Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Комарики мои (почти сказка)

Александр Кобзев

Форма: Рассказ
Жанр: Психологическая проза
Объём: 7003 знаков с пробелами
Раздел: "Кошки... они тоже люди"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Не смотрите, что начало обычное. Прочитайте, не пожалеете.
Отнёс к психологической прозе, потому что не знаю, как ещё определить жанр))


Было солнечное утро. Настолько чудесное, что я без сомнения прошёл мимо своего гаража и направился к окраинам деревни. Мне предстоял путь до соседнего села в гости к родичам, трёх километров не будет.

— Обожди, сосед. Нам, однако, по пути. Доброе утро.

Я оглянулся и увидел Виктора, крепыша с окладистой бородой, со связкой удочек и спиннингов.

— Утро и впрямь превосходное, — пожал я руку соседа.

— Однако, ты без удочек сегодня…

— Я вчера столько наловил, на неделю хватит: три щуки, а окуней с чебаками не пересчитать. А ты летом ни дня без рыбалки. Продаёшь, что ли, рыбу?

— Семья-то большая. Да ещё городских родственников угощаю. Но главное — люблю я рыбку ловить.

— Смотри, всю рыбу выловишь, комаров возле озера разведётся — тьма тьмущая… Кто этих кровопивцев поедает? Птички да рыбки.

Мы неторопливо шли среди лугового разноцветья. Делились планами на ближайшие дни, рассуждали об экологии, непонимании между поколениями и нездоровом влечении народа к телевизионным шоу, наперебой декламировали любимые стихи. Вокруг птичий щебет, стрекотание кузнечиков, буйное разнотравье да небесная глубина — может ли что быть милее? А впереди сквозь ивовую бязь листвы сверкало озеро, излюбленное место отдыха не только деревенских жителей, но даже начальства из райцентра.

Пока сосед доставал-разматывал удочки и насаживал червей, я любовался идеально-ровной гладью озера. Да-а, места благодатные, милее не сыскать.

Виктор забросил пару удочек и уже возился со спиннингом. Ему теперь не до меня…

— Удачи! — пожелал я соседу и пошёл дальше.

Когда дорога нырнула в берёзовый лес, я услышал позади оживлённые разговоры и смех. Я оглянулся и увидел толпу комаров. Они бодро шагали от озера по дороге.

Я прибавил шаг, но вскоре замедлил движение. Стоит ли бежать? — беззлобные лёгкие шутки мне нравились, их смех вызывал расположение.

Комары легко нагнали меня. Худющие, выше меня ростом, они были молоды и по-своему симпатичны. Они были в серых, коричневых и чёрных пиджаках и светлых рубашках; тщательно отутюженные брюки скрывали худобу ног.

Где-то я их видел? Не на рыбалке ли? Ах да, я ловил окуней и чебаков — их извечных врагов. Тогда комары были вертлявыми личинками — совсем ещё дети.

Комары улыбались мне, как давнишнему знакомому.

— Привет, рыбак!

Каждый подходил, хлопал меня по плечу и подавал руку.

— Здорово, рыболов-дружище!

Теперь я почти сосчитал комаров — их было пятнадцать, если не шестнадцать.

— Удачной рыбалки!

Сейчас я шёл вовсе не на рыбалку. Но для молодого комара любой мужчина — непременно рыболов.

— А что, братцы, порадуем хорошего человека песней!

Комары согласно закивали головами. Один из комаров тоненьким тенором запел. Остальные подхватили песню, и уже через полминуты дружный хор неокрепших юношеских голосов разносился на всю округу.

Они пели то, что не раз слышали из своего озера в выходные дни, когда пляжи заполняют не рыболовы, а простые отдыхающие. Ой, мороз, мороз… Когда б имел златые горы…

Слова некоторых песен они успешно заменили на то, что близко комариной душе:

Раскинулся пруд мой широко…

Или:

Славное море — священный наш пруд…

Пели они и такое:

По диким степям Закомарья
Где ловит рыбак чебака…

Особенно лихо они исполнили песню про комаров:

Ах, комарики, комарики мои,
Комарики мушки махонькие!

Так в приятной компании я дошёл почти до соседнего села. Но им нужно было сворачивать. Я высказал сожаление, что нам не по пути.

— Свидимся ещё, рыбак!

— Спасибо за приятную компанию!

Снова каждый жал мою руку:

— Приятной рыбалки! Наваристой ухи, дружище рыболов!

Я был доволен: вместо обычного комариного зуденья послушал превосходный концерт.



Через неделю в том же берёзовом лесу я вновь встретил толпу комаров. Они заметно возмужали. Обвисшие брюшки выдавали невоздержанность в еде и любовь к пиву. Они были разговорчивы, но не в меру возбуждены. Их прозрачные крылышки поминутно вырывались из прорезей в пиджаках и нудно зудели.

На меня они смотрели как-то иначе: заносчиво, что ли… Или дерзко, даже агрессивно.

— Пацаны, смотрите, какой бифштекс к нам топает!

— Щас мы его слопаем!

— Вы что, не узнали меня? — начал было я. — Помните, семь дней назад…

— Окружайте его! — вместе с пивной отрыжкой слышалось со всех сторон.

Комары набросились всей толпой. Они принялись бить меня кулаками, отвешивать оплеухи. Кто-то исподтишка щипал мои бока, царапал лицо и шею. Силёнок в их руках было немного, но действовали они на удивление слаженно.

— Бей его! Заходи сзади! — раздавалось со всех сторон. — Дружнее!

— Ущипни его побольнее!

— Подножку, подножку!

— Ничего не получается!

— Я же говорил: не трогать мужиков — только девок и детей!

— Ничо, одолеем!

Я успешно оборонялся, половину комаров уложил так, что они лежали, скрючившись, на траве и дёргали смятыми крыльями и длинными тощими ногами.

Я заставил комаров отступить в заросли шиповника, но кто-то из нападавших огрел меня сзади дубиной, да так, что я потерял равновесие и упал. Тогда они стали пинать меня и душить.



Когда я очнулся, от слабости не было сил даже глаза открыть. Всё тело окутывала застарелая боль. Я с трудом осознал, что нахожусь в тёплой кровати под одеялом.

— Где я? — едва слышно произнёс я.

— В районной больнице, — раздался голос с соседней койки.

— В больнице?!

— Уже вторую неделю. У тебя жуткое малокровие. На тебя, похоже, самые натуральные вурдалаки напали.

— Какие вурдалаки? Веришь во всякую чушь… — возразил сосед с другой стороны. — Наверняка салаги начитались про вампиров. Играют теперь, паршивцы, во всякие реалити-шоу. Драть их надо, чтобы не читали всяку дрянь.

— Не спорьте. Это простые комары, — ответил я, когда хватило сил приподняться с постели.

— Комары-ы?! Что за новость?

— Для комара любой человек — бифштекс. Благо, половину комаров сумел перебить, а то не разговаривал бы сейчас с вами.

Я поднял взор. В освещённое утренним солнцем окно, сплюснув нос о стекло, заглядывал старый тощий комар в помятом пиджачишке. Восходящее солнце, отражаясь в оконном стекле, слепило без того подслеповатые глаза комара. По его щекам катились слёзы. Постояв несколько минут, комар поплёлся к следующему окну.

Я показал комару фигу, укрылся тёплым одеялом и повернулся на другой бок. В это время дверь открылась, и на носилках внесли забинтованного мужчину. Из-под бинтов выглядывали глаза да слишком уж знакомая борода.

— Принимайте ещё одного обескровленного, — медсестра заботливо укладывала пострадавшего на кровати. — Рыбак. Кое-как добрёл до больницы и возле дверей рухнул от слабости.

— Опять вампиры? Неужто помер?

— Живой — организм ого какой крепкий. Но помяли его жестоко. В этом году ему будет не до рыбалки.

Я приподнял голову и окликнул вновь прибывшего:

— Сосед, ты?

— Я, — едва слышно донеслось из-под бинтов.

— Виктор, ах ты, рыболов незадачливый!

— Такая вот экология — теперь грибы буду собирать да огород разводить!

© Александр Кобзев, 2015
Дата публикации: 2015-02-02 18:45:29
Просмотров: 621

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 13 число 71: