Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Родная сторона

Светлана Беличенко

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 6449 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Маша и Екатерина вместе работали в городе В. Подруги часто гуляли по выходным у реки, ходили в кафе и кинотеатры.
Катерина много раз рассказывала подруге о своём посёлке, который находился в двух часах езды от города.
— Как переехала 12 лет назад, так и не бывала там! Всё некогда съездить — работы много, да ведь и нет там теперь больше никого у меня — разъехались... А там така-ая красота! Повсюду маленькие аккуратненькие домики стоят, в разные цвета покрашены — так красиво!
— Интересно-интересно, а в какие цвета, расскажи?
— Ну вот я, например, жила в доме, у которого «юбочка» (вертикальная обшивка снизу дома, прикрывающая сваи) была алая, а сам дом был выкрашен в зелёно-жёлтый цвет. Знаешь, я не припомню, когда его последний раз красили, но это даже некоторый шарм придаёт, когда краски немного выцветают, и тона становятся пастельными, близкими к природным оттенкам.
— Как здорово! — завистливо восхищалась подруга.
— Ага. А ещё у нас домá были розовые, лиловые, зелёные с жёлтыми «юбочками», синие с красными «юбочками», жёлтые, песочные, коричневые, голубые. Напротив моего дома, кстати, был полностью свекольный дом, а немного ближе к трамвайной остановке — вишнёвый.
— А это не одно и то же? — удивлялась Мария.
— Конечно, не одно. Это совершенно разные оттенки. И настроение разное, и ассоциации. Свекольный дом — это одно, а вишнёвый — совершенно другое! И вообще, я же говорю, у нас цвета очень красивые были и все — натуральные, гармонирующие с окружающей обстановкой, а не какие-то там кислотные, ядовитые, неоновые кричащие цвета, от которых глаз устаёт!
— А-а, понимаю. Понимаю, понимаю. Действительно, слишком яркие цвета иногда утомляют.
— Детская моя подруга в песочном доме жила. А одноклассница — в розовом, а — другая подруга — в светло-фиолетовом, — захлёбывалась воспоминаниями Катерина. — А магазин был выкрашен в небесно-голубой...
Приступы ностальгии у Катерины с каждым годом всё учащались. Зимой они немного купировались, помешательство входило в стадию ремиссии, но весной, ближе к лету, у девушки снова внезапно случался рецидив.
— А ещё у нас в посёлке баня была, белокаменная. Туда весь посёлок мыться ходил. Слева было мужское отделение, а справа — женское.
Когда Екатерина рассказывала, то в сознании Марии рождались картины солидных древнегреческих храмов с колоннами на фасаде. Это была не общественная баня, а величественный дорический храм с ионическими элементами, с широким альковом, внутри которого находились колоссальные статуи из золота и слоновой кости, выполненные непревзойдёнными мастерами скульптуры. Это был храм, построенный из пенделиконского мрамора, украшенный авангардными скульптурными композициями на фризе (с восточной, западной, северной и южной стороны), на фронтонах (западном и восточном). На внутреннем ионическом фризе храма было изображено шествие влекомых жаждой духовного и телесного очищения мужчин и женщин в простых крестьянских одеждах, с котомками, тазами и банными вениками в руках...
Неудивительно, что Мария прониклась рассказами подруги. Любовь Кати к родному краю, её неуёмная тоска, в конце концов, заставили Марию решительно действовать в том направлении, чтобы подруга, наконец, получила лекарство и смогла излечиться от изнурительной, мучившей её болезни. Таким образом, в один прекрасный солнечный день Катерину ожидал невероятный сюрприз.
— Кать, а знаешь, куда мы сегодня поедем? — радостно спросила Мария.
— Не знаю, — ответила Катерина.
— Мы сегодня едем в твой посёлок! Машину я уже заказала. Садись, и поехали! — скомандовала Маша, указывая Катерине на стоявший неподалёку от них автомобиль.
Через час машина остановилась на одной из ближайших к городской трассе улиц Катиного посёлка. Водитель остался ждать девушек, которые отправились на прогулку по перекрёсткам радужных воспоминаний Катиного детства.
Со слезами на глазах Катя смотрела на выцветшие, блёклые, будто глаза покойника, покосившиеся деревянные строения. Прежние краски были смыты летними и осенними дождями. На всём лежала печать бесхозяйственности и заброшенности. Дома горели, ветшали, сходили со свай, обнажая свои скелеты из старой, мертвецки-серой древесины. Весь разноцветный посёлок будто бы раскрасили обычным серым графитовым карандашом. Лишь только стаи пепельно-чёрных ворон дико вскакивали со своих насиженных мест, видимо, разбуженные громкими ударами Машиных и Катиных босоножек с металлическими набойками о кое-где рассыпанный на поселковой дороге гранит. Пара шатающихся мужиков в грязных тёмных одеждах резко свернула во двор, увидев идущих навстречу молоденьких городских красавиц. Где-то вдалеке громко лаяли собаки и гремела металлическая ручка уличной колонки для забора воды. Подругам повстречались несколько немолодых женщин с какими-то котомками и в платочках, но Катя не поздоровалась с ними, потому что не была знакома. Женщины, в свою очередь, окинули девушек каким-то странным, будто бы презрительным и недоверчивым взглядом.
Бывшие когда-то ухоженными деревянные мостовые посёлка прогнили и заросли травой. А когда-то небесно-голубой магазин поседел и подурнел, в гноящихся ранах на его теле жужжали мухи. Посреди заросших аллей сладко пахло шиповником, цветущей сиренью и древесной корой. А вблизи домов тянуло уборными, затхлостью и редко убирающейся помойкой. Рядом с ухоженными домишками явственно ощущался запах тушёного мяса, кваса и не старой ещё древесины. Теперь основными цветами посёлка были серый (цвет старой древесины и шифера) и зелёный (цвет молодой травы и древесных листьев).
Девушки шли молча. Катерина замкнулась, а Маша испытывала огромную неловкость. Ища и не находя укрытия, в которое можно было бы поместить своё лицо, она то и дело стряхивала с себя несуществующую пыль и отгоняла многочисленную невидимую армию гнуса.
Наконец, сделав круг внушительных размеров, девушки возвращались обратно к машине. Они теперь подходили к ней с другой стороны.
Когда подруги шли мимо невзрачного, блёклого, типового серого здания, пустующего и наполовину укрытого шапкой из сочного зелёного мха, Катерина мрачно насупилась, а потом ускорила шаг по направлению к авто и как-то неестественно закашлялась.
— Ой, Катька! Я ж совсем забыла! Баню-то, баню-то я твою не посмотрела! — неожиданно выкрикнула очнувшаяся Мария.
— Баню? — внезапно удивилась подруга. — Ах, баню! Так вот это и была моя баня, — сообщила она, затылком указывая на оставленное позади строение — ... Родненькая моя... Родная. Любимая.


© Светлана Беличенко, 2017
Дата публикации: 05.08.2017 14:57:47
Просмотров: 175

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 91 число 27: