Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Анатолий Шлёма



Худший Из Городов

Владислав Эстрайх

Форма: Рассказ
Жанр: Психоделическая проза
Объём: 15820 знаков с пробелами
Раздел: "...или не рифмуется"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


...во тьме меня связали два существа, о которых не могу ничего вспомнить до сих пор. Кажется, я вообще не заметил внешности. Методом логического исключения удалось оставить два варианта: одеты существа были либо в белое, либо во что-то красно-чёрное (или это была кожа, а не одежда?). Но позже я пришёл к выводу, что цвет был серым - в конце концов, окрас существам придавали последствия их поступков.
Связанного по рукам и ногам, меня бросили в кузов транспортного средства довольно абстрактного вида, где уже беззвучно корчились, пытаясь хотя бы ослабить болезненные путы, другие обречённые. Одно из существ ещё раз зачитало приговор. Имён мы уже были лишены, поэтому приговор прозвучал один на всех, без указания провинностей и прочих деталей. Дверцы кузова захлопнулись, и транспортное средство (скорее всего, очень старый грузовик с ужасными рессорами) тронулось с места.

Я знал, что некоторые из лежавших в грязном кузове рядом со мной, подо мной и на мне, проделывали этот путь не в первый раз. Смотреть было жутковато - кто-то рыдал, кто-то безразлично смотрел в потолок. Становилось ясно, что остальных - ведь на лицах некоторых был заметен даже интерес! - спасало незнание грядущего. Я попытался присоединиться к более или менее заинтересованным в событиях, начав фантазировать: что же представлял собой Худший Из Городов, о котором я слышал так много, но ни разу - что-то определённое? Что могло ждать там человека без прошлого и будущего? Говорят, невозможно иметь прошлое и будущее, не побывав в Худшем Из Городов. Не хотелось верить в столь безумные домыслы, но, в конце концов, я сдался: человеку всегда хочется к чему-то стремиться и наполнить смыслом даже то, что всяческому смыслу противоречит.

Мы ехали довольно долго - около восемнадцати часов. Начиная примерно с семнадцатого часа утомительной поездки, дверцы кузова начали периодически открываться, всё чаще и чаще. Кузов был набит битком, поэтому лежавшие неудачнее всех - прямо у дверец - выпадали на ходу. Когда излишек людей в кузове иссяк, дверцы продолжали открываться, но теперь кузов стал наклоняться, чтобы исторгать всё новых и новых приговорённых. Настал и мой черёд. Я не стал цепляться за стенки и дверцы, как делали некоторые, а попытался осознать неизбежность момента и выпал из грузовика на крупно потрескавшийся асфальт.

Попытавшись пошевелиться, убедился, что ничего не сломано. Только слегка побаливали колени. Поднялся на ноги и огляделся. Позади была бесконечная дорога, сливавшаяся с пыльным горизонтом. Обочины дороги обрамлял идеально ровный частокол, настолько густо затянутый колючей проволокой, что сквозь эти техногенные заросли невозможно было ничего разглядеть. Что ж, оставалось двигаться только вперёд. Сделал несколько неуверенных шагов и замер от неожиданности: на покосившемся столбе висела полусгнившая, покрытая обильными плевками паутины табличка: "Добро пожаловать в Худший Из Городов". Я быстро преодолел остаток пути и через несколько минут, споткнувшись, прокатился под ржавой аркой, судя по всему, символизировавшей городские ворота.
Через минуту после нелепого проникновения на территорию города, меня встретила Женщина с удивительно добрыми и умными глазами. До поры - до времени не говоря ни слова, взяла за руку и повела за собой. Вскоре мы достигли района, судя по всему, игравшего роль жилого: в асфальт здесь были вкопаны серые бетонные здания, на первый взгляд ничем не отличавшиеся друг от друга. Мы подошли к одному из зданий. Женщина открыла дверь подъезда. Далее следовал подъём по бесчисленным этажам. Наконец, мы остановились на одной из лестничных площадок и вошли в квартиру.
Я так вымотался, что упал на кровать и мгновенно уснул. Двое или трое суток спал почти беспробудно - либо просто не могу вспомнить, что делал в коротких промежутках между сном - и лишь с четвёртых суток начинаются воспоминания о времени, проведённом в Худшем Из Городов.

Женщина многое рассказывала о Худшем Из Городов, о том, как приспособиться и попытаться выжить. Более того, с её слов Город вовсе не казался таким уж отвратительным. Конечно, о существовании других Городов я тогда не задумывался, да и мысли о том, насколько плох Худший Из Городов, исчезли в первый же день пребывания. Наверное, это своеобразная защитная реакция человеческого разума, ведь разум старается приспособиться к окружающей среде не меньше, чем тело. С Женщиной я делал первые шаги по Городу. Она показала красивые городские места, подобных которым не припомню - впрочем, не могу утверждать, видел ли раньше что-то вообще. Некоторые парки были полны зелени и холмов. Женщина переживала, что люди, населяющие Худший Из Городов, уничтожают последние островки живой природы.
Она показала Книгу с весьма странным названием - "Свод негласных законов Худшего Из Городов". Эти законы действительно стоит знать, чтобы выжить здесь. Однако Женщина не стала настаивать на знании Свода наизусть, относясь к ним с иронией. Вообще, ирония словно была заложена в её природе и помогала выжить. Благодаря иронии она преодолевала любые проблемы, суть которых не всегда была понятна, так как свойственны эти проблемы только Худшему Из Городов. Вообще, время, проведённое здесь, можно измерять количеством осознанных проблем. Возможно, это одна из главных причин для слёз тех, кто ехал в Худший Из Городов не в первый раз: они знали, что по прибытии забудут все проблемы, понятые во время прошлого пребывания, и процесс пойдёт заново. Безумный, болезненный процесс... Но таков был вынесенный приговор.

Женщина объяснила, что, хотя рассчитывать нужно только на свои силы, при случае можно обращаться к Монарху, верховному правителю государства, которому принадлежит Худший Из Городов. Никто не может гарантировать ответ - ведь Монарх стар, устал и очень занят (но это личные домыслы) - однако, предполагается, что ответ должен найтись сам собой, уже в приёмных покоях. По всему Городу расположены приёмные покои Монарха, где стены испещрены портретами подданных. Каждый желающий может передать Монарху просьбу, за умеренную плату. Можно задать вопрос, это бесплатно. Некоторые из новоприбывших тяготеют к работе в приёмных покоях - для этого не требуется одобрения Монарха или подданных. На пятый день пребывания в Худшем Из Городов мне выдали памятный знак Монарха. Чтобы получить такой знак, тоже не нужно быть преданным Монарху, не нужно даже соблюдать "Свод негласных законов", к части которой он, как поговаривают, приложил руку. Знак выдаётся всем, авансом. Я невзлюбил знак, как не люблю до сих пор. В Худшем Из Городов многое состоит из символов. И будь я проклят, если этот представитель - не один из самых страшных и бессмысленных.

Примерно на шестой день я впервые посетил особое заведение, где новоприбывших обучают простейшим правилам, на которых основана жизнь Худшего Из Городов. В течение десяти дней со мной работали разные, но чаще всего интересные и развитые люди, знавшие Город лучше. Те же, кто прибыл в один день со мной (также проходившие курс обучения) - будь память на лица чуть лучше, возможно, узнал бы соседей по грязному кузову грузовика - учили тому, что входило в "Свод негласных законов". Ненависти и жестокости. Что ж, возможно, я был далеко не лучшим учеником: каждый день Женщина раскрывала мне глаза на то, как следовало понимать услышанное. Трактовки частенько противоречили первым впечатлениям, но были удивительным образом созвучны тому, что я сохранил от себя прежнего - до прибытия в город - и намеревался сохранить до самого отъезда.

В Худшем Из Городов распространён и легален тяжёлый наркотик - ракастан. Я впервые попробовал это психотропное средство на восемнадцатый день пребывания в Городе. Говорят, по местным меркам довольно поздно, но, в конце концов, наркотик есть наркотик, для него равны практически все дни, разница лишь в людях, в стойкости организмов. Впрочем, и до того дня я изредка "примеривал" иглу, но не решался ввести. Наконец, отбросил сомнения и ввёл наркотик в вену.
Меня охватила потрясающая лёгкость. Ракастан мало кто действительно умеет использовать, но популярность наркотика в Худшем Из Городов не удивительна: что может быть лучше для приговорённого, чем обрести цель существования, как ни парадоксально, заведомо бесцельного? Наркотик даёт чувство внутреннего диалога с самим Монархом - к слову, первооткрывателем ракастана - возможно, единственная замена самого себя, которую Монарх способен предложить. Наркоману такая замена кажется полноценной, какой бы она ни была на самом деле - поэтому многие, кто воспевает ракастан (а наркоманское творчество, большая часть которого приходится именно на ракастанозависимых, крайне распространено в Худшем Из Городов), на полном серьёзе мнят себя наместниками Монарха.

Тем временем, Женщина заболела. Я не говорил об уже сформировавшейся зависимости от ракастана, но она своим чутким умом догадывалась обо всём, в силу деликатности воздерживаясь от советов и предоставляя самому решать, что делать с зависимостью. Сказать, что болезнь прогрессировала - значит не сказать ничего. Через полдня Женщину было не узнать, она могла передвигаться, только держась за стены, а вскоре почти перестала ходить. В Худшем Из Городов могли предложить достойное лечение, однако, последовав одному из главных законов "Свода", предпочли лишним усилиям игру в пинг-понг.
Пинг-понг Худшего Из Городов - забавное зрелище, здесь в него предпочитают играть человеческими костями, перебрасывая шарик-глаз через натянутую глазную мышцу. Несложная и зачастую действительно интересная игра, хотя я так и не согласился поучаствовать ни в одном чемпионате.

Женщина была вынуждена покинуть Город. Из-за внезапности болезни, правительство района Города не предоставило ей автомобиль марки Харон, который полагается всем, кто не способен передвигаться самостоятельно, и Женщина была вынуждена идти пешком. Я сопровождал столько, сколько мог, дальше она шла сама, продираясь сквозь колючую проволоку, которой затянут пешеходный выход Худшего Из Городов... Минуты казались вечностью.

Когда Женщина ушла, появилась ещё более острая зависимость от ракастана. В то же время, начали проявляться последствия неправильного применения: кожа пошла волдырями и болела. Возможно, игла была не стерилизована, но вероятнее всего, я просто не соблюдал правила. Но что было делать? Я находился в городе лишь пару десятков дней, а "Свод негласных законов" о подобных правилах умалчивал - то ли деликатно, то ли подло. Оставалось лишь прислушиваться к советам кого-либо из мнящих себя наместниками Монарха, но меня воротило от подобных людей. Через пару дней волдыри сошли, однако кожа загрубела и перестала чувствовать как уколы, так и другие прикосновения. Вместе с чувствительностью прошла и зависимость от ракастана, что не могло не радовать.

Средства к существованию требовали срочного пополнения, и я лёг на Биоконвейер, уже пару раз оказавшись в этой машине и зная суть. Целых пять дней до того момента дело рассматривалось в высших инстанциях, да и я изучал все необходимые документы - так проходил процесс выбора самого подходящего Биоконвейера. Впрочем, выбор был чисто символическим: все Биоконвейеры одинаковы. Каждый день лента, в ячейках которой лежат живые люди, проходит под пучками игл. Последние опускаются и, проткнув тело, высасывают необходимые вещества. Современные технологии дошли до того, что из тела высасывается и некая энергетическая субстанция. Существуют особые, привилегированные ячейки - иногда в борьбу за них включаются обитатели всех частей Биоконвейера. Некоторые умудряются загрязнять отдельные иглы, рассчитав момент, когда те должны коснуться нужных людей. Грязь на иглах обостряет болезни - чаще врождённые - заставляя освобождать желанные ячейки. Чтобы провернуть такую операцию, нужно идеально знать устройство Биоконвейера, что дано далеко не всем.

Впрочем, у Биоконвейера есть и хорошие стороны: в одной из ячеек я встретил парня, который стал другом. До поры, до времени мы мало делились биографиями - в конце концов, это лишь формальность - однако, поддерживали друг друга, проверяя чистоту игл, когда острые механические хоботки должны были коснуться нас. Однажды я не смог уберечь парня. Грязная игла обострила сердечную недостаточность, и он уволился из Биоконвейера на пятнадцать, а то и двадцать дней раньше нужного срока. Другу был выдан вполне новый автомобиль марки Харон.

По собственной глупости я ещё раз подсел на ракастан. Это случилось на тридцать второй день существования в Худшем Из Городов. Теперь я был более осторожен: не было ни волдырей, ни огрубевшей кожи. Впрочем, не уверен, что необходимость огрубения оставалась: Биоконвейер закончил то, что не смогли завершить прошедшие события - места для укола трудно было найти. Привычка не принесла ни удовольствия, ни целей пребывания в Худшем Из Городов. Первые несколько дней я искал новые дозы, затем, не встречая нужного эффекта, перестал - иногда переживая ломку, но в целом пустив всё на самотёк. Примерно через двадцать дней зависимость исчезла. К тому времени я уже давно вкалывал не чистый ракастан, а раствор старых остатков препарата в тёплой воде. В последний раз ввёл чистую воду.

Друг, тем временем, был вынужден покинуть Худший Из Городов. Причиной стали наркоманы, испытывавшие ломку не от ракастана, а от менее сильных, но запрещённых препаратов. Однажды наркоманы забрали его деньги и нанесли парню несколько ударов ножом. Сил хватило только на то, чтобы добраться до гаража, вставить ключ в замок зажигания Харона и поехать прочь из города, провожавшего бывшего обитателя лишь сочувственными взглядами. Взгляды жителей на наркоманов были осуждающими, но куда более понимающими.

Худший Из Городов может похвастаться демократичностью в одном: покинуть его можно в любой момент. Разумеется, если ещё не выдан автомобиль марки Харон, то придётся пойти пешком. Некоторые решаются: несмотря на то, что "Свод негласных законов" категорически против подобных поступков. Однажды я обнаружил, что соседняя ячейка Биоконвейера пуста. Позже узнал, что девушка, всегда лежавшая в той ячейке, ночью самовольно покинула Город. Многие предпочитают уходить ночью, незаметно. Хотя некоторым уже безразличны чувства окружающих, и они публично покидают Худший Из Городов. Через пять дней я уволился с Биоконвейера: на оставшиеся дни в Городе должно было хватить средств, да и боль в коленях, ушибленных при падении с грузовика, всё усиливалась. Мне выдали Харона.

Начиная примерно с шестидесятого дня, я стал описывать то, что происходило в Худшем Из Городов. Как и многие, не удержался от особого акцента на ракастановую зависимость. Впрочем, были и другие цели, довольно дерзкие. Хотелось добраться до "Свода негласных законов". Казалось, что есть шанс изменить закостенелые порядки, поправить очевидно шероховатые места. Через десяток дней стало ясно, что обитатели Города уделяют внимание лишь тем, кто своими мыслями подтверждает сказанное в "Своде". Не испытывая ни малейшего желания подтверждать чушь, я оставил попытки.

Теперь цель изменилась. Тихо восхищаясь мерным гулом двигателя Харона, я еду по единственной дороге, ведущей прочь из Города. Говорят, дорога кончается Лучшим Из Городов... Но ничего конкретного я не слышал. Не знаю, что надеюсь там найти. Вряд ли Монарх решился создать нечто более гуманное, чем отражение Худшего Из Городов, но надеюсь хотя бы на одно: что не придётся вернуться сюда, не придётся вновь оказаться в грязном кузове старого грузовика с ужасными рессорами. Я всё же побывал ракастанозависимым, а таких, говорят, в Город не возвращают, в отличие от других наркоманов.
Кроме того - хочу прочесть Приговор. Не тот, который зачитали всем, связав и бросив в кузов, а личный Приговор. Возможно, из потёртой бумажки я узнаю свою вину - смысл и причину дней, проведённых в Худшем Из Городов. Быть может, это наше единственное вознаграждение.

.........

Rakastan - люблю (фин.)

© Владислав Эстрайх, 2008
Дата публикации: 2008-02-29 23:48:21
Просмотров: 1922

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 98 число 41:

    

Рецензии

Светлана Осеева [2008-07-25 04:41:13]
Какая странная и жутковатая штука...

Ответить
Татьяна Орбатова [2008-04-01 19:57:40]
Тягостное чувство вызывает рассказ, Владислав. Иногда такое ощущение бывает, когда очень плохое настроение, конец ноября, вечереет, деревья голые, холодно, дома серые и лица людей на этом фоне видятся какими-то застывшими. Но рассказ написан хорошо. А еще он напомнил мне (по ощущениям) один эпизод из фильма "Трасса 60". Город-гетто для наркоманов. Вроде особой переклички нет, но вдруг возникло чувство, что речь идет о жизни жителей того города. Такая же бесперспективность. Хотя мне показалось, что не хватает диалогов и рассказ не завершен. Будто бы это синопсис чего-то большего. Например, повести.

С уважением,


Ответить

Отзывы незарегистрированных читателей

имярек [2008-12-13 22:35:37]
фунтики отдыхают. Д,ЯКУЮ

Ответить
Владислав Эстрайх [2008-12-13 23:22:12]
Своеобразный отзыв
Легенда [2008-03-01 22:55:10]
Ясно. :) Видно, мне надо перестать воспринимать твою прозу "как есть", ты всё больше углубляешься в аллегории и образы. Ха, с этой трактовкой стало интереснее, пожалуй перечитаю ещё раз. Даже "марка" машины не натолкнула меня на мысль. Нет, определённо, надо взглянуть на твоё творчество "новым взглядом".

Ответить
Владислав Эстрайх [2008-03-01 23:07:25]
Скажу больше: с восприятием "как есть" вообще нужно обращаться крайне осмотрительно :) Отнюдь не только у меня.
Легенда [2008-03-01 22:07:31]
Влад, идея интересная, но рассказ кажется неоконченным, потому что оставляет много вопросов. И главный из них, почему этот город Худший Из Городов. И для кого? Если этот факт как данность для созданного тобой мира, то где доказательства его "худшести"? Если это внутренние ощущения героя, то опять же, где причины, объясняющее такое его восприятие города? Вообще много поступков и событий, у которых я не увидела мотивировки. Вообще возникло ощущение, что ты и сам не совсем это осмыслил. Возможно, что писалось всё ради последнего абзаца? Но рассказ мог бы быть глубже, шире и, как бы выразиться... колоритнее. Ты это умеешь. С уважением, Наталья.

Ответить
Владислав Эстрайх [2008-03-01 22:29:24]
Эх, как не хотелось давать отгадку :))

"Лучший из миров" - вот более знакомое выражение. Загробный, то бишь, мир. А значит, наша бренная планета - "Худший из миров". Здесь он представлен, так сказать, в утрированном виде, в виде абстрактного города. Вот и объяснение всему. В данном случае нужно просто догадаться ничего не воспринимать буквально :) А если натянуть обратно привычную оболочку, получится всего лишь человеческая жизнь. Во многом обобщённая, во многом - моя.