Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Александр Некрашевич
Елена Хмелевская



Лана Борисова

Полученные рецензии (всего - 5)
Страницы: 1

Инна Кайлин [2009-06-15 22:47:52]
Рецензия на: Лана Борисова - "Козули*"
До упоминания о сере всплывает множество вариантов того, чья тень, чье рыло, и чье отражение преследовало героиню.
Сера сводит все к одному варианту, к теме рассказа, собственно (две стороны – вечное). Но остается вопрос об образе визуальном и осязаемом. Какой была тень? Может, тень чего-то из прошлого, узнаваемого в настоящем, ведь именно память ведет героиню к «нему».
На мой взгляд, пассажи про скольжение тени, ледяное дыхание – обычные слова для устрашения, которые, не принимая никакой формы в глазах у читателя, забудутся быстро (или не забудутся, потому что именно так видится шаблонный образ…)
Почему она именно сейчас увидела тень, рыло, дыхание? Героиня должна была связать события, хотя бы пояснив все для себя, но она наоборот отрицает связь:
«Ты можешь хотя бы в Сочельник подумать о боге?»
То есть, и тень, и рыло, и палец в затылке были всегда (супротив хотя бы), тогда почему:
«Мне хорошо. Это не займет много времени. Одна земная жизнь, кусок гнилого мяса» - это дань дьявольщине или намек на какой-то сеанс? Испытывала ли она ранее, и вообще стоит ли говорить о земной жизни, если героиня не собирается умирать.
«Длинный палец с ужасающим когтем не встретит сопротивления: мой затылок мягок, глубок и гостеприимен» - также и тут. Ну чем он ужасает-то? Может, героиня не хочет вспоминать, а он тянет из нее эти воспоминания… потому затылок глубок (колодец памяти), гостеприимен – не хватает образа, не хватает мотива для всплывающих воспоминаний.
«Ты можешь хотя бы в Сочельник подумать о боге? Ты можешь хоть раз сделать правильно что-то?» - я не против риторики, но здесь очевидна связь: земная жизни и бог. Думаю, нужна связка. А слова о правильно стоит вложить в уста того, кто чаще всего героиню укорял.
«Мука сыплется, это правильно, больше воздуха, воздуха, воздуха... Кто даст его мне?» - вижу неиспользованный прием. От читателя спрятано настоящее героини, потому ее восклицание про воздух зыбко. Предложение - набор связанных (с трудом) по смыслу словосочетаний. «Мука сыплется, ей нужно больше воздуха, воздуха дайте мне» - по-моему, сыплется мука по законам физика, а не по правилам героини.
«Я черная, черная, белая сыплется, сыплется, горкой могильной, нет, Света, всего лишь для теста, всего лишь печенье» - до мантры не дотягивает. Может, сделать упор на то, что героиня в черном (потому черная), показать контраст?
«всего лишь для теста, всего лишь печенье. Какая хорошая мысль: испечь на Рождество, на елку нацепить для него, он оценит» - в одном бы слить и убрать «какая хорошая мысль», «для него» (он оценит все поясняет).
«Он тоже хочет есть, ты же знаешь. Иначе зачем ему жертва?» - опять вопрос. Иначе: он тоже хочет есть. Ты же знаешь зачем ему жертва (хотя печенье, скорее подношение).
«Голод помню - это кирпич в желудке: углы, грани, вес» - связка с его голодом пропадает из-за «помню». Без «помню» - героиня примеряет на себя, как и должно быть.
«От запаха зябнет лицо, какой странный эффект, тру щеки» - чувствует, думает, трет – все в одну фразу без разбора. Может, странно зябнет, и растирает она как на морозе (каком-нибудь там эмоциональном).
«я - варю инвалидам супы, мою окна, перебираю перины, все что угодно, тридцать рублей в час» - вталкивание в одно предложение через запятую. Почему нет тире? « - все, что угодно за тридцать рублей» - логичнее
«У нее другие клиенты, другие часы и в других местах кирпичи.
Не отвлекаться. Желтки тереть с сахаром. Все в прошлом» - плохой монтаж, ведь в воспоминания главное плавность перехода. Кирпичи-тереть – мне видится связка. Кирпичи – почти жизнь – перетирают их, как она желтки с сахаром.
«Все в прошлом. Хотя нет, почему же?» - зачем загонять в прошлое, чтобы извлечь, вопроса ради: «А забыла уже, как завидовала красоте её? А помнишь, какой она стала, когда "хозяева" по лицу сапогами?». А потом – «Не надо об этом сейчас. Надо думать о нем, о любви его, о страданиях». Топтание на месте, нельзя, но буду. Лучше бы смотрелось не чередование вопросов и ответов, а настоящего и прошлого(и не нужно называть прошлое прошлым, а контраст в сравнении делать).
«Я ведь умею, я ведь так в этом преуспела когда-то. Когда нельзя было о другом» - зачем здесь второе «я» и «когда»?
«Ты хранил меня: улицы я не хлебнула так, как могла бы,
но девочке нужна "крыша". Был выбор - панель или ...
Теперь просыпаюсь и думаю, что ошиблась тогда. Дать вые*ть себе мозги, душу натянуть!
Воспитание роль сыграло или брезгливость природная - какая разница. Тебя найти хотелось, но не так чтобы очень» - здесь потерян порядок изложения. «не хлебнула так, как могла, но девочке нужна "крыша"». Скорее, сперва нужда, потом выбор, а уже следом – итог. Все можно было уместить в одну-две фразы.
«Тебя найти хотелось, но не так чтобы очень» - это невразумительно.
«Теперь просыпаюсь и думаю, что ошиблась тогда. Дать вые*ть себе мозги, душу натянуть!» - а хладнокровнее смотрелось бы жестче, и вообще – ошиблась, дала (согласование времен).
«Одиночество, голод, страх, необходимость где-то быть. А ведь они ловят по выражению глаз» - почему «а ведь»? здесь уместнее тира и пояснение (одиночество, голод, страх …. – они ловят по выражению глаз).
«Юбки носить, краситься - обязательно. Зубрили библию хором» - опять же либо в настоящем, либо в прошедшем
«Мне что, я зомби, мне все логичным кажется, а здоровый человек уже в построении фразы слышит безумие. Смешно: тогда в секте заправляли "миссионеры" из Штатов. У нас у всех был акцент, и говорили мы штампами типа "это просто невероятно об этом", и ударения на первый слог, и интонация взлетала к концу фразы - даже идиоту понятно, кто мы и откуда» - громоздко, много лишнего: зомби все логичным кажется, а здоровый уже в построении фразы слышит безумие «миссионеров» из Штатов. Их акцент, их штампы «это просто невероятно об этом»….
«Но самое страшное - это бесконечные уверения-заверения в любви. Постоянные. Ежеминутно. Это режет слух постороннему, но внутри как-то свыкаешься» - аналогично, замусорен: бесконечные, постоянные, ежеминутно – избыточность.
«Смотри, Господи, мне смешно! Неужели я смеюсь, вспоминая все это?» - самое время вспомнить о печенье.
Дальше: «Вне зависимости», «Все. Мы вообще как-то» - это лишнее.
«Влюбилась. Гормоны ли, весна ли, или то, что нам было по 17 лет? Чья любовь была это?» - от крови к гормонам, кстати, надо сделать переход.
«запрещено правилами» - тавтология
Здесь я хочу спросить: а где настоящее, где печенье, где то, с чем можно сравнить, чтобы забыть или вспомнить то или другое. Например, о том же Денисе, который как бы подразумевается, стоило бы больше сказать.
«Летом уехал Денис, на вокзале не плакала, хоть и знала, что навсегда. А он и не догадывался. Я все не решалась уйти из секты, все тянула, потому что без "я тебя люблю", пусть казенного и фальшивого, жизнь не имеет смысл» - вот здесь я хочу спросить кто «он», и почему навсегда?
Перехода к реанимации нет, побег не показан: скачок от «люблю» к работе.
«Боооооже, какой отходняк!» - мне кажется, это выбивается из контекста, потому что бог изменился…
«Сектантам было запрещено со мной общаться: те, кто вчера говорил "люблю" - просто переходили на другую сторону улицы. А тут еще лето чертово, "Игры доброй воли"» - где связь между сектантами и жарой? Может, ей жарко становилось от встреч?
«Облака разгоняли, жара до 40, мы снимали халаты, мочили в ведре и одевали их мокрыми - на пол-часа хватало» - выстроить фразу нормально, не перечислять словосочетания.
«Барбитуратовая пришибленность мешала работе. И не только ей: я шла навстречу трамваю» - откуда взялись барбитураты? «и не только ей» - в фразу о работе.
«А потом -
привезли гидроцефалов. Ты сломал меня, ты сломал» - перепутана причина со следствием: ты сломал меня, когда привезли гидроцефалов.
«Сломалась, да.
А в дурке -
главврач смеялся так же, как Денис, запркидывая голову» - здесь можно не повторять про сломалась. А просто: в дурке главврач…
«Меня отпустили, с условием, что я уйду с работы и заведу себе е**ря.
Около сотни мелких костей выше шеи» - утрачена связь? Говоришь А, продолжай Б или не говори А. Нельзя пускать вопли и восклицания на самотек, оставляя жизнь героини за кадром. Что-то ведь изменилось?
«Я ощущаю их танцы под скальпом. Я слышу твой хохот. Я знаю, я знаю. Это всего лишь я. Сама. Зае*ла, сука, со своими приколами» - какими приколами? Факты из жизни, если приколы продолжаются,потому что это:
«Если я что-то и думала, Господи, это не я была, верь мне, пожалуйста. И все, что я впредь буду думать, ты знаешь, короче...» - пустые причитания, которые составляют большую часть второй половины текста.
«Я только костюм. Две штанины. Два глаза. А все, что в карманах, в желудке, в башке – не я, Господи. Бес. А как же мне жить иначе, среди таких же бесов в костюмах?» - в одну фразу, и как «оправдание» пойдет. Можно костюм связать со свечкой.
«Задержалась в палате, засмотрелась на щечки-реснички: "Красивый какой..." "Значит, скоро уйдет. Не замечала разве, они перед смертью всегда такие. И крови в моче больше нет." Больше нет, и на утро не спрошу, кто под простынкой в коридоре. А когда над моим спящим сыном кто-нибудь шепчет "красивый" я не знаю, через какое плечо мне плевать» - отрывок сам по себе интересный. Его бы упорядочить, да и к тексту привязать. Ведь для читателя героиня вышла из «дурки» и должна была найти семью.
«В восемнадцать не страшно, страшно после шестидесяти» - это надо ближе к училищу.
В дальнейшем тексте надо убрать вопросительные фразы, а факты выстроить в беспощадную череду. Потом завершить не так: «Это все - для меня? Чтобы я мяла тесто и благодарила». Вроде: замешиваю тесто и благодарю за то, что в моей жизни нет этого, и, держа сына за маленькие-теплые-цепкие-доверчивые-хрупкие пальчики, осознаю, как ты добр ко мне.
«Черви в ладонях моих, прекрасная музыка в душе. Шутки пятиконечны, дороги разобраны» - с этой фразы реальность пропадает, слова витают где-то, как говорится в «высших сферах», может, и сияя красивыми сравнениями, но без привязки к реальности они выглядят так, будто автор из рассказа скатился до эссе с вопросами и беспросветно-слезливой риторикой.
Можно оставить:
- как сказать сыну о смерти (описание эпизода из жизни героини);
- про счастье (только сократить вопросы);
- про радость;
- финал.
Но не размазывая на абзац, ведь смысл умещается в двух-трех фразах.

Ответить

Елена Текс [2009-06-05 21:11:20]
Рецензия на: Лана Борисова - "Воробьи"
Интересно написанная, очень печальная миниатюра.И эта недосказанность усиливает эту печаль. К сожалению, все как в жизни... Успехов!

Ответить

Миниатюра со своим стилем - сдержанным, на грани недосказанности. Выбор данной формы вполне оправдан: автор, пишущий такими ёмкими фразами, как "У нее были Барби в кровати, одинадцать свечек на последнем торте и мама, которая плакала от слова "ампутация"" может позволить себе лаконичность в столь сложной и тяжёлой теме. Понравился сквозной образ воробьёв, эпизод со временем. Игра звуков и семантики.
Спасибо.

Ответить

Татьяна Брехова [2009-05-27 03:20:48]
Рецензия на: Лана Борисова - "Штука"
Лана, в одной из рецензий написано о дуализме Вашей миниатюры. По-моему, повествование очень цельно, по крайней мере, с точки зрения формы. Кажущаяся двойственность, полярность построения - это на самом деле(мое видение)обрывочность мысли наблюдателя, которому не так-то просто проговорить даже про себя некоторые слова. "Холодными...... не должны непожвижными". Трудно говорить о детской боли. И эти моменты душевного страдания наблюдателя хорошо переданы. А в остальном, да. здесь два мира - детский и взрослый. Игры последних страшнее.

Ответить

Нил Аду [2009-05-27 01:34:07]
Рецензия на: Лана Борисова - "Штука"
Интересно.
Непонятно.
Пытаюсь разобраться.
Необычная форма сразу притягивает внимание.
Потом возникает вопрос:
Зачем?
Почему?
Форма дожна определяться содержанием.
Но здесь прямой зацепки нет.
Может, просто так? Игра? Эксперимент?
Нет, не похоже. На такой теме в формочки не играют.
Тогда что же?
Раздвоение сюжета? Варианты развития событий?
Возможно, но не видно точки, с которой сюжет может раздвоиться.
Похоже, но не то.
А может, взгляд на одно и то же событие разных персонажей?
Там же, как минимум, две медсестры.
Давно работают вместе, и в какие-то моменты могут думать синхронно.
Если бы ещё думали не на таком узко-специализированном слэнге!
Но иногда мысли расходятся, нюансы восприятия разные.
Или они к разным детям подошли?
Честно говоря, не понял, где живой ребёнок, а где нет.
И это наверное, плохо.
А в самом конце опять общая мысль: когда ж это кончится?
И действительно - о чём ещё можно думать, постоянно сталкиваясь с таким ужасом?
Пожалуй, всё.
Другого объяснения не нашёл.
Если расшифруете - буду рад.


Ответить

Страницы: 1