Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Константин Вильде



Гении и злодеи

Олег Павловский

Форма: Эссе
Жанр: Публицистика
Объём: 3180 знаков с пробелами
Раздел: "Мастерская"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати











ГЕНИИ И ЗЛОДЕИ

_________________________________________________________________________



В жизни всегда есть место подвигу, но и от гения до злодея один шаг
и еще чуть-чуть…
Да что там злодейство, – сколько ребят в мастерских заживо сгорели, не счесть.
Сколько по больницам да «канатчиковым дачам». Миша Боярский лечился от запоев в военно-медицинской академии – три дня под капельницей, а потом за гитару и круиз по палатам с концертами – сюзерен как никак! «Девушки наши» тоже пили кастрюлями, не все, конечно. Что это – профессиональная деформация или производственная необходимость? Думаю, что и то и другое вместе. Художники еще как-то толерантнее, что ли, а вот поэты… впрочем, молодняк всегда заносчив, иногда это сохраняется и до седых волос.

Про то, что сейчас твориться в блогах и на лит. порталах можно и не вспоминать
– графомане на дерьмо исходят, такой мерзости в Ленинграде и в Москве даже в 80-е, конечно, и быть не могло, а тем более в провинции…

Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
но с куриными мозгами хватишь горя.
Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.

И от Цезаря далеко, и от вьюги.
Лебезить не нужно, трусить, торопиться…

. . . . . . .

Скоро, Постум, друг твой, любящий сложенье,
долг свой давний вычитанию заплатит.
Забери из-под подушки сбереженья,
там немного, но на похороны хватит.

Поезжай на вороной своей кобыле
в дом гетер под городскую нашу стену.
Дай им цену, за которую любили,
чтоб за ту же и оплакивали цену.

______________________________
И.Бродский


Пушкин в Молдавии. Ходил Александр Сергеевич в кавказском архалуке, в невыразимом головном уборе и с увесистой дубинкой в руке. Да и на дуэли подраться любил, ох, бретер! (Лермонтов, кстати, тоже). А с Пушкиным драться желающих было немного, Пушкин стрелял без промаха и шпагой владел дай бог каждому. Однажды, на балу, он снял сапог и дал этим сапогом по голове одному дворянину, – иначе вызвать его на дуэль никак не получалось…

Ты вспомнишь все в распадах белой ночи,
в тот самый час, когда не повторим…
Сергеичу? Ему гусиный кончик
пера... и почерк что-то говорил...

Нам огорченье вроде не по чину, –
какая жизнь? каких-то два крыла…
. . . . . .
Молочница уж ноги промочила,
а Аннушка и масло пролила…

Однако…


«...немногие из голосов
я слышу – выпростан из хора...» /В.Кривулин/

* * *

…стенать, с ума сходить и таять,
слагать в оркестре хоровом
стихи средь мартовских проталин
в оконном, каменном, живом,

колючем как сосулек жала,
шершавей шагреневых стен –
в том мире, где не провожала –
бросала! но не насовсем –

нет, не отрава сладкой боли,
не капли Фариа… и всё ж:
– Доколе, – плакала, – доколе,
ты эту песенку поёшь?

* * *

Лермонтов изводил Мартынова бесконечными насмешками, но он не хотел его убивать. у барьера Лермонтов первым выстрелил в воздух, интересно, а на что он рассчитывал? Вот так, не рассчитал…
Читайте «Княжну Мери» в той части, где герой расстается с Верой – это сам Лермонтов, он же и «Фаталист»…








© Олег Павловский, 2015
Дата публикации: 2015-12-14 15:17:49
Просмотров: 432

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 57 число 29: