Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Мята и базилик

Евгений Пейсахович

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 3845 знаков с пробелами
Раздел: "Ненастоящее время"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Из сб. Ненастоящее время


В армейской бане пахнет мятой и базиликом. Бойцы тихи и сосредоточены. Времени на мытьё не много, а успеть вымыть надо всё.
Они почти не разговаривают друг с другом. Разве что по необходимости.
Слышны приглушенный стук оцинкованных шаек и плеск воды. Вдоль стены, напротив закрашенных почти до самого верха бурой половой краской окон, тянется ряд душевых кабинок, лишенных дверей, - салатного цвета стойки – чахлая рама из тонких досок и фанера. Наверху из стены торчат короткие обрезки ржавых труб. Ни одного душа нет. Воду, горячую и холодную, набирают в шайки из двух далеко разнесенных друг от друга кранов. Наберут полшайки кипятка – и идут, стараясь ступать осторожно и боясь поскользнуться, к крану холодной воды. Можно делать наоборот. Набирать сначала холодную воду. Так безопасней. Но считается признаком слабости.
Краны просто торчат из стены. Раковин под ними нет, но заботливо поставлены некрашеные короткие лавки, чтобы не держать шайку в руках, когда набираешь воду. На пол шайку не поставишь – вода из обоих кранов либо бьёт брызжущими струями, либо не течёт вовсе. Ещё с холодной водой это можно как-нибудь пережить. А горячие брызги обожгут ноги.
- Будьте так непомерно любезны, - обращается к своему товарищу распаренный белобрысый парень с припухшими и покрасневшими веками, - передайте мне во-о-он ту вехоточку, если вас не затруднит, - он показывает пальцем на бесформенный мокрый ком, свисающий с боковины душевой кабинки, как остатки разрушенного птичьего гнезда.
- Извольте, - его товарищ без труда дотягивается до вехотки, лёгким движением сдёргивает ее и протягивает в клубы густого пара.
- Спасибо огромное, - говорит белобрысый. – Я, признаться, не сразу решился попросить вас об этой любезности. Просто страшно подумать, в каком положении я оказался бы, если бы вы мне отказали.
Он успевает шоркнуть по мокрой вехотке бледно-коричневым куском мыла и застывает, растерянно моргая покрасневшими веками. Из пара на него выплывает его товарищ, на голову его ниже, худой, смуглый, с впалой грудью, поросшей чёрным курчавым волосом, с покатыми плечами.
- Чо ты сказал? – сквозь зубы угрожающе цедит он. – Повтори, сука, чо ты сказал. Ты чо, гнида, думаешь, я мог отказать товарищу в столь мелкой просьбе? И у вас ещё хватает наглости заявлять это публично. Вы хотя бы понимаете, что ставите под сомнение мою репутацию?
- Но я не... – белобрысый пятится и больно ударяется локтем о край оцинкованной шайки с кипятком, которую кто-то из его соседей, почти не различимых в пару, несёт на вытянутых руках.
- Блядь, - говорит тот, у кого в руках шайка с кипятком, и сокрушенно качает остриженной наголо головой. – Чо - ваще ох...л? Что ж вы, батенька, так неосторожны? Я из-за вас едва член себе не ошпарил.
- Да я, право же, ненарочно, - белобрысый вконец расстроен, чуть не плачет. – Никогда бы себе не простил, если бы вы из-за меня член себе ошпарили.
- Полноте, господа. Не ругайтесь, - примирительно говорит худой, с впалой и волосатой грудью. – Это я во всём виноват. Нервы, знаете ли.
- Да ладно, чо, - тот, у кого в руках шайка, кивает. – Всякие недоразумения случаются. Кроме того, согласитесь, поскольку член я себе всё-таки не ошпарил, стоит ли портить отношения из-за какой-то гипотетической возможности, которая осталась нереализованной. А теперь, если позволите, я пойду наберу холодной воды. Времени у нас не много, а успеть вымыть надо всё.
- Конечно, конечно, - худой отступает и скрывается в клубах пара. – Уж вы простите меня, христа ради.
Белобрысый часто моргает покрасневшими веками, мнёт в левой руке вехотку, а правой, в которой зажат скользкий кусок мыла, помавает в воздухе, будто собирается сказать еще что-то. Но собеседники уже разошлись, и говорение утратило смысл.
Белобрысый вздыхает.
Горячий пар пахнет базиликом и мятой.




© Евгений Пейсахович, 2010
Дата публикации: 2010-05-23 15:04:16
Просмотров: 1397

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 79 число 76:

    

Рецензии

Ваагн Карапетян [2016-01-31 21:25:20]
Знакомая картина. Как вчера это было...


Ответить
к несчастью, и сегодня...

Отзывы незарегистрированных читателей

Л. А. [2012-04-20 20:26:08]
Очень даже значим этот вопрос. Может, запах этот имел какое-то значение. Что-то не нахожу я в ваших рассказах "случайных случайностей". А ладан не только со смертью связан. Со святыми вещами ) И герои у вас святые ) Вот и подумалось.

Ответить
да... вы уж похлопочите потом перед чортом-истопником, чтоб он мне за моих персонажей када-нить под котёл лишнее полено бы не подложил... заначил бы где-нить и соврал бы, что сгорело...
Л. А. [2012-04-20 19:39:53]
Интересная игра. Приём этот - антифразис - я впервые вижу в роли системообразующего принципа. Похохотала. А почему запах базилика и мяты? Мож, ладана и мирры было бы забавнее?

Ответить
вопрос "почему" в данном случае не к месту, мне кажется. в такой реальности - какое может быть "почему"?
но не мирра, конечно и не ладана, потому что ладан связан со смертью, а тут - жизнь, перспектива... хы