактивные вещества очень различны по своему действию, поэтому прикреплять ко всему ярлык "прелести", на мой взгляд, нет решительно никаких оснований. Никаких прямых запретов на употребление их в Священном Писании нет. Конечно, трудно совместить хиппизм, скажем, с иудаизмом, мусульманством и протестантизмом, но это также дискуссионный вопрос. Есть вполне легальные препараты, обостряющие восприятие, вполне легальные препараты, являющиеся мощными психоделиками. Духовный и эстетический опыт их применения пойдет только на пользу. При этом, конечно, необходимо соблюдать технику безопасности, в любом виде человеческой деятельности ее несоблюдение приводит к печальным последствиям. Завершая,проиллюстрирую свою мысль о пользе методик изменения сознания простейшим примером. Эффект "голодного мозга", испытывающего сенсорную недостаточность и в результате этого переходящего в режим творческого продуцирования, может достигаться как сенсорной депривацией в пещере отшельника (мы берем здесь этот приземлённый аспект гораздо более глубокого опыта), так и сенсорным перенасыщением посредством созерцания динамических цветных фракталов (подобная практика характерна для хиппи 67 года, когда в танцзалах Филлмор и Авалон под психоделическую музыку демонстрировались яркие цветные "жидкие проекции" посредством "волшебного фонаря"). Польза для обострения художественного восприятия очевидна.
Итак, костыли тут не причем, речь идет о пище, о пище для мозга и души. FEED YOUR HEAD, как пели в "Белом Зайце" Jefferson Airplane.
Заканчивая нашу дискуссию по этому вопросу, скажу еще вот о чем. Психоделическая культура - слишком сложный и глубокий антропологический феномен для формы анализа, которая у Вас приведена - расчленять всё на элементы, на чёрное и белое. И мы должны исходить из реалий, которые есть. Внушить обществу что-либо догматическое в эпоху постмодернизма, когда показана относительность и ограниченность жестко определенных догм и концепций, фактически невозможно. В этом смысле методики прохождения измененных состояний сознания (ИСС) в качестве полезного (но далеко не единственного) средства получения мистического опыта видятся весьма перспективными. И они действительно проверены многотысячелетним опытом существования архаических духовных традиций, когда искусство было сакральным. Не является ли обмирщение европейской культуры Нового Времени закономерным итогом отказа от этих традиций? В результате мы имеем уже на протяжении столетий светское искусство, в котором земные страсти в центре внимания, а само искусство низведено лишь до уровня развлечения. Дегадация до уровня современной попсы и пошлости масс-медиа видится мне закономерным итогом развития новоевропейской культуры. И возвращение к архаике на новом этапе представляется мне неизбежным.

Для меня эта книга - первое что я читаю на подобную тему. Как большой меломан, я очень люблю музыкальную культуру шестидесятых. Группы Jefferson Airplane, Doors и Gratefull Dead являются одними из моих любимых, однако философская сторона эпохи мне была до этого практически незнакома. Поэтому я хочу выразить благодарность автору за проделанную работу.
Исследование во-первых отражает историю этого культурного движения, исторические и религиозные паралелли подчеркивают его уникальность и неповторимость. Во-вторых, как новичку мне понравилось обилие ссылок, которые, как говорится, помогут направить "ищущего человека". Это же касается и приложения, в котором с особым интересом прочел беседы (Саммит на Дебаркадере). Понравились интересные идеи об альтернативных способах расширения сознания. Хотя реализация или популяризация этих идей очень сложна, прежде всего потому, что наркотические способы всегда будут более популярными, к сожалению.
Когда начинал читать, особенно хотелось узнать о причинах заката эпохи. Однако, тут у меня все еще остались вопросы. "Запрет ЛСД наряду с угасанием психоделической культуры привели к увлечению молодежи тяжелыми наркотиками, главным образом героином, приводящим к быстрой деградации личности и гибели наркозависимого" - с этим мнением я абсолютно согласен. Однако с чем связано "угасание психоделической культуры"? При всей моей любви к Дженис Джоплин и Джиму Хендриксу - они, грубо говоря, предали музыку, предпочтя её наркотикам и алкоголю.
Ну, и напоследок, после прочтения мне стало немного грустно. Особенно после вот этого "Алан Воттс - Надо сказать, я на собственном горьком опыте убедился, что нет ничего более склонного к насилию, чем движение за мир. Знаете, когда пацифист впадает в сильное возбуждение, трудно представить себе человека более упертого, не терпящего возражений и просто дышащего ненавистью."
На самом деле не хочется верить, что все подобные движения и культурные феномены обречены на гибель. Поэтому очень важно чтобы как можно больше было подобных исследований.


Ответить

На мой взгляд, это именно то, что нужно. Это не ностальгическая заметка для узкого круга "своих", давно знающих "психоделическую эру" как свои пять пальцев. Это не декларативная листовка и не опыт профанации идей 60-х, направленных в "массы", а на деле - в пустоту. Это научный труд, но не "академический", а скорее "научно-популярный".
Нам не хватало именно такой книги - честной, написанной с симпатией к тем дням, но без искажения фактов, действительно объёмной и способной познакомить всех желающих с культурой Сан-Франциско 60-х. А самое главное, это не перевод мистера некоего мистера Стоуна, это книга нашего современника, знающего реалии нашей жизни. И мне хочется верить, что колоссальная работа, проделанная автором (взять хотя бы беспрецедентные для наших широт и долгот переводы "Оракула"), создаст приятный прецедент и поспособствует развитию интереса к эпохе Цветочногй Власти.

Ответить

В своей работе Губанов И.Б исследует культурное сообщество Хайт-Эшбэри с точки зрения различных методологий.
Первое что бросается в глаза при прочтении то, что автор не пускается в красочное описание жизни представителей сообщества, восхваляя или ругая ее особенности, а довольно четко говорит о сути явления как социального феномена. Анализирует и между тем предоставляет возможность читателю делать выводы самому. Автор очень тонко и бережно настраивает на восприятие того, о чем будет говорить далее, постепенно подводя к последующим темам.
Интересна структура работы – от исторического обзора к специфичеки-научному анализу и завершается приложениями с цитируемыми источниками. Таким образом, читатель проходит путь от феноменолога до непосредственного участника действий описанных в работе. Путь этот по форме напоминает петлю, то есть сначала это взгляд с высоты исторического опыта, позволяющий сопоставить факты, анализировать особенности событий; затем появляется возможность наблюдать со стороны, но внутри событий; после читатель становится свидетелем научных исследований, специфичных, сложных, но в силу актуальности представляемых результатов доступных; и, наконец, возвращается к эпохе, культуре проникаясь и воспринимая ее с учетом информации полученной до этого… Такая структура удачна тем, что это системное донесение информации до сознания читателя с учетом многих особенностей человеческого восприятия.
Так же обращает на себя внимание особенности стиля автора. Это довольно четкий, безоценочная исследовательская позиция, глубокий анализ, ненавязчивость взглядов и уважительное отношение к авторам – И.Г. приводит оригинал цитаты и только после предлагает перевод. Это искренняя работа, в ней чувствуется вера автора в идею работы, а от глупого и часто распространенного фанатизма вера отличается глубоким личностным смыслом и ценностью, это прежде всего проявляется в особенности написания введения и подбора цитат для приложения…
Язык работы точен, наполнен терминологией различных дисциплин, и в тоже время эстетизмом. На мой взгляд, это идеальный вариант, так как в мире уже достаточно литературы на подобную тему и именно благодаря массовости, отсутствии методологической платформы, научно-исследовательского подхода и бытовому языку большинство из них не представляют никакой ценности. Эта же работа дает огромную почву для размышлений и изучения культурных феноменов и обладает высокой степенью теоретической значимости.


Ответить

Буду немногословен . Наиболее правдивый и четкий способ осознать,почувствовать происходящее в 1960ые в мекке Психоделического движения.

Ответить
Книга Ильи Губанова, на мой сугубо личный взгляд, является именно той книгой, которая нужна для комплесного понимания такого исключютельно интересного культурного феномена как движение хиппи.Самое большое достоинство книги, как мне кажется, состоит в научном подходе, в том системном анализе, который позволяет проследить, по каким принципам и на основе каких культурных традиции развивалась эта субкультура.

Страницы: 1