Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Хочешь большой, но чистой любви? ©

Виталий Каневский

Форма: Рассказ
Жанр: Ироническая проза
Объём: 7071 знаков с пробелами
Раздел: "Гурманизмы (из сборника "Гурманы всех стран, объедайтесь!")

Мингурманства предпреждает: все написанное ниже следует читать НЕ НАТОЩАК!
Диетчикам, фанатам питания по группам крови, сыроедения, яблочного уксуса, уринотерапии и прочим слабонервным - просьба удалиться. :0)"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Помните нетленное: "Хочешь большой, но чистой любви?»

Обращение пропущено в этой фразе. Пока будете вспоминать (чур, не мухлевать-гуглевать!), кому это было сказано, обращусь и я в прошлое.

Уже взяли и намеревались. Как всегда вспомнили о закуске, когда все было инвестировано во взятое. Один из нас вспомнил: - Есть! Домой заскочу и возьму. Вылетает крайне довольный, подвергается оптическому досмотру – ни тебе пакетика, ни авосечки.

- А где же всё?

Жестом престидижитатора раскрывает ладонь – там кусманчик колбаски, грамм так на пятьдесят. Превентируя разочарование соратников, достает из кармана полбанки майонеза. Вечер удался, тем не менее. А вот знали бы тогда, что…

Ну, вспомнили цитатку полностью? Нет? Продолжаю намекать.

Приехали в Ялту. Имели явку на базе отдыха одного из ведущих в том хаотически-экономическом прошлом банков. С виду – форт времен войны за независимость Техаса – стены метра два, бронетаковые ворота, а что делать – на дворе весна капитализма в отдельно взятой стране. Подаем условные сигналы голосом и гудком - безответно. Решил наклониться и посмотреть в щель под воротами – есть ли еще база или уже перепрофилировали в другой очаг культуры. В сантиметрах от носа увидел прекрасный, без признаков кариеса, оскал собачки. Остался с носом, попросил песика сообщить хозяевам о прибытии.

Море, утро, Ялта.
Нет, не так. Утро, Ялта, рынок.
Вы бывали на ялтинском базаре? Вот именно. Напоминал аукцион Сотбис – как по красоте лотов, так и по цене.

Вчерашний вечер взывал к организму прийти в норму. Тот, утомленный гостеприимством хозяев, практически не подавал встречных сигналов.

И тут одного озарило – надо сварить супчик. И тогда уже точно будет – море, утро, Ялта.

Вы любите супчик? А вы? И правильно, но мы его не можем с такого утра. Вот тут-то и пикнуло в убитой голове то, что вы ищите, с большой и чистой.

Из истории болезни группы страдающих от чрезмерного потребления горячащих изделий:

Симтомы: общая вялость, плохой цвет лица и посторонние шумы в области угнетенного мозга, отсутствие аппетита и аномальная жажда.

Назначено лечение по следующей рецептуре:

Бульон – не менее 3000 мл
Сосиски – штук пять - семь
Буженина – 300 000 мг
Ветчина – 300 000 мг
Колбаса копченая (не твердокаменная) - 200 000 мг
Язык отварной - 300 000 мг
Курица (можно бедро ея) – из бульона
Отварная говядина – 500 000 мг – из того же бульона же
Др. (подозреваю, другоэ)

Ну и что нам, товарищи, с этим рецептом делать? С этой грудой разнообразных продуктов?

Да, верной дорогой идете, страждущие – на кухню, к станку к точке их вбрасывания. Но тарапыться не надо – будет творческий процесс, а мы здесь все люди не менее такие.

Варим бульончик – не будем повторяться, мы его уже варили (помните: «Закипела вода, мясо утратило свою девственность и, в сердцах, выбросило на поверхность пену, в народе называемую "шум". Снимаем шумовочкой. Десять минут прошло? Все выливаем, промываем мясище начисто, если не хотите отложения солей и щелкающих коленей»).

Только сейчас варим бульон комбинированный – из курицы и говядины. Солим, но не пере, черный перчик горошком – тоже знаем меру, лаврика в листочках, луковицу – туда же.

Теперь – горячая пора – к сковороде.

Луковицу (прости, чиполлино, и прошай, не можем сдержать слез) посекаем на кубики и пассеруем на сливочном масле до уже известной нам сусальной золотистости.
Да, мы знаем эти оздоровительные методы для реабилитации всего после бурного приема не только пищи. И нам понадобится рассол и обитающие в нем любимцы.

Внимание, неожиданный ход – мы чуть прижариваем соленые огурцы, порубленные соломкой жестокосердным ножом. Добавляем три ложки томатной пасты (конечно помню, нет, не борщ варим, не переживайте), Рассол добавляем в наш бульон.
Тепе-е-рь подкладываем в поджарочку порезанной на те же кубики нашей колбаски, граммчиков сто (подождите, мы не о том, еще рано), и накрошенные колечками сосиски),

Вспоминаете спасителя с лилипутским кусочком колбасы? Знали бы тогда – провели бы тотальную инвентаризацию холодильника – там еще и кусочек ветчинки – не туда и не сюда, и не съесть, и не выбросить, грамм тридцать бекончика, да мало ли что можно еще найти. Вот наше блюдо и ценно еще и тем, что все пригодится.

Помешиваем, поглядываем и на сковородку, и на кастрюлю, где мясо уже теоретически и практически готово. Говядину и куриное бедро тоже подвергаем измельчению тем же ножом.
Давайте передохнем слегка и вернемся в Ялту.

Посланный уже вернулся с кратким рапортом: - Два Сабониса.

Для не знакомых с баскетболом и стеклянной тарой – два по ноль семь. Какое такое вино? С нашим блюдом – это просто какой-то, как говаривал преддомкома т.Швондер, позор. Может, еще сок под ЭТО будем пить?

Вспомнилось чего-то: в давние времена рублей и копеек стоит жаждущий перед кассой того же канувшего в Лету гастронома. Протягивает, как сейчас модно называют в московских гипермаркетах, хозяйке кассы (это как – в прямом или переносном?) дрожащую длань с кучей мелочи вперемежку с табачной трухой и объявляет: - Рупь двадцать две!

Чекистка (ни Боже мой, проверочное слово – чек): - Какой отдел?
Изнуренный: - Можно подумать, кондитерский!

Граждане, объявляется пятнадцатиминутная готовность! Посторонних, не имеющих отношения к процессу и розливу – прошу удалидзе!
Все уже затомленное на сковородке, вызывающее у окружающих, не говоря уже о песике, неопределенные звуки и вполне жевательные потуги, направляется в наш прекрасный бульон.

Время пошло, ключ на старт.

Вот ты, нетерпеливый, некуда руки девать? Давай-ка, дружище, покажи удаль – посеки вот эти маслинки на такие кружочки, которые циничный автор сравнивал с прокладками в кране. А теперь, только не надо кривиться и давиться еще больше слюной, лимончик порежь.

Ага, и вам захотелось подучаствовать в реанимационных процедурах!

Зелень минимизируйте в размерах – петрушечку, киндзу.

Все! Финиш, баста, все выключено.

Кухню закрыть! У дверей – гордость собачьей стоматологии - наш песик – граница на замке!

Понимаю, тоже не железный. Но и вы вникните – каждая минута этого невыносимого ожидания превзойдет все ваши ожидания путем непереносимого улучшения результата.
Как пишут в романах – прошли годы. Мы с вами не роман сочиняем, а занимаемся оздоровительным едоописанием. Поэтому представим – прошло часа три. А лучше пять – но это уже другой жанр, фантастика или, я бы не побоялся этого слова, психоделика.

Тарелка, полная ЕЮ, зелень оттеняет необыкновенный колер содержимого, сметана просто подводит к пароксизму аппетита. Лимон солнцем завершает эту неописуемую картину. Берем в левую запотевшие пятьдесят, в правую ложку, полную всем этим фантастическим содержимым и…

- Селянка, хочешь большой, но чистой любви?

Наша любовь к тебе, прекрасное, вкуснейшее, любимейшее блюдо – солянка, она же селянка, и не будем открывать лингво-кулинарные дискуссии – так чиста и так велика, что если мы не съедим, еще как минимум два тарелки, то буде автор сего опуса переведен на протертые супчики и поражен в правах едоописания.

© Виталий Каневский, 2008
Дата публикации: 27.02.2008 12:27:02
Просмотров: 1388

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 45 число 32: