Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Светлана Беличенко



Попаданка (1)

Юлия Чиж

Форма: Рассказ
Жанр: Пародия
Объём: 18541 знаков с пробелами
Раздел: "Черновики(проза)"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Начало


Всё началось банально до безобразия - я умерла. Взяла и умерла на операционном столе в заштатной больнице. И чего это мне взбрело белый свет покинуть? Теперь-то осознавать начинаю: судьба подкузьмила, не иначе. А тогда и не поняла даже, что произошло. Думала - наркозные глюки.
Впрочем... начну по порядку.

Детские годы опущу, пожалуй. Обычные детские годы. Ничем не выдающиеся. Всё как у всех: по деревьям лазила, по гаражам прыгала, в куклы играла, в "классики", в "резиночки", костры жгла, в пионерские лагеря иногда ездила. В юношестве и молодости дров наломала, конечно. Но тоже за рамки общепринятого не выходила. С любовью ладилось. Жила, не нищенствовала. Преподавала потихоньку в местном университете, двоечников-школьников к ЕГ готовила, раздолбаям-студентам курсовые и дипломные пописывала. Ничего особенного, короче. С книгами не расставалась, правда, с малолетства - читала, читала, читала... И всю жизнь рядом серьёзные умные книжки - энциклопедии, справочники, классическая художественная литература. На беллетристику сверху вниз посматривала; изредка брезгливо морщилась, натыкаясь взглядом на трамвайных читающих, с головой ушедших в аляповатого вида брошюрки с идиотскими названиями. А когда заболела - сама на фэнтези подсела. Чем ещё себя на больничной койке развлекать? Достоевским? Лавкрафтом? Бодлером? Ахматовой? Вряд ли поспособствуют выздоровлению. Болячки уходят от лёгких людей, не загруженных тяжкими думами и глубокими душевными переживаниями. Им, болячкам, в лёгком человеке присосаться не к чему. Вот и решила я в зрелом возрасте (полвека почти, всё же) на сказочки авантюристические переключиться, рассудив, что уныние - грех, а значит - будем веселиться, не слёзы лить и не потери подсчитывать.
Совсем отключиться от мыслительного процесса и в фэнтези не получалось, конечно. Всё-таки, за 49 лет, в привычку вошёл. Но удивляться снова научилась. И как фантазировать - вспомнилось. Никогда бы не подумала, что ерундистика вся эта пригодится.
Но тут померла я, как впоследствии оказалось. Некстати померла.

Чувствую - мокро. Глаза открыла, осмотрелась: лежу на берегу то ли реки, то ли озера. Явно голая. Мерещится, думаю. Снова глаза закрыла, лежу дальше. Водичка плещется, ветерок поддувает. Не бриз заморский какой - лёгенький, тёпленький. Наш, русский среднеполосный, ветер. И уже холодно становится, замерзаю. Или - кажется, что замерзаю? Ворчу тихонько, про себя: "Хоть бы простынкой прикрыли, коновалы чёртовы. Холодрыга ж в операционной!" И вдруг хохотки да песни где-то вдалеке послышались. Думаю: "Оборзели вконец. У них человек на столе. А они вместо того, чтобы работать со скорбно-сосредоточенной миной, песни поют. Сухари дипломированные, эскулапы-остолопы. Ни стыда, ни совести у людей." А звуки всё ближе, и ближе, и ближе. Уже и топоток вклинивается. Баба какая-то орёт: "Купаться айда!" Её другие отговаривают. А той море по колено - пьяней вина, похоже. Я ещё поморщилась. Не терплю запах алкоголя. Особенно в переваренном виде - перегар - не переношу. Да ежели к перегару ещё и чесночный дух примешивается - наизнанку тут же выворачивать начинает. Скольким ухажёрам по этой причине отказала - не счесть. Какая любовь с таким амбре? Тут бы выжить, не задохнуться.
Тем временем баба с визгом в воду кинулась. Я видела сквозь прикрытые веки, как туша килограмм на сто двадцать взбудоражила относительно спокойную воду (бурунчики от ветра не в счёт ведь), едва не притопившую волной меня, любимую. И отодвинуться бы надо было, но сил почему-то нет. А тут ещё баба тельце у водички рассмотрела да как завизжит: "А-а-а-а... Утопленница! Чур меня!" И как сиганёт к толпе. Откуда только грация и пластика взялись. Только что свиньёй в луже плюхалась, и, вдруг, нате вам - хоть сейчас на Олимпиаду выставляй. За бег всё золото в копилку команды соберёт. Не удержалась я, хмыкнула. Слышу мужской голос: "Панява, не ори! Жива, похоже, утопленница твоя. Сейчас гляну поближе". Чую, и вправду идёт. Паникой тут же накрыло: голая же! А тут чужой мужик прёт тараном. А у меня муж, между прочим, имеется. Ревнивый, кстати. Отелло в сравнении с ним - младенец невинный. Силюсь руками прикрыться, но не могу. Расстроилась так, что в глазах потемнело, а потом и вовсе в ту темноту провалилась.
Сколько я в беспамятстве провалялась, про то не скажу - не знаю. Очнулась когда, то первое, что увидела, был потолок из неструганых брёвен. Ничуть на потолок больничный не похожий. Лежит он на таких же братьях (или сёстрах? или бесполое нечто это, судя по тому, что "бревно" среднего рода?). Крепенькая такая комнатка получается, монолитная, на века поставленная, по всему видать. Шевелиться у меня так и не вышло, сколько ни пыталась. Ничьего присутствия рядом не ощущалось. Когда заняться нечем, то самое лучшее - обдумать ситуацию. И по всему выходило, что ситуация странная. А вывод напрашивался единственный: влипла, аки кур во щи вкекалась. Попала, короче. И тут меня осенило: попаданка! Странная какая-то, неправильная (колода колодой, парализованная, недвижимая), но попаданка. Та-а-ак... А где, в таком случае, магия? Обещанная, в лучших традициях и по канонам жанра. Где? Песенки помычала - результат нулевой. Сама стишки посочиняла - аналогично. Ну, так не честно! Где магия-то? Где, я вас спрашиваю? Нервишки не выдержали, я заплакала.

- И чего ревёт? - вдруг услышала ворчливый голос. - Тут и так сыро обычно. Она ещё мокриц разводить удумала. Ох, бабьё. Всё бы им реветь.

Скосила глаза, на сколько те позволили. Никого. По углам взглядом пошарила. Снова никого. Волосы на затылке шевелиться начали - пустота мужским голосом ворчит. Неужто магия? Неужто песенки с потешками сработали?

- Ага, щаз. Размечталася!
Ой, мамочки, о-н-о ещё и мысли читает?!
- Да у тебя на лбу всё написано в два слова. Не упаришься читать.
- И что же там написано? - вступила в диалог.
- Знамо что. "Караул! Спасите-помогите!"
- Это три слова. - поправила я голос.- Судя по всему, уважаемый, вы на уроках арифметики были невнимательны и не прилежны. Иначе бы точно научились считать. Хотя бы до десяти.
- Ну и зануда. - с некоторым восхищением пробасило нечто.
- На том стоим. - не упустила случая надерзить, чтобы обрести толику уверенности, и добавила - Вы вообще кто, глюк?
- Догадайся с трёх раз - мстительно потребовал "глюк".
- А что мне за это будет? - парировала я. И тут же подумала: Дошла до ручки, похоже. Уже голоса слышать начала. Умом тронулась, крышей сдвинулась.
- Хи-хи - совсем не солидно отреагировала пустота.
- "Хи-хи" я уже получила. А что мне будет за то, что угадаю? - пришлось настаивать на награде, коли некоторые строят непонятливых.
- А что ты хочешь? - уже серьёзно спросил голос.
- Домой я хочу! - сказала вслух, чтобы наверняка.
- Не. Домой - это не ко мне.
- Конечно не к вам. Это же очевидно. Тут уже, у вас. Хотелось бы к себе. - с чувством и со слезой в голосе проныла я.
- А другие вопросы есть? Напрямую помогать не могу. Только на правильные (выделил интонацией гад невидимый) отвечать могу.
- Вопросов уйма. Но... правильные или так себе - не знаю наверняка.
- Так задавай! - подбодрил голос - А там и посмотрим.
- Ну-у-у-у... Почему шевелиться не могу?
- Потому что ты - труп.
- Отлично! Чудесный ответ! Обнадёживающий! - разозлилась я. - Но глаза-то вертятся!
- Не серчай. Знаешь, поди, что глаза - окна для души. Душа твоя живая ведь. Вот и не затворились окна те.
- И душа мозгу умирать не даёт, голову в рабочем состоянии поддерживает. Потому и говорить могу иногда, и запахи ощущаю, и слышать могу. - автоматически продолжила объяснения голоса.
- Вот-вот. - согласился голос и приказал - Дальше спрашивай. Авось к нужному выйдешь. Ты, вроде, не дурочка.
- Вот спасибо за комплимент! Могла бы - в пояс поклонилась.
- Не тяни! У нас с тобой пару засек осталось на разговор.
Вот тут-то и переклинило:
- Какого хрена тогда балясы* да тарусы** разводишь? Говори, как начать двигаться? Как домой вернуться?
- С "двигаться" местные ведуницы помогут. А домой ты вернёшься, когда поймёшь что-то, чего раньше не понимала.
- Да ёлы-палы! Прям сказка: поди туда, не зная куда; принеси то, незнамо что. Ты издеваешься, что ли? - я возмущалась минут десять, выплёскивая накопившийся страх перед неизвестным: вырёвывала прошлое, так неласково обошедшееся с тем, что было близко и дорого; и, на всякий случай, оплакивала - явно не радужное - будущее.
Чуть утихнув, позвала: Голос? Эй, голос! Да голос же! Ау!!!
Но ответом стала тишина. Смылся паразит.

Время потерялось где-то, похоже. Уже не понимала: ни сколько его минуло, ни сколько осталось. Единственное окно (на окно не тянувшее, в общем-то. больше похожее на прогрызенную бешеным бобром дыру в стене) было настолько маленьким и затянутым чем-то плотным, что наблюдала только лёгкое изменение темноты: от тягучей, однотонной, до разбеленной светом. Не представляю сколько пролежала так. Ни есть, ни пить не хотелось. Ах, да.... Я ведь - труп. Можно ничему не удивляться. И, всё же, когда в довольно-таки узкую дверь, вместе и сразу, вошли три старухи - удивилась. Не Дюймовочки, чать. Старухи под восемьдесят-девяносто-сто лет, крепенькие ещё, плотные и упитанные, активные без суеты, все три в чёрных одеяниях. Травки какие-то притащили. Жаровню принесли. Мне ажн нехорошо стало на душе (единственная ценность, как-никак!), кошки заскребли. А когда - после битья в бубен и кобения с поджиганием трав в жаровне, с литьём воды на моё обездвиженное (и хладное?) тельце - привели какую-то девку, то вообще чуть в осадок не выпала: я в молодости, практически. Только у неё глаза пустые. Без внутреннего огня, без мыслей. "Так, наверное, клоны выглядят" - подумалось ни с того, ни с его. А бабки - тут же почти - на ультразвук перешли с подвывания. На пол тело моё переложили, девку рядом пристроили. Ей что-то в рот влили, меня какой-то настой заставили чуть ли не силком (всякую гадость добровольно в рот не тяну!) выпить. В голове зашумело сразу, в сон потянуло. Я постаралась пересилить состояние. Но сквозь шум пробилось: "Не сопротивляйся. Помоги лучше". Ладно. Помочь? - Да пожалуйста! Сказано - сделано: отключилась. Но мысль мелькнуть успела: отключка либо переходит в привычку, либо постепенно становится нормой. Но долго поваляться в беспамятстве не получилось. Вопли не дали. Голос надрывался практически на пределе предполагаемых возможностей:
- Очнись! Немедля очнись! Сгоришь же, дура!
- Чего вопим? Где горит? - спросила, вальяжно потягиваясь. Тело переполняла сила. Казалось, что стоит только подняться на ноги, подпрыгнуть, расправить руки, и взлечу.
- А как же! Взлетишь. Как не взлететь. Только одна часть взлетит. Вторая здесь останется.
- Как это?
- А вот так это. Душа в небеса отправится, к предкам.
- Почему?!
- По кочану. Быстрее выбирайся отсель. Потом всё растолкую.
Потом так потом. Голому собраться - только подпоясаться, как говориться. Но подпоясываться было нечем. Да и нечего.
- Выходи быстрее! - поторопил голос.
Была не была. Я метнулась из дверей, ожидая, что попаду на улицу. Не тут-то было. Ёлки-палки, так это же баня! Быстро осмотрев предбанник, схватила какие-то тряпки и выскочила наружу в чём мать родила. Чуть поодаль виднелась густая растительность а-ля кусты. В них-то я и сиганула, сверкая не только пятками, но и задницей. Рядом как будто тоже кто-то бежал. Во всяком случае, пыхтение слышалось отчётливо. Отбежав на некоторое расстояние, порядком исцарапанная, с исколотыми камнями, ветками и хвоей ногами, наконец-то надела украденную (дожилась!) хламиду. Ничем иным и назвать-то одёжку было нельзя. Кое-как собрала волосы в хвост, приспособив по всей видимости то, что служило поясом хламиде. То-то красота неописуемая вышла, полагаю. За соседним с моей "кабинкой" кустом раздалось: "Хрюк".
- Глюк, ты?
- Сама глюк, - обиженно пробасило это сокровище.
- Как же тебя звать-величать, уважаемый? - спросила, тщательно сдерживая сарказм.
- Полевик я. Проня.
- И каким же ветром тебя в баню занесло, полевик Прохор?
- Любопытством, не ветром. - смутился глюк.
- Ну уж нет. Так дело не пойдёт. Определись, любезный, пожалуйста: по капле информацию вытягивать прикажешь или сам добровольно поведаешь.
- Странно ты разговариваешь. Вроде бы по-нашему, а слова не все разберёшь.
- Сами мы не местные... - спародировала я, известную в моём мире живых, фразу.
- А чьи?
- Проня, будь последователен. Сначала ты. А потом, может быть, и я что-нибудь расскажу. Кстати, пока не начал, ответь на животрепещущий вопрос: за нами погони нет?
- Нет. И не будет.
- А зачем тогда столько бежали?
- Думал, что тебе надо.
- Проня! Эм-м-м... Ах, ты... Ну... - От возмущения все хорошие слова резко пропали, словно и не знала ни одного, а плохие озвучить не решилась. Кто их, полевиков, знает. Вдруг исчезнет, и я так и не узнаю ничего. Не хотелось бы.
Проня понял ответственность момента, похоже. Затих. И только когда я перестала махать руками, уподобляясь ветряной мельнице, да лицо перестало гореть, сказал:
- Слушать-то будешь?
- Буду. Только вот жутковато пространство слушать. Ты можешь показаться? Или запрещено?
Немного покряхтев (решение Проне давалось явно не легко), голос-глюк начал материализоваться. Я бы провела параллель с Чеширским Котом. Очень похоже. Только процесс обратный. Сначала проявились губы - две толстеньких лепёшки, потом округлые щёчки, потом косенькие глазки. И так, постепенно, в Яви (или Навь это?) предстал неказистый мужичок ростом метр с кепкой (в прыжке). В зелёном кафтанчике, в коричневых штанах (брюками назвать язык не повернётся) и красных сапогах. Дисбаланс в последовательности светофорной палитры добавляли пшеничного цвета всклокоченная растительность на голове. Проня смотрел снизу вверх с ожиданием на личике: засмеюсь или не засмеюсь? И невдомёк было полевику: внешность - безделица, до которой есть дело только молодухам. Для зрелых тёток в ней смысла нет. Другое ценно. Проня увидел, что смеяться не собираюсь (а поязвить хотелось, не скрою. но понимала - обижу. явно ж комплекс Наполеона имеется), вдруг предложил: "Пойдём к Лешеку. Там и обскажу". Далеко идти не пришлось. За ближайшими деревьями полянка обнаружилась, на которой стоял обычный деревянный дом: с широким крыльцом, с большими окнами в наличниках, с высокой крышей.
Про Лешеков-леших всякое болтали и писали. Действительность превзошла все, известные мне, домыслы и предположения. Какие пеньки и коряги на ножках или старички-боровички? Страшилки из головы вышибло сразу, как только вошли. С лавки, из-за стола, поднялся такой мачо - бодибилдеры вкупе с секс-символами толпой должны были бы добровольно самоубиться от осознания неполноценности и обделённости матушкой-природой: два метра ростом гора мускулов. С идеально правильными чертами лица, с длинными чёрными волосами до середины спины. Что его портило, на мой взгляд, - так это массивный подбородок, разделённый ямочкой. Задница, буквально, на физиономии. Никогда не нравились такие.
- Пронька, Веллы*** тебя побери! - сочный баритон хозяина леса был наполнен удивлением и радостью. - Вот это подарок! Заходи, заходи. И вы, бабушка, заходите, к столу сидайте.
Не, ну, я не девушка, конечно. Но неужели так плохо выгляжу, что на бабушку уже тяну?
Прохор заливисто рассмеялся.
- Да, "бабушка", заходи, заходи!
Я сурово посмотрела на весельчака, мысленно перечислив способы убиения, если не утихомирится. Список впечатлил, видать, раз уж Проня смолк и словно скукожился и усох, став ещё меньше, чем был.
Баритон задавал вопросы моему спутнику, на которые я ответа явно не знала: об общих родственниках, о разрешении каких-то семейных дел. Да и не до этого было. Нас кормили! Не бог весть чем: каша с куском дичи, мёд, лепёшку дали. Но перебирать и разносолов ждать не приходилось. Не до гурманских капризов, когда живот к спине от голода прилипает. С чаем в этой местности были явно не знакомы. О кофе слыхом не слыхивали, похоже. Потому как снова травой запаренной поили. Не противный взвар - и то вперёд.
Пока ели, разговор свернул к происходящему.
Проня кратко описал произошедшее. И детально рассказал о причине, по которой оказался так далеко от вверенных его заботам полей.
Оказывается, Проня в гостях у местных водяниц был. По делам, конечно же. (При этих словах Лешек недоверчиво крякнул и расцвёл ехидной улыбкой. Но Проня как будто не заметил реакции родственника). Когда некая туша взбаламутила водицу, обитатели рванули выяснять причину, оценивать последствия и перспективы развития событий. Проня меня, оказывается, пожалел. Он уже сталкивался с людьми, которые проявили интерес к моей персоне. И был от этих людей не в восторге. Тёмные дела творили колдуны и колдуньи: мертвяков поднимали (а известие не огорчило, честно сказать. подняли же. поблагодарить бы их, по-совести, а не ругать), живых умерщвляли - поперёк природы и человеческих законов шли. В конкретном же, моём, случае - справлялся ритуал подготовки жертвоприношения: душу должны были перенести в тело дебелой девицы, а потом её же и прирезать на алтаре. При этом к богам отправилась бы моя душа. А девицыну душу вернули бы на место, заживив рану. Но что-то пошло не так, ведуницы испугались, побежали за старейшинами. Чем, собственно, доблестный Проня и воспользовался, уведя подопечную в лес, тем самым спас оной жизнь.
Бог мой... Как весь этот бред было соотнести с реальностью - не представлялось. И уже было радостно, что обходится без магии. Имеющегося хватало с лихвой.




Разъяснялка:

балясы* - выдумки, ерунда, чушь. (Большой словарь русских поговорок. — М: Олма Медиа Групп. В. М. Мокиенко, Т. Г. Никитина. 2007.)
мн. более употр. чем балясины: * лясы, белентрясы, балы, шутки, веселые россказни. Точить балясы, балясить, балясничать, шутить, галить, смеяться, забавно беседовать. (Толковый словарь Даля)
таруса** - новг. вздор, пустяки, бессмыслица, чушь, чепуха. Боронить или нести тарусу; от этого: турусы на колесах. см. тараса. (Толковый словарь Даля. В.И. Даль. 1863-1866.)
Веллы*** видимо - местное, аналог вилы. вила Вилы, самовилы, самодивы (болг. вила; макед. самовила; серб. вила; хорв. vila; словен. vila; словацк. víla; польск. wiła) — в верованиях и фольклоре южных славян, отчасти и словаков, женское мифологическое существо, наделяемое преимущественно положительными свойствами. Может, однако, мстить человеку за причиненное ей зло, что сближает её с богинкой[pl], отчасти с русалкой[1].(Википедия)

© Юлия Чиж, 2015
Дата публикации: 2015-09-04 03:21:08
Просмотров: 490

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 84 число 23:

    

Рецензии

вспомнил (почему-то. безо всякой, боже упаси, связи с) своего однокурсника, которого, в далеком уже прошлом, наша соратница по учебе, будучи в необъятных картофельных полях, спросила, разогнувшись и заслонясь от солнца рукой в грязной нитяной перчатке: который час? тот посмотрел на часы и долго молчал. - что ты молчишь? - слегка рассердилась девица.
-да вот думаю, - поведал мой однокурсник, - как бы тебе объяснить, чтобы ты поняла...

"Всё как у всех: по деревьям лазила, по гаражам прыгала, в куклы играла, в "классики", в "резиночки"; костры жгла, в пионерские лагеря иногда ездила." - тчк с зпт разделяет равноправные в грамматическом отношении части. все части, равноправные в помянутом отношении. а не делит их посередке пополам.

университет, конечно, почтенное заведение, но писать его с большой буквы нет оснований.

Всё-таки, за 49 лет в привычку вошёл - зпт крайне сомнительная. возможная в принципе, но...

из не струганых брёвен - неструганых, полагаю. постоянный признак. прилагательное. в чем проблемы?

дело, конечно, хозяйское, но вообще-то куръ попадает в ощип.

Скосила глаза, на сколько те позволили - и тут дело хозяйское. насколько дело может быть хозяйским.

на уроках математики - и тута хозяин-барин. хотя уроки арифметики в конкретном случае

балясы на тарусах ? на турусах? которые на колёсах?

когда поймёшь что-то, что раньше не понимала. - чего - вернее. и помогает избежать

бодибилдеры вкувпе с секс-символами - вкупве - это где?

Проня смолк, и словно скукожился - не надо тут зпт

туша взбаломутила водицу - не поверишь, взбалАмутила

теперь старые песни о главном. о том, который час. вот повествователь замутил нарратив с многочисленными авосями, чатями и иными уступительными словами (и инверсный порядок - дополнение перед сказуемым - тож найти несложно. из той же оперы) - и чо-то персонажи тоже давай нараспев и сильно окая уступительно выражаться с авосями. прям сказы Бажова.
то есть декларируют они (повествователь и персонаж) взаимонепонимание, а гуторят одинаково. пардон, бают. иначе, говоря, культурный код у них один и тот же. и чего им взаимно не понимать - ваще непонятно.
хотя текст, включающий декларацию якобы-де-псевдо-неприятия фанфиков, с такой ситуацией исключительно замечательно параллелится. эээ... как бы объяснить-то...

Ответить
Юлия Чиж [2015-09-04 12:20:59]
спасибо. поправлю опечатки, описки и ляпы.

код языка один, ага. но полевик со товарищи цивилизацией свой не замутили, не запоганили. а повествователь доломал почти. обстановка вынуждает настраиваться на исток, но, увы, где-то замыкание. во всяком случае так предполагалось. что на выходе получится? пока не знаю. черновик же.

вы тут вокруг да около ходить изволите, ан не учитываете: пародиями ж не баловалась ранее. первый опыт. деуственность, считай, потерямши) так что... жгите уж, Евгений, чё... в лоб, прямолинейно. иносказания и недоговорённости сейчас не уловлю. настроение в том месте, на котором сидят. и состояние там же.

PS: и, кстати, почему фанфик? оридж. пародия на жанр, а не на конкретное произведение другого автора. и персонажи, и ситуации - манё.
PPS: "Я попал, как кур во щи, и я же оказываюсь виноватым!" (А. Чехов. Житейская мелочь)
тут дело-то такое - мне фанфики (оспадя, ну и слово эти люди придумали...) практически незнакомы, если не считать классики. люди эти (ну... авторы или как их считать) всячески пытаются всеобъемлить и записать в свои предшественники и Сервантеса, и Гоголя и кого только не.
и ты кагбэ претендуешь (ну, пускай без претензий даже) на Сервантесов жанр, самодостаточной пародии. и я тебе честно скажу, с последней прямотой - его персонажи говорят по-разному (разрядкой). потому что каждый - характер. который - поменяй условия - останется тем же характером. и будет говорить по-своему. как Санчо Панса, изъясняющий разные ситуации.
Юлия Чиж [2015-09-04 13:32:45]
ну, ни одной машки-сью тут точно не будет. рпг, скорее, намечается. и пока описательство сплошное. какие тут могут быть характеры?
прав - не претендую. пробую пока что. и вариант диалогов, думаю, не окончательный. обрисовала только. начерно.
могут. ещё как. "Носков под штиблетами не было. В руке молодой человек держал астролябию." ©
и не делай вид, будто раньше не знала...
Юлия Чиж [2015-09-04 15:20:30]
ничё ты так сравнил)) масштабно)))