Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Ваагн Карапетян



Искусство намека или намек на искусство?

Олег Павловский

Форма: Эссе
Жанр: Литературная критика
Объём: 8594 знаков с пробелами
Раздел: "Литература. net"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати





.
ИСКУССТВО НАМЕКА ИЛИ НАМЕК НА ИСКУССТВО?
___________________________________________________________________________


Литпричал. Что-то мы разговорились…
Ну, мало ли что сказал А.Блок о «невысказанном»? Блок отождествлял поэзию и с гармонией, и еще бог знает с чем. Намек, невысказанное, но как бы подразумеваемое, – это ведь основа большинства тропов, – сравнений и метафор (скрытых сравнений) в первую очередь. Это дело литературоведов, их хлеб – по крайне мере объяснять то, чего сами они делать не умеют.

Правильнее было бы отметить, что иносказание способно на большее, чем простая констатация факта. Да, иносказание и переносный смысл расширяют палитру художника, наполняет ее красками, звуками, осязанием и вкусом, запахами «лесов и полей», или… короче, много чем наполняет.

Но если «ничего за всем этим нет», сколько ты не «намекай», ничего и не будет. У А.Грина, вроде, был другой приоритет – Несбывшееся, или неиссякаемая возможность для мечты и фантазии. Есть более чем веские основание считать, что все в мире, еще не увиденное Мастером в порыве вдохновения, существует помимо и независимо от него самого, существовало всегда и будет повторяться в бесконечности. Мастер и не стремиться «намекать», ему некогда заниматься пустяками, когда столько видений и звуков, красот и душевных страданий нахлынут как… (волны, разумеется, вы правильно подумали, или ураган, а еще лучше – рулады, так красившее…), в общем, нахлынут, им видней… когда нахлынуть…

Это порочная практика сочинять намеки и метафоры, все ведь рождается само собой… научиться читать и понимать всю эту «заумь» можно, но иным и этого не дано, а иным и без надобности. Ну, на кой черт тебе слон, чтобы ездить на базар, если довольно будет и ишака?

Золотая Роза К.Паустовского – да, неплохое подспорье для кухонных эрудитов, добавьте к ней Траву забвения и Алмазный мой венец В.Катаева, кое-что из Пикуля и Дрюона и… – джентльменский набор настоящего интеллигента готов к употреблению. Теперь нетрудно этак снисходительно заставить трепетать сердце – что же еще! – у юноши бледного с взором горящим... Ведь это так интересно узнать, когда у короля Людовика заболел зуб и почему? Историю надо знать! Ни больше, ни меньше… эрудиция, доложу я вам, это такая штука!
(особенно в том, что не трудно, да и не обязательно…)


АЛЕКСАНДР БЛОК О ПОЭЗИИ и о А.С.ПУШКИНЕ:
___________________________________________________________________________

www.litprichal.ru/work/230613/

Мы знаем Пушкина – человека, Пушкина – друга монархии, Пушкина – друга декабристов. Все это бледнеет перед одним: Пушкин – поэт.

ПОЭТ – ВЕЛИЧИНА НЕИЗМЕННАЯ. Могут устареть его язык, его приемы; но сущность его дела не устареет. Люди могут отворачиваться от поэта и от его дела. Сегодня они ставят ему памятники; завтра хотят «сбросить его с корабля современности». То и другое определяет только этих людей, но не поэта; сущность поэзии, как всякого искусства, неизменна; то или иное отношение людей к поэзии, в конце концов, безразлично.
Сегодня мы чтим память величайшего русского поэта. Мне кажется уместным, сказать по этому поводу о назначении поэта и подкрепить свои слова мыслями Пушкина. Что такое поэт? Человек, который пишет стихами? Нет, конечно. Он называется поэтом не потому, что он пишет стихами; но он пишет стихами, то есть приводит в гармонию слова и звуки, потому что он – сын гармонии, поэт. *
___________________________________________________________________________
«Пушкинская речь» была написана А.Блоком в феврале 1921 г. и произнесена 11 февраля 1921 г. на «торжественном собрании в Доме литераторов в 84-ю годовщину смерти Пушкина».

«Нельзя сопротивляться могуществу гармонии, внесенной в мир поэтом; борьба с нею превышает и личные и соединенные человеческие силы, «Когда бы все так чувствовали силу гармонии!» – томится одинокий Сальери. Но ее чувствуют все, только смертные – иначе, чем бог – Моцарт. От знака, которым поэзия отмечает на лету, от имени, которое она дает, когда это нужно, – никто не может уклониться, так же как от смерти. ЭТО ИМЯ ДАЕТСЯ БЕЗОШИБОЧНО…» __________________________________________________________________
*«Пушкинская речь»


На бездонных глубинах духа, где человек перестает быть человеком, на глубинах, недоступных для государства и общества, созданных цивилизацией, – катятся звуковые волны, подобные волнам эфира, объемлющим вселенную; там идут ритмические колебания, подобные, процессам, образующим горы, ветры, морские течения, растительный и животный мир.
Эта глубина духа заслонена явлениями внешнего мира. Пушкин говорит, что она заслонена от поэта может быть более, чем от других людей: «средь детей ничтожных мира, быть может, всех ничтожней он».
Первое дело, которого требует от поэта его служение, – бросить «заботы суетного света» для того, чтобы поднять внешние покровы, чтобы открыть глубину. Это требование выводит поэта из ряда «детей ничтожных мира».

Бежит он, дикий и суровый,
И звуков и смятенья полн,
На берега пустынных волн,
В широкошумные дубровы.

Дикий, суровый, полный смятенья, потому что вскрытие духовной глубины так же трудно, как акт рождения. К морю и в лес потому, что только там можно в одиночестве собрать все силы и приобщиться к «родимому хаосу», к безначальной стихии, катящей звуковые волны.
Таинственное дело совершилось: покров снят, глубина открыта, звук принят в душу. Второе требование Аполлона заключается в том, чтобы поднятый из глубины и чужеродный внешнему миру звук был заключен в прочную и осязательную форму слова; звуки и слова должны образовать единую гармонию. ЭТО ОБЛАСТЬ МАСТЕРСТВА…
_________________________________________________________________
* «Пушкинская речь»



Как мы видим, Александр Александрович уже и забыл о Гармонии, как начале всех начал, гармония это одно дело, вселенский хаос – уже совершенно другое. От вселенского хаоса к хаосу «родному», от гармонии Вселенной – к гармонии стиха. В этом плане все рассуждения о невысказанном, несбывшемся, подразумевающимся и как бы искусстве намека становятся бессмысленными, и только путают и вводят в заблуждение «отроков во вселенной», которые все еще думают, что поэзии можно научиться, что талант – это труд… и тому подобной галиматье.
Так в чем же дело, откуда берется эта недосказанность и намек, несбывшееся и невысказанное? А у мастера нет времени что-то там досказывать или дорабатывать. Его видение и ощущение огромного и, возможно, бесконечного мира не оставляет и сомнений, что писать надо так, как видит он, Мастер, как он слышит и чувствует – потому, что нет беспощадней судьи, чем сама Вселенная, нет точнее слов, чем звук и грохот ее волн, нет большего страдания и счастья, чем на какие-то мгновения оказаться Поэтом…


ЗОЛОТАЯ РОЗА
_________________________________________________________________


Повесть Паустовского интересна, местами даже трогательна. Иногда мягкий малороссийский диалект радует слух москвича, да и любого другого русского человека, Россия огромна и это радует. Для школьников полезна глава «Случай в магазине Альшванга», так они и грамматику начнут учить, а может, и не начнут...

Случай в магазине Паустовский, скорее всего придумал. Но это не руководство для писателя и поэта. Пунктуация в «Спекторском» Б.Пастернака явно «зашкаливает и тормозит», я это замечал и сорок лет назад, замечаю и сейчас. Футуро-символистам и пунктуация нужна не стандартная, и индивидуальная в отдельных случаях; запятые ставятся там, где иначе уже нельзя. Вообще, всякое «обособление» должно быть оправдано. Попробуйте сбросить в Word почти любую статью или книжку из Интернета, и в глазах зарябит от «рекомендаций», чаще всего необоснованных.

Золотая Роза хороша тем, что жизнь и литературу она представляет как одно целое. А они и есть одно целое, так же как поэт и вселенная, жизнь и смерть. Но не все в этой жизни поэты, хотя «писателей» пруд пруди.

Популярность повести определяется не ее полезностью, а тем, что читатель как бы погружается в атмосферу литературы, этак доверительно и без предисловий, дескать, и я так понимаю, следовательно, и я что-то могу, а вот это уже совсем не обязательно. Мочь и хотеть не совсем одно и то же. Но выход из этого положения конечно же есть.

Возлюби Господа, как самого себя, и возлюби ближнего, как самого себя. Возьми свой крест и иди дальше, а крест слишком тяжелым не бывает.
В любви к себе и к своему искусству приоритет следует отдать искусству, а не себе. В любви к жизни и к себе лучше отдать себя, чем требовать от жизни награды – жизнь сама все расставит на свои места.














.

© Олег Павловский, 2016
Дата публикации: 2016-06-02 18:16:36
Просмотров: 343

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 51 число 41: