Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Операция "Башмачки"

Влад Галущенко

Форма: Рассказ
Жанр: Приключения
Объём: 8382 знаков с пробелами
Раздел: "Секреты украинской войны"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Укрывшись белыми простынями, в лесополосе возле трассы недалеко от Харькова лежали старик и молодой парень. Это были охотники за фурами. Старика звали Иван Крабко, владелец торговой сети «Башмачок» в городе. Знакомые прозвали его Краб за походку враскорячку и руки с обрубленными пальцами, похожими на клешни. Внука Федора он первый раз взял на выучку.
- Хведор, да не спи ты, змерзнешь. Слухай сюда, - дед дернул за воротник тулупа, торчащий из-под простыни.
- Я не сплю, холодно, трусит меня, - ответил внук, приподняв руку с толстым тросом. – Ты только хлопнешь, я сразу дерну.
- Я тебе дерну, сучий выкормыш, я тебе дерну. Двоешник, шо в школе, шо тут. Не дергать тебя ж учил, а восемь раз намотать на локоть, повтори.
- Восемь раз.
- Плавно, но быстро, шоб лента с шипами не скрутилась.
- Не скрутилась.
- Тю, дурня кусок. Говорил же твому батьке, шо от его москальки Катьки тильки придурки родятся, так нет. Шестерых щенят повесили на мою шею. В магазине не могут, на складе не хочут, никакой помоги старику. Ни один в прадеда не пошел. Вот вояка был, так вояка. Десять лет после войны поезда под откос пускал. Когда из лесов вышел, полмешка красных звездочек принес. Потом еще десять лет по погребам скрывался. Искали его, не нашли. Я помог, а за то он мне партизанскую науку передал. Теперь вот вас учу, а толку?
Помру, подохните и вы. Повтори.
- Подохните и вы.
- Вот, ну рази не дурак? Замолчи, придурок, на дорогу смотри. Блазнится мне, шо едут.
Из-за поворота вывернулась длинной колбасой колонна гуманитарного конвоя с бронетранспортером впереди. Машины быстро проносились мимо засады с интервалом метров пятьдесят.
Перед последней машиной дед хлопнул внука по плечу и тот быстро вытащил на трассу полотно с шипами. Три резких хлопка с шипеньем сообщили об успешности диверсии. Подпрыгивая на мнущихся шинах, фура со скрежетом затормозила на обочине.
- Тяни, сучий потрох, тяни, - дед стучал внуку по голове.
Тот еле успел выдернуть полотно перед замыкающим колонну бронетранспортером. Тот остановился возле покалеченной фуры. Ее шофер злобно бил валенком по спущенному колесу.
- Ну, шо? – спросил офицер охраны.
- Шо, шо… Бачишь, гвоздя словили, мать его в копец! Менять надо.
- Это ты с другой стороны не видел, там еще два, - хохотнул офицер.
- Та ты шо? – взмахнул руками водитель. - А у меня ж тильки две запаски.
- Так, ты тут давай меняй и догоняй нас, а я не могу колонну бросить.
Как только бронетранспортер скрылся за поворотом, шофер достал запаски. Дед с внуком вышли из лесополосы, только когда водитель поменял колеса.
- А шо случилось, любезный? Шо стоим? – ласково спросил старик.
- Да вот, туды его в качель, три гвоздя разом схватил, переобуться пришлось.
- И шо, уже можно ехать?
- Можно.
- Тогда мы с тобой, любезный.
- А вам куда?
- В Харькив.
- Не, мне в другую сторону. В Харьков не еду.
- Едешь, любезный, едешь. – Дед достал обрез двустволки.
И тут же хлопнула дверь с другой стороны кабины. Девчушка в белом халате поверх пальто побежала к лесу.
Дед выстрелил её в спину из одного ствола.
- И хто енто была? Невеста твоя?
- Нет. Врачиха из сопровождения груза, - водителя затрясло.
- А-а, понимаю, что не твоя. Так куда ты едешь, любезный?
- В Харьков, - ответил шофер дрожащим голосом.
К вечеру фуру выгрузили на склад и отогнали в лес.
- Вот, внучик, учись, как делать дело в войну, дай бог, шоб она николы не кончилась, - дед ткнул пальцем в сторону догоравшей фуры вместе с шофером.
- А когда еще на охоту пойдем, деда?
- Скоро, внучек, скоро. Шо , понравилось убивать? Може, есть в тебе закваска? Прадед гуторил, шо убить одного, это так, шабашка, а вот убить тыщу и не попасться, енто уже искусство. Слухай меня, будешь художником смерти. А на охоту пойдем, когда перед Новым годом попрут гуманитарные грузы один за другим. Продуктов нам с прошлого раза пока хватит, нужно пополнить магазины обувкой.
- Дед, на фурах же не написано, с чем они. Как узнаем?
- Так сват у нас для чего на таможне пристроен? Звякнет и фуру крестиком пометит. А уж мы подберем, что плохо едет.
- Опять шипами?
- Нет, Хведор, в нашем деле повторяться нельзя, споймают. Тут, как грится в одной москальской казке, надо техничски.
Через неделю старик подозвал внука к разложенной на столе карте.
- Отзвонился сват Мыкола, внучек. Колонна из Голландии с нужным нам грузом пидэ вот по этой трассе. Машин немного, но товар дорогой. Брать его будем в нейтральной зоне, вот здесь.
- Деда, почему в нейтральной? Подстрелить могут. С двух сторон. Там ведь не разбираются.
- Потому и пойдем не одни. С нашими. Твой брательник из дикого батальона с тремя хлопцами поможет. Они себе фуру с продуктами заберут, а мы возьмем с обувкой и одежкой. Все по-честному.
- А как возьмем?
- Вот, смотри, учись. – Дед выложил на стол шесть магнитных мин и два пульта управления. – На последней стоянке перед нейтралкой брательник твой прикрепит мины на правые колеса двух фур. С пульта ты по моей команде их подорвешь. Поедем на двух грузовиках, на них перегрузим товар и разбегемся. Просто?
- Да, здорово.
- Не то слово! Год торговать будем на халяву. Учись, пока дед жив.

Сначала все шло строго по плану. Спрятали грузовики в лесополосе и залегли на крутом повороте на обочине.
Когда колонна вошла в поворот, Федор по команде деда нажал кнопки на двух пультах.
Взрыва не было.
Старик вырвал пульт и забарабанил по всем кнопкам. Тот же эффект.
- Твою мать, Хведя, а где батарейки?
- Не знаю, может малышня вытащила для своих игрушек. В кармане держал, не вынимал.
- Из телефона своего вытащи, придурок, - заорал старик, но поздно.
Колонна благополучно прошла поворот и вышла из нейтральной зоны.
Боевики выгнали грузовики из лесополосы и кинулись в погоню. Фуры после поворота стали расползаться в разные стороны, как тараканы.
Блокпост объехали по полевым дорогам и снова догнали колонну.
- Держись вон за той, у которой на борту зеленое пятно, - орал старик водителю.
Вскоре фура въехала в небольшой поселок и остановилась во дворе большого детского дома.
Дед из-за забора со скорбным видом следил, как водитель фуры и три его помощника переносят коробки из кузова внутрь детдомовского склада и часть в дом. Только к полудню фура уехала.
После обеда из здания вышла младшая группа в новеньких обновках и с воспитательницей пошла на огороженную высоким забором игровую площадку.
- Так, теперь наша очередь. Езжай к складу, - кивнул старик водителю.
- Деда, а те, кто в здании? Не позвонят куда надо?
- Нет, ими сейчас твой брательник займется. Только тихо, без стрельбы, - водитель осклабился и достал тесак из-под сиденья.
И правда, криков и стонов из дома не было. Также улыбаясь, шофер вытер тесак снегом и стал таскать ящики с продуктами в грузовик. Старик с внуком переносили коробки с обувью и одеждой в другую машину.
- Не могу, Хведя, не могу. Это скоко же товара они на себе унесли, - дед схватил тесак водителя, мешок и побежал на игровую площадку. Вскоре оттуда донеслись детские крики и плач.
***
Когда вызванные одной из выживших воспитательниц военные вошли на территорию детдома, то увидели только пустой склад и множество детских трупов с обрубленными ножками на игровой площадке.
Неожиданно одна из девочек подняла бледное как снег лицо и прошептала: «Дядя, у меня ножки болят» и снова уткнулась носиком в снег.
На следующее утро в штабе дивизии седой полковник, сжимая кулаки, поднял глаза на командира разведроты с заместителем.
- Хорошо. Всю роту послать не могу, слишком много шума, а вам двоим разрешаю. Оружие не брать.

***
Когда разведчики вошли вечером в служебную зону центрального магазина «Башмачок», старик вываливал в бак с горячей водой из мешка очередную порцию отрезанных ножек с примерзшей обувью.
Федор вынимал детские ступни из обуви, бросал их в мусорку, а башмачки и сапожки любовно вытирал и ставил на витрину.
Когда утром первые посетители вошли в торговый зал, то тут же с криками убежали.
Мертвый старик сидел в чане с отрезанными ступнями перед витриной. На голове у него была детская шапочка, на обрубленные культи рук натянуты детские варежки, а на культи ног - детские сапожки.
Голый Федор лежал в ванночке на витрине с тесаком в груди и соской во рту.


© Влад Галущенко, 2018
Дата публикации: 08.02.2018 01:03:12
Просмотров: 177

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 48 число 56: