Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Осень 2007 - Осень 2008 ( стихи)

Тимур Раджабов

Форма: Цикл стихов
Жанр: Поэзия (другие жанры)
Объём: 1268 строк
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Произведения расположены в хронологическом порядке - так как и появились на свет. Этот период оказался самым продуктивным за всё время моего сочинительства и если есть за что ругать или хвалить мои стихи, то милости просим. Лучше этого я никогда не смогу. Хотя, никогда не говори "не смогу"






Осень

Из полумрака с разбегу - да в полутьму.
Бросить дурить, и, скривившись, напялить лыжи:
выстоять, выйти, забыть, отрешиться - выжить
и оправданья придумать себе самому.

Осень - валюта грусти, а я - богач.
Мало ли кот наплакал, ему - не мало!
За разноцветием летнего покрывала
следует серый, неспешный, бесшумный плач -

это душа, словно некий мудрец-инфант,
в сумерках живописуя карманы ада,
исколесила в минуту (всего-то надо!)
то, где полжизни скитался бродяга-Дант


25.10.2007



Прошептать люблю...

Прошептать "люблю" -
всё равно, что воскликнуть: "Верю!"
Греховодник же дух мой - спит,
словно ёж в норе,
но порой и ежи не спят, мельтешат, суетятся,
точно поп в часовне -
почему бы нет.
Почему не взгрустнуть, вспоминая август -
вспоминая контуры абрикосов, и прохладу рассвета,
верней -
теневых девятнадцать
против солнечного тридцати одного.
Эта осень - правда,
которой мало жечь мне пятки, колоть глаза,
поэтому,
не решаюсь мерить с великим чувством
свой нехитрый скарб из былых болячек.
Но кричать, что я по тебе скучаю -
это значит звякать о ложку ложкой,
когда следует бить в набат.


О7 11 2007


Вычеркнуть из памяти

Прости, я должен тебя оставить -
зови как хочешь - "оставить", "бросить" -
но это жизнь, а в её уставе
за щедрым летом - скупая осень,
и мало счастья - поверишь, нет ли -
реветь белугой, таращась глупо
на то, как вьют из надежды петли,
и ждать уступок.

В разделе "вера" - холодный прочерк
(безумье плакать, а нет - жестоко);
здесь если веришь, то между прочим
и лишь тому, что "за око - око".
Прости, я должен тебя оставить,
забыв, что это невыполнимо.
Прости, но звать я тебя не вправе
своей любимой.


28.11.2007



Теперь ты можешь...

Прости-прощай, постоянство вектора.
Мы держим путь куда ветры скажут,
куда фрегат унесут цунами:
наш век, безумным слепым инспектором,
взымает не с барыша - с пропажи,
и нет счастливчиков между нами?

Нью-Йорк бы с ним, или там Сантьяго с ней -
чужая радость - для нас не горе,
и злость от этого не крепчает,
хотя, конечно, куда как благостней
бока холёные греть в Андорре,
любуясь на европеек-чаек.

Теперь ты можешь впадать в отчаянье,
апгрейдить "здравствуй" на ихний "велкам",
сменить свой русский на датч и спаниш,
на инглиш, френч или даже чАйниз,
но это было бы слишком мелко,
и ты не станешь, мой друг, не станешь!

01 12 2007

Андрею Краденову

Не жалею, дружище,
всё реже зову и плачу.
Божий свет - пепелище:
уехал Творец на дачу -

чтобы твари-детины
не съели приняв за Кука...
Вот бы взять карабин и -
по мрази лупить, по сукам.

Аргументом для гадин -
в спесивую грудь аргентум!
Пусть заместо награды,
вплетут в новостную ленту,

и пытаются втуне
снимать бесовские чары
деревянные струны
святого костра-гитары.

24 12 2007

Заграница нам поможет...
(Название - фраза из "12 стульев" Ильфа и Петрова)

На печи сидеть Емеле -
это значит быть при деле.
На печи сидеть Емеле -
это промысел небес!
Не мечтай о переделе,
если нервы на пределе,
не мечтай о переделе -
"сдержка и противовес"!

Робин Гуд и Санчо Панса,
утки сказочника Ганса,
Робин Гуд и Санчо Панса
и добряк Пантагрюэль -
для душевного баланса,
из Мадрида и Прованса -
для душевного баланса
привезут вино да эль

Зря кручиниться негоже,
голодранцы и вельможи,
зря кручиниться негоже,
бугорки да шантрапа!
Заграница нам поможет -
будет рваться вон из кожи.
заграница нам поможет
О, вай нот и пуркуа па! *



why not (англ.) "Почему нет"
pourquoi pas (франц) "Почему бы нет"


26 12 2007



Рефлексивное

Земной обычай со времён старинных
един для андалузца и уральца -
не проникая в мрачные глубины,
рубать океанических скитальцев.

Бубенчиком-надеждой душу теша,
дразня духмяной кистью винограда,
век-виноградарь, камо ты грядеши,
и от чего твоё вино ограда?

Запишут в мастера ли, в подмастерья -
пустое, блажь, гипербола, литота.
Пусть беркутом зовут, пусть чудом в перьях -
болтают пусть, а мне летать охота.

Бунгало дней трещит и ветер грусти
вот-вот предстанет шквалом скорби. Где вы,
те для кого жасмин - не просто кустик,
а грация, и даже символ Девы,

и те, что в сказку верят не особо?
Ну что ж, летайте, голуби, летите
покуда в небосвод земного гроба
не вгонит гром небесный повелитель.


27 12 2007




Гроза в лесу

Раскалилась закатная сковорода,
то ли с неба дождь, то ль из тверди лава,
вперемешку с камнями огонь-вода,
то ль гудят киловаттные провода,
словно плачет птенец, не умеющий плавать.

Будто мнится мальцу, что титан Зевес
(а щеглу и трёхдневный лисёнок - глыба)
к вертикали земной потеряв интерес,
кверху дном опрокинул ушат небес,
вздумал сушу отдать хладнокровным рыбам.

И обрушилась наземь такая стынь,
полетели такие удары грома,
что казалось: не стало на свете пустынь,
что не все у отца-олимпийца дома -
не хватает достойнейшей из богинь.

Потому и ревёт бородач-небосвод,
языком издавая раскаты-цокот,
но иное горе сильно до срока:
глянь, по радугам Гера сама идёт,
бесподобна, божественна, волоока...

28 12 2007


С новым...

С неба выкинул тучу
танцор-ураган
и созвездий бессчётных
согнал армаду -
по земле новогодит
декабрь-цыган
тридесятую пляску кряду.
Не беда если недруг
стоит у ворот -
к верной дружбе
порою приводит ругань...
В новый миг, новый час,
новый день, новый год
много хуже, когда
ни врага, ни друга.
Пьём до дна - до неведомых
самых глубин,
до потери ветрила,
руля, апломба -
пусть улыбки
отечественных коломбин
осчастливят
отечественных коломбо.
Говори-говори,
бородач-альбинос -
а куда бы мы делись
с подводных лодок -
будем счастливы, старый,
ага, не вопрос!
Хлопни рюмку с устатку,
продрог небось?
С новым, дедушко,
с Новым Годом!

30 12 2007


Сердцу не больно...

Чад автострады,
мерсы, девичьи букли,
виски, коньяк-маньяк...
Много ли надо
чурка ли ты, чубук ли
или Вано-дурак...

Честное слово,
(чтобы не материться)
городу всё равно
что полвосьмого,
что девятнадцать тридцать,
казнь, или казино.

Пастырь эпохи -
мудрый Платон Еленин.
(Пастырь - говно вопрос!):
"Главное, лохи,
зелень, ребята, зелень -
бабки, бабцы, баблос"

Неугомонно
Бьёт нетопырь в оконце,
ломится, гогоча,
и незаконно -
дать упырю-червонцу,
выписать кирпича...

Всё не по цели -
то ли стрелок неметкий,
то ли ружьишки - дрянь...
Царство емелек -
местность рябой наседки
мёртвая глухомань!

Правды в снегах нет -
валим прямой наводкой
в Рим или в Сан-Тропе.
В воздухе пахнет,
в воздухе пахнет водкой,
планами ВВП.

Пахнет безвольем -
как безучастно лечь и -
словно под нож каплун...
Сердцу не больно:
сердце - фигура речи,
сердце - кругляш-валун.

07 01 2008

Серенада любимой России

Испания - нездешний парадиз,
покой, что нам не скоро и приснится.
Душою ароматна как душица,
гелиотроп и океанский бриз.
А здесь и смех, и пастбище волков:
час бить в набат и жечь паникадила,
но пономарь из нижнего тагила
сдал колокол в цветмет и был таков.

И смотрит мир глазёнками синиц
на то, как сея холод и остуду
людишки-пчёлы носятся повсюду
с пыльцой таких условных единиц...
Любимая, вчера я видел сам:
у ЦУМа ночью спал седой бродяжка
не зря, видать, на сердце стало тяжко
с утра гляжу - готов ко всем чертям!

Испания - нездешний парадиз.
Без серенад в державе беспросвета -
какой-такой павлин наложит вето?
Лишь криво улыбнётся пародист
вечерней песне, словно костылю
боец пятнадцать лет уже безногий.
Ты стала злей, как вспомнила о Боге
беспомощней, но я тебя люблю

08 01 2008


melancholia

Скажи поэт, о чём твоя печаль,
нездешний взгляд и слог почти испанский?
Зачем выводит выспренние стансы
надсадная душа-теплоцентраль?

Расправь морщины скорбные, расхмурь:
вся жизнь твоя - что танец мимоходом,
словесный трюк, рисованная ода,
небесная и прочая лазурь.

И хнычешь ты отверженным пьеро,
мечтая о своей прекрасной даме -
мальвине с шоколадными губами,
в широкой шляпе с траурным пером.

Оставь янтарной грусти вензеля,
скорее зелья терпкого налей-ка -
и вспомнит осмелевшая жалейка,
что белые чернила февраля

пушистыми слезинками сошли
с небес, и, одиночество оплакав,
легла зима, как брошенка-собака,
уткнувшись в ноги брошенки-земли.

12 01 2008


Бессонница

Деваха жизнь шутя целует в лоб,
как говорили древние, аб ово*,
но прежде этой ласки было слово,
в котором ты по маковку утоп.

Когда претит словесный фейерверк,
верней всего короткий взмах кинжала:
лишь выхватил отточенное жало -
и кучу вздорных истин опроверг,

разоблачил до правды, догола -
всего-то в два прихлопа, три притопа...
но, отхлебнув правдивого сиропа,
надежда самой первой умерла,

а ты живёшь, и тянешь вечера,
зависишь от приливов и отливов,
и на подушке вышито курсивом:
"уснёшь - и не вернёшься во вчера".

20 01 2008


Чёрный свет

Надень ливрею, сядь и не скандаль:
дублон, дукат - клише для дубликатов,
жизнь - одинокий в косточке миндаль.
Вразрез веленьям щучьим, карасята
уснут лишь на минуту а расплата -
глубокая, утробная печаль...

С гадательной ромашки не зачах
счастливый лепесток, но дело швах
и счастлив будешь на земле едва ли,
когда на мир глядишь из-под вуали,
и мальчики кровавые в глазах
окрепли, подросли и возмужали.

А небу что идальго, что бандит,
как девочке с наклонностями шлюхи:
грустит луна в одном небесном ухе,
с другого - солнце весело глядит.
На этот образ - в духе ты, не в духе -
на странный и отчаянный гибрид

молись весь век, и, на коленях стоя,
(забыв, что и в коленях правды нет),
шепни тучегонителю-ковбою,
отринув недоверие пустое:
- С ночного неба льётся чёрный свет,
он по ошибке назван темнотою!

23 01 2008


Шторм

"Бьет в меня светящими очами Ангел бури - Азраил!" ......................................... (Александр Блок)



Мужайся, шкипер: неземная тишь
(о ней ты глядя в небо говоришь?)-
- лишь чёртов сон, божественные враки!

Гудит земля, рвёт волны ураган,
и кажется, решив пойти ва-банк,
сам царь Аид отнял у чёрта факел
и в небо запустил, от злобы пьян:
"Да кто здесь раб, небесный павиан!"

В хромой туман, уж так заведено,
ведёт недобродившее вино...
Гляди, открылась брешь на правом фланге
и, точно у эдемовых ворот,
как дорогих гостей, с улыбкой ждёт
все круги ада повидавший ангел.

Объятия навстречу распростёр,
но взгляд суров и меч его остёр -
теперь тебя лишь смерть повысит в ранге.

25 01 2008

Снежной королеве

Проснись, королева,
твой замок исчез:
и справа, и слева -
загадочный лес.
Мелькают стрекозы,
поёт суховей,
и розовой розы
восход розовей.

Всё выше и выше -
уносится вверх
зависший над крышей
задумчивый стерх.
Без шума и воя -
почти делово
во вражьем каноэ
уехала скво.

Повесилась Герда
и хлещут Tokay,
с хорошеньким Ньердом
хорошенький Кай.
А правда далёко,
на озере Чад,
не зная порока,
любили девчат?

А нынче под мухой,
и брита под ноль
шатается шлюха
по кличке "Ассоль"?
Без ловкости рук,
а точнее - локтей
навряд ли б к утру
навестил её "Грей"

Но баба есть баба -
не вздумай жалеть -
и в голосе жабьем
есть царская медь.
Страшнее падучей,
тюрьмы и сумы
скалистые кручи
безликого "мы".

"На Север! На Север!
Мне холодно тут!" -
шептал королеве
безрадостный шут.
Вкруг солнышка чалит
планета-раёк,
но слёзы печали
с гранатовых щёк.

Проснись, королева,
твой замок исчез
и справа, и слева -
загадочный лес...

27 01 2008


Свобода

Косички отчизны -
не смерти коса,
но страшно капризна
девица-краса
(возможны удары с ноги)

Тоски джентельмены,
горюши ума,
прогноз неизменный
"сума да тюрьма" -
отречься от них не моги.


Помножь паутину
на труд паука -
предстанет картина:
страна УПК,
залепит под дых сапогом.

Ничтожество случай,
Величество боль
поймают, прищучат -
и ползать изволь
на брюхе свободном своём...

28 01 2008


Орлята отучаются летать

Поэзия, как древняя вдова,
роняет осторожные слова,
во тьме пугаясь собственного чиха,
чёрт знает чем, но всё ещё жива.
Испепелила дикий абрикос
в моих горах небесная шутиха,
а здесь - равнинно, яблочно и тихо
и в рюмках ароматный кальвадос.

Орлята отучаются летать
куда-то делись выправка и стать -
святая дерзость молодых да ранних
забита, словно тапки под кровать.
Далёкий и отчаянный полёт
коврижками небесными не манит.
В столице нашей мегаглухомани
дороже денег финалгон и йод.

30 01 2008


В Германии купальная жара...

В Германии купальная жара -
сентябрь на бабах помешался тихо.
Не ветреная ночка на двоих, а
любовь, эт цетера, эт цетера -
врачующая чувства медсестра.
Как фрау жизнь отплясывает лихо!..
А смерти что мертвец, что мертвечиха,
что каменный дворец, что конура...

Плачь, Хельга, плачь - пусть много лет назад
не стало у Мамаева кургана
стрелка-мотоциклиста Иоганна.
Он пел о том, что драка - шоколад,
покуда не убился о приклад
до драки неохочего Ивана
за то, что пёр, жестоко и незванно,
на Киев, на Москву, на Сталинград...

Плачь, Ольга - и в Европе, и у нас
нелепые, слепые сумасброды
решили вновь принять у смерти роды -
каштановый примерили окрас.
Без памяти, зато "на кухне газ"
без чести, но хоть отбавляй свободы
плевать на тех, кто в сумрачные годы
бесценную свободу эту спас.

01 02 2008

Что ангел, что злодей...

Что ангел, что злодей, что голубь, что орлица -
для атипичных птиц семь радуг - не петля.
А ну-ка веселей, знакомые всё лица,
серьёзные шуты смешного короля!

С отвагой мотылька сравнимые порывы -
в грядущее глядеть слепым поводырём...
Здесь тишина хрупка - спроси у горькой ивы,
о чём она весь век тоскует над ручьём.

- Езжай домой, чужак, не выйдет диалога
где правда - старый бренд, а пули - нарасхват,
где люди на ножах - и с дьяволом, и с Богом -
и счастлив только тот, кто дьявольски богат.

03 02 2008

Эта кровь цвета крови твоей и моей...

Эта кровь цвета крови - твоей и моей,
не найдя ни любви, ни совета, ни брода,
кверху пузом в ней плавает наша свобода -
мы ведь сами хотели "чтоб как у людей"

И молчали! Молчали что твой партизан -
пусть горящие сёла показывал ящик -
мы не видели брёвен десятков самашек*
но занозой кровавой "нагрянул" Беслан.

Наша кровь цвета крови - не гидрооксид,
но порой равнодушнее мёртвых живые -
тем удары уже нипочём ножевые,
нам - удары ещё наносить предстоит


05 02 2008

Звёздный горит горошек...

Звёздный горит горошек сквозь небосвод-вуаль.
Думая о хорошем, гонишь к чертям печаль.
Из-под бровей косматых космос глядит смеясь:
"Чьи бишь там "с краю хаты"? С краю? С какого, ась?
Слышал команду "Больно!"? Нет? Познакомься с ней.
Больно путём окольным? Вольным - ещё больней.
Все ли кто вини - вици, всякий ли враг не прав?
Надо ли знать девице где забродил жираф.

Останови попробуй взглядом цветенье роз -
вклинь в мировую злобу свой персональный взнос
Завтра с высокой тверди, муза сойдёт хитро
ярче костровой жерди птичье горит перо.
Страннице вечно юной, сказочной лимите
на золочёных струнах о золотом зонте
спой, несмотря на тучи и сумасшедший дождь,
что и дьячка отучит верить в "святую ложь".

Жребий зари столь горек, что не собрать костей:
тысячи мелких зорек - тысячи мелких дней
Чтобы с песком и с илом чистых не путать рек
смерть разольёт белила, выкрикнет имярек
Лопай лапшу, не лопай - драка "низы-верхи"
Верная Пенелопа? Скверные женихи?
Нет красоты достойней (слышишь, Елена-стать?)
Слава - не сеять войны, слава - их прекращать"

06 02 2008

Елене Минкиной

По вечерам пишу стихи
верней сказать - зову стихами
семь тысяч нот душевной гаммы
читай - душевной требухи -
чтоб всуе слог не тарахтел,
молитва рифмы-дездемоны
нужна стиху, как тьме влюблённых
до сумасшествия отелл

Зима - холодный пуховик,
слетает снег невинным пухом
и дело вкуса, дело слуха
сашуль, борисок, ленок, вик
насколько нежен и колюч.
- Когда уже он перестанет
проклятый снег! На нём креста нет!
- Зато - шагов скрипичный ключ!

Прекрасно зная что почём,
святош он посылает к чёрту,
и ровным (не спортивным) счётом
ему до фени дурачьё...
Здесь вечера мои тихи,
прижавшись к ним, как чадо к маме,
чтоб не сказать "живу стихами" -
по вечерам пишу стихи

08 02 2008

М. Ю. Лермонтову
"Скажи-ка, дядя, ведь недаром..." (М. Ю. Лермонтов)



Когда вращается луна
в кругу космической кадрили,
для прорвы звёздных эскадрилий
играет музыка одна.

Когда на правом берегу
звучат печальные напевы,
в ответ молчание на левом
красноречивей звонких губ.

Когда в глухом-глухом бору,
завидев просеку свободы,
бежать раздумают феоды
из необъятной зоны ru,

Когда пресытятся сполна
мечтой о лампе Аладдина
мои нагорья и равнины,
моя безбрежная страна -


(бог весть, в раю, или в аду)
я Вам скажу "Недаром дяди
отчизну бед и неурядиц
спасли в двенадцатом году"

09 02 2008

Пока источник не иссяк...

Пока источник не иссяк
небесного, живого света,
верти планету так и сяк -
она кругла и веришь в это

и говоришь себе "Хорош
глазеть проигранной коровой
на то, как старый свет и новый
в потёмках трёхсосновых рощ

лежат, как чёртовы тюки,
тая трусливый груз досады:
и вроде ведают как надо,
но жить как надо не с руки"

И тут уж верь, не верь, камрад -
звезда была помехой слева,
зато с калашником форева
сподручнее в калашный ряд

и, учинив смертельный тир
там (не свою, коль не болван ты)
жизнь променять на аксельбанты
привычно, как сходить в сортир.

Когда сползает горный скат
и вниз летят со свистом камни
яснее дня издалека мне
что тело - полуфабрикат,

душа - мелькнувший невзначай
луч света в сумрачном сарае -
мы все во что-нибудь сыграем
в надежде, что сыграем в рай

11 02 2008


Кому и кобыла невеста, и чёрт паренёк...

("Кому и кобыла невеста..." (с) Ильф и Петров "12 стульев"





Кому и кобыла невеста, и чёрт паренёк,
свирепый волчище - забавная, милая псина.
Печаль моя стаей лягушек ворчит по трясинам,
и тянется к свету, как в пасмурный день мотылёк.

С вечернего неба рассеянный плакальщик дождь
нисходит "на вы" и однажды осилит идущий -
и станет известно по чью бесприютную душу
за речкой сочувственно охает бронзовый клёш.

Под гомон вороний - под стрёкот небесных цикад
высокая крона пустила земные побеги:
премудрый Пегас шебутным жеребёночком пегим
сойдя с небосвода, забрёл в абрикосовый сад.

В последнем аккорде слышна дисгармония сфер:
когда джентльменом удачи зовут флибустьера,
когда и убийство не подлость, а высшая мера,
какой прокуратор уважил Христа, например.

Где прячутся птицы, там тигр бежит на манок
и в алое красит зелёные кудри люцерны -
так учат вселенской любви, ограждая от скверны,
кому и кобыла - невеста, и чёрт - паренёк

13 02 2008


Охапка света

Как знать: то - отзвук, или звук
трубы, в которую играя
моя планида гулевая,
как полосатый бурундук,
раздула щёки-паруса,
на небо радугой влекома,
и по закону дяди Ома
сопротивляется лиса

охотнику, что крез и знать -
он по фазанам сходу может
в промозглом небе непогожем
глагол высокий распознать.
И осенило "чужака"
сходить с молитвами к руинам,
чтоб слова мелкого "чужбина"
не стало в наших языках.

И вот по всей земной оси
цвета глядят птенцами с веток:
- "Что стал? бери охапку света,
по белу свету разноси -
в барак, в палаты королю,
в стаканы, в царскую посуду -
чтоб вместо "Здравствуйте" повсюду
звучало - "Я тебя люблю"

16 02 2008

Поющие камни

Очень хочется жить - здесь, в горах даже камни поют,
но кокетка-война самых лучших одарит венками.
Кто сказал будто горы молчат, как надгробные камни,
не скрежещет зубами отчаянье каменных груд?

Здесь, на северо-юге, опять безобразный разлад,
и дорога-беглянка пустилась на северо-север,
где земля тяжела, и в несчастьем беременном чреве
вместо чада - исчадие, вместо спокойствия - ад.

Там глаза у владыки - февральского солнца мертвей
(если власть и от бога - от Марса с улыбкою пёсьей),
словно Обилич пузу султана, задать бы вопрос ей:
почему же, Мурад, цвета крови невинных детей

твоя алая кровь? Видишь, в мареве утренних гор
вновь кокетка-война самых лучших увила венками.
То не ветер в горах, то не ветер - поющие камни:
- Император-палач, опусти свой кровавый топор!




Милош Обилич (серб. Милош Обилић) - легендарный сербский князь,
под видом дезертира пробравшийся в лагерь турок и заколовший
султана Мурада I прямо в его шатре

23 02 2008

Скучаю

Ни травинки не колышет, ни листа
ветер грусти, собирая рифмы в стаю.
Пусть мелодия наивна и проста:
я один и по тебе одной скучаю.

И пускай ничто не вечно, даже грусть,
даже флаги, что глядят с высокой башни
я в любви тебе единственной клянусь,
а с другими - то ли шутка, то ли шашни.

Дни с тобою - в бурном море острова
вечера - что беззаботные стрекозы.
Без тебя любая песенка крива
и растут в садах искуственные розы.

На душе моей по-прежнему дождит,
будто солнышко рассеялось в тумане -
без тебя, моя звезда, твой сателлит
и столицу мира звал бы глухоманью.

Возвращайся, даже если невзначай
твоя хата навсегда сместится к краю.
Возвращайся, только, слышишь, не скучай
хватит с нас двоих, что я уже скучаю.

28 02 2008


Перемены
Экспромт Татьяне Китаевой на стихотворение "Вспышка"


В предчувствии лучшего смотришь ввысь и качаешь права.
Ничему-ничему не научит нас жизнь у глубокого рва.
Вечер есть и предвестие звёзд, и агония дня -
неземная стряпня.
На трепетных стрелках потусторонних часов
пять минут как спустили голодных псов,
чьи сердца стучат поглощая нежную плоть сердец
успокоившихся наконец -
тех кто не решался даже дойдя от точки А до точки Б
застрелиться из жалости к себе.
Лето пьяной походкой слепого дождя идёт.
Всё по кругу на круглой планете и от щедрот
снегом платит зима, кружевные слёзы - холодный пух -
безответны любовь и ненависть - холод глух.
Сумасшедшей гигантской вороной стонет земля-омела
стая шумных морей в растерянности онемела,
рыбам сделалось тесно, но без надежд и крыльев
никуда не уплыли.
Южным стихиям знойной хватает дури -
щупает ураган упругие груди бури
видимо, зная чем именно мстит ночь
радости дня, когда и светло, и проч.
И не успел день досказать "... тот пусть первым бро..." -
покачнулось небесное серебро -
с преогромной готовностью ночи камни
полетели разящими плевками:
- "Не, ты глянь, Юпитер, скажи, Серёга!"
- "... и этот туда же - строить из себя Бога!"
Вот так и ещё один день ввечеру свезли
в перманентно голодный живот земли.

В общем, где-то весна и капель, а тут
осьминожек-утро и вечер-спрут -
перемены

01 03 2008

Не молилась бы на ночь?..

В ответ на стихотворение Светланы Ширанковой "А чего ты хотела?.."

www.stihi.ru/poems/2007/02/21-1061.html


Не молилась бы на ночь? Молчанье верней молитв.
Обратишь в свою веру, которой известен рай?
Ты представь если выть постоянно, когда болит -
это будет не плач, а скорее вороний грай.

Что? Согласна? Зачем же кривить в изумленьи рот?
Самый медленный ангел проворнее паука.
Говорят, что приветлив к пришельцам в раю народ -
обнимают, как будто прощаются на века.

Не от слова "веселье", как видно, пошло "весна",
а гадюка - не больше чем злой ядовитый уж.
Говорят, забастовка в аду - ни любви, ни сна.
Черти бьются рогами. Что делать где нет баклуш?

Путь любого героя - от глупого "жил да был"
до обратного счёта: доспехи - металл - руда.
На пустые слова порастрачен драконий пыл,
(с той поры повелось что молчание значит "да".

Поминая надежды, которыми выстлан ад,
ты на флейте печали играешь. Не плачь, играй.
Пусть для грешных заказан партер или первый ряд,
миллиарды оттенков у красного слова "рай".

01 03 2008

Татьяне Кузнецовой

Московский ветер - горе-стеклодув:
небесный свод - заляпанные окна.
Напрасно ливней тонкие волокна
кривые траектории кладут -

Москва не откликается на вой,
лишь изредка посмотрит на рыдальца,
повертит у виска холёным пальцем
и зонтик развернёт над головой...

Ты улыбнёшься: - "Эка дребедень".
Ты скажешь: "Ну зачем же так жестоко?
Не торопись судить её до срока -
Москва не за один возникла день.

Не за один..." И я тебя прерву:
- Поскольку здесь живут такие люди,
оставлю-ка я тон проезжих судей,
и втрескаюсь по маковку в Москву.

03 03 2008


Чёрный ворон

Не дон, не раб, не воин, не абрек,
осколок вечной ночи - чёрный ворон.
В бессчётном множестве земных аптек,
в запасниках планеты нашей хворой
не отыскать волшебного раствора,
что дольше века продлевает век.

Нелепый дар, каприз, высокий сан?
Земная жизнь - отчаянный роман,
в котором силу побеждает сила -
не вечен свет и в том числе - светила.
Повис над миром смоляной туман -
взошла луна и ночь провозгласила.

Пусть солнце - огнедышащий старик,
зиц-председатель высшего сената,
играет в кущах аппассионато
и шхуной сна предстал пиратский бриг -
ночь - тишь да гладь, но тем она чревата
чем может быть чревата гладь интриг.

Кому - уснуть, кому - забыться снами -
когда над миром раздаётся храп,
сам чёрт стихии сталкивает лбами,
швыряются галактики цунами.
Не воин, не абрек, не дон, не раб -
лишь чёрный ворон времени над нами

06 03 2008

Художнику

Художник должен быть упрям -
пускай, смеясь, зовут нарциссом,
пусть шутникам закон не писан
и нет числа поводырям.
Довольно сказок, хватит игр:
хоть сотню раз ударься оземь -
не взмоет в небо по-стрекозьи
рождённый мерить землю тигр.

Когда бесчувственны холсты,
когда патроны - холостые,
когда бездомны домовые,
когда вместилища пусты -
что знаешь ты про ад и рай
когда, лисицы осторожней,
и разворотлив ты, художник,
и педантичен, как трамвай?

Нечеловеческая прыть
плюс равнодушие удава,
на выходе - земная слава,
ответь, за что её любить?
Элита скажет: "Мелкий шут",
добавит: "Хам". Гиена с нею!
Лишь в морге стёкла не потеют,
лишь мёртвым зеркала не лгут.

06 03 2008


Марии Сидоровой

"Есть только миг между прошлым и будущим". В хмари
крепко уснул океан, как матрос перед боем.
Время - безбрежное море, а море - живое:
рано отпели, оплакали волны-гитары

вечную мудрость себя причисляющих к рвани.
Время не вкатит горячий укол внутривенно -
шрамы и ссадины - лишь варианты обмена,
реки без вод, острова, берега без названий.

Видишь, язык без костей у счастливца-торнадо -
Как он поёт! Как танцует у моря весь вечер!
Пара секунд - и бурлит-закипает прохлада -
страсти стихии не то что у нас, человечьи.

Сушу на родины делим, сшибаемся лбами -
отчая скромная пядь - неразменная сотка.
Мир, что из пядей и соток отеческих соткан -
есть только мир между прошлым и будущим. Amen

08 03 2008


Абонент недоступен...

Абонент недоступен и невозмутим.
Поправив косынку на голове и ощупав череп,
словно кровельщик,проверяющий время от времени
на месте ли черепица, ты улыбаешься где-то,
как улыбается только старьёвщица-смерть новой удачной сделке.
Ты знаешь сколько оттенков у слова "никогда",
хотя и не произносишь его, послушная поговоркам.
Иногда ты думаешь что земля - это бывшая звезда,
светило, в наказание за гордыню
превращенное в маленькую планету, населённую гордецами.
На разжалованной звезде вороны заливаются соловьём,
а соловьи каркают "во всё воронье горло".
Разгадай, не гадая, ответь сходу -
что может "наступить на горло песне"?
Нет-нет. Не фиолетовые лучи безразличия,
не пересмешники, хохочущие над орлами,
не патриотизм, заключающийся в жгучем желании
встать при звуках чужестранного гимна -
встать и ухватиться за ружьё.
Не зло, которое лишь делает свою грязную работу,
чтобы небу было виднее кто есть кто из его тварей.
Нет.
Колорадскими бывают не только жуки, но и крокодилы.
Караси всегда с уверенностью скажут тебе,
что уха - самая невкусная и вредная пища.
Правда и Кровь - словно роженица и младенец.
Но ты ведь любишь или хотя бы любила
и потому знаешь,
что нежность и есть бесстрашие,
и что наступить на горло песне
может только тишина.

Не молчи!

12 03 2008


Глядит светило ночи с небосклона

(акростих)


Глядит светило ночи с небосклона -
Луна - луной.
Ясон - герой, но свят по всем канонам
Десантник Ной.

И здесь, как встарь, к своей стремится паре
Тварина-тварь -
Струится в транскосмическом угаре
Вакханка-хмарь.

Едва ль пред тварью рухнет на колени
Творец любой.
И всё ж нет в мире ярче направлений -
Любовь-любовь.

Она - прыжок с луны, в глубоких водах
Нырок до дна.
Одна в безликом сонмище народа
Чудным-чудна.

Источник вдохновения и света -
Слова-слова...
Наряд небес подёрнулся лишь летом
Едва-едва.

Большое - отражает расстоянье?
Осколок дня,
Свет южных глаз и севера сиянье
Как разменять?

Лазурной партитуре с парапета
Отбой трубят.
Ночному небу не хватает света,
А мне - тебя.

18 03 2008

Не скучай обо мне...

Не скучай обо мне,
смейся громче когда смешно.
Лаконичное "нет"
не короче упрямых "но".

На счастливом пути
разблюдовка добра и зла -
не огонь поутих,
а костёр догорел дотла.

В речку Лету - бултых,
и улыбку - не на войне;
одиночество злых -
одиночественней вдвойне.

"Се ля ви" и "ля фам"
адский хохот и бабский вой,
или что ещё там
гордо реет по-над Москвой?

Из кармана туман
вынимает не нож, а ложь -
если хватит ума,
и не слушая разберёшь:

лаконичное "нет"
не упрямей коротких "но".
Не скучай обо мне.
Смейся громче когда смешно.

Письмо несуществующему сыну

Остыла кровь, обсохло молоко,
угомонилась вера в человека.
Видавшим виды нравственным калекам
понять детей наивных нелегко.

Собачья жизнь шумит который год
и людям этот лай пошарабану,
но сколько ни скитаться каравану -
он всё равно когда-нибудь придёт

под траурные стяги тишины
и темноты, где чёрт один лишь зорок.
Увы, каков творец - таков и творог,
что толку материться или ныть.

От пункта А до страшного суда -
кустарная игра на фортепьяно.
В извечном споре "поздно" или "рано"
всё чаще побеждает "никогда"

30 03 2008


Дымка

Тени вешние - чик-чирик -
серебро - под ребро шайтану.
Папироску восход-старик
прикурил и в лазури канул.

Новый день, словно старый мим,
словно девочка-невидимка -
то ли облако, то ли дым,
то ли марево, то ли дымка.

Нет. Никто не сошёл с ума.
Да. Здоров, то есть, да, богато.
Нет. Весна. То есть, да, зима
без морозного маскхалата,

приодетая в солнцеклёш
из холодного ниоткуда
насыпает в ладошки рощ
бесконечные изумруды.

Немелодией недождя
невесна расплескалась в мире.
Невосторги твои щадя,
глуше глуши и шире шири.

Далеко-далеко, мой друг,
небо пусто (поверишь в это?)
Там восход не мильонорук:
золотые стрижи рассвета

разлетаются кто куда,
далеко-далеко, навеки.
Незнакомка и незвезда
неземные прикрыла веки...

...Этот сон, этот старый мим!
Успокойся, моя любимка -
это облако, этот дым -
только марево, только дымка.

01 04 2008


Говори...

Говори о столетиях, словно о прожитом дне
на скалистых отрогах, где небо всегда голубое,
где бездомные ветры разносят молитву гобоя
и противно хихикают скрипки при полной луне.

Говори, чтоб земля под ногами куда-то плыла,
чтобы звёзды - шальные детишки синьора заката
колыбельку луны не сменяли на яркое злато -
в жарких лапах земного огня очень мало тепла.

Говори, словно тысяча юношей разом поёт
о немыслимо страшной, отчаянной девушке-боли,
что в театре подлунном играет заглавные роли -
твёрдый знак, неумело себя выдающий за йот.

Говори, даже если крикливым земным языкам
не обучен, скитаясь по гаваням, докам, причалам,
чтобы время немое, что тысячи вёсен молчало
прошептало: "Люблю... никогда... никому... не отдам..."

02 04 2008



Песенка дорожная

Дорога что шире, что уже -
всё к чёрту ведёт на рога.
Притих мегаполис досужий,
молчит городская тайга.

Лишь ветер пропел бирюзово,
во тьме засвистел невзначай
и, словно гулёна-корова
бубенчиком, звякнул трамвай.

Заахал, заухал, заохал,
лишь только зелёный мигнул,
а дальше - отчаянный грохот,
а дальше - обыденный гул.

За мной, джентльмены и леди -
в корзинки укладывай снедь.
Уедем, уедем, уедем
туда, где медовее медь,

туда, где река многоводней,
туда, где огонь горячей.
Покуда не убраны сходни -
на берег слоновых харчей.

Внимайте улыбчивым птицам,
словам растаможенных кур:
"Ваш родина-мать - не жилица -
ваш батьюшка царь - балагур"

В пожарищах плавятся стёкла,
пылает костровая жердь,
мечом сибарита Дамокла
играет процентщица-смерть.

Вздыхают гранитные плиты
под скрежет зубовный рубак:
"И продано всё, и забыто.
Эх, Родина, мать твою так..."

03 04 2008

Прощальное

Забудь о лете, таком далёком, как звук Ла Скала.
Здесь чувства - ветер, любовь - сирокко, предзимье - скалы.
Прости за хохот, когда бы впору глядеть медведем -
здесь не до охов, не до укоров, не до комедий.
Кричать: "Прекрасна твоя улыбка!", и (nota bene)
"ах, очи ясны", "ах, счастье зыбко" и даже "тленно",
рычать на вдохе ( под стать Пелиду)* в чаду истерик:
"Мне очень плохо, я только с виду - холодный Терек"?
Ну звал бы рыбкой, ну, звал бы птицей и что такого -
твоя улыбка, твои ресницы и вся ты, словом,
достойна славы, парижей, римов, небесной сени,
а я - не "бравый", а я - не "primo", а я - не "гений"...
Забудь о лете, таком далёком, как звук Ла Скала.
Здесь чувства - ветер, любовь - сирокко, предзимье - скалы
Принцесса - нищий, секвойя - ива, пороша в мае...
Не прячь глазищи - их нет красивей... Прощай, родная...


*Пелид - Ахиллес, сын Пелея

13 05 2008


Отраженье

Оставь сатиры Ювеналу.
С чего душа твоя взяла,
что говорят кому попало
и знают правду зеркала?
Задобри бубликом эпоху,
что расплескалась полыньёй,
гляди сторонним кабыздохом
на сей раёк передвижной.

Печальных песенок не пой мне,
что жизнь чертовски коротка -
как промельк по залитой пойме
несущегося челнока,
что ритуал ежевесенний -
неимоверно хитрый трек,
а небосвод - лишь отраженье
когда-то бывших небом рек.

Крути строку, почаще балуй
таких, чей взгляд и "свеж", и "нов",
смелее, лектор Ганнибалов,
учи молчанию слонов.
И назовут тебя за это,
читая с трепетом стиши,
большим (разгадочным) поэтом
большой (загадочной) души.

13 05 2008

Хаджи-Мурат

"Какая, однако, энергия и сила жизни, - подумал я, вспоминая те
усилия, с которыми я отрывал цветок. - Как он усиленно защищал и дорого
продал свою жизнь"
Л. Н. Толстой "Хаджи-Мурат"



Пускай лихим поминают словом,
бандитом, зверем, бузой-абреком -
громи архангелов двухголовых
за наши горы, за наши реки!
Кавказ гостей привечать умеет,
но смерть тому, что сидит в Тифлисе!
Позор наместнику-лицедею
с улыбкой лисьей!

За мной, джигиты! Дадим отпор им -
царям, и прочим червям спесивым!
за наши реки, за наши горы
умрём отчаянно и красиво!
Над нами плакать не станут братья -
исполнят танец святой у праха*
страшней, чем гибель на поле рати,
петля и плаха!

Вперёд! Элдар, Гамзало, Ханефи!**
Солдаты неба, мюриды, к бою!***
Пускай запомнят навек аншефы:
орёл собаке не подконвоен!
Пускай узнают шакалы эти,
что горцу воля всего дороже!
За смерть детей, за мечеть в Махкете
карай их, Боже!


*Ритуальный танец-молитва (зикр) в честь умершего
**Элдар, Гамзало, Ханефи. Реальные исторические лица, ближайшие соратники Хаджи-Мурата
*** мюриды - воины, стоящие на защите веры

13 05 2008



Письмо отцу

Вёсны арабскою вязью сплелись в года.
Линия жизни зияет каменоломней.
Семь с половиною было тогда всего мне,
помнишь решение "мудрого" нарсуда,

мол, эти двое друг другу теперь никто
(будто такое под силу решать кому-то).
После - турне-путешествие по приютам...
Помню, в треухе и в тёплом чужом пальто,

бритый под ноль, ободряемый ребятнёй,
в комнату я залетел, пацанёнок-пуля:
"Папочка... па... ты приехал... не обманули!.."
Как же тогда я мечтал о тебе родной!

Годы-кирпичики выстроились в года -
не полвосьмого уже и не восемнадцать.
Знаешь, отец, ты... я должен тебе признаться -
я ведь почти ненавидел тебя тогда!

Нынче, скользя по предзимнему хрусталю,
я улыбаюсь той радости ноябрёвой...
Как твои дети, отец? Поцелуй их... К слову,
знаешь, отец, я тебя всё равно люблю.

13 05 2008

Письмо Алексею Порошину

Ассаламу алейкум, Алёша-халиф,
властелин за буйки заплывающих рифм!
Даже дядюшка Марк не решался сказать за Одессу,
я - в Москве, пусть навряд ли по воле небес
(не иначе, попутал шайтан или бес,
чтоб икалось без продыху космополиту бал-бесу!)
Днесь проснулся, как водится, я не спеша:
тело - в шесть, в полседьмого зевнула душа,
мол, ребятки, чистилище это мне осточертело:
дяди стёпы в метро, "пратакол" (через "а"
"гость столицы" в лицо и "чурбан" за глаза
не восток, а менты на Руси нынче тонкое дело!
И хотя нам Отчизна по-прежнему мать,
мы бедняжку честить научились на ять -
всё Россию, а не ВВП и не славного мэра,
забывая в трущобах своих городских,
что народ без страны - как без доктора псих,
всё равно, что карьер без песка, генерал без карьеры!
Мы и впрямь под собою не чуем страны,
правда речи слышны, но стране хоть бы хны
и сегодня поэт не такую бы выдал тираду,
мол, расклад здесь всё больше похож на разлад,
а министры трясутся за собственный зад
не "Онегина" больше читая, а "Гаврилиаду"
Пусть эпоха - всего лишь секунды, "тик-так",
всё болезненней тик и всё чаще "не так"
неужели и время бывает плохим и хорошим!
Это страшно, Алёша, но веришь ли, нет,
нам давно почубайсу что сумрак, что свет
и до партии власти белеет ли в поле пороша....

13 05 2008

К Виктории. Песенка пьяного шута

Кавалькадой всадников безголовых,
с залихватским свистом и звонким гиком,
ворвалась в Гамельну мерзавцев клика...
Слово "ужас" - это пустое слово...

Оставалось только раздвинуть бёдра
и предаться (пускай и насильно) блуду.
Жеребцы окружали тебя повсюду,
но скакала ты и легко, и бодро.

Молодому телу хватало дури -
заедалась цедрой восьмая стопка.
Ты любила скорость, как байкер Урри,
и кричала восторженно:"Кнопка! Кнопка!"

По асфальту, мокрому от налётов
лихачей-пьянчуг на пьянчуг попроще,
нас колёса несли к трёхсосновой роще,
где и знают, и верят, но ждут чего-то...

Срок, принцесса, это когда эпоху
делят двое... трое... ну, в общем, делят
и при этом все бабы - дофину-лоху,
а шуту - все пятницы на неделе,

то есть, кукиш, нелепица, полный аут,
то есть, адская, ангел ты мой, фиеста -
будто Скалли зарезал добряк Маклауд,
а потом нарядил её труп невестой.

Всё равно, мол, когда-то в страну без правил,
без тепла и света, где грязь и морок...
А представь, на двоих нам с тобой сто сорок...
Проноси! Проноси эту чашу, аве!

Катастрофа! Ужас, Принцесса! Бредишь?
Да, тебе! Вылезай, из-под смерда, Вика!
Отвечай, для чего герцогине, Леди,
кувыркаться с челядью в повилике?

Это страшно и в чём-то одно и то же,
что вилять кормою в угоду брюху
и кидаться сукой к ногам прохожих,
позволяя бить и чесать за ухом.

Мне подняться с кровати мешает водка,
что вчера заливал я в себя безбожно,
или впрямь распласталась на мне красотка -
незнакомка, но, с ней, полагаю, можно...

Если взглядом сия одарит девица,
можно целую жизнь пировать на сдачу...
Просыпайся, Вика, давай любиться...
Ты проснулась? Поедем... К тебе на дачу...

13 05 2008



А

Бесу подобна, подобна святыне,
сколько влюблённых у ног твоих сгинет,
сколько поэтов воскликнет "Богиня!",
станут с мадонной равнять.
Только зачем, на судьбу свою сетуя,
только зачем в это утро нелепое,
только зачем в тебя верую слепо я,
сердце пытаясь унять?

Если нема, бесприютна вселенная,
если бежать не пытаюсь из плена я,
если мечта, и земная, и тленная,
не унесет в облака,
значит не нам сомневаться и каяться,
значит не нашему счастью икается,
значит про нашего белого аиста
насочиняли века.

01 06 2008


Не дорогу, не гать...

Не дорогу, не гать,
не клеймо, не печать
не морозное лето, не жаркую осень -
вылгать право не лгать,
вылгать право не лгать -
выжить, пусть и не жизнь это вовсе,

если вечный изгой,
новый день - новый бой,
донкихотичья доблесть поэта -
оставаться собой,
оставаться собой -
всё равно, что любить без ответа.

23 07 2008


Когда...

Когда в крикливом звёздном рококо
Плутоном околдована Венера,
как музыка находит пионера,
костёр уходит в небо высоко,

когда край света - здесь, а не вдали,
и можно сесть и, свесив ноги с края,
сказать: "Надеюсь вспомнишь, дорогая,
дорогу по которой мы пришли".

Когда печаль - формальна, как печать,
финал самим собой себя оплачет,
когда улыбка ничего не значит -
прощаться тяжелее, чем прощать.

11 09 2008



© Тимур Раджабов, 2008
Дата публикации: 20.09.2008 13:32:41
Просмотров: 1755

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 14 число 44: