Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Попутчик

Сергей Боровский

Форма: Рассказ
Жанр: Юмор и сатира
Объём: 6991 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Случайная встреча с банальным началом и непредсказуемым концом


- Добрый вечер! - сказал он и протянул руку для приветствия. - Меня зовут Станислав Аркадьевич.

Мне пришлось оторваться от кроссворда и ответить ему взаимностью.

- Очень приятно. Егор Петрович.

Мужчина сунул изящный чемодан в багажник и опустил полку, немедленно усевшись на нее.

- До Питера?

- Да.

Вопрос, конечно, относился к разряду символических - ночной экспресс до Санкт-Петербурга не делал остановок. Просто есть такой способ завязывания разговора.

- Значит, нам с вами по пути, - сострил сосед, тут же рассмеявшись своей нехитрой шутке.

Похоже, кроссворд мой так и останется неразгаданным. Надеюсь, он не храпит.

- По делам или так?

- Совмещаю.

- Аналогично, - похвалил меня Станислав Аркадьевич. - Еду на форум по перспективному развитию, а заодно и навестить старых друзей. Вы сами не питерский?

- Нет.

- Так я и подумал.

- Что, так плохо выгляжу?

Станислав Аркадьевич игриво погрозил мне пальцем.

- В ваших глазах нет этой вселенской скуки, присущей жителям города на Неве.

Сейчас он достанет копченую курицу и коньяк.

- Так. Что у нас на ужин?

Бутылка «Арарата» водрузилась на стол, и за ней последовали несколько полиэтиленовых пакетов: с целым лимоном, с домашними пирожками, с обрубком сервелата, с куском подтаявшего сыра... А где птица?

Моим вкладом в общее дело стал пакет с апельсиновым соком и ассорти из сухофруктов с орехами - на сегодня я план по калориям уже выполнил.

- За знакомство! - предложил Станислав Аркадьевич.

Теперь мы определим, по какому варианту будет развиваться наша импровизированная вечеринка. Если он осушит рюмку залпом и до конца, то мне останется уповать лишь на скудность его запасов. Если пригубит и поставит на стол - не высплюсь.

Станислав Аркадьевич выбрал первый вариант.

К обсуждению последних политических событий мы перешли, как и положено, после третьего тоста за женщин, а потом мой новый друг решил посвятить меня в некоторые свои секреты.

- Везу с собой доклад, - полушепотом поведал он, похлопывая по стильному «дипломату». - Это бомба! Опасаюсь даже, не рановато ли мне с ней выходить на публику.

Мой слегка окривевший глаз смотрел на него, не мигая, провоцируя на продолжение.

- Только вам, Егор Петрович. Вам одному.

Он щелкнул замком и извлек на свет пухлую стопку бумаги, стянутую по-современному, прозрачным пластиком.

- Здесь, - потряс он в воздухе манускриптом. - Содержатся ответы на многие вопросы. В том числе и ваши. Как вы думаете, что это?

Станислав Аркадьевич выдрал один листок откуда-то из середины документа и протянул его мне.

Я увидел график. Вертикальная ось его, обозначенная как «кг», гордо уносилась вверх, а горизонтальная сигналила через ровные интервалы: 1900, 1910, 1920 и так далее. Сетка, получившаяся в результате взаимодействия осей, несла на себе замысловатую кривую красного цвета, в палец толщиной. Если не брать в расчет частые провалы, дела у кривой шли в гору, гарантируя прекрасное будущее.

- Это график, - попробовал угадать я.

- Совершенно верно! А чего?

- Затрудняюсь сказать.

Станислав Аркадьевич освежил наши рюмки.

- Перед вами - рост потребления лука в России на душу населения за последнее столетие.

После таких откровений я немедленно опустошил свой сосуд и вцепился зубами в лимон.

- Какую картину мы наблюдаем? О чем нам настойчиво кричат эти загогулины и зигзаги?

- Потребление далеко от стабильности.

- Так. А еще что? - продолжал требовать Станислав Аркадьевич.

Спроецировав провалы на ось «икс», я уверенно заявил:

- Первая мировая война негативно сказалась на потреблении этой овощной культуры. То же самое можно утверждать и по поводу второй мировой. Ну, и в перестройку лук кое-кому оказался не по зубам.

Станислав Аркадьевич глянул на меня так презрительно, что я сразу осознал - экзамен провален. Его профессорский палец наставительно постучал по трепыхающейся бумажке.

- Не война сказалась на потреблении, а как раз-таки наоборот. Сначала россияне стали меньше есть лука, а уж потом произошла мировая катастрофа. Если быть предельно точным - запаздывание составило один год.

- Не может быть, - осмелился возразить я, которому со школьной скамьи внушали, что 1913-ый год оказался вполне себе сытым и благополучным.

- Факт! - рассмеялся мне в лицо Станислав Аркадьевич. - Неопровержимый, убийственный факт! Вот ссылки на данные «Роскомстата» и другие авторитетные источники.

- Но это же означает...

- Именно! Вы схватываете на лету. Имея такой график перед глазами, можно со стопроцентной вероятностью предсказывать катаклизмы и потрясения за год до их наступления.

Я схватил листок и принялся изучать прошлогодние данные: ничего такого, потребление смело рвалось вверх.

- Не беспокойтесь, - заверил Станислав Аркадьевич. - Я за этим строго слежу. И при первых же поползновениях, будьте уверены, использую все свои возможности, чтобы донести информацию до широкой общественности.

В этот момент мне захотелось его расцеловать, но Станислав Аркадьевич преградил мне дорогу новым листком, выдранным из недр рукописи.

- Что вы на это скажете?

Передо мной возник опять-таки график. Его сходство с первым было столь же очевидно, как и различия - кривых теперь имелось две: красная и синяя. Они не соприкасались друг с другом, но удивительно точно воспроизводили присущие им обоим колебания.

- Ради Бога! - взмолился я. - Не томите!

- Это рост ВВП!

Мы встали на ноги и выпили за процветание Российского Государства.

Далее я ознакомился с графиком, отображающим демографические процессы и инфляцию. Как легко догадаться, второй являл собой зеркало по отношению к луковой зависимости россиян - он затыкал провалы пиками, и топил горы в безднах. Лук влиял практически на все: на показатели успеваемости в школах и надои молока, уровень патриотизма и православного самосознания, успехи в космической области и ситуацию с коррупцией.

Мы отошли ко сну примерно в третьем часу ночи, а в шесть утра - незадолго до прибытия - нас разбудил вежливым стуком в дверь проводник, предложив освежиться чаем.

На перроне Станислав Аркадьевич вручил мне свою визитку и дружески обнял.

- Звони в любое время, Егор. Не стесняйся.

На богатом образчике картона значилось нечто член-корреспондентское.

- Мы еще о многом можем с тобой поболтать.

- Непременно, - ответствовал я, малодушно помышляя о пиве.

Он уже тронулся, было, своей дорогой, но вдруг остановился и вернулся ко мне.

- И ведь это еще только начало, - поднял он вверх свой гениальный палец. - Ты даже представить себе не можешь, сколько еще тайн сокрыто от нас плотным занавесом Природы.

Я не нашелся, что сказать, и Станислав Аркадьевич веско произнес:

- Морковь!

- Морковь?

- Да. Морковь. Подумай об этом на досуге.

Он зашагал от меня прочь, размахивая «дипломатом». Чемодан на колесиках катился чуть сзади. Через минуту его величественная фигура растворилась в толпе, а я побрел на вокзал, терзаемый размышлениями и похмельем.

© Сергей Боровский, 2011
Дата публикации: 2011-04-03 06:01:51
Просмотров: 2183

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 87 число 80:

    

Рецензии

Пять полновесных баллов!

Ответить
Сергей Боровский [2011-04-04 01:41:28]
Спасибо

Отзывы незарегистрированных читателей

Яна Бори [2011-10-09 18:24:14]
Улыбчиво. А люди диссертации пишут. Спасибо. Понравилось.

Ответить