Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Михаил Белозёров



Прозрачный. Пролог и Глава1 Ошибка в расчетах

Дмитрий Бондарь

Форма: Роман
Жанр: Фэнтэзи
Объём: 21249 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Пролог
Привет. Меня зовут Джонатан Кастен и я... призрак. Дух, привидение, эфирная субстанция называйте, как хотите. Мне уже все равно. После смерти меня не принял ни ад, ни рай и я застрял между небом и землей. Но я сам пока не стремлюсь исчезнуть. Пока что у меня есть, чем заняться. Я должен найти того гада, который убил меня, и поквитаться с ним. Даже если для этого придется второй раз умереть... и теперь уже навсегда!

Часть 1 Ошибка в расчетах

Первое что я понял, после своей смерти, это то, что не стоит так уж беззаботно относиться к тому человеку, который находиться у тебя за спиной. Я точно не помню, как именно я отбросил коньки, но отчетливо вспоминаю, что в тот момент у меня сильно разболелась голова. Такое впечатление сложилось, словно кто-то взял в руки пилу и разделил мой череп надвое. Затем был яркий свет. Настолько яркий, что солнечный ему и в подметки не годился. После чего я буквально вылетел из тела и завис в районе потолка. Оттуда открывался хороший вид на все происходящее. Я увидел, что толпа собирается вокруг чего-то, образуя большое скопление народа. Кто-то падает в обморок, кто-то хохочет, кто-то звонит в скорую. Лишь один человек не принимал участия в этом магазином беспределе (дело происходило в супермаркете). Мне почему-то показалось, что этот тип, что-то бормотал себе под нос. Сразу же, как он закончил толпа начала расходиться и я смог увидеть объект всеобщего внимания. Мать честная! Да, это же я. Только у меня не хватало пол головы. От такой картины меня чуть не стошнило. Вдруг, этот таинственный незнакомец подошел к моему изувеченному телу и посмотрел в мои стеклянные глаза, продолжая что-то бубнить себе под нос. Внезапно, я ощутил, будто меня к нему тянет словно магнитом. Я не мог ничего с этим поделать. Был словно парализован. Но в это, же мгновение ощутил, что кто-то тянет меня в обратную сторону, и я даже мяукнуть не успел, как оказался совершенно в ином месте, нежели магазин. Это скорей всего напоминало помещение некой странной конторы, где было полно народу. Почему странной? Да потому, как клиенты были не совсем нормальные. Словно сошли с экрана телика. Были и синелиции индивиды с вываленными изо рта языками. И с очень натуральными пулевыми отверстиями в голове. И плоские словно блины... ну, и так далее. Я должен узнать куда попал и как отсюда выбраться. Поэтому я сел в конец очереди и стал ждать, пока меня позовут.
- Ренди Кайлок, - сразу же представился мой сосед по очереди.
- Джонатан Кастен, - протянул ему руку я. Его рукопожатие мне показалось несколько липким и противным. Но я даже не подал виду этого.
- Как я сюда попал? - пытался разузнать у своего нового знакомого я.
- Как и все, - пожал плечами Ренди. - через переход.
- Какой переход? - не понял я.
- Обыкновенный. Между миром мертвых и миром живых. Что тут не понятного. А здесь мы все ждем своего распределения - в ад или рай.
У меня от такой новости глаза на лоб полезли, причем так, что я, кажется, видел свои мозги.
- То есть, ты хочешь сказать, что я умер? – не веря своим словам, спросил я.
Ренди молча кивнул, и устало потянулся.
- Понимаю, ты в шоке, – ответил он, широко зевая. – Как это так – спрашиваешь ты себя, минуту назад все было хорошо, а теперь я безжизненная субстанция, витающая в атмосфере?
- Но как, же так? - растеряно сказал я, ощупывая себя со всех сторон. – Я же был абсолютно здоров, даже к врачам редко обращался. Как может быть, что я мертв?
- Я сам сначала не поверил, что сдох, - честно признался мой собеседник. – Думал, что сплю. Но потом Саймон, объяснил, что к чему, - он кивнул в сторону нечто обугленного, которое посмотрело в нашу сторону и улыбнулось. У этого существа не было глаз, волос и зубов. Меня опять чуть не вырвало. – Он сказал, что каждый новый покойничек, должен пройти довольно длительную процедуру регистрации и проверки. Только после этого его и направляют по месту назначения. Соответственно в ад или рай.
- Значит это место, нечто вроде чистилища, - догадался я. Ренди молча, кивнул и закурил. Причем дым он выпускал не изо рта ила носа, а из большой щели в горле. После очередной затяжки он закашлялся и выбросил сигарету.
- За… Кхе! Зараза! – сквозь кашель просипел он. – Никак не могу привыкнуть, что у меня появился второй рот. Теперь, когда куришь нужно быть осторожнее. Будешь? – предложил он мне сигарету. Я, молча, отказался. – Не хочешь, как хочешь, – сказал он и закурил новую, на этот раз, закрывая горло рукой. – Кстати и правильно делаешь, что не куришь. Это я человек конченый. А у тебя впереди возможно светлое будущее. Ты ведь себя на Земле хорошо вел? Маму с папой слушался? Старшим место в троллейбусах уступал?
- Да нормально я себя вел, - отмахнулся я, пытаясь успокоить нервы. – Только одного понять не могу: почему я? Что мало грешников на этой Земле? Обязательно меня надо было выбрать?
- Ну, знаешь. Меня тоже сюда совершенно не тянуло, - хмыкнул Ренди, гася сигарету и тут же закуривая новую. По-моему эта пачка у него бесконечная. Видимо это было что-то сродни напоминания, ему об этой вредной привычки. – Я тебе больше скажу – большинство сидящих здесь не рассчитывали, что помрут так скоро. Поэтому у каждого рано или поздно, возникает подобный вопрос: почему я, а не кто-нибудь другой? Что тут поделать? Пути Господни не исповедимы? Никогда не знаешь, когда твоя ниточка жизни оборвется, и ты окажешься здесь.
Я, было, хотел что-что возразить, но немного успокоившись, спросил:
- Как ты умер?
- Точно не помню, - задумался Ренди, пряча пачку сигарет в свои штаны. – Так как вначале мне перерезали горло, а потом уже видимо окунули во что-то липкое и разъедающее. – Он демонстративно показал свою левую руку, на которой уже оставалось совсем немного мяса. Все остальное были голые кости. Вот тут я не выдержал и блеванул. Причем прямо на, соседские ноги.
- Эй! – возмутился сидящий рядом тип с топором в голове. – Аккуратней можно?
- Извините, - сказал я и вновь вырвал, но уже на его штаны. На что сосед, изрыгая проклятья в мою сторону, отсел от меня подальше. Странное дело: я думал, что если ты дух, то тебя ничего не должно смущать. И уж тем более у тебя не должны проявляться человеческие рефлексы. – Ох! Как же мне плохо, - простонал я, но рвота, к счастью, прекратилась. Теперь я, просто молча, сидел, схватившись руками за живот.
- Привыкай, - весело сказал Ренди, хлопая меня по спине. – Теперь общение со жмуриками, будет неотъемлемой частью твоего существования.
- Какого еще существования? – с трудом спросил я, подавляя очередные рвотные порывы. – Я же умер.
- Формально – да. Но остаются некоторые нюансы, которые связывают тебя с земной жизнью, - пояснил Ренди. – Ну, там дыхание, взаимодействие с предметами, еда, питье и прочая лабуда. – После чего снова закурил. – Кстати и вредные привычки тоже остаются. Но все это до тех пор, пока идет твое распределение в ад или рай. Потом говорят, начинается совсем другая жизнь…
- Кто говорит? – несколько удивился я, приходя в чувство. – Ведь тот, кто уже перешел, назад не возвращается.
- Это ты так думаешь, - фыркнул он, делая большую затяжку. – Да паромщик за бутылку водки, кого хочешь тебе с того света привезет. Хоть Мерлин Монро. Но только на час. Больше нельзя. Правила такие. Я сам однажды с такой классной чувихой отжигал. Вот помню…
- А давно ты ждешь своей очереди? – перебил я его.
- Да уж лет триста, четыреста, где-то, - прикинул в уме Кайлок. – Не помню. Я время перестал считать, как помер. Году этак в 1730. А сейчас какой год?
От этого обалдел просто.
- Та-ак… пора отсюда сваливать, - сказал я сам себе. – Не хватало мне триста или четыреста лет здесь просидеть.
- А отсюда нет выхода, - предупредил Рен, который видимо все слышал. – Так, что бежать не удастся. Здесь надежно как в танке. Верно, Боб? – спросил он парня, у которого полголовы было обито железными листами.
- Верно, - весело откликнулся тот, постучав себе по голове. Это незамедлительно прокатилось эхом по всему помещению.
- А с ним что случилось? – спросил я, указывая на Боба.
- Да, так, - махнул целой рукой Ренди. – Попал по пьяни в заклепывательный аппарат. Вот тогда ему полбашки титаном и обшило… вместе с мозгами. Правильно я говорю, а Боб?
- Ага! – вновь радостно отозвался тот, снова стуча себя по голове.
- Ничего не соображает, - сквозь смех сказал Кайлок. – Все мозги, наверное, в кашу превратились. Вот с тех пор он со всеми во все соглашается и по голове себе стучит. Правильно я говорю Боб?
- Верно! – с улыбкой дебила ответил Роберт, продолжая бить себя по голове, изображая бесплатного клоуна.
На этот раз заржали все присутствующие. Кроме меня, потому что меня вовсе не забавляет издевательство над другими людьми. Пусть даже и усопшими. Мне вовсе не улыбается провести несколько сотен лет в очереди на тот свет. Тем более, у меня еще есть дела на этом свете.
- Нужно, что-то придумать. Нужно что-то придумать. Нужно мотать отсюда, - бубнил я себе под нос, раскачиваясь взад и вперед, а про себя думал. – Не может все так нелепо закончиться. Я не должен умереть. По крайней мере, сейчас. У меня ведь еще было столько планов. У меня и семьи-то нет. Что же после меня останется на Земле? Кто обо мне вспомнит хотя бы через десять лет? Кому я нужен? А родители? Как они перенесут, что их единственному сыну полголовы отрезали? Отец-то может и выдержит, у него нервы крепкие. Только пить начнет по-черному, чтобы горе залить. А мать, наверное, почти сразу умрет, где-то через месяц, после моих похорон. Интересно, а где я буду лежать? Хотя, собственно, неважно где. Главное, в чем? Надеюсь, хоть гроб нормальный закажут. Не хочу лежать в деревянном ящике, как из “Заживо погребенного”. Так! Хватит мрачных мыслей. Может быть, все не так плохо и я просто сплю? А когда проснусь, мир снова примет свои привычные очертания?
Хотя сколько я себя не щипал, это не давало никаких результатов. Значит это, правда. Вначале захотелось просто разреветься от безысходности, чтобы хоть как-то успокоить расшатанные нервы. Но я быстро вспомнил, что для мужика лить слезы, это самое последнее дело. Так что, я просто уставился в одну точку и стал ждать. Только чего именно? Да чего угодно. Может чуда какого-нибудь. Но бывает оно, чудо-то?
Я не помню, сколько тогда прошло времени, но по мне так целая вечность: очередь двигалась со скоростью черепахи Тортилы, в помещении стало ужасно душно и завоняло чьими-то немытыми ногами. Затем послышалось чье-то чавканье и храп. Прекрасно. Прямо как на железнодорожном вокзале, в ожидании поезда. Может и мне, чем-нибудь заняться. Но чем? У них тут даже журналов нет. Поэтому я просто чуть закимарил, от наступающей духоты, надеясь хоть как-то скоротать время.
Проснулся я от чьего-то сильного топота, по коридору. Открыв один глаз, я заметил мечущегося взад вперед человека, с папкой в руке. Он что-то кричал. Только я не понял, что? Кто-то из очереди крикнул: так вот же он. После чего кто-то стал настойчиво меня будить. Причем так настойчиво, что мне показалось, что я занимаю чье-то чужое место в очереди. Нет уж. Фигушки. Это мое место. И я отсюда не встану. Я его уже нагрел и мне тепло. Остальное мне по барабану. Однако незнакомец попался настырный и все еще продолжал меня будить.
- Да проснись же ты, - ворчал он, продолжая меня тормошить.
Через минут пять, такого рукоприкладства я все-таки не выдержал и проснулся. Передо мной оказался, мужчина, в дорогом деловом костюме. В нем не было ничего примечательного, кроме изрезанных вдоль и поперек рук. Ну, что же. Вполне нормальный экземпляр, среди того сброда, что сидит здесь. И судя по характеру ранений, умер он от потери крови. Заметив, что я проснулся, незнакомец облегченно выдохнул.
- Фух. Ну, полдела сделано, - радостно сказал он. Затем он принял строгий официально-деловой вид. – Джонатан Кастен? – спросил он меня.
- Да? А вы кто? И чего вам от меня нужно? – спросил я, щурясь пока глаза вновь привыкнут к свету.
- Неклид Джопсер. Заместитель управляющего распределителем. – Вежливо представился он. – Ты должен пойти со мной.
- Как? А что, разве уже пришла моя очередь? – растерянно и одновременно взволнованно спросил я. – Погодите. А последнее желание? Или хотя бы просмотреть лучшие воспоминания моей жизни?
- Мы не кинотеатр, а серьезная организация, - сухо ответил Джопсер (мда… не повезло мужику с фамилией. Представляю, как его во дворе в детстве дразнили.) – Кино дома посмотришь. А сейчас, ты обязан пройти со мной. У нас есть для тебя кое-какие новости. Ну, вставай же! – он с силой стал тянуть меня со своего места.
- Хорошо, хорошо, - сдался я. – Уже иду.
- Не иду, а бегу, ты хотел сказать. Ноги в руки взял и вперед! Быстро, быстро! - тоном отставного майора заговорил Неклид.
Я быстро вскочил со своего места, и пошел вслед за ним, куда-то в начало очереди. Многие просто провожали меня, злыми и сверлящими взглядами. Но кто-то, все-таки не выдерживал и выкрикивал, все что накипело.
- Во, козел, а?! – возмутился какой-то однорукий мужик в середине. – Некоторые, веками сидят ждут свою очереди, а он тут без году неделю и уже попал под распределение. Несправедливо это! – и встав со своего места, он последовал за нами. Но ему не получилось нас догнать, так как мы вошли в некую неприметную дверь в середине коридора.
- Не волнуйся. Он нас не догонит, - успокаивал меня Неклид, закрывая дверь на все замки. А их здесь было около десяти. – Эту дверь могут открыть только три человека: я, Барни и Хоуп. Так что, посторонние не пройдут.
- Да, я и не волнуюсь собственно, - пожал плечами я. – Чего мне волноваться-то. Самое страшное я ведь уже пережил.
- Что? – не понял он, закрывая последний засов на двери. – А-а-а. Ну да, смерть. Что же еще. Так, то оно так, но видишь ли Джонатан, дело в том, что ты не совсем умер.
- То есть как это? – обалдел от этой новости я. – Я ведь лично видел, что мне полголовы оттяпали.
- Да. И это тоже было, но понимаешь. Тут такая штука, - замялся с ответом Джопсер. – Короче, тебе надо с Хоупом поговорить. Он тебе все объяснит.
И взяв меня за руку, словно маленького, он повел меня по длинному чистому светлому коридору обложенного со всех сторон невзрачным серым кафелем.
Интересно, почему здесь настолько светло? Я ведь ни одной лампочки на всем пути не заметил. Потом посмотрел на потолок и увидел солнце, яркое голубое небо, с симпатичными тучками, на которых сидели ангелы. Они были в длинных белых одеяниях, с большими красивыми крыльями.
- Красиво, - восхищенно пошептал я, глядя на этих божественных созданий. – А я тоже таким буду? – поинтересовался я у Неклида.
- А? Что? – отвлекся от своих мыслей он. – Нет. Конечно, нет. Но ты не расстраивайся, - подбодрил он, видя мой расстроенный вид. – Для тебя мы припасли нечто другое.
- Неужто, сразу серафимом сделайте? – радостно воскликнул я.
- Ты шутишь? – нахмурился он. Затем для верности потрогал мой лоб. – Температуры нет. Значит, не бредишь. Ты в своем уме?
- А что в этом такого сложного? – несколько удивился я. – Или мне еще по статусу не положено столько крыльев иметь?
- Да дело вовсе не в крыльях, - махнул рукой Джопсер. – Даже те же серафимы летают, только на одной паре крыльев, прикрывая остальными свои глаза и ноги. Главное в том, какую пользу ты можешь принести человечеству.
Я непонимающе моргнул.
- Сейчас тебе все объяснят, - заверил мне он, открывая еще одну неприметную дверь в середине стены. – Не волнуйся ты так.
На самом деле я уже нисколько не волновался. Мне просто было дико интересно, куда меня ведут? Неужели на аудиенцию к Богу? Хотя нет. Это врятли. Я ведь еще никто. И звать меня никак. Какое ему до меня дело. Но, если верить библии, Господь любит все свои творения. Может и со мной поговорит?
Мы вошли в просторную комнату, напоминающую конференц-зал: длинный овальный стол, был во всю длину помещения, возле него стояло около двадцати стульев, но все они пустовали… кроме одного. За ним сидел красивый, молодой, белокурый юноша в белоснежном элегантном костюме. При встрече, он улыбнулся нам, а в его лучезарных голубых глазах, открывалась любовь ко всему живому.
- Господи! Ты ли это? – завопил я, бухаясь перед ним на колени. Юноша сильно удивился, проделанному мной благородному жесту.
- Вы, наверное, меня с кем-то перепутали, - растеряно сказал юноша, глядя на Неклида. Тот в свою очередь пожал плечами и удручающе покрутил пальцем у виска. На что юноша многозначительно кивнул и добавил. – Сожалею Джонатан, но я не тот за кого ты меня принимаешь.
-Да? – удивился я. – Тогда кто Вы?
- Я всего лишь управляющий этим переходом, из мира людей в мир мертвых, - пояснил юноша. – И я слежу, чтобы все было в порядке с движением усопших к их конечной точке назначения. Мое имя Хоуп.
- Джонатан Кастен, - Вежливо представился я, хотя в этом не было нужды.
- Я в курсе, - заверил меня он. – Я навел справки о тебе сразу же как ты… оказался у нас, - в это же мгновение, на столе перед Хоупом, появилась пухлая папка. Очевидно, это был мой жизненный путь. Причем весь. - И выяснил одну интересную вещь.
- Какую? – заинтриговался я. Неклид тоже подошел поближе, чтобы рассмотреть. Ну, или расслышать чего-нибудь, если удастся.
- Видишь ли, Джонатан, - не решался сказать Хоуп, развязывая папку и вытаскивая из нее последний лист, - по всем возможным расчетам, ты не мог умереть сейчас. Вот, читай, - он дал мне в руки этот лист. Я пробежал его глазами.
“Джонатан Кастен – умер от сердечного приступа в возрасте 96 лет, в окружении всей своей семьи: жены, детей, внуков, правнуков. А все его нажитое имущество они поделили между собой, без лишних спросов и скандалов. По завещанию, тело Джонатана кремировали, и урна с его прахом хранилась у его жены – Мелани, до окончания ее жизни. Далее урна, с их общим прахом, передавалась из поколения в поколение. Далее стояло масса печатей и подписей, а внизу стояло число…. 12 марта 2079 года.”
Дочитав до конца, я, молча, отдал лист Хоупу. Тот вновь засунул его в мое дело и папка исчезла. Какая еще Мелани? Не знаю я никакой Мелани? Дети, внуки, правнуки… Они, что меня разыгрывают, что ли?
- Я чего-то не понял? – спросил я в пустоту. – Я, что действительно не должен был сейчас умереть?
- Ну да, - кивнули одновременно Хоуп и Неклид.
Я вновь посмотрел наверх, чтобы увидеть ангелов, но увидел только расписной потолок в стиле эпохи возрождения. Может мне и впрямь это сниться? На всякий случай я ущипнул себя еще раз. Вновь ничего не изменилось.
- Тогда, что я здесь делаю? – непонимающе спросил я.
Неклид несколько помялся, но потом под молчаливый кивок Хоупа рассказал мне правду,
- Видишь ли, Джонатан, дело в том, что ты попал под влияние Собирателя, который и убил тебя, чтобы забрать себе твою душу.
- Зачем? – спросил я, даже не вдаваясь в подробности, кто или что такое Собиратель.
- Ему нужны человеческие души, чтобы черпать из них энергию, для того чтобы жить вечно, - пояснил владелец распределителя.
Я посмотрел на Джопсера и Хоупа.
- И что мне теперь делать? – растерянно и даже несколько испуганно спросил я. – Почему же тогда меня никто не защитил? Что, мой ангел-хранитель взял бессрочный отпуск, узнав о том, что мне грозит опасность?
- Мы не можем просчитать действия Собирателя, – сообщил мне Неклид. – Для нас он неуловим, словно человек-невидимка.
- Но мы много веков, следили за этим монстром, запоминая его повадки и пришли к выводу, что лучшая наша защита – это нападение. Мы должны остановить Собирателя, пока не стало слишком поздно, - твердо сказал Хоуп, для уверенности стукнув кулаком по столу. – И ты нам в этом поможешь. И если, наш план удастся, то ты вновь сможешь вернуться в свое тело.
- А почему вам сразу не вернуть меня назад, раз вы все можете? – прямо в лоб спросил я, с некоторым сарказмом. – Судьбу же мою вы просчитали.
- Не все так просто, - спокойно ответил мне Неклид. – Если бы ты умер по собственной неосторожности, то это, пожалуйста. Хоть сейчас с вещами на выход. Но в данный момент, твоя душа находиться под контролем Собирателя. Мы практически ничего не можем сделать. Мы и сюда то тебя затянули с большим усилием. Так что пока Собиратель на свободе – мы почти бессильны. И только ты можешь нам помочь.
Я немного поколебался, но поняв, что у меня нет выбора, согласился. Все равно терять уже нечего было.
- Согласен, - отрешенно сказал я. – Чем договор подписывать?
- Какой договор? – не понял Хоуп. – Ах, договор. Видишь ли, у нас принято верить человеку на слово. Это в преисподней принято договора всякие подписывать. Кровью клясться. У нас же в ходе более демократичные отношения. Без бумажек и прочей бюрократической волокиты.
- А если я откажусь сотрудничать? – вдруг ни с того ни с сего спросил я. – Или, что еще хуже – переметнусь на сторону противника? – На что Хоуп и Джопсер по-доброму засмеялись.
- Нет. Ты этого не сделаешь, - уверенно сказал Неклид.
- Это почему вы так уверены? – даже несколько возмутился я.
- Потому что мы знаем тебя как облупленного, - с улыбкой пояснил Хоуп. – Ты просто не способен на предательство. Или ты думаешь, мы бы взяли в свою команду предателя и обманщика?
- Какую команду? – не понял я.
- Команду специально обученных херувимов, способных избавить мир от Собирателя, - твердо сказал Хоуп. – И которую, именно ты поведешь, на это задание.
- Я?! – ошарашено переспросил я. Хоуп и Неклид одновременно кивнули. После чего я просто шмякнулся в обморок.


© Дмитрий Бондарь, 2009
Дата публикации: 21.02.2009 07:48:56
Просмотров: 1218

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 59 число 83: