Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Галина Золотаина
Мила Горина
Олег Павловский



"Рекламная пауза"

Александр Литровенко

Форма: Рассказ
Жанр: Ироническая проза
Объём: 10420 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати



Василий Васильевич Пастухов-Зауральский в театре служит. Артист, одним словом. Почитай, четверть века на сцене. И персонажей солидных играет, не то, что: «Кушать подано, господа!». Другой раз весь спектакль перед зрителем.



«Рекламная пауза»

Василий Васильевич Пастухов-Зауральский в театре служит. Артист, одним словом. Почитай, четверть века на сцене. И персонажей солидных играет, не то, что: «Кушать подано, господа!». Другой раз весь спектакль перед зрителем. Правда, главные роли ему пока не доверяют. Режиссёр в театре консерватор - принцип у него такой. Если тридцать лет назад роль Ромео доверил Виталий Львовичу, так его до сих пор и не сменил в этом амплуа. Хотя одежду «юному любовнику» много раз перешивали – под фигуру подгоняли, которая с годами, увы, меняется. Гримёрша каждые три месяца требует повышения зарплаты в связи с увеличением объёма работы по «омоложению лица» артиста. А куда его денешь, он же местная звезда!
Да, Бог с ними, со звёздами. Василий Васильевич и так доволен своими успехами. У него и поклонники есть и зарплата приличная. Вполне хватает на такси прокатиться, в театральном буфете бутербродик скушать и взбодриться коньячком.
А недавно в труппу молодого актёра приняли. Да какой он актёр?! Так, подай, принеси! На сцене от силы пять-десять минут появляется. «Появлялся» так полгода и, как невзначай заметил Василий Васильевич, на репетиции стал на собственном автомобиле приезжать.
Собственно, Пастухов-Зауральский, может, и не обратил бы на это внимания. Да тот же «звёздный» Виталий Львович ему намекнул как-то:
-Погляди, Вася! Как молодёжь исхитряется нынче жить. В театре без году неделя, а уже личный транспорт. Не то, что мы с тобой. Всю жизнь на сцене, а ездим в автобусе!
-Может у него родители не бедные, или какой спонсор объявился…
-Всё может быть… - изрёк известный артист и разговор на эту тему прекратил.
Василий Васильевич тоже особого значения беседе не придал и, наверное, всё позабыл бы, но однажды на артистическом «капустнике» нечаянно подслушал, как этот молодой актёришко «выпендривался» перед общей любимицей всей труппы Светочкой Любимцевой:
-Ты посмотри на этих мухоморов! У них же одна дорога. Какая дорога? Тропинка! По ней они всю жизнь и топчутся. Из дома на сцену и обратно. Шаг в сторону целая трагедия – могут и не пережить. А надо на всё смотреть проще!
-Это ты от зависти так говоришь, - перебила болтуна Светочка.
-От зависти?! – искренне удивился, (а может, хорошо сыграл) мужчина, - было бы чему завидовать.
-А аплодисменты? Цветы, любовь и признание публики. Слава, наконец!
-Знаешь! «Слава» эта только на наш провинциальный театр распространяется. Я человек современный, а по нынешним меркам все перечисленные тобой аргументы выеденного яйца не стоят… Вот на одном корпоративчике некая бизнесвумен, - рассказчик замолчал, подумал немного. Стрельнул в сторону девушки игривым взглядом, и поправил себя: - престарелая бизнесвумен, за исполнение романса, пожаловала мне часики за 500 у. е. вот это предмет зависти.
-Так ты ещё и поёшь?!
-На корпоративной вечеринке, после четвёртой рюмки, любой «певун» сладкоголосым, как Иглессиос, становится. Важно настроение публики уловить, тогда и слава придёт и деньги появятся.



Следует признать, что Василий Васильевич, прислуживая Мельпомене, не забывал и других женщин, при этом, кавалер, весьма критически относился к внешним достоинствам последних. А однажды ему пришла идея рассмотреть и свои плюсы. Долго он ворошил память, откапывая эти положительные качества и вынужден был признать, что из всех средств прельщения противоположного пола, у него осталось одно, но сугубо личное, как в песне поётся: «Мои года – моё богатство!» с таким тяжёлым багажом прагматичных современных дамочек заинтересовать трудно.
Хоть ту же Светочку Любимцеву взять. Как то в театральном буфете, после репетиции, Василий Васильевич вздумал себя коньячком побаловать. Рюмочку выпил и чувствует, вторая просится. Заказал вторую, а к ней бутербродик с ветчинкой, а тут и Светочку «нелёгкая» принесла – кофе ей вздумалось выпить. Кто только учит молодёжь, на ночь глядя, этот бодрящий напиток употреблять? В общем присела дамочка за столик к мэтру и стала не спеша из чашечки прихлёбывать. Тут между коллегами разговор завязался о постановке последнего спектакля, не обошлось, конечно, и без комплиментов барышне. Заболтались собеседники, не заметили, как свои сосуды осушили, и заказали ещё. Только теперь на обоих заказывал джентльмен, а леди пожелала бокал мартини. Не известно, чем бы это импровизированное застолье кончилось, но даме скоро позвонили и она покинула насиженное место и своего кавалера. Василь Васильевичу пришлось рассчитываться за двоих и бюджет его едва-едва покрыл статью расходов на весьма скромный ужин. Благо, никто, кроме буфетчицы не видел, как он все свои карманы перетряс в поисках наличности.
Конечно, это незначительное происшествие, наверное, прошло и забылось бы, да вслед ему последовало очень неожиданное продолжение. Буквально, в этот же вечер, часом позже, в апартаментах артиста раздался звонок городского телефона. Незнакомый голос осведомился:
-Василий Васильевич Пастухов-Зауральский?
-Имею честь!
-Есть предложение, от которого вы не сможете отказаться.
-Прямо вот так. Сразу?!
-Конечно! Мы же деловые люди.
Василий Васильевич себя деловым человеком не считал. Более того, был уверен, что творческие и деловые качества, так же далеки, как в своё время, по мнению Ленина, были декабристы и народ. Однако оспаривать мнение телефонного собеседника не стал, решил, всё-таки, выслушать его до конца:
-Я вас слушаю.
-Короче говоря, нам нужно встретиться и всё обсудить.
-Что обсуждать то?
-Моё предложение.
-А в чём его суть?
-Хочу предложить вам роль!
-Ро – о – о – о – ль?! А вы что, продюсер? – загорелся актёр.
-Нет! Я хозяин фирмы, а роль в рекламном ролике.
Василий Васильевича рекламная перспектива не обрадовала, а скорее огорошила. Он, хотел было, сразу же положить телефонную трубку, да вспомнил сегодняшний финансовый казус в буфете и слух о бешенных гонорарах в рекламном бизнесе. Встал перед глазами и пронырливый «актёришко», который «рубит капусту», буквально, где придётся: в рекламе, на корпоративах, в детских театральных кружках, на встречах с публикой. Почему бы и себе не использовать, подвернувшийся шанс? И мэтр осторожно осведомился:
-И что вы можете предложить известному артисту?
На другом конце провода этот вопрос поняли сразу и назвали цифру.
Конечно, как писал один известный таблоид, молоденькие девчушки за день съёмок в телесериале, получают значительно больше. С другой стороны, справедливости ради, следует признать, что этих гламурных красавиц знает вся страна. Василий Васильевича знают в масштабах города, да и то театралы. Если сравнить предложенный гонорар с зарплатой в театре, то значительный перевес выпадал на сторону первого. Тем не менее, мэтр попытался покочевряжиться:
-А время подумать у меня есть?
-Нет! – бесстрастно ответила трубка. – Если вы не согласитесь прямо сейчас, придётся звонить вашему коллеге Виктору Львовичу. Так что принимайте решение
Последний аргумент прозвучал так, будто коварный Виктор Львович собрался залезть в карман многолетнего друга. Василий Васильевич сделал опережающий ход, он согласился встретиться со звонившим.
Несмотря на неблагозвучное, где-то даже неприличное наименование фирмы «ССУН» (суперсредство по уничтожению насекомых), её хозяин, судя по респектабельному и самодовольному виду, получал весьма приличные дивиденды. Он и встретил артиста, ответил на все его вопросы. Можно сказать, расставил все точки над «i». В частности, босс объяснил, что подведомственное ему предприятие борется не только с насекомыми, что указано в названии, но и с грызунами. Как раз эту сторону борьбы и должен показать будущий рекламный ролик. Только роль Василий Васильевичу в нём выпала неблаговидная. Следовало гонять по квартире здоровенных крыс, а после ключевого слогана: «Самый убойный враг для домашних грызунов – дуст от фирмы «ССУН», этих же зверьков, но уже почивших в борьбе, за длинные противные хвосты нужно было нести в мусорные баки…
Неприятная обязанность, конечно, и артист пожалел, что согласился её выполнять, и вообще, что подписал договор, не удосужившись ознакомиться со сценарием.
Понятное дело – договор кабала для любого человека, а для творческого вдвойне. С другой стороны «роль» оказалась несложной, хотя и весьма неприятной. Зато приятно было получать наличные, прописанные в зловредной бумажке. Надо сказать, выдали их без всяких проволочек, как только съёмки, по мнению режиссёра, были закончены. Что получилось в отснятом материале, Василий Васильевич не просматривал, потому как считал своё участие в рекламе скорее провалом, чем достижением и постарался поскорее забыть крысиное шоу.



Не успел Василий Васильевич израсходовать гонорар, полученный за недавнюю шабашку, как ему аукнулся горькой пилюлей опрометчивый шаг на ниве рекламного бизнеса. Артист – человек публичный. И публика тут же заметила раздвоение кумира между искусством и халтурой, что проявилось буквально на следующем спектакле мэтра.
Как только Василий Васильевич появился на сцене, в зрительном зале повисла зловещая тишина, которая через мгновение взорвалась неслыханным для театра шумом. Зрители закричали, засвистели, затопали ногами. Послышались реплики:
-Д – у – у – у – с – с – с - т – т! Кры-со-лов!
Спектакль шёл на сцене давно, и рядовые постановки проходили с переменным успехом, но такого явного провала не было никогда. Режиссер велел немедленно «дать занавес» и подозвал к себе актёров:
-Что происходит? – удивлённо осведомился он.
Естественно, в труппе догадывались о причине зрительского бунта, потому что знали о проделке коллеги, но выдавать его не спешили. «Мужественно» молчали, только глаза их, как «поворотники» автомобиля, «мигали» в сторону «отступника», а сам он, виновато опустил голову и потупил взор.
Худрук заподозрил неладное, но устраивать «разбор полётов» не стал. Заменил проштрафившегося мэтра дублёром, благо тот оказался «в нужное время, в нужном месте» то есть под рукой. Да так «удачно» заменил, что на все спектакли до конца сезона. А Василий Васильевич остался без работы, разве что, какую проходную роль ему доверят, да и то, когда всё лицо загримировано и узнать артиста невозможно.
Такая получилась «рекламная пауза», которая поставила большой жирный крест на творческой карьере Василий Васильевича.
Как не крути, Мельпомена муза капризная, не понравилось ей неуважительное отношение мэтра к себе и к искусству, вот и отвернулась от него на все сто восемьдесят градусов…

ЛИТРОВЕНКО А. М.



© Александр Литровенко, 2015
Дата публикации: 24.02.2015 14:27:21
Просмотров: 878

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 24 число 5: