Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Прощайте...прощаю

Фёдор Вакуленко

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 4276 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Женщина, размазывая по щекам грязные от косметики слезы, умоляла полного парня из коммерческого киоска, который спокойно курил, и, казалось, совсем не обращал на нее внимания.
-Умоляю, верните орден, - говорила женщина. – Очень надо. Отец умирает. Проклянет, если не положу на место. Вот деньги, здесь больше, чем вы мне заплатили. Ну, что мне сделать? На колени встать!
Женщина опустилась на колени и зарыдала. Две недели назад она прочитала объявление в городской газете «Куплю орден Ленина». В шкатулке у отца среди десятка других нашелся и такой. Позвонила по указанному телефону и не поверила своим ушам, за орден предлагали сумасшедшие, по ее меркам, деньги. На полученную сумму купила себе зимние сапоги и кое-что из одежды дочке. Радовалась, словно в лотерею выиграла солидную сумму. Но вчера вечером от радости остались одни слезы. У отца случился сердечный приступ. Сердце у него стало пошаливать в последнее время от просмотра телепрограммы «Время». Когда ушел врач, отуц подозвал ее к себе и сказал:
-На днях, видать, Богу душу отдам. Об одном прошу, похороните по-людски. С оркестром. А главное, доченька, ордена чтоб на подушечках несли. Да, кстати, где они? Давай-ка, мы их приведем в надлежащий вид, а то, поди, потускнели!
В груди у нее что-то оборвалось, но она не подала виду, обняла отца и затараторила:
-Ну, что ты такое говоришь-то! Какую душу? Ты еще нас переживешь! Ну, что раскис-то?! Э-э-эх, ты! В разведку один ходил. «Языков» брал! А тут перед каким-то недугом лапки кверху!
-Ладно, ладно, ты меня не утешай! – смахнул отец слезу с изрезанной морщинами щеки. – Пришла пора, дочка. Но, я не боюсь умирать. Жил честно, каяться особо не в чем. Ты лучше давай-ка, принеси ордена-то.
-Ордена, ордена! – взорвалась она. – Какие ордена? Разве об этих побрякушках сейчас думать нужно? И где я их буду искать? Поди, затерялись! Вон, давеча, дочка ими играла!
-Брось мне это! Не до шуток мне! – Отец попытался встать, но сил хватило лишь облокотиться на руку. – Дай шкатулку!
Она опустилась на краешек кровати и все ему рассказала. Отец побледнел и заявил, что проклянет ее, если не увидит перед смертью орден Ленина среди своих боевых наград.
У киоска собралась толпа. Многие сочувствовали женщине, но ни у кого в кармане ордена Ленина не было. Парень из киоска на реплики улыбался и говорил, что нет у него ордена, забрали за валюту, был бы у него, отдал бы, какой разговор.
Подошел полицейский.
-В чем дело? – спросил он женщину, но она еще пуще залилась слезами.
-Да вот, понимаешь, сержант, орден отцовский продала, вот этому спекулянту! – стал объяснять мужчина в потертых комнатных тапочках на босо ногу. – А отец, это, говорит, проклянет, если на место не положит. Умирать собрался. Желает перед Богом с боевыми наградами предстать, можоть, место хорошее в раю дадут.
-Вот это точно, перед Господом! – протиснулся щупленький старичок в заштопан-ном трико. – Может хоть Бог-то оценит наши заслуги перед страной и народом. Дожили. Теперь-то ордена, что побрякушки! Надеть и то стыдно. Воевали, трудились, прослезились. Тьфу ты!
-Ничего, ничего, разберёмся! – поднял руку вверх полицейский. – Ну, что тут у вас? – обратился он к полному парню из киоска.
-А что? – съежился тот. – Я что заставлял ее? Можете проверить, у меня все документы в норме. Я то здесь при чем?
-Товарищи! – засуетился старичок в трико. – А не портит ли этот киоск нам пейзаж?
-Но, но, я тебе попорчу! – посуровел полицейский. – Расходитесь, граждане, расходитесь. Разберемся! А вам, женщина, придется пройти со мной.
-Куда с тобой-то? – вздохнул мужчина в спецовке. Есть у меня орден. От отца мне достался, дам ей на прокат, вернет, когда отца схоронит.
Женщина бежала домой, зажав в руке орден, и шептала:
-Господи, только бы успеть! Только бы успеть!
Не успела. Она упала возле кровати, на которой лежало остывающее тело отца, и заголосила:
-Как же я теперь буду жить-то, проклятая?! Что ж это ты отец! Как же это ты? Из-за ордена! Ой, дура я, дура! Будь, прокляты эти сапоги! Ой, что ж мне теперь делать? Ой, папочка! Ой, родненький!
-Мама, мама! – дернула ее за подол платья трехлетняя дочка. – Дедушка письмо тебе написал, а я картинку вот нарисовала.
«Прощаю! Прощайте!..» - только и смогла сквозь слезы прочитать женщина и потеряла сознание.

© Фёдор Вакуленко, 2017
Дата публикации: 13.12.2017 19:33:12
Просмотров: 190

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 59 число 15: