Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Александр Кобзев
Михаил Белозёров
Станислав Шуляк



Мир лилового неба 11

Юрий Леж

Форма: Повесть
Жанр: Фантастика
Объём: 9976 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Продолжение повести.


***
На платформе станции «Цветочная» свет был притушен, по обе стороны стояли пустые вагоны с широко открытыми дверями, будто приглашающие войти внутрь, присесть, отдохнуть после неизбежной и неумолимой суетливой беготни на поверхности, но основная масса людей пренебрегала этим приглашением, хаотично двигаясь по перрону, иногда останавливаясь, группируясь небольшими кучками, чтобы обменяться десятком-другим слов и продолжить свое пустое, ненужное никому движение.
Но унтер-офицера Зольного, с трудом преодолевшего сход с эскалатора, его сопровождающие едва ли не силой, буквально под руки отвели в хвостовой вагон, притаившийся в полумраке в конце платформы, совсем рядом со входом на станцию. Только здесь, окончив борьбу с непослушными ногами, Вальтер позволил себе еще раз внимательно приглядеться к неожиданному спутнику, оказавшемуся так во время в нужном месте. Усаживая унтер-офицера на мягкое широкое сидение вагонного дивана, незнакомец слегка усмехнулся уголком губ:
– Вальтер-Вальтер… разве не помнишь кого на вашей улице, кроме тебя, тупым тевтоном дразнили?..
– Неужели? – шевельнулся, устраиваясь поудобнее, Зольный. – Не может быть, ну, ты и вырос… Морис.
– Ну, вот, а, небось, два дня голову ломал – с какой стати к тебе штатский присматривается? не шпион ли какой в городе объявился, – засмеялся легко и непринужденно фон Лест.
– Вот так встреча через двадцать лет, – удивленно покачал головой Вальтер. – Как в романе, честное слово!
– Да какие тут романы, – насмешливо возразил Морис. – И двадцати лет еще, кстати, не прошло… Ты бы лучше, «тупой тевтон» познакомил меня с…
Фон Лест не стал торопиться, обозначая девушку, прогуливающуюся вечерами с унтер-офицером, ни женой, ни невестой, хотя прекрасно знал, проинформированный Урбусом, что живет Вальтер в доме самой близкой родственницы, уступающей им обоим в возрасте полные шестнадцать лет.
– Моя сестра Ива, дева шустрая, бойкая и шебутная, кстати, свободная, как… – придумать что-то менее банальное, чем «ветер» унтер-офицер не смог, а потому оборвал себя на полуслове. – И ты, Ива, знакомься. Это Морис фон Лест, из тех самых Лестов… когда-то мы вместе мяч во дворе гоняли, только вот жил он подальше от нас и в другой школе учился…
– Странно, что я его не знаю, – поджав губки, отозвала девчонка, но тут же вспомнила о правилах хорошего тона: – Очень приятно составить знакомство!
– А уж мне-то как приятно, – улыбнулся в ответ Морис. – Молодая, красивая, свободная – мечта любого холостяка. А не знаешь ты меня потому, что только-только на свет появилась, когда я уехал в Столицу.
– И чего это всех в Столицу тянет? – с легким презрением фыркнула Ива. – Медом там, что ли, намазано…
Оправдываться и рассказывать девчонке о том, что в Столица для него – место отдыха в промежутках между основной работой, Лихо не стал, да и сама Ива спохватилась, сообразив, что ни за что, ни про что обидела своего человека.
– Вы поболтайте тут пока, – скомандовала она. – Пойду на разведку… надо же узнать – долго нам тут сидеть?
И, стремительно выскочив из вагона, мгновенно растворилась среди людского хаоса на платформе…
Когда она вернулась, нагруженная тремя маленькими подушками и плотно свернутыми солдатскими одеялами, небольшой холодок первичного невольного отчуждения между Морисом и Вальтером растаял совершенно, и дело тут не столько в общих детских и подростковых воспоминаниях. Стоило лишь фон Лесту упомянуть поименование воинской части, в которой он проходил обязательную в Империи трехлетнюю армейскую службу, как унтер-офицер мгновенно признал его своим.
– …последние годы – антиквариатом занялся, – рассказывал о себе Морис. – Не один, конечно. Собрались спецы и по автомобилям еще довоенным, и по всякому холодному оружию, по огнестрелу. Как бы сказать покороче – по железкам всяким… а мне достались ордена-медали экзотические и старинные… для того и приехал в город, поговаривают, здесь, в архивах, обнаружили документы к ордену Золотого Льва… такой бы добыть – потом славы не оберешься…
– Хреновые дела, – бесцеремонно перебила собеседников девчонка, раскидывая по вагонному диванчику принесенные с собой вещи и демонстративно отдуваясь, мол, тяжести таскаю – обалденные, а вы тут языками чешите. – Ночевать здесь придется.
– С какой стати?
Вопрос, слово в слово, вырвался у Мориса и Вальтера одновременно, и Ива на какие-то доли секунды задумалась – кому из них отвечать.
– Без всякой стати, – не возразить, похоже, девчонка не могла. – На станции-то дежурит наш Тихомир Стояныч…
Соседа по лестничной площадке – пожилого, солидного и серьезного мужчину, отслужившего в городском метрополитене полвека на всевозможных должностях от путейщика до начальника станции – Вальтер успел узнать едва ли не в первые дни по приезде. И частенько сталкивался вечерами в подъезде и на улице с заслуженным пенсионером, продолжающим приносить пользу городу и обществу и в свои семьдесят с лишком лет.
– …так он мне без очереди всё это, – Ива кивнула на подушки и одеяла, – выдал и рассказал…
…бесконечная война норгов и северян, старательно не затрагивающая мирное население, война не на уничтожение или окончательный захват каких-то ресурсов, а ради «поддержания тонуса» и сброса коллективной агрессии общества, как это кощунственно не звучит, иной раз, волей-неволей, выплескивалась из установленных древних рамок. И чаще всего в последние десятилетия виной тому была… новейшая техника.
Прилетевшие с прифронтового аэродрома бомбить давным-давно ушедший под землю механический завод – производство стрелкового оружия, легких бронетранспортеров, бронемашин, новейших систем наведения и еще чего-то, настолько таинственного и загадочного, что об этом не знали и городские жители – экипажи норгов четко блюли негласную конвенцию, старательно утюжа тяжелыми бомбами наземные постройки и подъездные пути завода, по большей части фальшивые. Но кто-то просчитался. Или подвел замок бомболюка. Или чуть сдали нервы штурмана, поспешившего не согласится с системой наведения.
Бомба упала на дальние пути, отстойник, грузового железнодорожного вокзала совсем рядом с цистерной жидкого хлора. Итог понятен – ядовитое облако ветром быстро понесло на жилые кварталы города.
–…до нас эта гадость не достанет, – закончила тревожное сообщение Ива. – Ну, если, понятное дело, ветер не переменится… но начальство из комиссариата придумало – всем пересидеть под землей, пока хлор окончательно не уйдет из города. Вот, слышите? Включили герметизацию и поддув…
И в самом деле, едва слышно в людском непрерывном гомоне загудели воздушные насосы, создавая на перекрытой герметичными заслонками станции избыточное давление.
– Потери большие? – по-военному деловито поинтересовался Вальтер, привыкший к смерти, прогуливающейся рядом.
– Кто знает? – пожала плечами девчонка. – Газ понесло на старые кварталы, а там – не бомбоубежища, а сказка. Можно месяцами сидеть, почти, как в метро.
…в вагоны, выставленные на станции для удобства пребывания в подземелье, толпящийся на платформе народ в массе своей не пошел. Принимали подушки, матрасы и одеяла, извлеченные из станционных закромов, и устраивались, как умели, возле декоративных колонн, вдоль герметичных заслонок, перекрывающих вход-выход на поверхность.
Потому и остались практически в одиночестве брат с сестрой и их знакомец. На ночь Вальтера устроили поудобнее на угловом диванчике, в конце вагона, но спать не хотелось ни ему, ни Иве с Морисом. Разговор между ними сперва затих, казалось бы, обменявшись детскими воспоминаниями, коротенько рассказав о своей текущей жизни, говорить больше было не о чем. Но тем не менее, и тот, и другой мужчина роняли какие-то короткие реплики, усиленно ища новую тему, позволяющую не просто скоротать время, но и узнать побольше друг о друге.

…– Так это ж, считай, семейная легенда, – с легким недоумением пожал плечами Вальтер. – Её в роду все знают, ну, как у вас – фамильные хроники: кто, когда родился, как жил, чего совершил. Только мы – люди простые, записей не ведем, и как с годами рассказы меняются – не отслеживаем…
–Ты так говоришь, будто история скучнейшая, как прописи в начальной школе, – усмехнулся фон Лест. – Или я её знаю с детства не хуже всего вашего семейства.
– Да её, пожалуй, никто, кроме нас, и не знает, – согласно кивнул унтер-офицер, приподнял голову, прищурившись на горящую вполнакала лампочку в матовом белом плафоне под потолком вагона. – Ладно, слушай, а то ведь получается – цену себе набиваю, показываю, мол, тоже не лыком шиты, хоть и кровь у нас самая простая.
– Ох, Валька, прекратил бы ты про кровь-то? – тихонько пихнула его локтем в бок сестра, уже приготовившаяся, было, выслушать хорошо знакомую, но всегда чуточку по-другому излагаемую легенду давних времен и недовольная задержкой. – Про Лестовых-то такого мог бы и не говорить, пятьсот лет с нами живут бок о бок, и кровь свою, такую же красную и горячую, за общее дело не раз лили изрядно.
В ответ Вальтер, никогда не слышавший и не ожидавший такого пафоса от сестренки в отношении посторонних, тем более, присутствующих рядом, с удивлением глянул на Иву, а сам при этом невольно подумал, что пришедшее в окрестности Зольного и в самом деле полтысячелетия назад семейство тогда еще даже и не тевтонов, а неизвестных западных рыцарей, давно ассимилировалось, прониклось духом Севера, но сам Морис уже шестнадцать лет – ровно половину всей своей жизни – как оторвался от родной земли, бывая в городе изредка и недолгое время. И хотя казалось, что говорит и ведет он себя абсолютно правильно, чужое, наносное, привитое за эти годы в ином обществе, ощущалось в нем, пусть и совсем неуловимо, на уровне интуиции. Впрочем, никаких серьезных причин скрывать перед фон Лестом семейную легенду Вальтер не смог бы найти, да их и не было.
Приподнявшись на локтях и дождавшись, пока Ива заботливо подсунет ему под ноющую усталостью поясницу еще одну тощую солдатскую подушку, унтер-офицер провел ладонью по лицу, будто сбрасывая одну маску – старого израненного вояки, и одевая другую – сказочника-сказителя.


© Юрий Леж, 2013
Дата публикации: 28.05.2013 10:22:53
Просмотров: 627

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 97 число 12: