Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Регуляторы Измерений (Полная верисия)

Дмитрий Бондарь

Форма: Роман
Жанр: Фэнтэзи
Объём: 137479 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Регуляторы измерений
If you want to all an tru
Evresyng, you will fall!!!
(Linkin Park”More Dysers Casanova”)

Я Направляющий. Один из тех, кто работает на регуляторов измерений. Это организация занимается отловом преступников, в параллельных мирах. Но для быстрого перемещения между ними, регуляторам, необходимы порталы, которые в свою очередь создаем мы – Направляющие. Мы буквально на бумаге, можем спроецировать необходимый мир, чтобы спустя секунды, тот или иной регулятор, мог бы переместиться в него. Но я не всегда был борцом за справедливость. Когда-то давно, я был обыкновенным человеком. Все изменилось, в ту самую ночь…

Я спал, когда раздался звонок мобильника.
- Алло? Какого чёрта! Два часа ночи! - хрипло выругался я в телефонную трубку. Никогда не любил, эту железку. Всегда, понимаешь ли, звонит в самый неподходящий момент.
- Алло? Саня – это ты? – прозвучал в трубки звонкий голос секретарши нашего редактора – Павла Григорьевича. Вообще-то немного странный вопрос для поздней ночи. Конечно это я. Кто же ещё?
- Нет, блин! Махатма Ганди! – съязвил с просоня я. Последовало недоуменное молчание. – Шутка! Я это. Что там у вас стряслось?
- Да так. Не бери в голову, - продолжила свою мысль Даша (так зовут секретаршу), - просто шеф совсем сдурел: сразу, как ты ушёл, работа стала, так как в самый последний момент мы заметили нехватку двух страниц комикса. А ты знаешь, что случается с Георгичем, когда он не в настроении. Сказал, что никто не уйдет домой, пока мы не закончим работу, и тираж не будет отпечатан. Так что ноги в руки и вперед в офис!
- Бли-ин, - решил поломать комедию я. – А через пару часиков как-нибудь нельзя. Я такой сейчас классный сон видел. Вот досмотрю и тогда…
- А я, между прочим, с утра на ногах и ещё даже глаз не сомкнула! - холодно прозвучало в трубке. – Хотя я и пыталась поспать здесь. Но у нас разве уснёшь.
- А без меня там как-нибудь нельзя? - снова стал кочевряжиться я, но секретарша настолько повысила голос, что я чуть было не оглох.
- Слушай, ты… червяк! - прорычала Дарья. - Я устала. Хочу принять ванну. Выпить кофе. Лечь спать и проснувшись утром, пойти на балет! А ты…
- Кофе на ночь вредно, - попытался вставить слово я.
- Без тебя знаю, - буркнула она. – Так! Короче! Или ты отрываешь свою пятую точку от кровати и приваливаешь сюда. Или же мы все тебя в бараний рог скрутим, и глаза на одно место натянем. Понял?!
- Понял, понял, - успокаивал её я. – Не кипятитесь. Сейчас буду.
В трубке послышалось недовольно ворчание, после чего пошли гудки.
Я протёр глаза, широко зевнул и встал с кровати. Почему же мне с самого начала ничего об этом не сказали? Как можно, было не заметить, что работа не завершена? Они, что там слепые все, что ли? Вдруг взгляд упал на рабочий стол и я звонко хлопнул себя по лбу: какой же я… склеротик. Я ведь сам забрал конец комикса, чтобы его доработать. Кстати, забыл представиться – Александр. Можно просто Саня. Работаю художником в издательстве комиксов. Живу один в хрущевке на окраине Ростова. В связи с этим до работы мне чесать часа два с пересадками. Так, что пока я туда доберусь, уже рассветет. Ну ё-моё, а?! Что за люди?! Что за мир?! Прокляв, напоследок, всех и вся, я стал собираться. Захватив свои рисунки, я бросил на них беглый взгляд.
- Ну, куда это в печать отправлять, - ворчал я, кладя их в кожаную папку. – Я ведь их ещё недоделал. Хотел бы я оказать сейчас на месте одного из своих героев.
И тут произошло невероятное: папка начала нагреваться настолько, что я вскрикнул и отбросил её в сторону.
- Что такое? – непонимающе спросил себя я. После чего достал рисунки: они почему-то обрели цвет, хотя до раскраски ещё дело не дошло. И даже не успев толком удивиться, я вдруг почувствовал, что стал частью рисунка. Меня перетянуло в мой же созданный мир.
- Ничего себе, – прошептал я.
Было темно, но при лунном свете, можно было всё рассмотреть: очевидно, это лес, так как вокруг кроме деревьев ничего не росло. Кругом стояла тишина. Только периодически ухала сова, и слышался шелест листвы. Недолго думая, я как запрограммированный, пошёл вперед. Складывалось такое чувство, что я давно знаю это место. Что именно я его создал и знаю здесь каждый закоулок. Внезапно в меня полетело, что-то холодное и острое, но я вовремя успел пригнуться, чтобы этот снаряд не попал мне в голову. Обернувшись, я осмотрел его: похоже на длинное копьё, только такое впечатление, что сделано изо льда. Дотронувшись до него, я доказал себе, что так оно и есть. Но кто же может швыряться подобными штуками? Тут над ухом просвистело ещё одно, причём это было настолько близко, что слегка задело мою шею, оставив на ней сначала мокрый след, а после красный рубец.
- Что же это такое? - сетовал я, пытаясь укрыться от следующего снаряда, в небольшом углублении под деревом. – Куда я попал?
И хотя интуитивно я знал ответ на этот вопрос, но мозг продолжал думать обратное. Услышав чьи-то шаги, я замер стараясь даже дышать через раз. Вдруг повеяло жутким холодом, и изо рта у меня повалил пар, привлекая внимание. Тогда я постарался вообще задержать дыхание. Интересно, надолго ли меня хватит? К счастью, через пол минуты послышались шаги в обратном направлении, и холод отступил так же быстро, как и появился. Недолго думая, я решил мотать отсюда, пока не стало ещё хуже. Но только было, собрался вылезти из укрытия, как вдруг…
- Пригнись! – прокричал женский голос. В следующую секунду, над моей головой просвистело ещё какое-то оружие, наподобие дротика. После, последовал протяжный приглушенный крик и треск чего-то стеклянного. – Всё! Можешь разогнуться. Опасность миновала.
Я выпрямился. Перед моими глазами предстала красивая женщина с пепельными волосами, где-то около тридцати лет, с приятными чертами лица. Одета она была в легкий жилет из грубой кожи и в точно такие же штаны. На ногах ничего не было. Я мельком заметил у неё за спиной колчан с дротиками и… крылья. Да. Вы не ослышались. Самые настоящие, белоснежные крылья, которые, элегантно складываясь, образовывали подобие плаща.
- Ты в порядке? Помощь не требуется? – поинтересовалась она. Её голос был подобен шелесту морской волны, легким ветерком. Вернувшись обратно на землю, я обратил внимание, что продолжаю осматривать её со всех сторон.
- А? Ну, да. Конечно, - ответил я.
- Что, конечно? - белокрылая элегантно приподняла одну бровь в непонимании.
- Я имею ввиду, что, да, я, конечно же, в полном порядке. Как же ещё? – сформулировал, наконец, фразу я.
- Вот и славно, - она улыбнулась самой милой улыбкой, что я когда-либо видел. – Пошли.
- Куда? – спросил я. Почему-то складывалось впечатление, что я, её знаю.
- Пошли отсюда, потому, как сейчас здесь начнётся резня, и нам лучше быть от неё подальше.
- Какая резня? – не понял я.
Она испустила тяжёлый вздох.
- Ну, вот. Ещё один кретин на мою голову, - пробубнила та себе под нос. Но я не обиделся, так как и, правда, в эту минуту чувствовал себя полным кретином, или даже можно сказать идиотом. – Сегодня, должно решится – какая магия сильнее: стихийная, или же животная. И для этого организовали массовую магическую битву, которая и должна пройти как раз здесь. Понятно?
И тут до меня дошло. Это ведь мой комикс. Я создал этот мир, (то есть только нарисовал. Диалоги пишут уже другие люди. Но всё же факт, остаётся фактом), и каким-то невероятным образом, я проникнул на его страницы. Вернее не на все, а только на последние, так как всё остальное уже в редакции. Теперь, нужно найти отсюда выход и… Черт. Сейчас здесь и правда будет очень жарко. Поэтому нам действительно пора мотать отсюда.
- Вероника, вы, несомненно, правы. Нам нужно срочно бежать и как можно скорее, - согласился я с ней.
- А откуда вы знаете, моё имя? – удивилась та.
И только я, было, собрался всё рассказать, как вдруг случилось то, чего я так боялся.
- Началось, - прошептали мы с ней одновременно и переглянулись.
В это же мгновение, буквально как из ниоткуда, начали появляться маги двух видов: стихийные и анимальные (я знал, что это маги, так как сам рисовал каждого из них). Стихийные маги были одеты в формы, цвета которых соответствуют их стихиям (водные – в синий, земные – в зелёный, воздушные – в белый). Анимальные же были одеты в формы своих животных (кланы пауков, соколов змей и тигров) и каждый из них имел возможность перевоплотиться в животное своего клана. Что они соответственно незамедлительно и сделали. После чего начался форменный кошмар: два магических направления столкнулись в последней решающей схватке. Гигантские тигры растаптывали земных магов, а тех в свою очередь воздушные лишали кислорода. А пауки, в свою очередь, закатывали тех в большие коконы. Однако, магов огня, среди стихийных магов, как я и ожидал, не оказалось. Но их появление было уже не за горами. Поэтому надо было что-то делать.
- Вероника! – я попытался до неё докричаться, сквозь весь этот хаос.
- Что?! – также ответила она.
- Нам надо, где-нибудь спрятаться и переждать весь этот беспредел! Бегом! – в этот момент над нашими головами пролетел сокол, держащий в одной и другой лапе по водному и земному магу. Набрав высоту, тот их просто отпустил их, в свободный полёт и те упали в довольно глубокий водоём (я то это знаю – синего цвета, я для него не пожалел). Водный маг выплыл сравнительно легко и быстро, однако, земной буквально камнем пошёл ко дну. Соколу тоже досталось: в тот же самый момент воздушный маг подхватил его сильным порывом ветра и унёс его куда-то в верхние слои атмосферы. А того в свою очередь целиком проглотил огромный питон. После всего этого мы решили незамедлительно спрятаться в ближайшем гроте. Я его сделал скрытым от посторонних глаз. И в тоже время из него можно было свободно смотреть на всё происходящее, не привлекая лишнего внимания.
Добежав до него, мы упали прямо на холодную землю, чтобы перевести дух.
- Теперь, когда мы находимся в некоторой степени безопасности, можешь, наконец, объяснить мне – кто ты такой? – спросила меня Вероника.
- Всё просто, - развёл руками я. – Я создатель вашего мира.
Она широко распахнула глаза от удивления.
- В каком смысле?
- В том самом, моя дорогая. В том самом. Ты всё правильно понимаешь – это я нарисовал всё, что вы видите: леса горы, поля, пещеры… да и всех вас в том числе. Единственно меня смущает, то, что вы умеете говорить.
- Что в этом такого удивительного? - хмыкнула крылатая девушка. – Лично я научилась говорить, ещё в раннем детстве… почти сразу же, как научилась летать.
- А, ну да. Вспомнил. Это ведь было у тебя в один год, когда ты случайно упала с высокого дерева, потому как твой брат сказал, что нашёл наверху гнездо с крокодилами. Так?
- Да. Всё верно, - она подняла одну бровь. – Откуда ты всё это знаешь?
- Элементарно mon diue (моя дорогая) Виктори, - сказал я, пытаясь перейти на отвратительный французский, который учил ещё в пятом классе. – Всё достаточно просто и в то же время невероятно сложно – я нарисовал вашу Вселенную. И вся твоя жизнь была описана в наших предыдущих комиксах.
- Нарисована? – скептически спросила она, даже не спрашивая, что означает незнакомое ей слово. – Это возможно?
- Естественно. Так же возможно, как и то, что трава зелёная, небо голубое, а коровы не летают.
- Всё так, только… трава у нас здесь красноватого оттенка.
- Ну, это потому, что я так захотел, - отмахнулся я. – Суть в том, что каким-то невероятным образом я попал на странице своего же комикса. И если мне не изменяет память, то примерно сейчас должно случиться неизбежное.
- Что именно? – поинтересовалась она.
Ответом на её вопрос послужил душераздирающий детский крик о помощи.
- Это же Вильям! - в ужасе вскрикнула Вероника. - Он в опасности! Ему надо помочь!
- Нет! Стой! – я вовремя успел схватить её за руку, до того как она улетела. – Не делай этого!
- Но он мой брат! – на её глазах появились слёзы. – Я должна спасти его.
- Да, но… - я опустил голову, от стыда за содеянное, - уже поздно.
- Что ты имеешь ввиду? - она схватила меня за плечи и довольно ощутимо припечатала к стене. – Что дальше случиться?! Что ты нарисовал?!
И только я хотел рассказать, чем закончиться вся эта история, как вдруг произошло страшное: мы опоздали. Один за другим на вершине ближайшей возвышенности стали появляться маги огня, в сопровождении своего лидера – Отиуфема. Вооружены они были луками и фаейрболами и в любой момент могли начать атаку, против всех, кто находился внизу. Дело в том, что огненные маги просто-напросто решили истребить абсолютно всех, чтобы самим стать правителями этого магического мира. И вот Отиуфем дал сигнал, и арена боевых действий быстро была охвачена пламенем: горело всё и вся. Но и это было ещё полбеды. Дело в том, что и Вероника, и её брат Вильям тоже попали под обстрел.
- Не-ет! – закричал я и выбежал из укрытия им на помощь даже не обращая внимания на пламя и летящие в меня стрелы. Но как только я оказался рядом с ними, в меня полетел большой огненный шар. Я только и успел, что прикрыть лицо руками.
“Я не хочу умирать здесь и так!”, - последнее, что успел подумать я. После чего время остановилось, и все замерли, будто бы на паузе в фильме. Даже этот шар, завис в воздухе, хоть и продолжал ярко светиться, и был довольно горячим. Самое странное, что я мог свободно двигаться, когда всё вокруг напоминало паузу в кино.
- Что произошло? – спросил я самого себя.
- То же самое я хочу узнать у тебя? – поинтересовался возникший из ниоткуда голос.
Я резко обернулся. Передо мной стоял человек, в синей спортивной куртке, грязных джинсах и кедах на светящейся подошве. На вид ему было лет 25-30, спортивного телосложения, рыжий, голубоглазый, лицо обыкновенное и всё в веснушках.
- Так что ты здесь делаешь? – и хоть вид у него складывался этого добренького мальчика, голос у него был уверенный, твердый и такой холодный, словно лёд в морозилке.
- Э-э-э… Я и сам не знаю, - честно ответил я.
- По всем возможным законам, ты не можешь быть сейчас в этой Вселенной.
- Знаю. Это противоречит даже законам физики. Я ведь живой человек…
- Они все тоже живые, - парень обвел широким жестом, как можно больше народа.
- Но это ведь я их создал, вместе с этим миром.
- Не всё так просто, - поправил меня парень. – Ты просто спроецировал весь их мир на бумагу, но как ты сам проник сюда – это даже для меня большой вопрос, - он поскреб подбородок. Затем спросил. – Слушай?! А ты случайно ничего в последнее время не желал особенно сильно?
- Желал, - кивнул я. – Мне сильно захотелось изменить свою рутинную жизнь и стать одним из персонажей этого комикса.
- Ну, конечно! - хлопнул себя по лбу парень. - Как же это я забыл. При возникновении сильного желания, да ещё и в контакте, со своей особо ценной вещью желания могут применять материальную форму.
- А можно попроще? – не понял я
- Твоё желание исполнилось, так как ты хотел этого особенно сильно. Именно поэтому создал коридор между своим миром и этим миром и проник сюда. Ясно?
- Да. А теперь объясни мне, наконец – ты то кто такой?
- Я Дарен – регулятор измерений, - гордо ответил. – Моя главная обязанность – следить и искоренять незаконное проникновения из одного мира в другой и исправлять возможные хронологические ошибки.
- И много вас таких…
- Не понял? – нахмурился парень.
- Ну, я имею в виду, регуляторов много, или же ты один всем этим занимаешься? – исправился я.
- Конечно нет, - фыркнул он. – Я, что похож на идиота? Каждому регулятору отводиться свой участок, который он должен патрулировать и искать нестыковки.
- Тяжелая, наверное, работа, - посочувствовал ему я. Регулятор тяжко вздохнул.
- Да, но что тут поделать. Кто-то ведь должен её исполнять. Кстати, нам как раз не хватает Направляющих. К нам работать пойдешь? – поинтересовался у меня Регулятор.
- А кто это такие – Направляющие? – скромно поинтересовался я.
- Ну, это такие люди, которые помогают таким людям, вроде меня свободно перемещаться из мира в мир, без потери времени, - туманно объяснил Дарен. - То есть, проще говоря, они проецируют порталы, через которые мы Регуляторы и перемещаемся. Понятно?
- Вроде да, - почесал затылок я. – Но почему вы выбрали именно меня?
- Рисуешь ты неплохо, - честно признался мне Регулятор. – Да и человек, хороший. В общем, нравишься ты мне. Ну, так как? Согласен?
- Ну, не знаю? – задумался я. – Это ведь, наверное, опасно?
- Да, нет. Не чуточки, - заверил меня Дарен. – Уверяю тебя, более безопасной работенки, ты в своей жизни не встречал. Сидишь себе… ну иногда и рисуешь, когда от тебя это требуют.
- Ну… ладно, - махнул рукой я. – Согласен?
- Чудно, - загадочно улыбнулся Регулятор. – Можешь, прямо сейчас и приступать к своей работе.
- Как это? – удивился я. – У меня ведь с собой даже карандаша нет, не то что красок. Чем же я рисовать-то буду?
- Нет ничего проще, - ответил он, надев наручники на Отиуфема, и взяв меня за руку. Последнее, что я успел заметить, это была его татуировка на запястье, в виде двух змей обвивающих, что-то наподобие песочных часов.
В ту же секунду, я снова оказался в своей квартире, держа в руках чёрно-белые эскизы последних страниц комикса. Первые две минуты я понять не мог, что происходит. После чего огляделся по сторонам. Вроде всё на месте. Ничего не изменилось. Так значит, мне всё это приснилось? Или же нет? Не дожидаясь ответов и криков от начальства, я пулей вылетел из дома и стал быстро ловить такси, так как ещё час назад, должен был быть на работе.

Буквально взлетев на нужный этаж, я быстрым шагом направился прямо в кабинет редактора, не обращая абсолютно никакого внимания, на гневные взгляды тех, кто остался, и на тихое рычание Даши.
- Ну, ты и сволочь. Да знаешь, что я с тобой сейчас сделаю?! – грозно рыча и скрипя зубами от злости, спросила она.
- И тебе доброго утречка, - бросил я, не обращая на неё никакого внимания.
Она хотела явно, что-то возразить, но к счастью, я уже вошел в кабинет шефа и закрыл за собой дверь.
- А-а-а… Александр. Ну, наконец-то. Мы вас уже заждались все. Работа у Вас? – с порога начал он.
- Вам тоже доброе утро, Павел Григорьевич. Конечно, принёс. Как же иначе? - я положил эскизы ему на стол.
- Всё шутим, да? – хмыкнул шеф.
- Стараюсь, - продолжал ломать комедию я.
- Хорошо, что ты успел вовремя. А то опоздай бы ты ещё на пять минут – искал бы сейчас себе другую работу, - улыбнулся он и взял в руки эскизы.
- То есть, вы хотели меня уволить? – я со злости сжал кулаки. – Хотели просто выкинуть как ненужный мусор, да?!
- Ну, что поделать? – развел руками шеф. – У всего есть срок годности.
- Ладно, пусть так, - немного успокоился я. – Тогда, почему вы не разрешили уйти остальным, если во всем виноват я?
- А конвейер, ты запускать будешь, да? – фыркнул он. – Или я? Между прочим, этот журнал, должен быть уже сегодня восемь утра и из-за тебя все… - я его уже не слушал, так как мой взгляд упал на его руку с точно такой же татуировкой, что и у Дарена. Неужели они все тоже регуляторы? Не может быть. – Ты меня слышишь, а? – поинтересовался он у меня, чем вывел из шокового состояния.
- А? Что? Да, конечно, – на автомате ответил я.
- Если так – иди, работай. И, чтобы через час тираж был напечатан. Иначе уволю всех к чёртовой матери.
- Будет исполнено, - сказал я, выходя из кабинета. После чего прошел на своё рабочее место и уставился в экран монитора, рассматривая исподтишка всех сидящих здесь людей. Каждый из них имел точно такую же татуировку на тыльной стороне ладони. Для того, чтобы отбросить последние сомнения я посмотрел на свои руки и ужаснулся: у меня тоже оказался этот знак. Теперь и я прикреплен к их банде. Ладно. И что же мне теперь делать?
- Живи, как жил. Когда надо будет – я сам тебя найду. – Прозвучал у меня в голове голос Дарена.
- Хорошо… начальник, - отшутился я.
- Ты с кем сейчас, разговаривал? – заботливо спросила Даша. Странно? Ей это не свойственно.
- Да, так, - отмахнулся я. – Со своим внутренним голосом.
Она хихикнула.
- Ладно, шутник. Отнеси-ка лучше свои каракули в печатный цех. А то начальство буйствует.
- Да иду, я уже! Иду! – раздраженно сказал я и взяв свои рисунки подмышку, направился к конвейеру.
С этого момента прошло уже более пяти лет. Я до сих пор продолжаю работать, на таинственную группу Регуляторов, создавая для них новые порталы, а они в свою очередь отлавливают новых преступников. После того случая, я даже набрался смелости и пригласил Дашу в кино. С тех пор мы начали встречаться (причем не только в рабочее время). Знаете… а жизнь-то, налаживается?

Трайфореанец

So silent’s,
No valiants,
But incite my head,
So love in clear…
(Lisa Miskovsky “Still Alive”)

Днем, мы обычные люди, работаем в издательстве комиксов. Но когда на город опускается темнота, проявляется наше истинное предназначение. Мы регуляторы измерений. Мы сохраняем равновесие между добром и злом. Выполняем свою работу по обеспечению безопасности беженцам и отлову преступников в параллельных мирах. Ибо если нас не станет – мир вновь погрузиться в хаос. Сам я – направляющий. Один из полторы сотни человек в нашей организации, который знает, как можно использовать простой набор красок, для отражения на чистом листе бумаги портала, в другое измерение. Раньше, я был как все нормальные люди. Но после того как прошел боевое крещение, (попал в отображенный мною мир и выжил), Дарен – наш главный идеолог – зачислил меня в ряды регуляторов измерений, в должности Направляющего. С тех пор у меня началась совсем другая жизнь…

Я специально не уходил домой, после окончания рабочего дня. Мало ли что может случиться. Может опять какой-то аврал, и всех вновь заставят сидеть на работе, до самого утра. Я, конечно, понимаю: мы особенные, мы нужны вселенскому равновесию и все такое. Но спать, то мы должны, в конце концов. Нет, если меня сейчас же не отпустят домой, я лягу прямо здесь, и потом фиг вы меня до утра добудитесь. Я ведь как богатырь, из мультика “Добрыня Никитич и Змей Горыныч” – пока солнце не встанет, я тоже не встану. Поэтому, чтобы окончательно не свалиться от бессилия, я вставил в уши наушники и врубил плеер на полную громкость. Мне было не важно что слушать (тогда по-моему играл Linkin Park), лишь бы погромче. Но и это не помогло. Я совершенно обессиленный, словно разряженный аккумулятор, рухнул на свой рабочий стол и захрапел. Но поспать мне все-таки не дали: примерно через три минуты, кто-то настойчиво стал теребить меня за плечо.
- Эй, Саша. Санек! Ты что? Спишь что ли? – поинтересовалась Даша, заметив, что я поднял голову и посмотрел на нее.
- Нет, - устало ответил я, широко зевая. - Я просто медленно моргаю.
Она хихикнула.
- Ладно, шутник, - сказала она. – Ты чего домой-то не идешь? Нет ведь уже никого. Тем более, что завтра выходной.
Я осмотрелся по сторонам: и правда – ни души. Только одинокая муха, летает над пустыми столами, и что-то возмущенно жужжит. Жаль я не знаю мухинового языка, а то бы прожужжал что-нибудь в ответ.
- Я подумал что у нас сегодня как обычно – напряженный рабочий день, - сказал я, вновь зевая. Причем на этот раз так широко, что чуть челюсть не сломал. – Поэтому и решил, немного подзадержатся на работе. Вдруг чего случись, а я уже тут как тут. Какой смысл мне сейчас через весь город домой переться, чтобы потом три часа назад ехать?
- И это вся твоя проблема? - хмыкнула Даша, махнув рукой. – Тьфу! Нашел о чем беспокоиться. Пошли ко мне. Я все равно тут не далеко живу.
- Ну не знаю, - замялся я. – Неудобно как то.
- Почему? – удивилась она.
- Родители твои будут на меня выступать. Мол, привела в дом мужика, сейчас он у нас полквартиры вынесет.
Девушка прыснула.
- И что из этого? Я, между прочим, уже давно взрослый человек, - развела руками Дарья. – Да родители в каждом моей ухажере видят либо маньяка, либо вора, либо бабника. Так что, успокойся. Никто тебя гнать не будет. Тем более они тебя уже знают. Даже в какой-то степени любят и уважают. Как сына. Пошли-и. – Она потянула меня за руку, с силой вытягивая из-за стола. Вначале я немного сопротивлялся, но потом окончательно и безоговорочно капитулировал. Ну не могу противостоять ее обаянию. Хоть кол на голове теши. По дороге к дому Даши, мы шли, держась за руки, и мило о чем-то разговаривали. Затем зашли в какую-то подворотню, стали целоваться. Но когда заметили на себе обалдевающие взгляды тамошних жителей (бомжей и бездомных бродяг), быстренько извинились и продолжили путь. Войдя в нужный нам подъезд, мы уже просто не могли себя сдерживать и полностью предались нахлынувшей на нас страсти.
- Подожди, - сказала Даша, останавливая меня, перед тем как я собрался снять с нее блузку. – Не здесь же.
- Да, ты пожалуй права, - согласился я, осматривая не совсем чистый подъезд. – Не очень подходящее место. Что ж. Придется немного потерпеть.
К счастью нам повезло, и родителей Даши не было дома. И судя по записке на столе, вернуться они не скоро. Они уехали навещать какую-то больную тетю Фросю из Улан-Уде и будут где-то через неделю. Так, что мы можем спокойно пользоваться их квартирой целых семь дней. Первым делом, мы направились в спальню, по пути снимая уже ставшую тесной одежду. Затем была довольно бурная ночка, после которой мы просто уснули в объятьях друг друга.
Но и потом, мне не дали нормально выспаться. Какой-то козел сверху, врубил на всю катушку музыку. Отчего я подпрыгнул от неожиданности, чуть ли не до потолка. Затем глянул на часы – было пять утра. Шипя сквозь зубы всевозможные проклятья, я сел на кровать, нащупал тапки, надел халат и направился на кухню, сделать кофейку, чтобы окончательно проснуться. Либо дать себе сковородкой по голове, чтобы отключиться и блаженно проспать где-нибудь до полудня.
К моему удивлению, из кухни доносился аромат чего-то вкусненького. Тем самым хоть чуточку поднимая мне настроение. Заглянув в дверной проем, я увидел Дашу, в желтом махровом халате и тапочках в форме лисичек. Она стояла у плиты и что-то сосредоточенно готовила. Ее платиновые темные волосы были растрепаны, а невнятное бормотание можно было принять за какое-нибудь заклинание. Если бы я ее не знал, точно бы подумал, что она какая-нибудь ведьма. Хотя по запаху, исходящему со стороны плиты, я бы согласился ее называть как угодно. Незаметно подкравшись сзади, я закрыл Даше глаза.
- Ой! – вскрикнула она, чуть не роняя сковородку на пол. – Сашка. Ты меня напугал. Никогда больше так не делай.
- Хорошо, - согласился я. Затем повернул ее к себе лицом и поцеловал. – Больше не буду. И меньше тоже. А как ты догадалась, что это я?
- Ха-ха! Очень смешно, - съязвила она. – Ну а кто же это еще может быть? Не моя же дура соседка, которая каждое утро нам концерт устраивает.
- Так это она, - задумчиво поскреб подбородок я, даже не удивляясь ее словам. После чего спросил: И как ее зовут?
- Танька. А зачем тебе это? - бросила Даша, ставя передо мной тарелку с ароматным омлетом, украшенным зеленью и стакан сока. Сама же села напротив.
- Да, так, - сказал я, смотря на свое отражение в вилке. – Может быть, захочу поближе с ней познакомиться…
- Я тебе познакомлюсь, - с набитым ртом пригрозила мне Дарья, размахивая вилкой. – Я тебе так познакомлюсь… потом тебя по кусочкам собирать будут.
- Эй, эй полегче, - запротестовал я, прежде чем меня превратили бы в однородную массу (уж Дашка это умеет. Я видел, что она вытворяет с манекенами на тренировках по рукопашному бою). – Уж и пошутить нельзя.
- Ну и шуточки у вас, - обиженно буркнула Даша и уткнулась обратно в свою тарелку.
- Да ладно тебе дуться, - сказал я и, перегнувшись через стол, чмокнул ее в лоб. Столик был маленький, и сделать это не составляло труда. – Все равно ты у меня самая умная и красивая на всей Земле.
- Во Вселенной, - робко поправила меня она.
- Во Вселенной, – исправился я и протянул ей мизинец. – Ну что, снова мировая.
- Ага, - сказала она, протягивая свой.
После чего мы их сцепили и одновременно сказали:
- Мирись, мирись, мирись и больше не дерись.
- Вот и хорошо, - сказал я улыбаясь. Заиграла приятная медленная композиция. Я встал из-за стола и галантно протянул Даше руку, - А теперь, разрешите пригласить вас на танец?
- Хам, - изобразив светскую львицу, подыграла она. – Я, между прочим, с кем попало не танцую.
- Извините, - тут же ретировался я. – Разрешите представиться: барон фон Де ля Бурду Симон Джордж лё Ремин IX. Имею свой замок на побережье Шотландии и контрольный пакет акций, журнала Peoplo…
- Может People? – поправила меня она, втягиваясь в этот спектакль.
- Нет, Peoplo. Это шотландский вариант журнала, выпускается исключительно для западного побережья Великобритании, - гордо сказал я.
- Что ж, рада знакомству барон, - надменно сказала Даша. – А я графиня Леофиль де Рембум. Имею шесть загородных вил в разных столицах мира: Франции, Голландии, Швеции и Дании. Владею сетью кондитерских “Le Treebank” и ресторанной сетью “Morin”.
- Слушай, графиня, - шепнул ей я, выйдя из образа. – Не жирно, будет: и кондитерские и ресторанная сеть. Не слипнется?
На что она лишь многозначительно хмыкнула, а затем продолжила.
- Ну, так что там насчет танца? – поинтересовалась она, голосом скучной высокопоставленной селедки, которой уже все надоело в этой жизни. – А, то песня уже заканчивается.
- Хорошо, - кивнул я и вновь сделал благородный жест рукой. – Разрешите.
- Разрешаю, - сказала она, вставая из-за стола.
Мы танцевали две или три песни, весело смеясь, что не знаем, даже самых элементарных движений. Затем, когда музыка замолчала, мы робко поцеловались, будто бы действительно видели друг друга первый раз.
- А вы неплохо танцуете, графиня, - прошептал ей я.
- Вы тоже Граф… Тьфу! То есть Герцог. То есть маркиз. Как там тебя? В общем не важно.
- То есть как это не важно?! - даже немного обиделся я. – Для дворян титул, это одна из самых главных вещей.
- Но мы, к сожалению, с тобой не дворяне, - печально вздохнула она, прижимаясь ко мне. – А как хотелось, по правде иметь шесть загородных домиков, где-нибудь на берегу теплого моря.
- Угу. – Согласился я. – Или какой-нибудь небольшой замок, на вершине горы. Белый, с башенками и многотысячной охраной у входа.
- И ручным драконом в придачу, - поддержала мою фантазию Дарья. – Я бы на нем в магазин летала. Или в парикмахерскую. Или еще куда-нибудь.
- Да! Прикольно, было бы, - кивнул я, представляя себя верхом на боевом драконе, против тысячи врагов.
Затем мы оба посмеялись, над нашими глупыми фантазиями. Как бы это парадоксально не звучало, но, то, что ты путешествуешь по различным мирам, вовсе не означает, что ты можешь в них жить. Такова судьба регулятора измерений: можно потрогать мир, пощупать, даже погостить, но остаться в нем – никогда. Это и является самой главной заповедью для регуляторов измерений. Иначе все. Конец твоей карьере. Да и тебе тоже. Повисла нелепая тишина, которую тут же разрушил дикий вопль, доносившийся откуда-то сверху. Вполне возможно, что и от той самой Таньки, устроившей нам такую раннюю побудку. Если бы это была простая домашняя разборка, мы бы и обращать внимание на это не стали. Однако, вместе с криком соседки, мы почувствовали нечто странное. Будто кто-то незаконно вторгся в наше измерение. Поэтому мы с Дашей быстро переглянулись и тут же в чем были, рванули на этаж выше.

Вам когда-нибудь доводилось видеть истинное проявление человеческого страха? И я имею ввиду не просто вопли, крики и тому подобную мишуру. Это только завуалированное чувство, скрывающее настоящий страх. Страх, который нельзя объяснить словами. Который буквально душит вас, лишая спасительного кислорода. Именно с таким случаем мы и столкнулись. Дверь в квартиру оказалась запертой, так что мне пришлось ее ломать. В результате чего, я чуть не вывихнул себе плечо. Сразу же, после проникновения в квартиру, мы решили оценить масштаб бедствия. Но, что удивительно: оценивать было и нечего. С виду в квартире Тереховых (так была фамилия Дашкиных соседей сверху), ничего сверхъестественного не произошло. Даже драки не было. Все вещи разложены по своим местам: одежда и обувь на вешалках и полочках, книги в шкафах и так далее. Однако в воздухе витает запах чего-то инородного, чужого нашему нюху. Поэтому, недолго думая, мы решили разделиться и осмотреть другие комнаты. Я должен осмотреть зал и спальню, а Даше достался туалет, ванная и кухня. Зал оказался довольно просторный: на стене висел коврик, с замысловатыми узорами, мягкий полосатый диванчик, в другом углу комнаты, трюмо с большим зеркалом, компьютер, с большим монитором, на экране которого отображался какой-то не допечатанный документ и тот самый музыкальный центр, терроризировавший нас пару часов назад. Но я, прежде всего, отметил опять, же большое количество книг. Видимо здесь жила семья эрудитов, которые хотят узнать все тайны мира. Либо держат их просто для выпендрежа. Мол, когда гости придут, мы им как предъявим свои библиотеку, не хуже чем у Ивана Грозного, так у них челюсти сразу до пола и упадут. Либо, в книгах они хранят свои сбережения. Тогда по идее, денег у них должно быть не меньше чем в швейцарском банке. Ради интереса, я взял в руки одну из книг.
- Автомобиль, своими руками, - прочитал я на обложке книги и хрюкнул со смеху.
Никогда бы не подумал, что найдутся люди, способные делать то, что написано в подобной литературе. И никогда бы не подумал, что бывает подобная литература. Потом пробежался глазами по полкам и вообще обалдел: “Захват мира: миф или реальность”, “Лучшие ложкари Староколпакии”, “Долг платежом красен (все банки, лопнувшие во время кризиса 1998 года)”, “Все Петровы России. Том 12 (где с 1 по 11 не знаю)” ну и все в таком духе. Нет, конечно, попадались и вполне заумные книги типа Квантовой физики, высшей математике, органической химии и прочие фолианты, даже названия которых, я не мог выговорить.
- Мда… - протянул я, с веселой улыбкой на лице. – Интересненько.
Вдруг я услышал, какой-то шорох в смежной комнате и осторожно подкрался к двери. Она была приоткрыта.
- Эй! Есть кто живой? – спросил я, не надеясь на ответ.
И правильно делал – его не последовало. Тогда, я взял в руки, небольшую хрустальную вазу (в качестве самообороны) и тихонько пролез в комнату. В ней так же никого не оказалось, кроме мебели: большой двухместной кровати, и высоким зеркалом во весь рост. Я посмотрелся в него, слегка одернул халат, пригладил волосы и подмигнул себе, как бы говоря “Красавец”. Потом, мое внимание привлекло шевеление. Поэтому, я взял вазу покрепче, и быстро посмотрел под кровать (именно оттуда, мне послышались шорохи). Некоторые дети бояться туда заглядывать, думая что под кроватью, живет кровожадный монстр, готовый их съесть. То, что увидел я, нельзя было назвать монстром. Девчушка лет шестнадцати, с бледного вида лицом, размалеванная, с прической типа “взрыв на макаронной фабрике”, одетой в топик и мини-юбку. В руках она держала почти пустую бутылку портвейна. Что ж. Все мы люди, все мы человеки. Наверное, когда родители на дачу укатили, она и решила устроить себе праздник непослушания. Хотя Дашка говорит, что такое происходит уже чуть ли не каждый день. И, если честно, я ей верю. Не только потому, что она мне нравиться. Просто сам нахожусь в подобной ситуации.
- И чего было так орать? – первым делом, вместо приветствия спросил девчонку я.
- Чтобы кто-нибудь услышал и на помощь пришел, - виновато сказала она, пряча ярко голубые глаза, которые даже в темноте светились.
- Ну я услышал, - развел руками я. – Легче стало?
- Не бейте меня, п-пожалуйста, - жалобно проблеяла она. – Я так, больше никогда не буду. Честное слово, товарищ милиционер.
- Чего? – обалдел я. – Ты, что с ума сошла? – я демонстративно покрутил пальцем у виска. – Какой я тебе милиционер? В халате, да еще и с вазой в руках. Обкурилась, что ли, – затем принюхался. От нее несло перегаром и какими-то легкими наркотиками. – Прекрати употреблять эту дрянь. Угробишь себя в самом рассвете лет.
- Я всего разик, - клятвенно пообещала та. – И то, это друзья угостили. Сказали, что один раз безвредно.
- Да, - скривился я. – Знаем мы это ваше безвредно. И так уже столько народу полегло из-за этого. Еще не хватало, чтобы и тебя на наркоту подсадили. Ты бы вместо того, чтобы жизнь просе… то есть просиживать, пошла бы учиться, что ли? Потом замуж вышла, детей нарожала и жила бы себе припеваючи.
- Между прочим, я учусь на филфаке, одного очень даже неплохого ВУЗа, - гордо ответила она, вылезая из-под кровати и отряхивая свое короткое платьице. – После его окончания мне золотые горы обещали.
- Плавали, знаем, - махнул рукой я. – Лучше скажи мне, почему ты под кровать полезла?
- Мне захотелось чего-нибудь перекусить, - начала рассказывать она. – И я пошла на кухню, сделать себе пару бутербродов. Вернувшись в зал, я обнаружила у себя в квартире постороннего человека, читающего одну из наших книг, и задумчиво хмыкающего после каждой перевернутой странице. Дочитав книгу до конца, он поставил ее на место и тут наткнулся на меня. Я тоже уставилась на него, как вкопанная. Через минуту, человек медленно мне улыбнулся, а я в свою очередь, дико начала орать, чем, наверное, сильно его напугала: он выпрыгнул в окно и скрылся.
- Скрылся? – удивился я. – А он не разбился или покалечился? Здесь четвертый этаж, все-таки. Ты ничего не заметила?
Девочка замотала головой.
- Именно, что скрылся, – честно сказала она. – Только после того как он очутился на земле у него, видимо выросло еще, четыре ноги.
- С чего ты взяла? – хрюкнул со смеху я.
- Потому что под нашими окнами большая лужа. И если ноги промочишь, твои следы все видеть будут. Это же известный факт.
Да уж. Не знаю чему тут больше удивляться, обкуренной девочке подростку, которая несет всякую ахинею, или шестиногому вору-домушнику. Хотя почему вору: драгоценности, лежащие на трюмо – на месте. Даже заначка в пятьсот рублей в томике Достоевского осталась. Незнакомца, почему-то интересовали именно книги. Но зачем ему вся эта макулатура?
- Так, ванную туалет я осмотрела. Там ничего подозрительного - сообщила нам запыханая Дарья. – Насчет кухни тоже все спокойно. Так что Саня… - договорить она не смогла, потому что, встретилась взглядом с Таней. – А-а-а… И ты здесь. Ну, наконец-то. Наконец-то я до тебя доберусь. Террористка ты малолетняя!
- Не надо! – начала протестовать нарушительница спокойствия. – Я все поняла. Больше не буду. Честное слово.
- Ах, не будешь? – зловеще прошипела Дарья, беря в руки чей-то старый тапок. - Ты, что же думаешь – если у тебя родители крутые, то тебе все можно?! Не тут-то было. Не будет тебе пощады! – крикнула Даша, размахивая тапкам, словно томагавком и погналась за Таней, которая тоже начала вопить. Но уже, скорее всего от страха, за свое самое усидчивое место.
Я вначале посмеялся, над ними, но потом мне еле-еле удалось их помирить. Когда обстановка, более или менее нормализовалась, мы продолжили свое начатое расследование.
- Так ты говоришь, вор был долговязый, короткостриженый, со странным лицом, - пересказал я слова Татьяны.
- Ну, да, - кивнула та. – На нем еще был длинный кожаный плащ, и берцы.
- Берцы говоришь, - призадумались я с Дашей. – Что ж. Это хоть и весомая улика, но наше дело от этого нисколечко не двигается. А помнишь, ты еще сказала, что после того как вор выпрыгнул в окно, у него выросли еще две пары ног, - Таня кивнула. – А ты случайно сфоткать ничего не успела.
- Да как же я могла, - всхлипнула девчушка, вытирая нос рукой. – Я же сразу как он убежал, под кровать спряталась и сидела там, пока кто-нибудь на помощь не придет.
Стоп! А откуда она тогда узнала, про дополнительные пары ног у незнакомца?
- По-моему, она чего-то недоговаривает, - прошептал на ухо Даши я.
- Мне тоже так кажется, - согласилась она. – И потом, можешь считать меня сумасшедшей, но, по-моему, это вовсе не Таня.
- С чего ты взяла? – удивился я, осматривая девчонку с головы до ног. Обычный, среднестатистический тинэйджер, которых сейчас полным-полно на просторах нашей необъятной родины. Не представляет собой ничего особенного. Нормальный человек, в общем-то.
- Потому как я Таньку с самого рождения знаю, – шепотом ответила мне Дарья. – Мы с ней подружками даже раньше были, не разлей вода. Пока она не стала делать такие подлянки каждое утро. Так, что я ее знаю, как облупленную. Мини она никогда не носила: стеснялась, что у нее кривые ноги. А сейчас, сам видишь, это уже не юбка, а… ремень какой-то. Топик она одела только один раз. И то он ей натирал подмышками. Поэтому и это она тоже не носит. Да и потом, размалеванная она вся, какая-то. На клоуна похожа…
- Чаю, не хотите? – вежливо спросила Татьяна, улыбаясь. Видимо ей просто наскучило сидеть без дела.
- Мне кофе, пожалуйста, - попросила Даша.
- А мне и чайку можно. Сахара две ложки, пожалуйста. – Сказал я хозяйке.
Таня кивнула и направилась на кухню.
- Не клоуна, а клоунессу, это во-первых, - поправил Дашу я, когда Таня вышла из комнаты, - а во вторых сейчас дети быстро взрослеют и вкусы у них могут меняться. Естественно, за все то, время, пока ты с ней не виделась, Таня могла кардинально измениться.
- Да сколько: на прошлой неделе я ее видела, когда мусор выносила, - разозлено произнесла Даша. – Стояла возле гаражей, с подружками трепалась. И заметь, была тогда в брюках, и блузке с длинными рукавами. Хотя на дворе сейчас довольно жарко. И косметики на ней тоже не было.
- Да-а… - задумчиво протянул я, почесывая подбородок. – Действительно странно, все это. Но меня сейчас, больше другое интересует: почему она милицию не вызвала, когда заметила постороннего в квартире?
- Во! – подняла указательный палец Даша. – А я тебе про, что говорю. Более чем странно. И потом, как этот человек мог выпрыгнуть в окно, если во всех комнатах они плотно затворены. Непонятно.
- Носом чую, что-то здесь не так, - предположил я. – Может ей наводящие вопросы задавать, тогда вспомнит, хоть что-то?
Внезапно, нам почудились незнакомые голоса. Именно, что голоса. По крайне мере троих людей. Мужчин. Только говорили они, как то странно. Не по-русски. Да и на иностранные языки тоже не очень похоже.
Я переглянулся с Дашей, и мы тихонько направились к кухне. На этот раз дверь была чуть приоткрыта. Мы не удержались и посмотрели в щель, чтобы понять, что происходит. Увиденное, конечно, не повергло в шок, но ошеломило: на наших глазах от Тани отделились две ее точные копии. И спустя мгновение перед нами предстало три совершенно одинаковых Татьяны Тереховой. Ужас. Нам и одной-то было много. А тут сразу три. После чего они стали о чем-то друг с другом разговаривать. Мы опять же ни слова не могли понять. Но то, что это был не человек, это уж точно.
- И что теперь делать будем? – взволнованно спросила Даша.
- Не знаю, - сказал я, оставаясь внешне спокойным, хотя в голове у меня пыталось все встать на свои места. – Производить задержание мы не можем. Мы же не оперативники. Поэтому нам остается только позвонить нашим. Пусть высылают группу поддержки.
- А нам что делать?
- Мы должны заставить «это», не покидать квартиру, до появления подкрепления, - пояснил я. Потом грустно вздохнул. – Блин. Единственный выходной насмарку.
- Почему? – удивилась Дарья.
- Потому, - перекривил ее я. – Потому что, когда произойдет задержание этого существа, начнут искать свидетелей. А в квартире в данный момент находились только мы. Ну и еще настоящая Таня. Только где она, это еще вопрос. А потом же ты знаешь, начнутся вопросы: почему вы сюда пришли? Как вы здесь оказались? Что делали с такое-то время по такое-то? А у меня, между прочим, на сегодня планы были.
- Так-так… - сердито взглянула на меня Дарья. – Какие еще планы?
- Эу… Им… - промычал я, думая, что сказать. – Пойти в кино с…
- С кем? – рыкнула на меня она, сжимая пальцы в кулак.
- С тобой, конечно же, - успокоил ее я. – С кем же еще.
- Молодец, - улыбнулась Даша и погладила меня по голове. – Знаешь правильный ответ. Но как говориться: “делу время, а потехе час”. Сначала нам надо разобраться с этим незваным гостем.
- Все готово! Идите чай… и кофе пить, - донеслось с кухни.
Мы вновь заглянули в дверной проем: за кухонным столом теперь уже сидела одна Таня, в окружении трех больших кружек, вязанкой баранок, и банкой варенья, бардового оттенка. Видимо малинового. Люблю малину. Вот в этом псевдоТани спасибо. Угадала.
- Значит так, - расставляла порядок наших действий Дарья. – Ты сейчас идешь на кухню один. Я пока что спущусь к себе домой и оттуда позвоню Лехе, чтобы собирал своих и через три минуты они будут здесь.
- А не проще, позвонить прямо отсюда? – громким шепотом поинтересовался я.
- Не кричи, - приложила палец к губам Даша. – Ты же не хочешь сорвать нам всю операцию? Я уже все проверяла. Здесь телефон отключен. Вначале я подумала, вырубили за неуплату. Но потом, обнаружила перерезанный провод и раскуроченную телефонную розетку. Мобильник, тоже почему-то не ловит. Это существо явно не хочет, быть рассекреченным раньше времени.
- Ничего. Зато мы теперь знаем ее секрет, - сказал я и размял пальцы. – Не переживай. Если что не так пойдет, я лично сверну этому созданию шеи.
- Ты, это, давай без лишнего героизма тут, - взволнованно попросила Даша. – А то мне вовсе не улыбается, потом тебя по кусочкам собирать.
- Ну, где вы там?! – нетерпеливо отозвалась с кухни «Таня». – Все остыло уже.
- Ладно, я побежала. Удачи, - пожелала Даша.
- И тебе, - сказал я и, чмокнув на ее прощанье, вошел в кухню. Дашка же ломанулась к себе буквально со скоростью света.
- Ну, сколько можно ждать? – с легкой обидой в голосе спросила «Таня». – Я вас зову, зову, а вы не отзываетесь. Все остыло уже.
- Прости. Я просто руки решил помыть, - выкрутился я, демонстративно показывая свои чистые ладони. – А то неудобно как-то, за стол с грязными руками…
- А Дарья Михайловна, где? – поинтересовалось существо.
- Кто? А, Дашка, что ли? Та она в туалет зашла, на секундочку, - сразу среагировал я. – А что, нельзя было, да?
- Нет, почему же, - смутилась «Таня». – Нужно значит нужно. Вы ведь все-таки гости в нашем доме. Ну, ладно так уж и быть, подождем, пока она сделает свои дела.
Мы просидели за столом в молчаливой обстановке минут десять. Потом Мне это надоело.
- Таня? – привлек я внимание «девчонки». Та (или тот)… в общем, это, повернулось в мою сторону. - А, откуда вы приехали? Я имею ввиду всю твою семью. Ты ведь не первый год тут живешь, ведь так? – спросил я, надеясь, что сразу получу правдивый ответ. Но обломился.
- Да, - согласилась она, - вы правы – мы не местные. Жили в Твери, потом переехали в Смоленск, ну и потом оказались в Ростове. У вас здесь красиво. Особенно, если по набережной вечерком гулять.
Я кивнул в знак согласия и продолжил.
- Скажи-ка Таня, - продолжил спрашивать я, - а ты веришь в то, что существуют создания, которые неизвестны науки и которые всеми силами стараются поселиться на нашей планете?
- Вы что, секретный агент “K”? – засмеялась она. - Или “Z”?
- Нет, я не агент людей в черном, - правдиво ответил я, так как часто пересматривал этот фильм и знал, кто эти персонажи. – Мне просто интересно: веришь ли ты в существование иных миров, иных цивилизаций…
«Таня» покачала головой. Причем так убедительно, что я сам ей чуть не поверил.
- Нет, - сказала она и снова засмеялась, - я ведь уже выросла из того возраста, чтобы верить в сказки. А почему вы так часто смотрите на часы? Спешите куда-нибудь.
- А? Что? – спросил я, отвлекаясь от сверки времени. – Нет. Просто часы отстают. Я подправить хотел.
«Девчонка» понимающе закивала, потом подозвала меня чуть ближе. Я насторожился, но подсел к ней.
- Мы знаю, кто вы и зачем пришли, - прошептала она мне на ухо, не своим голосом. – Но предупреждаю сразу - назад мы не вернусь.
- Это мы еще посмотрим, - пригрозил ей я, отсаживаясь от подальше. Мало ли каких сюрпризов от нее ждать. После чего спросил: Кто ты? Откуда? Как попал в наш мир?
- Мы – трайфорианец из мира Трайфория. Мы существо, состоящее из трех проекций, поэтому чтобы не нарушать гармонию триединства, мы и говорим вместо «я», «мы» - торжественным гулким голосом объявило существо. – Мы попал в ваш мир, открыв портал в этой квартире.
- Ты хоть знаешь, сколько законов ты этим нарушил? – спросил я, сделав кислую мину. – Дружок, да за такое тебя не только арестуют… расстрелять на месте могут.
- Мы думал, что вы цивилизованный мир, и не станете стрелять беззащитных созданий, - расстроилось существо.
- Ну, может здесь я палку немного перегнул. Стрелять в тебя никто не станет, - согласился с ним я. – Но арестовать тебя все-таки придется.
- За что? - удивился трайфорианец. – Мы ведь ничего не сделал?
- Ну, это уже не мне решать, - развел руками я, и отхлебнул из своей чашки уже остывший чай. – Сделал ты там, чего или не сделал. Где портал, то хоть пробил?
Трайфорианец ничего не ответил. Однако я успел заметить, что он бросил взгляд в сторону холодильника. Тем самым дав мне понять, что портал внутри. Открыв дверцу, я увидел аккуратную круглую дыру в пространстве, мерцающую синим цветом и гудящую, как старый трансформатор. Хотя, может это мотор холодильника зашумел, не знаю? Она проходила как раз через заднюю стенку холодильника, рядом с открытой банкой майонеза и тарелкой винегрета.
- Да уж, - цокнул языком я. – Аккуратная дырочка. Чем хоть делал-то?
Триединый, молча, показал мне циркулярную пилу скромно стоящую в уголке кухни.
- Оригинально, - подметил я. – Даже я бы до такого не додумался.
- Что теперь с нами будет? – несколько испуганно спросил трайфорианец.
Я пожал плечами.
- Еще раз повторяю – без понятия, - честно ответил я. – Может, оштрафуют, может быть посадят на год, два. Не я этими вопросами занимаюсь. Вот когда попадешь в нашу контору, там все и спросишь, где какая рыба и почем.
- Мы никуда с вами не пойду, - твердо сказал нарушитель закона.
Я покачал головой.
- Спорим на шелбан, что пойдешь?
- Нет! – грозно ответил триединый, кидая в меня ножом.
Но я вовремя это подметил и двинуться немного в сторону. Орудие просто шмякнулось об стену. Затем в ход пошли вилки и ложки. Но я и от них успел увернуться, не вставая со стула. Тогда Трайфорианец, что-то пробубнил себе под нос и вновь разделился на три составляющие. Затем все трое пошли на меня, отчего мне пришлось отступать назад, пока я не уперся в запертую дверь. Скотина. Когда он дверь то успел закрыть. Ну, что поделать. Раз отступать некуда – придется драться.
- Дашка, ну где же ты? – спросил я скорее самого себя, так как сама она меня сейчас явно не услышит. А трайфорианец видимо был настроен агрессивно и без боя сдаваться не собирался.
- Мы не сдамся без борьбы, - повторили мои мысли все три проекции и начали атаковать.
Я, оказался тоже не лыком шит и с достоинством, противостоял его (или их?) ударам. Нет, конечно, я не терминатор, и пару раз мне от него хорошенько прилетело. Одна из сторон трайфорианца двинула мне в челюсть, другая со всего маха ногой в живот. И если бы я не успел сгруппироваться, то точно он сломал бы мне пару ребер. Я старался не атаковать это существо, так как думал, что оно завладело Татьяной и использует ее в своих корыстных целях. Знает же, зараза, что женщин я не бью.
- И не стыдно тебе, так подло прикрываться ни в чем не повинной девушкой? – укорил я его, пропуская очередную серию ударов.
- На войне, все средства хороши, - ответили одновременно все три проекции, продолжая драться. – Тем более, что я использую только ее голографическую копию. Сама особь, спрятана нами в шкафу и отключена, усыпляющим газом.
- А-а-а… - протянул я, уворачиваясь от удара поддых. – Так бы сразу и сказал. А я думаю-гадаю, бить или не бить, в чем же вопрос. – И с разворота въехал, первой проекции прямо по уху. Отчего, все трое, одновременно отлетели в одну сторону. Ага! Кажется, я разгадал его секрет: хоть это существо и разделилось на три части, оно все равно оставалось единым целым. И поэтому каждая проекция ощущает одно и то же, что и две остальные. Это мне на руку. Меньше возни с ним будет. – Бить, - ответил я, на свой же поставленный вопрос.
На лице трайфорианца появилась гримаса боли, вперемешку со злобой.
- Мы никогда, не проигрывал, - сквозь зубы процедили все три проекции. Затем вновь пошли в атаку. На этот раз мне повезло немного меньше: одной из проекций удалось ударить меня в солнечное сплетение, от чего я на мгновение скрючился, пытаясь прийти в себя. Этого мгновения, трайфорианцу было вполне достаточно, чтобы две другие его части поставили мне подножки, тем самым повалив на пол. Затем, те же самые проекции стали держать меня за ноги и за руки, чтобы я не мог пошевелиться, а третья тем временем, взяла в руки свою циркулярную пилу.
- Нам очень жаль, но ты не оставил нам выбора, - говорил он включая свой инструмент и подошел ко мне. Затем занес рычащий инструмент надо мной, словно Дамоклов меч. – Раз ты не хочешь пойти нам на уступки, тогда нам придется убить тебя.
- Ну что ж. Надо так надо. Не спорю, - согласился с ним я, быстро придумывая план своего спасения. – Только вот врятли у тебя это получиться, - и в этот момент я сильно дернулся вправо, тем самым чуть наклоняя над собой одну из проекций, в то время как другая его часть, пыталась меня распилить. И так уж получилось, что одна проекция, отпилила голову другой. Крови не было. Только страшный предсмертный вопль трайфорианца и превращение его в сноп искр. После чего, была яркая вспышка света, а когда все рассеялось, ни одной проекции не осталось. Слава Богу, что я успел увернуться, от падающей и все еще рабочей пилы. Затем встал и отряхнулся. В это же мгновение, закрытую дверь снесли и в кухню ворвалось пятеро мужиков во главе с Дашей. Четверо из них были в камуфляжах и с автоматами, у одного, одетого в гражданское, в руке была папка. Увидев, что со мной все в порядке, что я жив, здоров, она радостно кинулась мне на шею.
- Я не понял? Что за дела? - возмущенно спросил один из камуфлированных. – Где нарушитель? Зачем вызвали?
- Тихо, - успокоил их мужик с папкой. При детальном рассмотрении, я понял, что это Леха. Только вид у него, был немного уставший. Конечно. Мы ведь его в такую рань вызвали. С чего ему быть довольным. – Сейчас мы во всем разберемся, - затем он обратился ко мне. – Александр, будьте так любезны, объясните нам, какого хрена здесь произошло?!

Пока мы рассказали им, что здесь видели и что произошло. Пока нашли настоящую Таню Терехову, действительно спрятанную шкафу. Пока Леонид все запротоколировал. Пока… В общем, пока все разрешилось, наступило утро и мы собрались расходиться. Но Таня гостеприимно предложила нам немного задержаться и выпить чаю.
- Спасибо, конечно, но нам нужно бежать, - вежливо отказался Леха, давая условный сигнал своим ребятам. Те быстро закрыли портал, собрали все улики и молча удалились. Леонид, в свою очередь, вежливо откланялся. – Был очень рад с Вами познакомиться, всего доброго (это он Тане). А вас двоих (это он мне с Дашей), я буду ждать сегодня в своем кабинете. Подробно мне все расскажете. Особенно ты (это он мне). Счастливо оставаться. – И откланявшись Леха, отправился вниз.
Закрыв за ними дверь, мы с облегчением выдохнули.
- Фух! Ну, наконец-то все благополучно разрешилось, - счастливо сказала Таня. – Я думала вечность просижу в этом шкафу. А где пришелец?
- С чего ты взяла, что это был пришелец? – поинтересовались я и Даша.
- Ну как же? – удивилась Таня. – Все что я помню, это только что из холодильника постучали. Я вначале сильно удивилась, но потом открыла. Передо мной появилось нечто яркое и как бы улыбающееся. После чего я закричала и отключилась. А дальше вы сами все знаете.
- Да уж, - переглянулись мы с Дашей. – Знаем.
- Ну, так, куда подевалось это существо? – не унималась хозяйка дома.
- Видишь ли Таня… - начала Дарья.
- Он сел в свою космическую тарелку и улетел, - дополнил ее я.
- Слушайте, вы врете, - серьезно сказала Татьяна. – Я вам не верю. Я хочу знать правду.
Я с Дашей опять переглянулись.
- Хорошо. Мы расскажем тебе правду, - пообещали ей мы, - только ты должна пообещать нам две вещи.
- Какие? – нетерпеливо спросила она.
- Во-первых, этот разговор должен остаться строго конфиденциальным. То есть только между нами, - сказала Дарья.
- А во вторых?
- А во-вторых, никогда больше не врубай музыку так рано утром! – прикрикнул на нее я. – Это же издевательство над окружающими!
- Хорошо, - грустно сказала она. – Больше не буду.
- Вот и ладненько, - улыбнулись мы. – Давай ставь чайник.
Ну и за чашкой чая, мы поведали ей, что мы из тайной организации регуляторов измерений, что мы охраняем покой и сон, таких же обычных людей как она, что мы предотвращаем пространственно-временной коллапс, ну и так далее. Вначале она слушала нас очень внимательно, но в конце выдала: “Да ладно. Правда, что ли?”. Нам ничего не осталось, как только просто развести руками. Мол, не хочешь, не верь. Тебя никто не заставляет. Далее наша беседа с ней шла в непринужденной домашней обстановке, пока мы не осознали, что уже опаздываем и нам пора на службу. Единственное, что осталось непонятно: почему трайфореанец сбежал из своего мира? Хотя мало ли причин? Может он дезертир какой-нибудь? Или нарушитель спокойствия. Ладно. Разберемся, как-нибудь…

Шепчущий

Because, I’m broken
When I’m glow pane
Not at file red,
When I’m go on away…
(The Punisher”Broken”)

Примечание: для Регуляторов измерений существуют два вида порталов: фрагментарный и цельный. Фрагментарный используется в тех случаях, когда объект, скрылся в неизвестном направлении и найти его можно только по отдельным изображениям, того или иного мира. Цельный же служит в тех случаях, когда известно где прячется цель. Поэтому он и выглядит как картина.

Мы Регуляторы измерений. Невидимые постовые, стоящие на страже перекрестка миров. Наша организация была создана около шести столетий назад. Тогда на Земле открылся первый портал. Из него хлынула волна беженцев, из мира Горкон. Этот мир очень похож на наш, но все же, стал непригоден для жизни. Потому как вслед за беженцами в мир людей пришла смерть, именуемая чумой. Она не щадила никого, собирая все новые и новые жертвы. Каждый день гибло несколько сотен человек. И не было от этого спасения. Пока не появилась некая группка энтузиастов, которые сообразили, как закрыть портал, чтобы очистить наш мир от пребывающего вируса. И они сделали это, тем самым доказав, что существуют другие миры кроме нашего. Но люди испугались и не поверили им, объявив еретиками. Многие Регуляторы тогда были преданы огню, но некоторым все-таки удалось спастись и скрыться, пока не пройдет пора инквизиции. Все это время, они совершенствовали свои технологии, по управлению порталами и разработкой своей единой коалиции. О них никто ничего не знает, и по сей день. Но когда им нужны молодые кадры, Регуляторы сами выбирают добровольца, из тысячи претендентов, на одно место. Так гласит предание. Не знаю, верить ему или нет. Но среди той самой тысячи желающих, оказался я – Александр Кирилов, новый Направляющий, способный из простого листа бумаги и набора красок создать необходимый портал. Только, вот что меня смущает – по-моему, Регуляторы даже не подозревали, что я попаду в их организацию. По правде говоря, для меня самого было шоком, когда я попал на страницы своего комикса. И если бы не Дарен, лидер Регуляторов измерений, от меня бы остались одни головешки, из-за брошенного кем-то огненного шара. Но для чего ему нужно было меня выручать? И тем более – принимать к себе на работу? Может быть, у Дарена на меня свои планы? Или же он что-то замышляет?

Я как обычно сидел за своим рабочим местом и делал, то, что у меня лучше всего получалось – рисовал новую «дверь». На этот раз в мир Хентгерз (звучит как название какого-нибудь шампуня или шоколадки). Говорят, что именно там объявился Гривиас – самый «главный» и самый злостный нарушитель спокойствия, за пятнадцать последних лет. Не знаю, насколько он был злостен, как о нем говорят, но после того, как у троих Регуляторов и одного Направляющего внезапно пропал голос, то Гривиаса окрестили именно так. Все дело в том, что он один из шепчущих – это древняя цивилизация жила за счет того, что забирала чужые голоса и путем только им известных преобразований, превращали звук в энергию. Тем более что Шепчущие могут учуять слежку за несколько километров от себя и быстро вывести разведчика из строя, лишив возможности говорить. Но это всего лишь слухи, поэтому я поначалу даже не придавал этому значения. Мало ли, что народ говорит. Может просто пугают. Закончив рисовать, я полюбовался своей сделанной работой. Большая панорама древнего города, на восходе солнца выглядела очень даже ничего: маленькие ухоженные каменные домики, буквально утопали в зелени тенистого леса, окружающего его со всех сторон. Тут можно было разглядеть и школы, и церкви, и рынок, расположенный в центре города. Довершал композицию, приличных размеров здание городской ратуши расположенное немного поодаль от других городских строений. И хоть город стоял уже не одну сотню лет, вовсе не казался старым: там даже автомобили присутствовали. На самом деле в создании порталов я принимаю несколько необычное решение – отпускаю свою фантазию в вольное плаванье. Ведь именно тогда можно получить нужный результат. Сразу же после нанесения последнего штриха, картина почти мгновенно обрела цвет и потеплела, словно батарея отопления. Я довольно потер руки, и отложил краски в сторону. Большая часть работы сделана. Теперь за дело возьмутся сами Регуляторы. А я теперь могу спокойно идти домой и посмотреть телевизор. Или книжку почитать. В общем придумаю, что-нибудь. После случая с Трайфорианцем я не стал поселяться у Даши. Во-первых, чтобы ее не стеснять (квартира ее родителей оказалась однокомнатной и все те двери, которые мне попадались были кладовкой и встроенном в стену шкафом). Во вторых – чтобы не пугать ее родителей, так как те приехали назад немного раньше, чем сообщали в записке. Тете Фросе стало уже лучше, и они решили вернуться через три дня, вместо семи. Ну и в третьих – мне просто хотелось побыть одному. Знаете, бывают такие дни, когда ни с кем не хочется разговаривать. А лишь запереться в своей небольшой комнатке, взять в руки книгу и спокойно почитать. Либо молча лежать, просто пялясь в потолок и размышлять о смысле бытия. Особенно если в этот момент за окном идет дождь, а ты лежишь в теплой кровати, под пуховым одеялом. Красота… Как подумал, так сразу и захотелось это сделать. Тем более что погода на улице как раз удручает: небо налилось свинцовыми тучами, полностью заслоняющими собой солнце. Где-то вдалеке послышались первые раскаты грома. Дождя пока не было. Но это дело двух трех часов, не больше. Потом так ливанет… мама не горюй. Причем наша контора находиться в таком «удачном» месте, что даже при небольшом дождичке, вокруг здания буквально образуется водяной ров. Я серьезно. Как в детских сказках, где рыцарю нужно спасать принцессу из замка, а тот со всех сторон окружен водой. И единственный проход остается только через подъемный мост. Но к несчастью, у нас не было такого механизма и в случаи дождя приходилось добираться вплавь. Поэтому я и стал довольно быстро сматывать удочки, чтобы не промочить свои, хоть и не дорогие, но любимые кроссовки. Причем вместе с брюками, так как вода в луже набирается примерно до пояса. Тем более день сегодня ни к черту выдался: Дарен решил провести у нас очередную проверку и посмотреть, насколько качественно мы работаем. Не знаю, какая муха его укусила, но в этот раз он был просто сам не свой: на всех кидался, словно лев в клетке зоопарка, которого уже две недели не кормили. Кричал, руками размахивал. Грозился всех уволить. Даже мне досталось за недобросовестное отношение к работе. Видите ли я кисточки после работы забываю мыть. Но потом ему накапали пять капель французского коньяку и он успокоился. Затем даже извинился перед нами за свое поведение. И вновь удалился по своим делам. Он вообще появлялся в конторе раз в неделю. А бывает и реже. А что такого: он ведь владелец этого предприятия, а не управляющий. Управляющим он назначил Георгича. Это ему нужно тут за всеми следить и контролировать. А Дарену можно только изредка появляться с проверкой, да еще сверять кое-какие бумаги. Не работа, а прямо малина. Не то что мы, простые смертные, должны горбатить здесь по пять суток в неделю. Ко мне незаметно сзади подкралась Дарья и закрыла глаза.
- Угадай кто? – играючи спросила она.
- Даша, - взвыл я. – Можно без этих твоих шуток. Я сегодня настолько устал. Ты себе даже не представляешь.
- Мда, - скептически хмыкнула она, оценочным взглядом окидывая портал. – Это вот это ты называешь, работал? На одну картинку весь день угрохал. Так, что ли?
- Между прочим, - вступился в защиту своего творения я, - чем точнее будет изображен портал, тем проще по нему потом перемещаться.
Но на Дашу эта отговорка не подействовала. Она взвинтилась, даже пуще прежнего. Затем мы сильно накричали друг на друга и она ушла. Я же продолжил собираться домой.
- Чё это с ней? – удивленно покосился на меня Игорь (еще один Направляющий в нашей организации). Еще совсем молодой парень, но уже ходит в дорогом костюме, туфлях и разъезжает на иномарках. Типичный представитель «золотой» молодежи, для которой работа, скорее место убиения времени, чем получение денег. Но несмотря на весь свой пафос, Игорь хороший человек и верный друг. Даже не один раз выручал меня материально. – Вернее, что это с вами обоими? Вы же так хорошо ладили друг с другом и вдруг поссорились?
- Тебя забыли спросить?! – накинулся на него я. После чего осекся. – Извини. Я просто сегодня не в духе. Сперва Дарен на меня ни с того ни с сего накричал. Затем Георгич. Потом Дашка. Что ж за день сегодня такой? Почему на меня все нападают?
- Вспышки на солнце, наверное, - пояснил Гоша, широко зевая (видимо тоже очень устал). – Или магнитные бури, какие-нибудь. Вот у всех крыша потихоньку и съезжает. Только одни люди, начинают быстро уставать. А у других проявляется довольно сильный приступ агрессии.
- Слышь, умник, шел бы ты отсюдова? – хмуро посоветовал ему я. – А то не ровен час, на тебя моя агрессия выльется, как этот дождь с неба, – и демонстративно показал на ливень за окном.
- Хорошо, хорошо, - засмеялся тот, махая руками, то ли в знак протеста, то ли в знак прощания. – Уже ухожу. Пока.
- Бывай, - махнул ему рукой я, одеваясь. – Хотя… Гоша, стой!
- Что? – обернулся он уже перед самой дверью на улицу.
- Ты сегодня на машине?
- Да. – Честно ответил он. – А что?
- Не подбросишь меня домой, а? Пожалуйста, – с надеждой спросил я. Не хочется сегодня ноги мочить, хоть ты тресни.

И все-таки в дождливой погоде есть свои плюсы, даже когда ты вне стен дома. Это когда ты едешь по дороге домой, с другом, в теплой машине с подогревом сидений, играет тихая приятная музычка, а мимо твоего окна проносятся мокрые насквозь пешеходы и прячутся, где удастся бездомные животные. В такие минуты, я начинаю сам себе завидовать. Но мимолетное счастье быстро прошло, уступая дорогу угрызеньям совести. И зачем я накричал на Дашу? Может быть, она вовсе и не хотела меня задеть, а просто шутила? Она ведь не могла знать, что сегодня будут эти… магнитные бури.
- Все бабы дуры, - уверено сказал Игорь, отвечая на мой мысленный вопрос. – Поэтому если у них плохое настроение, а оно у них почти всегда плохое, лучше с ней не спорить и дать высказаться. Покричит, покричит и упокоиться. Даже сама мириться прибежит. Вот увидишь
- Ты думаешь? А если нет? – опечалено спросил я, глядя в мокрое от дождя окно. Мы как раз проезжали мимо парка Горького, где еще гуляли люди, а некоторые барахольщики даже что-то продавали. Четверг ведь, как-никак. Надо избавляться от залежалого товара, чтобы в пятницу можно было пораньше уйти домой. Или вообще не выходить. Вот они и всучивают свой хлам, кому попало.
- Прибежит, прибежит. Поверь мне. Неоднократно на себе проверял. Вот бывало, поссорюсь я с какой-нибудь Аней или Таней, разругаюсь в пух и прах, даже телефон ее из мобильника сотру. А потом, буквально через пару часов она мне звонит, прощенья просит, говорит что больше так не будет. Ну и я прощаю, естественно, - заверил меня Гоша, обливая одного прохожего, близко стоящего к дороге, водой из лужи. Тот только молча, открыл рот от удивления, как нас уже и след простыл. Это заставило меня слегка улыбнуться, хотя мне этого человека было даже немного жаль.
- Нет, моя Дашка не такая, - печально или скорее даже устало вздохнул я, устраиваясь в сиденье поудобнее. – Она слишком гордая, чтобы первой начать извиняться.
- Говорю же тебе! – уже слегка раздраженно сказал Игорь. – Все женщины одинаковы. Есть, конечно, у них некоторые различия по типам характера, цвету глаз, прическе, форме носа и так далее. Но одно остается неизменно – у них слишком развитая совесть. Поэтому она и начинает их грызть, после каждой ссоры.
- Ну и сколько у тебя уже было романов, что ты уже начал так рассуждать? – от балды спросил я.
- Та-ак… Давай посчитаем, - задумчиво протянул он, вспоминая. – Мне сейчас двадцать семь. С девчонками я начал встречаться в семнадцать, значит это получается где-то… слушай, да я даже таких цифр уже не знаю.
- Самая большая цифра – дециллион, - решил блеснуть своими знаниями я. - Единица с двадцатью пятью нулями.
- Ого! – обалдел Игорь. – Не-е. У меня было не так много романов, но больше тысячи, это уж точно. Из них треть закончилась ничем, около двадцати восьми процентов из этих женщин меня просто возненавидели, ну а с остальными все вроде бы ничего так получилось. Кстати тебе тоже можно переключиться. Найти себе кого-нибудь. На неделю хотя бы.
- Чего? – не понял я. – Это еще кого? На какую неделю, а?
- Ну хорошо, - согласился Игорь, - дня на три. На четыре. Знаешь, такое маленькое приключенице. Твоя-то Дашка, наверняка сейчас своим бывшим ухажерам звонит. На свидание напрашивается. Ну а ты, чем хуже?
Внутри меня что-то оборвалось, от его слов.
- Останови машину, - тихо попросил его я.
- Зачем? – удивился Игорь. – Мы ведь еще не доехали. Потерпи. Еще пару десятков метров буквально осталось.
- Я прошу тебя, - чуть громче сказал я. – Останови, пожалуйста, здесь.
- Ну ладно. Как хочешь, - пожал плечами Игорь, припарковываясь возле супермаркета. – А что случилось, то? – удивленно спросил он.
Но я его уже не слышал. Молча вылез из машины и, хлопнув дверью, направился к своему дому, ежась от холодных капель дождя. Игорь еще спрашивает меня, что случилось?! Да ничего не случилось. Представляю, каково ему будет, когда он узнает, что его любимый человек сейчас с кем-то другим. Нет, ничего не случилось! Все просто замечательно! Только вот дождик никак не перестает, а так все очень хорошо. Вот припустил, зараза?
Придя домой, я первым делом снял с себя мокрую одежду и повесил сушиться на бельевой веревки, в кухне. А сам тем временем, залез под горячий душ. Затем, надел свой домашний халат, шерстяные носки, сделал себе горячего чая, залезь по уши под одеяло и включил телик. Тем временем дождь за окном, не только не сбавил обороты, но и был разбавлен громом с молнией. Я не боюсь грозы, но вот телевизионная антенна видимо со мной не солидарна: по всем каналам, то и дело были сплошные помехи. Что ж. Тогда чего-нибудь почитаю. Я нехотя вылез из-под одеяла, подошел к книжному шкафу и взял первую попавшуюся книгу. Ею оказался какой-то любовный роман. Вообще-то я не очень увлекаюсь подобной тематикой, но раз вставать уже было лень, пришлось читать, то, что взял. Сюжетец романчика оказался на удивление простой, но очень жизненный: парень с девушкой любили друг друга. Потом один начал подозревать другого в измене, затем между ними произошла ссора, после которой главная героиня, глотает пригоршню таблеток и кончает жизнь самоубийством. А парень, не выдержав потери любимой, пускает себе пулю в лоб. Вот и вся книга. Если, конечно, опускать диалоги, всевозможные описания и тому подобную мишуру. Закончив чтение, я отложил книжку и посмотрел на часы, было около десяти часов вечера. Спать еще не хотелось. Поэтому я просто решил полежать и поглазеть в потолок. Но из головы у меня все не выходила наша сегодняшняя ссора с Дашей. Я ведь действительно зря на нее накричал. Она же ни в чем не виновата. А вдруг, она решит поступить, так же как и героиня романа, прочитанного мною только что? Что, если я тоже не выдержу потери и застрелюсь? От этой мысли, у меня по спине пробежали мурашки. Я быстро схватил сотовый и судорожно набрал Дашин номер. Хоть бы с ней все было в порядке. Хоть бы все обошлось. К несчастью, автоответчик-оператор, оповестил меня, что «аппарат абонента выключен или вне зоны действия». Вначале, я даже немного запаниковал. Но потом посмотрел в окно и успокоился. На небе же сплошные тучи. Они то и мешают прохождению сигнала. Тогда я стал звонить ей на домашний. Пару раз ошибся и попал не туда. Три раза мне никто не ответил, хотя я и держал звонок до пяти гудков. На четвертый, Даша все-таки подняла трубку. У меня словно камень с души свалился. Удивительное дело, что я не нарвался на ее родителей. А то и от них бы мне хорошенько прилетело.
- Алло? Дашка? Даша, ты спишь? – радостно спросил ее я.
- Да, сплю, - сонно ответила она. – Что же еще могут делать люди в час ночи? Тебе чего?
Я посмотрел на часы. И, правда, было уже довольно поздно. Видимо за чтением, время быстро пролетело.
- Да, так, - растерянно начал я. – Просто звоню спросить, как дела?
- Еще не родила, - с ходу ответила шуткой она.
- Нет, я серьезно, - обиженным тоном сказал я. – Я тут сижу, волнуюсь, переживаю за тебя. Ты как, нормально сегодня до дому добралась?
- Нормально. Саш, будь добр, дай поспать. А то нам сегодня еще на работу идти, - отрезала она.
- Ну, хорошо, хорошо, - согласился я, чувствуя, что буду прощен за сегодняшний инцидент. – Спи. Хочешь я тебе даже колыбельную спою? Слушай: спят медведи и слоны…
- Спасибо. Не надо, - запротестовала она, запоров мой вокал. – Так засну. Спокойной ночи.
- И тебе спокойной, - ласково сказал я. – Да, и еще кое-что… вообщем, прости меня. Я был не прав.
- И ты прости, - ответила Даша, после недолгого молчания. – Не знаю, что на меня нашло.
- Видимо магнитные бури, - отшутился я. – Либо солнышко сегодня шалит.
- Что? – не поняла она.
- Ничего. Просто хорошо, говорю, что мы с тобой помирились, - счастливо выдохнул я. – Сладких снов, родная.
- Тебе тоже, милый, - съязвила она. – Ну все. Шутки в сторону. Давай спать. А то нам вставят по первое число, если мы опять опоздаем.
- Пока-пока, - попрощался я, бросив трубку. Затем укутался в одеяло и счастливый, в мгновение око, предался сладкому сну. Все-таки хорошо, что в жизни не всегда бывает, так как в любовных романах.
Проснулся я не от звонка будильника, а скорее от чьей-то сработавшей автомобильной сигнализации. Это, наверное, был самый противный звук, после жужжания над ухом назойливого комара. С трудом разлепив глаза, я посмотрел на часы. Еще только полседьмого. А на работу мне к девяти. Поэтому, даже с учетом потраченных на автомобильные пробки времени, у меня в запасе есть еще, по крайней мере, полчаса. Так можно мне в эти полчаса спокойно вздремнуть? Очевидно, машина была против этого и настойчиво продолжала верещать сигнализацией. Пришлось встать. Кое-как вдев ноги в тапочки и накинув халат, я поплелся в ванную. Умылся. Это придало мне небольшой заряд бодрости. Но, чтобы не останавливаться на достигнутом я направился в кухню и сделал себе чашку крепкого, сладкого и ароматного кофе. Просто не люблю пить без сахара. Потом подумал и кинул в чашку дольку лимона. Из-за этого кофе чуть посветлел и в нем появился чуть кислый вкус. М… По-моему, неплохо. Еще бы молочка добавить. Но как назло молоко у меня еще позавчера кончилось. Надо будет сегодня купить еще вместе с ним, хлеба и каких-нибудь сосисок. А то у меня у меня холодильник вообще пустой. Прямо как Задорнов рассказывал: “открываете холодильник – а там стоптанные домашние тапочки. Спрашиваешь – зачем. Человек отвечает – на случай войны.” Лично я не вижу никакой логики, между тапочками и, тем, что с ними можно сделать в войну. Съесть, когда припасы кончаться? Так этого хватит только на раз, а потом чем питаться? Затем я еще раз глянул на часы – ё-моё! Так я же на работу опаздываю. Ё-моё, ё-моё. Быстро допив уже остывший кофе, я мигом нацепил на себя свои вчерашние вещи, которые даже просохнуть нормально не успели, и ломанул на улицу, даже забыв взять с собой зонтик. А зря. Зря дурак надеялся, что за одну ночь, этот треклятый дождь прекратиться. Наоборот – теперь он еще больше стал набирать обороты. Такое впечатление, что мать природа решила просто устроить второй всемирный потоп. Люди и машины буквально тонули в этом бескрайнем море, образующегося буквально с неба. И естественно, я моментально вымок, только выйдя из дому. Ну что поделать. Вернуться назад за зонтом, что ли? Время потеряю. У меня и так его немного осталось. Ничего. Не сахарный – не растаю. Сейчас поймаю частника и на нем доеду. Да, денег больше уйдет, но зато доеду быстрее и с комфортом. Вспомнил мой вчерашний финт с Игорем. Стало стыдно. Опять же – он не виноват, просто у него такой характер. Да и язык без костей. Сначала ляпнет что-нибудь, потом сожалеть будет. Все-таки, нехорошо получилось. Надо будет перед ним извиниться. Вспомнив, что я стою на улице и мокну под проливным дождем, я быстрым шагом направился на автобусную остановку. Если никого не поймаю, то хотя бы на маршрутке доеду. К счастью транспорта сегодня было примерно втрое больше чем пешеходов, и мне удалось почти сразу словить машину. Из опушенного стекла высунулась бородатое и не выспавшееся лицо. Но несмотря на это, водитель попался вполне дружелюбный.
- Куда едим? – без лишних церемоний спросил он.
Я, было хотел ему ответить, но вдруг понял – у меня пропал голос. Я не мог выдать ни одного звука, а лишь молча открывал рот, словно рыба выброшенная на берег.
- Глухонемой, что ли? – поинтересовался, даже можно сказать посочувствовал, водитель.
Я растерялся и стал рыться по карманам в поисках своей визитки. Но ничего не найдя, попросил у водителя листочек и ручку. Он посмотрел на меня уже испуганным взглядом, но листик дал. Простой, в клеточку. Вместо ручки, в руки мне попал простой карандаш.
- Прости друг, - извинился он, разведя руками. – Последнюю ручку еще неделю назад потерял. Только карандаш остался.
Я махнул рукой, мол, ничего страшного и на том спасибо.
- До Братского подвезешь? - написал я и передал ему листок.
- Ну-у это где-то рублей пятьсот будет, - поразмыслив ответил он, возвращая мне листик.
- Чё так дорого-то? А за триста никак? - вновь накалякал я.
- Не-ет брат, - сообщил мне он, вновь читая мой мэседж. – Этак я назад порожняком поеду. Давай так, ни тебе не мне – триста сорок. Согласен?
Я, молча, кивнул, так как все равно уже предельно опаздываю, и спорить у меня уже просто нет времени.
- Ну так залазь, - водитель даже вежливо открыл передо мной дверь. – Чего зря стоять? Совсем промокнешь ведь.
Я сел и мы поехали.
- Меня Сашей зовут, - через несколько минут молчаливой езды представился шофер. Я улыбнулся и жестом показал, что меня тоже. Кажется, он все мог понять и без слов. Видимо не раз приходилось подвозить таких как я… Хотя, почему это я себя причисляю к немым. Я ведь могу говорить. Просто сегодня голос пропал. – И давно ты так?
Я непонимающе моргнул.
- Ну, я имею ввиду, молчишь, давно? – осторожно поинтересовался Саша. Но я не обиделся и написал ему ответ на бумажке.
- Я не немой. Я могу говорить. Просто сегодня голос потерял, - прочел вслух он. Затем кивнул. – Понял. Извини, не хотел обидеть.
Я слегка похлопал его по плечу, молча объясняя, что ничего страшного. С каждым может случиться. Однако, остаток пути мы ехали молча. Видимо, он действительно почувствовал себя неловко. Даже когда я вышел из машины и расплатился с ним, Саша еще долго провожал меня взглядом. Не знаю, чем я заслужил к себе столько внимания? Вроде нормальный пассажир: молчаливый, плачу по счетчику. Чего еще может пожелать проезжавший мимо частник? Только вот отчего я вдруг так резко замолк? Может и правда магнитные бури вовсю действуют и косят население, направо и налево? А может, корень моих бед вовсе и не в этом? Тем более откуда мне знать: может не я один такой безголосый сегодня?
Переплыв через дорогу и насквозь промочив ноги, мне все-таки удалось добраться до офиса. Жаль, что запасных носков и ботинок у меня нет. А то целый день еще сидеть. Заболею. Будем надеяться, что хоть кофе я себе заварю, чтоб согреться. К сожалению кофе, как и вода в кофейном аппарате закончились раньше чем я успел об этом подумать. Чтож, тогда померзну. Может быть, если прямо с рабочего места меня в скорой увезут, они (я имею ввиду весь коллектив нашей организации) наконец поймут – какой ценный кадр потеряли. Но явившись на свое рабочее место, меня ждал еще один сюрприз – портал, который я только что вчера закончил, был уничтожен (словно кто-то разорвал его на несколько кусков и сжег, чтобы не оставлять улик). Все что от него осталось это только кусочек здания городской ратуши, над который преспокойно летали птицы и отсвечивали блики утреннего солнца. Но это были еще не все проблемы – вокруг уничтоженного портала, стояло человек десять. И как только я появился, все одновременно посмотрели в мою сторону. Причем взгляд их был не очень приветливый. Среди этой толпы оказался Георгич. Ну все, мне хана.
- Ты почему закончил портал и никому ничего не сказал? – холодно поинтересовался шеф. Ничего. Может все обойдется.
Я лишь беззвучно взглотнул и пожал плечами.
- Ты что, забыл, что любую работу, которую мы не будем использовать сегодня же, надо прятать в сейф? – чуть повысил голос Георгич. Нет. Не вышло. Теперь мне точно хана.
Я обреченно кивнул. Конечно я все помнил. Просто вчера, из-за этой ссоры, у меня все из головы вылетело. Только как теперь все это сказать? Я ведь немой.
- Ты хоть понимаешь, какой опасности нас всех подверг?! – уже начал буквально кричать он. Все остальные дружно поддержали его возмущение.
Я сначала потряс головой из стороны в сторону, затем энергично закивал.
- Да что с тобой сегодня? – удивился шеф. – Язык проглотил, что ли?
Я покачал головой. После, взял с чьего стола листок и ручку, чтобы накарябать ответ.
- Я потерял голос и не могу говорить. – Читал каждое слово в отдельности Георгич. – Возможно, причиной того… блин ну и почерк у тебя? Ни черта не разобрать, - сердито сказал он и передал листик Жене (длинному, худому, очкарику с сильно пятнистым от веснушек лицом), нашему культмассовому сектору. – Прочитай, пожалуйста. А то он так написал, что только под микроскопом рассмотреть можно. А с моей близорукостью… сам понимаешь.
Евгений откашлялся и выразительно продолжил.
- Возможно причиной того (потерей голоса, в смысле) оказалось влияние холодной дождевой воды, на мои ноги. Но я рискну предположить, что в этом деле замешан Гривиас, который смог нейтрализовать меня через портал.
- Шепчущие же не обладают телепатическими способностями, – удивился кто-то из толпы.
- Не обладали, до этих пор, - высказался кто-то посторонний. Причем создавалось впечатление, что голос идет отовсюду. И было невозможно понять, откуда он исходит.
Тем не менее от этого внезапного явления, никто из присутствующих не запаниковал. Подумаешь! Мы встречали трюки и поэффектней. Но говорить, с незваным гостем первым начал шеф.
- Очень умно с твоей стороны, Гривиас, - подметил Георгич. – Появиться прямо в нашем логове, тем самым нейтрализовать всех своих врагов одним махом. Я правильно понял?
- Да, - спокойно ответил голос. – Я здесь именно для этого. Я хочу уничтожить вас. Точнее корень зла, который находиться здесь. Где Дарен?!
- А его нету. Он вчера ушел. Ему что-то передать? - поинтересовался Георгич, делая всем условные знаки, чтобы мы приготовились принять оборону, так как шепчущих, может оказаться больше, чем мы на то рассчитываем. Каждый вооружился, чем мог: папками, шариковыми ручками, стэплером, я (как и другие Направляющие) кисточкой и планшетом вместо щита.
- Передай этой крысе, что пока он не появиться, я буду убивать по одному его питомцу в час, - сухо сказал голос, после чего из-за угла к нам вышел сам его владелец (мужик с рыжими волосами, стальными серыми глазами, среднего роста, обычной внешности. Одет он был в простенькие джинсы и клетчатую рубашку, с закатанными по локоть рукавами). Единственное, что меня в нем смущало, это наличие Даши в качестве его заложницы и вероятно первой жертвы. Поэтому необходимо, что-то решать и быстро. Гривиус приставил к ее горлу опасную бритву и криво усмехнулся. – А начну я, пожалуй, с тебя, - злобно прошептал он. На что она опротестовано начала мычать. Но замолчала, как только Щепчущий чуть надавил бритвой, на ее шею. По лезвию, сразу прошли две капельки крови. Но даже этого хватило, чтобы привести меня в бешенство. Я был готов разорвать этого типа голыми руками, прямо здесь и сейчас. Но к несчастью я не мог этого сделать, так как почувствовал, что двигаюсь очень медленно. Словно в замедленной съемке. Причем не только я. Все остальные за исключением, Гривиуса подверглись подобной аномалии. Кажется, я начинаю понимать, что это может означать. В это же мгновение в его голове образовалось пулевое отверстие и после того тело Гривиуса упало на пол, время вновь приняло свой нормальный ход. Я тут же подбежал к Даше и взял ее на руки. Увидев меня, она устало улыбнулась.
- Ты в порядке? – заботливо спросил я. Ух ты ж. Я могу говорить. Ура! Видимо после смерти Гривиуса, голос автоматически вернулся ко мне.
- Нормально, - сказала она, скривив лицо от боли. Я заметил царапину на ее горле.
- Нужно чем-то продезинфицировать, - сказал я, суетливо пытаясь что-то придумать. – Эй! У нас тут есть бинт или зеленка, какая-нибудь?
Но мне никто не ответил, так как все молча, уставились на что-то за нашими спинами… или кого-то. Гривиус, на удивление, оказался жив. Он лишь, что-то слабо стонал, но не смотря на попадание в голову, был жив. Внезапно передо мной материализовался, Дарен, с протянутым пистолетом Макарова… ну, или нечто подобным.
- Добей его, - тихо приказал он, вкладывая оружие мне в руки.
Я ошарашено посмотрел вначале на него, затем на Гривиаса.
- Ну же! – нетерпеливо сказал предводитель Регуляторов. – Я жду. Мы все ждем. Докажи преданность своему делу.
Я, молча покачал головой и отбросил пистолет подальше в сторону.
На что Дарен лишь поцокал языком. Притянул себе пистолет обратно и выпустил в Гривиуса весь оставшийся магазин. После пнул его безжизненное тело, вставил новую обойму и приставил оружие уже к моей голове.
- Слабак! – презрительно фыркнул он. - Так и знал – не стоило предлагать тебе эту работу. Не сразу заметил твою мягкотелость. А я ведь надеялся на тебя Сашенька, - заботливо, почти по-отцовски, произнес Дарен. – А ты подвел меня. Да что я - ты подвел всех нас, подвергая опасности. Нехорошо так, Саша. Нехорошо… - после, он перезарядил пистолет. – Как ты помнишь, у нас не вполне обычное предприятие и поэтому наказания здесь, немного другие. Придется тебе поплатиться за свою ошибку.
И вдруг я все понял, глядя в стеклянные глаза Гривиаса. На самом деле мы не искореняем зло. Мы и есть зло. А Дарен – его мозг. Кукловод, который дергал нас за ниточки все эти годы, словно марионетки, подчиняя своей воли. Жаль, только, что дошло до меня это, слишком поздно.
- Неужели ничего уже не исправишь? - спокойно отреагировал я, судорожно составляя план спасения. Ага! Можно попытаться прыгнуть в портал. После этого он закроется навсегда и будет необходимо рисовать новый. А на это уйдет не один час, даже у самого талантливого Направляющего. И это дает нам с Дашей небольшую фору. Будем надеяться, что этот план сработает.
- Увы, - печально вздохнул предводитель Регуляторов. – Здесь я ничего уже не могу сделать. Мне очень жаль. Таковы правила, - он подал знак, и все присутствующие как один заголосили. – Каждый оставивший открытым портал, подвергается уничтожению. Каждый, впустивший в наш мир чужака – уничтожается. Всякий кто противиться работе Регулятора, наказание – смерть.
- Вот видишь Александр, - продолжил Дарен. – Наших законов не так уж и много. Просто нужно помнить и беспрекословно чтить их.
- Да, - прыснул со смеха я, - и тем самым – стать простой марионеткой в твоих руках. Тебе же останется просто дергать нас за ниточки, так?!
- Замолчи, сейчас же, - сквозь зубы процедил он. – Ты даже не представляешь, какую ересь сейчас произнес. Да тебя за такие слова, четвертовать на месте надо.
- Так за чем же дело стало? – Я встал к нему лицом, расправив руки, словно собираюсь взлететь. – Давай – делай то, что должен. Я не боюсь смерти! - но все-таки я зажмурился, мысленно подготавливая себя к своему концу. Однако выстрела не последовало. Тогда я ради интереса открыл один глаз и уткнулся прямо в дуло пистолета. – Ну и чего не стреляешь? Кишка тонка, да?! Теперь я понял, кого так испугался трайфорианец, что ради этого даже нарушил целый свод законов. Ты просто хотел уничтожить его расу. Вырезать, так сказать, под корень! Я прав, да?!
- Ты пожалеешь, что родился на свет, - злобно прошипел, Дарен, опуская пистолет. – Но я не стану тебя убивать. Прощу, на первое время. Но теперь, ты должен будешь из кожи вон лезть, чтобы вновь заслужить наше доверие.
- Да?! – удивленно протянул я. – А знаешь, что я думаю, по поводу твоей организации – вы сами, еще большие преступники, чем те которых ловите. В чем же вы лучше их? А если покороче – вы козлы! Зачем было убивать Гривиаса, когда можно было просто – задержать?!
Дарен вновь направил на меня пистолет.
- Я дал тебе шанс искупить вину. Ты им не воспользовался. Что ж. Тогда, прощай, - но выстрелить он не успел, так как в это же мгновение, я сумел ударить его по руке, и выстрел пришелся в потолок. Затем схватив Дашу, ломанул с места со всей своей возможной скоростью. Хоть бы успеть. Хоть бы все получилось. На последнем рывке, я оттолкнулся с места и буквально нырнул в обрывки холста. Правда, с дополнительным грузом, но это ничего. Своя ноша не тянет. Тем более Дашка оказалась на удивление легкой, что и помогло мне без труда взять ее на руки и прыгнуть в мир, со странным названием Хентгерз.
Сколько лет, мы жили и работали на Регуляторов измерений, не осознавая, что сами являемся преступниками. И именно наши действия, являлись незаконными. Теперь у нас нет обратной дороги. Нам необходимо разобраться с этой конторой раз и навсегда. Нужно покончить со злом, которое все эти годы манипулировало нами. А для этого нужно уничтожить его мозг – Дарена. Только как это сделать? Он ведь сильнее каждого Регулятора вместе взятого? Ну, ничего. Придумаем, что-нибудь. Главное, что сейчас мы выжили. А это – уже вселяет надежду…
Инквизитор и Наблюдатель


In my harder lives,
Sere & bilks,
Beer cant’s,
Dear zany’s…
(Max Payne - Extra)

Я Александр Кирилов. Бывший художник, в издательстве комиксов. Бывший Направляющий, в организации Регуляторов измерений. Бывший человек. Теперь, я, живая мишень, которую пытаются нейтрализовать. А все дело в том, что я предал тех, с кем работал все эти годы. Предал Регуляторов измерений, отказавшись подчиняться Дарену – их предводителю. Тем самым обрекая себя и Дарью Шишкову – также бывшего Регулятора измерений, которую я пытался спасти от их рук, на верную смерть. Ибо от Регуляторов измерений мало кому удавалось скрыться. И всех их можно пересчитать по пальцам одной руки, так как почти все эти беглецы – уже мертвы. Поэтому нам сейчас необходимо найти какую-нибудь поддержку. Нужно найти тех существ или людей, которых боялись бы сами Регуляторы. И тогда, возможно, если получиться переманить их на свою сторону, нам удастся одержать победу… да кого я обманываю! Мы обречены. Только это уже просто вопрос времени. Сколько нам отпущено, пока Регуляторы нас найдут? День, два? Не уверен. Скорее всего, дело уже относиться к нескольким часам, или даже минутам. Теперь мы можем надеяться только на чудо.

Признаться честно, приземление могло бы быть и помягче. Как только мое тело коснулось земли, правую ногу пронзила острая, просто нестерпимая боль. Было настолько больно, что на секунду даже потемнело в глазах. Но потом, внезапно, чьи-то мягкие, но сильные руки разорвали на мне джинсы и (уж не знаю чем) вытащили пулю. Я издал последний громкий крик и тут же замолчал, так как сорвал голос.
- Спасибо, Дашенька, - прохрипел я, приходя в чувство. – Мне уже лучше.
- Лежите, лежите больной. Без резких движений, - ответил совсем не знакомый мне скрипучий голос, вовсе не похожий на Дашкин.
Сфокусировав зрение, я смог увидеть лицо говорившего: скажем так, он был не очень похож на человека: лицо пурпурного цвета, глаза, два, как у человека, но смотрят в разные стороны, как у хамелеона, носа и ушей не было. Типичный пришелец, которых описывают в многочисленных фантастических романах. Более того, у него было подобие механических рук за спиной. Мне почему-то сразу вспомнился доктор осьминог из «Человека паука». Только у того было две пары дополнительных рук, а у этого существа – одна. И складывалось впечатление, что они его собственные. Только обитые стальными пластинами.. Судя по белому халату и стетоскопом на шее, он – врач. Или ученый. Рядом с ним стоял человек, в строгом костюме и галстуке-бабочке. Он же мне показался абсолютно непримечательным, за исключением большого шрама поперек лица. Меня немного передернуло, от этого зрелища. Я даже предположить вначале не мог, кем он был.
- Вы в порядке? – взволнованно, можно даже сказать испуганно, поинтересовался человек со шрамом.
- Вроде, да, - сказал я, ощупывая себя со всех сторон. – Только нога болит. А так все очень даже ничего.
- Фуф… - облегченно выдохнул он. – Вот и хорошо. А то мне вовсе не хотелось говорить прессе, откуда рядом с ратушей труп. Это может плохо сказаться на моей репутации.
Так… все понятно. Политик. Может быть даже будущий мэр. Вот и волнуется в первую очередь только о себе. Но откуда у него шрам. Потому как я ему ничего подобного не рисовал. Тем более я его вообще первый раз вижу. А вот лицо доктора (или ученого) было мне отчего-то знакомо.
- Идти, сможете? – вновь спросил будущий мэр.
- Не знаю, - неуверенно сказал я. – Надо попробовать.
Я попытался встать, но простреленную ногу тут, же свело судорогой, и я вновь упал на газон.
- Нет, - честно, после проверки, ответил я. – Сейчас, не могу.
- Его нужно срочно отправить в больницу, - распорядился человек со шрамом. Затем достал из брюк радиотелефон и куда-то начал звонить.
- А вы разве не врач? – поинтересовался я у существа, в халате.
Тот покачал головой.
- К сожалению, нет. Я всего лишь ученый. Если точнее – микробиолог. Но знаю кое-какие основы оказания первой помощи. Этому нас еще на первом курсе учили. Пришлось вспомнить пройденное на практике.
Я задумался. Интересный у меня вышел мир, где даже в самом замшелом институте микробиологии, учат лечить последствия пулевых ранений. Внезапно я все понял (должно быть, сработали способности Направляющего – быстро ориентироваться в неизвестной обстановке): и то, что этот микробиолог – Серисфил Мерджиддал – принцпиат, существо из мира Нерисиль. И то, что человек со шрамом – Грегори Анстертон, действительно будущий мэр Хендгерза. И то, что через пятнадцать часов, тридцать три минуты и восемь секунд в этот мир ворвется опергруппа Регуляторов измерений, у которых только одно задание – найти меня. И они будут его выполнять, не смотря ни на что. Даже если для этого потребуется вырезать все население этого мира. А так как у Хендгерза не было собственной армии, то и защищать их будет некому. Поэтому мне будет лучше бежать отсюда как можно скорее. Единственное, что я пока не узнал – куда же исчезла Даша? Вероятней всего Регуляторы взяли ее в заложницы, для того чтобы манипулировать мной, и убьют ее, как только я вновь попытаюсь пробраться в их логово. Но я этого не допущу…
- Да. Да, хорошо. Сейчас буду, - закончил разговор Грегори и повесил трубку. Затем обратился ко мне. – Мне очень жаль. Но Вы не можете здесь долго оставаться. Скоро сюда должны заявиться журналисты из местной газеты, чтобы взять у меня интервью. Поэтому мне вовсе не хотелось бы…
- Да, да, знаю, - скривил недовольную мину я, перебивая его, - объяснять им кто я и что здесь делаю. Да вы расслабьтесь Грег, сейчас я уйду. Не переживайте. Вы все равно победите на выборах. У Черфилда не будет шансов.
У будущего мэра глаза на лоб полезли от удивления.
- Откуда вы меня знаете? – шокировано спросил он. – И тем более имя моего оппонента? И кто вам сообщил, что я победю… то есть побежду… вообщем выиграю выборы? Вы вражеский шпион?
- Нет, - ответил я, загадочно улыбаясь. – Просто я телепат.
- Кто? – одновременно спросили Грегори и Серисфил.
- Не важно, - махнул рукой я, пытаясь встать. Но у меня вновь ничего не вышло: ноги подкосились и я буквально рухнул на газон перед ратушей. – Зараза! А! – закричал я, от внезапно возникшей боли. Ногу словно топором долбанули. По-моему, я даже слышал, как рвались мои связки. – Нет. Пожалуй, я здесь еще немного полежу, пока не заживет.
- Как это вы ляжете? С кем это вы ляжете? – нервно стал спрашивать будущий мэр.- А ну немедленно вставай!
- Тихо, тихо, - умерил его пыл я. – Не переживайте так. Вам это вредно. У вас и так слабое сердце.
- А это вам, откуда известно? – уже раздраженно поинтересовался Грегори.
- Я же говорю – телепат я. Ну или медиум. – Спокойно пояснил я. – Называйте меня как хотите. – После обратился к ученому. – Серисфил. Вы не против, если я остановлюсь у вас дома?
Принципиат растерянно пожал плечами.
- Вообще-то, - вклинился в разговор Грегори, – всем иностранным туристам положено останавливаться в отеле «Ликантропия»…
- Я знаю, - перебил его я, - но должен вас предупредить, что через десять секунд, от этого здания, останутся одни руины. Оно просто рухнет от старости, погребя под собой десятки жизней, - я призадумался. – А точнее пятьдесят восемь посетителей, двоих администраторов, и три горничных.
- Что вы несете?! – раздраженно крикнул на меня будущий мэр. – Этого просто не может быть. Все наши здания… - вдруг его прервал звук похожий на каменный обвал. Но я, то знал, что это был звук рухнувшего отеля. После послышались крики о помощи и сигнализации автомобилей.
Будущий мэр и микробиолог посмотрели сначала на проезжавшие внизу холма скорые и пожарные. Затем на меня.
- Этого просто не может быть, - пробормотал Грегори, смотря куда-то перед собой. – Это не реально. Так не бывает.
- Почему же, - удивился я. – В жизни всякое может случиться. И зачастую, мы ничего не можем поделать.
- Но ты мог, - Грегори посмотрел на меня. В его глазах стояли слезы. – Ты мог бы предупредить нас заранее, чтобы мы успели эвакуировать оттуда людей.
- Везде солому, не подстелешь, - развел руками я.
На что, будущий мэр, с рычанием, накинулся на меня, видимо пытаясь придушить. А он сильнее чем кажется. У меня даже вырваться не получалось, не то что ослабить его захват.
- Сволочь! – кричал на меня он. – Я тебя узнал. Ты один из Регуляторов Измерений. Как же я вас всех ненавижу! Вы убили всю мою семью и неоднократно пытались убить меня. Но сейчас тебе это не удастся, потому что я… - внезапно послышался еще один глухой звук, походивший скорее на треск костей. После чего, тело Грегори, обмякло, и он бездыханно рухнул на меня. Сзади него стоял микробиолог, у которого правая металлическая рука была в крови. Тот просто размозжил будущему (или теперь уже не состоявшемуся) мэру череп.
- Боже, что я же наделал? Боже, боже, боже, – стал испуганно бормотать он, осматривая плод своих трудов. Здесь даже без медицинского образования понятно – труп. Потому как с такой дыркой в голове, выжить практически невозможно. Мда… тяжелая у Серисфила рука. Лучше не попадаться ему на узкой улочке. Мало ли что.
- На Бога надейся, да и сам не плошай. Ух, ты ж… тяжелый, зараза! - я скинул с себя тело, причем так, что оно покатилось вниз по склону. – Все! Скатертью дорога.
- Что вы наделали?! – завопил на меня ученый. – Может, его еще можно было спасти?!
- Это врятли, - бросил я, принимая сидячее положение. – Его все равно должны были пристрелить, через три дня после выборов. Он кое-что не поделил с местной мафией, поэтому криминальные лидеры решили убрать неугодного им мэра. Вы только ускорили этот процесс, вот и все.
- Меня ведь теперь посадят, - обреченно говорил четырехрукий. – Лет на десять минимум. А у меня трое детей. Я их один воспитываю. Как же они без меня.
- Почему только три, а не пять? Или скажем десять? – ухмыльнулся я. – Кого вы обманывайте?! Нет у вас никаких детей. А живете вы со своей взрослой племянницей Вероникой и ее младшим братом Вильямом… - на мгновение я замер. Как странно. За все те пять лет, что я работал на Регуляторов, я о ней даже не вспоминал. Наверное, потому, что в моей жизни появилась Даша. Но теперь-то я точно знал, что Вероника жива и находиться здесь. В этом мире. И знал, что только она сможет мне помочь… отомстить за все, что я натворил, пока был Направляющим. После раздумий, я грустно посмотрел на принципиата.
- Ладно, - вздохнул я, - пойдемте к вам. Они уже, наверное, начали волноваться.
На что Серисфил ничего не ответил, а лишь молча, направился вниз с холма, поддерживая меня за руку, помогая идти. Я мельком посмотрел на часы: десять минут восьмого. До вторжения осталось тринадцать часов, семь минут и двадцать восемь секунд. Так много, когда тебе нечем убить это время. И так мало, когда тебе нужно разрабатывать план по спасению своей шкуры. Да и не только своей. Интересно, как там Дашка? То, что она жива - это я знаю точно. Но только где же она сейчас? И что с ней сделал Дарен?

Как только мы вошли в дом микробиолога, в нос шибанул запах, чего-то видимо безумно вкусного, так как аромат стоял, просто волшебный. М-м-м… прямо Дашкин омлет сразу вспоминается и как мы потом… так! Ну все, хватит ностальгировать. Прошлого уже не вернуть. Зато можно изменить настоящее, чтобы потом было светлое будущее. Домик оказался обставлен очень даже неплохо. Можно даже сказать по современному: в прихожей на полу, был положен красивый паркет, светлые обои с каким-то загадочным узором, натяжной потолок… Неплохо, учитывая, что в Херцгерте, по моим расчетам, должен быть только шестьдесят девятый год прошлого века. Хотя, это ведь, вроде альтернативная Вселенная. Здесь уже в космос полетели еще в двадцать втором. И вечный двигатель через два года изобрели. Поэтому этот евроремонт, просто капля, в том море, которое отличает Херцгерт, от нашего измерения. То ли еще будет.
- Кто там? – донесся с кухни знакомый голосок, услышав что мы вошли.
- Это мы. Голодны, аки волки, - решил ответить за нас обоих я. Серисфил не стал возражать, так как в данный момент был бледен, как простыня и весь трясся, пряча свою окровавленную стальную клешню.
Звонко брякнула об пол, какая-то медная посуда.
- Не может быть, - пробормотала Вероника, высовываясь из кухни. Я же улыбнулся и приветливо ей помахал. А она совсем не изменилась, с нашей первой встречи: те же глаза, цвета морской волны, тот же лоб, те же брови, пепельного цвета волосы… те же крылья: все такие же белые и пушистые, как и семь лет тому назад. Только теперь вместо легкого кожаного жилета и грубо выделанных штанов на ней была хлопковая синяя мужская рубашка, с закатанными по локоть рукавами, и потрепанные временем, но от этого не менее модные джинсы. Наверно какого-то местного модельера. На ногах же, снова ничего не было надето. Видимо дань семейным традициям у нее такая. Но вот, что странно: я вдруг почувствовал в ней родственную душу. Словно знаю ее уже долгие годы. К чему бы это? Может способности Направляющего, уже начинают давать сбой?
- Ты?! – возмущенно выдохнула она, смотря на меня. – Как ты посмел прийти сюда, после того что случилось?!
- А что случилось? – не понял микробиолог, наконец-таки приходя в себя.
- Долгая история, - шепнул ему на ухо я. – Потом объясню, - а Веронике добавил. – И я безумно рад тебя видеть. Как дела?
- Еще не родила, - грубо отреагировала она, вызвав у меня приступ дежавю. Где-то я такое уже слышал. Причем примерно в той же интонации. Может быть она… хотя нет. Не думаю. Я бы сразу это почувствовал. – Чего пожаловал?
- Смилуйтесь сударыня-государыня, - взвыл я, театрально бухаясь перед ней на колени, и целуя руку. Она оказалась мягкой и теплой. От ее кожи исходил аромат жасмина. (Так! Второе дежавю?! Да не. Совпадение. Мало ли кто любит подобный запах?) Тем временем я продолжал ломать комедию. – Сами мы люди не здешние. Из глуши прибывшие. Не откажи в помощи. Век благодарны будем.
- Ладно, - хмуро ответила она, искоса поглядывая на принципиата. Тот в свою очередь начал густо краснеть. Теперь, наверное, уже от того, что привел меня сюда. – Выкладывай, зачем пришел? Только учти, - предупредила она, - если это будет касаться меня или моей семьи – я тебя по стенке размажу, понял?!
- Не волнуйся. Все не так плохо, - заверил ее я. После чего опушенным тоном добавил. – Все намного хуже.
- Говори, - холодно сказала Вероника, нахмурив брови.
- Может на кухне, - жалостливым тоном поинтересовался я. – А то я с утра, ну ничё не ел? М?

Кухня тоже была обставлена в хорошем дизайнерском стиле: средних размеров окно, выходившее прямо на многовековые сосны, растущие неподалеку от дома, было слегка приоткрыто. И всю кухню наполнил запах хвои и пение птичек. На полу кухни лежал, простой, но красивый линолеум, на стенах были дешевенькие обои, но поверх висело несколько картинок, с цветами. Из мебели же были только круглый обеденный стол, и четыре стула. Раковина для мытья посуды, электрическая плита, и холодильник стояли рядом друг с другом, оттесняемыми только разделочными столами.
И вот, за тарелкой аппетитного мясного рагу, а после, чая с баранками, я и поведал Веронике всю свою грустную историю. Все это время она, молча слушала, изредка смотря в мою сторону.
- После этого, я прыгнул в испорченный портал, тем самым оказываясь здесь, - закончил свой рассказ я. Убийство Грегори Анстертона, я решил опустить. Пусть лучше виновный сам во всем сознается, чем я сейчас что-нибудь не то ляпну.
- И ты думаешь, я во все это поверю? – скептически спросила она.
- А почему нет? – удивился я.
- Потому как я все эти годы, пыталась переубедить себя, что это был сон. Что тебя не было. И того, что ты говорил, тоже. Я бы смогла это сделать, если бы ты вновь не вторгся в мою жизнь. Зачем ты это делаешь?! Зачем ты пришел сюда?! – на ее глазах появились слезы. - Чтобы я совсем с катушек съехала? Ты хоть знаешь, что после того случая, я спать нормально не могу? Мне все время кошмары сняться, в которых ты признаешься, что вся наша жизнь – лишь рисунок на клочке бумаги. Тебе ведь ничего не стоило пересовать те самые последние минуты перед боем. И тогда ничего не было бы. Все могло быть по-другому.
- Но не так все просто, как кажется на первый взгляд, - расстроил девушку я. – Я ведь тогда еще даже не знал, что уже работаю на Регуляторов измерений. Более того: вообще не представлял, что могу рисовать порталы между мирами и что их не один, а превеликое множество. А потом выяснилось, что Регуляторы вовсе не такие добренькие, какими показались мне в самом начале. Ну что ж. – Я вздохнул. – Впредь, будет мне наука. А насчет переделывания – прости, но, то, что уже свершилось, назад не вернуть. Я хоть и многое могу, но манипуляции со временем мне не под силу.
- Ну а от меня тебе что надо? – уже чуть ли не плача, спросила Вероника. Да, что же это такое со всеми твориться? Все как будто с ума посходили. Одни орут, как потерпевшие. Другие, льют океаны слез. Может и впрямь, бури магнитные начались, которые действуют на всех столь отрицательно? Так в каждом из миров ведь, свое течение времени. Как же бури могут быть в двух разных местах одновременно? Хотя законы космоса не понять. Может быть это только на поверхности планеты, время идет по разному. А за пределами атмосферы везде одинаково…
- Я прошу тебя, помоги мне покончить со всем этим кошмаром, раз и навсегда. И клянусь, больше ты никогда обо мне не услышишь, - спокойно сказал я, поглаживая ее по руке, чтобы хоть немного успокоить.
- Что? То есть как это – никогда? – удивленно спросила Вероника, смотря на меня своими заплаканными глазами. – Ты хочешь сказать, что больше не вернешься сюда?
- Ну-у может быть, когда-нибудь, - туманно произнес я. – Я ведь не знаю, во что обратятся мои способности, когда Дарена не станет. Скорей всего – стану обычным человеком. Как и все. – После вздохнул. – Хотя это все же было чертовски хорошее время… пока до меня не дошло, на кого я работаю. Ладно. Я сейчас.
- Ты куда? – взволнованно спросила она, хватая меня за руку боясь отпустить.
- В туалет, - честно ответил я. – Или он у вас не в доме находиться?
Вероника покачала головой и, отпустив меня, стала убирать со стола. Я тем временем вышел из кухни, и тяжело вздохнул, словно мне не хватало кислорода. Разумеется, мой отход в уборную, был лишь прикрытием. Мне просто необходимо кое-что обдумать.
Мне кажется, или Вероника и вправду начинает ко мне привязываться? Да нет, бред какой-то. Мы ведь с ней слишком разные. И потом – виделись целых семь лет назад. Многое что могло измениться за эти годы. Она могла сама выйти замуж, завести детей. Тем более я к ней ничего не испытываю, так как уже влюблен в другую. И максимум, что между нами может быть, это мимолетная, ни к чему не обещающая, близость, о которой мы оба потом будем жалеть. Поэтому лучше оставить все как есть. Пусть все будет… как будет. Не хочу я ломать жизнь Веронике, только из-за того, что она полюбила мой образ… хотя почему сразу полюбила? Может быть, ей просто нужна помощь. Вот она и хочет меня об этом попросить, только боится что я ей откажу. Но я ведь не такой! Кстати, а где Вильям – ее брат? Я его еще даже не слышал, не, то что видел? Более того, мне кажется, что он вообще не в этом мире. Я его просто не чувствую. И странно то, что я ничего не знаю, о Веронике. Она тоже будто бы не существует в этом мире? Да, что же это со мной. Наверное, правда сбои, в моей силе пошли. Еще чуть-чуть и я даже портал нарисовать не смогу. Надо торопиться, пока у меня еще хоть что-то осталось своего...

Я вошел в зал, где уже сидел на диване белый-пребелый принципиат, обхвативший (нижними) руками колени и молча раскачивался из стороны в сторону. Видимо никак в себя прийти не может, от содеянного. Ну ничего. Время, для этого, лучший лекарь. Постенаеться месяц, другой – все само пройдет. У меня тоже было такое состояние, когда я совершил свое первое убийство. Ну, ничего же?! Оклемался через пару дней, буквально. Потом было легче. Немного постояв в дверях, я решил присесть рядом. Я-то думал, что совершаю благие дела, избавляя миры, от отбросов общества. А как потом оказалось – я и сам был не меньшим негодяем, чем те, которых мне довелось отправить на тот свет. Но из этого, же не следует вывод, что я должен пустить себе пулю в лоб. Нет. Я больше никого не буду убивать. Даже Дарена (хотя признаться честно, мне поначалу этого очень хотелось). Но я не буду этого делать. Потому как я – не он. Я, не машина для убийства, которой отдали приказ и она выполняет его, несмотря ни на что. Я, прежде всего человек. А какое качество для человека в этой жизни, является самым главным (ну кроме любви, конечно)? Правильно – умение прощать. Прощать самые неблагодарные деяния, которые нас заставляют делать. Прощать все те обиды, которые нам нанесли, на нашем жизненном пути. Так что с планом убийства предводителя Регуляторов измерений, я погорячился. В следующий раз, когда я его встречу, то первым делом, попрошу у него прощения (по большому счету это он должен будет у меня в ногах поваляться, но это на крайний случай). Затем заберу Дашу и навсегда покину их организацию. Но даже, если она не захочет уходить, я не буду протестовать. Просто уйду один. Я не манипулирую людьми, в отличие от Дарена. Никто этого не отнимет у меня право выбора.
- А она вспоминала о тебе, - прервав мои размышления, тихо произнес Серисфил.
- Кто? – не понял я.
- Вероника, - сказал он, поворачиваясь ко мне, уже нормального цвета, лицом, и посмотрел каким-то странным недобрым взглядом. – Постоянно что-то бормотала, про какого-то таинственного незнакомца, который перевернул ее восприятие о нашем мире. Причем не только нашем. Бредила о каком-то еще одном незнакомце, который появился буквально из ниоткуда, а после исчез вместе с тобой. Хорошо хоть мне удалось внушить ей, что все это был только сон. Но, по-видимому, между вами есть некая невидимая связь, которая не позволяет совсем разорваться ниточки воспоминаний. К тому же, вдобавок к этому, ты сам появился здесь, полностью введя девочку в смятение. А я все это время защищал ее. Можно даже сказать был ей как отец. А ты в один миг все испортил. Не хорошо это. Ой, нехорошо… - внезапно его правая стальная рука схватила меня за горло и принялась душить. Я всеми силами пытался высвободиться, но безрезультатно: металлическая клешня не собиралась ослаблять захват. – Знаешь, мне даже не хочется тебя убивать. Но так как ты являешься очередным паразитом, выскочившим на поверхности Вселенной, мне не остается другого выбора. Прощай.
- Погоди, - с трудом прохрипел я, всеми силами пытаясь безрезультатно оторвать клешню Серисфила от своего горла. – Объясни хотя бы – кто ты?
- Хорошо, - на удивление легко согласился микробиолог. Как только он отпустил меня, я долго не мог прокашляться. Волна обжигающего воздуха, так быстро наполнила легкие, что сложилось впечатление, будто я надышался хлора, или свежей золы от костра. – У тебя две минуты. Можешь задавать свои бесполезные вопросы.
- Почему бесполезные? – просипел я, все еще пытаясь нормализовать свой дыхательный процесс.
- Потому как, мертвецам, они без надобности. Я все равно должен буду убить тебя, - с почти что доброй улыбкой на лице пояснил принципиат. Хотя с его безгубым ртом и остро заточенными зубами, количество которых, наверное, подходило к акульим, это зрелище все равно выглядело жутко.
Моя дыхалка, тем временем, пришла в норму, что позволило хоть свободно подышать… может быть даже в последние-то минуты моей жизни.
- Кто ты, черт тебя дери? – задал свой первый вопрос я.
- Ну, скажем не черт, а более высшая инстанция, - пояснил Сересфил, многозначительно ткнув пальцем в потолок, очевидно, обозначающий небесный свод. – Я Сересфил Мегниус IV – один из трех, оставшихся в живых Великих Инквизитора. Подо мной сотни простых инквизиторов. Надо мной – только Бог. Я посол его воли. Я могу вести праведный суд, во имя его. Я…
- Да, да: небесный каратель, защитник веры. Бла, бла, бла, - резко обрубил его я. – Можно без всей этой патетики, пожалуйста?
- Что, настолько торопишься умереть, еретик?! – повысив голос спросил Сересфил.
- Нет, - честно признался я. – Просто не хочется тратить твое драгоценное время.
- Не переживай, - махнул рукой он. – Я сейчас в отпуске. Поэтому времени у меня достаточно. Каков твой следующий вопрос?
- Какой у вас, инквизиторов, план? – сразу в лоб спросил я. – Искоренение всего зла во Вселенное? Навязывание своей веры? Или еще чего-нибудь этакое?
- Зло никогда не искоренить полностью, - философски ответил принципиат. – Даже если выкорчевать дерево, все равно останутся маленькие корни, которые могут дать новые ростки зла. А вера… вера для всех, всегда и везде была единой.
- Тогда в чем смысл уничтожать всех Регуляторов измерений, если все равно на их место придут новые? - пытался понять я.
- То, что они преподносят людям – ересь! – твердо сказал инквизитор. – Мир един для всех и все мы дети Божьи. Никто не смеет перечить воли его.
- Ясно. Вы просто психи, да? – предположил я.
- Почему? – обиженным тоном спросил Мегниус.
- Потому, и Регуляторы, и Инквизиторы – это и есть божьи создания, как ты высказался. Только каждые, со своими тараканами в головах, - разъяснял я. – У одних – это борьба, за светлое будущее. У вторых искоренения всего зла, в лице тех же самых Регуляторов. Так что же – это повод друг друга укокошить? Признайся честно – вам просто стало скучно, и от этого вы развязали эту междоусобицу, так?
Принципиат, вдруг покраснел еще сильнее и стал молча ловить ртом воздух, словно выброшенный на берег лещ.
- Чего молчишь? – подтрунивал над ним я. – Язык проглотил, да?!
- Ты ничего не поймешь, - опущенным голосом произнес он. – Наш спор, настолько стар, что…
- Что уже никто не помнит, кто первый начал и сколько он продолжается? - дополнил я, перебивая. Затем, даже дружественно хлопнул принципиата по плечу. – Да бросьте вы эти ваши детсадовские штучки: у кого кулич больше получился – тот и круче. И лопатку с ведерком свою, теперь никому не дам. В жизни, нужно помогать друг другу. Выручать из бед. Жертвовать собой. А вы что сделали: за то, что Регуляторы избавили наш мир от чумы, вы готовы буквально четвертовать их? Тогда это не они еретики, а вы. Так как сжигаете всех без разбору направо и налево. Это вам стыд и позор, за такое служение Господу. И он вас покарает. Рано или поздно, но он вас всех найдет, даже в таком захолустье как это.
- Этого не может быть! – запротестовал Великий Инквизитор. – Мы служим благому делу.
- Правильно! Благому, – подметил я, поднимая вверх указательный палец. – А благими намерениями, куда дорога выстлана? Думаю, ответ ты и сам прекрасно знаешь.
- Я тебя на микроны разложу, ты, амеба одноклеточная! – пригрозил мне микробиолог, используя очевидно сленг, в своей ученой среде обитания.
- Ой-ой. Боюсь, боюсь, - поломал комедию я. – А почему, к примеру, не на нано-частицы. Они, по-моему меньше чем микро?
- Все шутим да, - хмыкнул он. После быстро выбросил вперед свою правую металлическую руку, вновь хватая меня за горло. И на этот раз, собирался придушить окончательно. – Ничего, недолго тебе осталось. И жить, и шутить я имею ввиду. Потому как сейчас, этой своей металлической рукой, я переломлю твою хрупкую шею. – И похоже что он не шутил: я уже буквально слышал как трещат мои шейные позвонки. Я было уже собрался сдаться, как вдруг…
- Дядя? Что ты делаешь?! – испуганно крикнула за моей спиной Вероника. – Отпусти его! Он ни в чем не виноват!
- Я лучше знаю, кто виноват, а кто нет! – сухо сказал инквизитор. – Ибо я исполняю волю Спасителя – избавляя Вселенную от скверны! Так что не мешай мне, пожалуйста, если не хочешь пострадать, - на что Вероника, молча кинула в него копьем. Но Сересфил успел поймать оружие второй металлической рукой и вернул его ей обратно. Послышался громкий крик, что заставило принципиата, на мгновение отвлечься и чуть ослабить свой захват. Это дало мне шанс, на выживание. И я незамедлительно им воспользовался: я со всей силы двинул ему ногой в челюсть. От чего Сересфил пошатнулся и выронил меня на пол. Голова сразу стала сильно кружиться, в висках стучала кровь, затошнило. Но я был жив и это сейчас самое главное. Я вовремя успел отпрыгнуть в сторону, от очередного захвата инквизитора. Его третья рука ушла под пол, оставив в нем приличных размеров дыру. Зато четвертой, он ухитрился схватить меня, за лодыжку и поднять по самый потолок. Я болтался, на одной ноге, словно игрушка на новогодней ёлке и ничего не мог поделать. На этот раз, я был действительно в тупике. Наверняка, тот, кто сказал, что безвыходных ситуаций не бывает, не был на моем месте. Послушал бы я, что он сказал, если бы его подвесил к потолку ополоумевший доктор осьминог. У, кальмар, не доделанный. Даже кинуть в него нечем, хотя бы от обиды.
- Многие из живущих заслуживают смерти, - вновь философски изрек Сересфил, потирая ушибленную челюсть. – Ты все равно умрешь, богохульник. – Он так сильно сжал мою ногу, что я закричал. – Что, больно, еретик? – с ехидцей поинтересовался тот у меня.
- Нет, все нормально. Даже немного приятно, – саркастически ответил я.
- А сейчас будет совсем хорошо, - заверил меня инквизитор, хватая меня своей второй клешней за руку, и начиная разводить свои руки в сторону. Я закричал еще сильнее, чем вызвал у него злорадный приступ смеха. – Ничто не остановит силу инквизиции!
- Ты уверен? – поинтересовалась Вероника став за спиной Сересфила.
- Уйди, - сквозь зубы процедил он, продолжая меня растягивать в стороны. – Я не хочу, чтобы ты пострадала.
- А я не хочу, чтобы страдал он! – твердо сказала она, показывая на меня. – Отпусти его, сейчас же!
- Ты не имеешь права мне приказывать! - гневно прорычал инквизитор, чуть ослабляя растяжку, отчего мне стало хоть немного легче. Но было все равно еще безумно больно. Такое впечатление, что он переломал мне уже все кости, которые только есть в теле человека и теперь просто пытается превратить в нечто бескостное, похожее на медузу. – Никто не смеет говорить, что мне делать! Я Великий Инквизитор и что не скажу, такова будет воля моя!
- Сересфил, не вынуждай меня применять силу, - холодно сказала Вероника.
- Ты? – удивился он. – Девчонка. Ты не можешь противостоять моему могуществу. А я могу весь этот мир стереть в порошок.
Внезапно, чей-то голос мысленно приказал мне: Закрой глаза. – Из последних сил я повиновался, сомкнув свои веки, и приготовился отправиться к праотцам. Я даже увидел свет: он был настолько яркий, что поначалу даже глаза заболели, не смотря на то, что были закрыты. Потом я услышал крик. По всей видимости, это был Великий Инквизитор. Ну а после, произошло нечто невероятное: я ощутил, как моментально срастаются все мои кости, как заживают раны… я восстанавливаюсь. Но как? Разве такое возможно?
- Ну, вот и все, - облегченно и в тоже время устало сказала Вероника. – Теперь, как новенький. Кстати, можешь открыть глаза. Уже все прошло.
Я осторожно приоткрыл один глаз, затем второй. Сел на пол. Ощупал себя со всех сторон. Тело вроде цело. После, посмотрел в сторону Вероники, но на ее месте оказалась…
- Даша? – ошарашено спросил я. – Даша, ты ли это?
- Нет, блин, Гарри Купер. Конечно я, сам не видишь, что ли? - съехидничала Дарья. На ней была та же одежда, что и на Веронике. Она стояла на одном колене, опустив голову вниз. Я подошел к ней и помог подняться.
- Но как ты… то есть… с тобой все в порядке? – осекся с вопросом я.
- Нормально, - заверила она, отряхиваясь, - жить буду.
- А как ты сюда попала? – поинтересовался я.
- Как и ты – через портал, - раздраженно ответила она. – Может быть, вначале выберемся отсюда, а потом, будешь вопросы задавать?
Я, молча, кивнул и тут же добавил.
- Только как выберемся? У меня ведь нет ни красок, ни даже простого карандаша, чтобы новый портал нарисовать. Да и времени у нас осталось не так уж много.
- Мда… не задачка, - задумчиво поскребла подбородок она. – Что ж. Придется прибегнуть к старым методам. Возьми меня за руку, - я, молча, послушался, взял и буквально в то же мгновение мы оказались в совершенно другом, хоть и хорошо знакомом, нам обоим, месте.

Мы снова оказались в офисе Регуляторов измерений. А точнее – в кабинете Дарена. Я лишь молча смотрел на нее, обалдевшим взглядом. Лидер Регуляторов Измерений, сидел в своем кожаном кресле и просто смотрел сквозь пространство. Он даже не сразу заметил, как мы появились.
- Вот, я сделала, как вы хотели, - отчиталась перед Дареном Даша. – Это все?
- Да, - коротко ответил предводитель Регуляторов. – Теперь ты свободна.
Даша (или кто она теперь такая?) развернулась, чтобы уйти, но напоследок поцеловала меня. Я же никак не отреагировал на этот жест. Тогда она меня обняла и прошептала на ухо:
- Прости, за этот последний финт. Надеюсь, ты на меня не в обиде? – она невинно улыбнулась.
- Ты меня предала, - тихо сказал я. – Как мне, по-твоему, теперь к тебе относиться?
- Но я, же уже извинилась? – расстроилась она. – Разве этого тебе не достаточно?
Я, молча, покачал головой.
- Я не могу поверить в то, что, совсем недавно, любил тебя, - сухо сказал я. На глазах девушки проступили слезы. Я продолжил. – Но, тем не менее, самым важным качеством, по крайней мере для меня, остается умение понять и простить. Поэтому, хоть и скрепя сердцем, но я тебя прощаю.
- Я не виновата, - продолжала оправдываться она, вытирая слезы. – Я всего лишь Наблюдатель – мы раса полиморфов-лекарей – можем изменять свою внешность и лечить. Ну и еще перемещаться по мирам, без помощи порталов. Мы третья сторона в конфликте между Инквизицией и Регуляторами Измерений. Мы ни во что не вмешиваемся.
- Но ты все-таки решила пожертвовать нейтралитетом и переметнуться на одну из враждующих сторон, - с презрением сказал я.
- Мне пришлось, - взмолилась она. – Они взяли меня в плен и заставляли выполнять свою грязную работу. И я все делала. Иначе, они бы никогда меня не отпустили.
- Почему же ты не могла дать им отпор и попросту сбежать? – пытался понять я.
- А что я могу? – развела руками она. – Только лечить, преобразовываться, да телепортироваться. На большее моей квалификации не хватает.
- Тогда как же ты замочила Сересфила? – не понял я.
- Я этого не делала, - честно призналась она.
- Тогда кто? – удивился я.
- Так, голубки, - прервал нас Дарен, у которого уже вроде терпение кончилось. – Хватит болтать. Наговоритесь, еще. Дарья, выйди на секунду. Мне с Александром кое о чем поговорить надо, строго тет-а-тет.
Она понимающе кивнула, и вышла, напоследок посмотрев на меня, глазами полных раскаяния и слез. И за один этот взгляд, я был готов ей все простить. Какую бы пакость, она еще не совершила. Как только дверь закрылась, и я остался с Дареном наедине, он достал из кармана одну запакованную дорогую сигару, откусил кончик и с удовольствием закурил.
- Люблю кубинские, - сказал он, сделав очередную затяжку. – Хоть и дорогие, но все-таки чувствуется, что это настоящий табак. А не та шушера, что бабульки на улице с рук продают.
- Вы хотели о чем-то со мной поговорить с глазу на глаз? – напомнил ему я, отвлекая от посторонних мыслей.
- Ах да, да. Дела, конечно же. Чуть не забыл, - как-то расстроено произнес он, гася почти целую сигару о стену. Затем встал и начал ходить по кабинету. Потом вновь сел и предложил присесть мне. Я принял его предложение и уселся на довольно удобный, мягкий крутящийся стул.– Видишь ли, Сашенька… ты не против, что я так тебя называю, - я молча покачал головой. Он улыбнулся и продолжил. – Вот и хорошо. Да, и называй меня на «ты», ладно?
- Ближе к делу, - сухо обрубил его я.
- Ладно, ладно. Не кипятись. К делу так к делу. Видишь ли, Саша, ввиду последних событий, а именно то, что ты помог найти нам логово инквизиторов, я снимаю с тебя ту маленькую провинность с порталом.
- Премного благодарен, - с импровизировал поклон я.
- Более того, - продолжил он, не обращая внимание, на мои реплики, - я не стану тебя убивать и отпущу на волю Дашу?
- А меня? – поинтересовался я.
- Тебя же… - задумался он. – Я могу похлопотать насчет тебя и вновь вернуть в должность Направляющего. Не хочешь Направляющим, могу поставить Управляющим вместо Павла.
- А его куда денешь? – спросил я.
- Это уже не твоя забота будет, - ворчливо сказал, Дарен, но тут, же принял свой прежний дружелюбный вид. – Но не сомневайся, с ним все будет в порядке, обещаю.
- А есть еще варианты? – поинтересовался я.
- Есть, - с ходу ответил лидер Регуляторов. – Смотри: либо я тебя убиваю, и дело с концом, либо ты восстанавливаешься в своей прежней должности и продолжаешь работать на нас, либо ты убиваешь меня, что врятли у тебя выйдет, тем самым занимая мое место, главы Регуляторов этой страны.
- Погоди? - не понял я. – То есть ты хочешь сказать, что ты не единоличный начальник всех Регуляторов на Земле?
- Конечно, нет! Кто тебе это сказал? – удивился Дарен. – В каждой стране есть свои организации Регуляторов измерений, где в отдельных секциях руководят Управляющие, а всей сетью организаций, владеет один из сильнейших Регуляторов Измерений.
- Что? – даже открыл рот от услышанного я. – Еще и в каждом городе своя контора? И так по всей стране?!
- Ну не по всей, - задумался Дарен. – У нас, в России, например, секции Регуляторов Измерений, расположены в Смоленске, Питере, Ростове, Пскове, Архангельске и еще в трех четырех городах.
- Ты Москву упустил, - намекнул ему я. – Там же, наверное, ваш самый главный штаб, да?
- Нет, - протянул лидер Регуляторов. – Почему же сразу в Москве. Здесь.
- В Ростове?! – Я был просто, шокирован услышанным. После чего, робко поинтересовался. – А, можно узнать, почему твой глаз пал именно на этот город?
- Ну это же очевидно, - тоном профессора, который уже битый час пытается вдолбить в студентов теорему Пифагора, произнес Дарен. – Во-первых выход в море. Кстати в Таганроге, у нас тоже есть одна секция. Будешь там – можешь зайти. Во-вторых – благоприятный климат. Как природный, так и социальный. В этой Москве люди какие-то замкнутые стали. Здесь совсем другое дело. А в третьих – здесь очень выгодная зона для открытия множества порталов. Наверное, аура у города очень хорошая. Вот нам и пруха идет все это время. Это все что ты хотел узнать?
- Нет. Теперь давай поговорим, о вашей вражде с Инквизицией, - сказал я. – В каком столетии планируйте объявить перемирие?
На что Дарен тяжко вздохнул, вытащил еще одну сигару, повертел ее в руках, но курить не стал и снова засунул ее в карман.
- Так и знал, что ты сейчас об этом спросишь, - буркнул себе под нос он. – Понимаешь, даже при всем моем желании объявить мир, только моего слова, будет не достаточно. Нужно собрать конклав, на котором будут присутствовать лидеры и Регуляторов, и Инквизиции, объявить закрытое голосование. Затем подготовка необходимых документов, которая займет не меньше полугода, так как кто-то из Регуляторов, или Инквизиторов, непременно уйдет в отпуск или заболеет. Затем печати, подписи, приложения, комментарии… в общем полным-полно нудной бумажной волокиты…
- Зато, это поможет сохранить жизнь, не одному миллиону человек, - подметил я.
- Вот здесь ты прав, - согласился со мной Дарен. – Человеческие жизни – это ведь самое главное, что есть у нас на этом свете. Все остальное – мирская шелуха. Ты чертовски прав, дружище. Завтра же начну созывать конклав, - но после того как я недовольно закашлял, поправился, - хотя, как говориться, не откладывай на завтра, то что можешь сделать сегодня.
- Вот и хорошо, - улыбнулся я и продолжил задавать вопросы. – Меня сейчас еще один вопрос заинтересовал: тебе сколько лет?
- Ну, скажем так, я старше тебя, - туманно произнес лидер Регуляторов.
- И на много? – спросил я, нахмурившись.
- Лет на десять, не больше, - с каким-то сомнением ответил Дарен.
- Правда? – я загадочно улыбнулся.
Дарен еще немного помялся, затем плюнул и махнул рукой.
- Ладно – на тридцать восемь, доволен?!
- А ты молодо выглядишь для своих, - я быстро посчитал в уме, - семидесяти лет.
- Спасибо, - гордо произнес лидер Регуляторов. - Вообще-то, простым Регулятором я стал, еще, когда на дворе Совок стоял. Мать от меня в роддоме отказалась. Отца я и не знал никогда. Потом несколько лет по детским домам скитался, пока меня не приютила одна семейная пара, которые впоследствии и сделали из меня Регулятора измерений. А их предводителем я стал примерно в твоем возрасте: когда обыграл тогдашнего лидера в преферанс.
- Что? – засмеялся я. – Ты получил свою должность, просто выиграв ее в карты?!
- Ну, да? – пожал плечами он. – А что такого? Между прочим, он сам это предложил. Никто его за язык не тянул. Тем более с моими картами, обыграть меня было просто нереально!
- Ты еще и шулер? – я расхохотался еще сильнее.
- Хорошо признаюсь, - смутился Дарен, - был у меня в юности грешок. Любил в карты сыграть на деньги. И естественно, всех обыгрывал, так как у меня всегда шла хорошая карта… ну прекрати смеяться. Я, можно сказать, секрет всей моей жизни рассказываю, а он…
- Ладно, ладно, - с трудом успокоился я, хотя на хи-хи все еще пробивало. – Больше не буду. Нет, ну кто бы мог подумать – карточный шулер, станет лидером всех Регуляторов Измерений в России. Я фигею просто.
- Смейся, смейся, - обиженно буркнул он. – Все равно это лучше чем поливать друг друга грязью с трибуны, как поступают при выборах главного Регулятора Германии. Или ломать кости, на рыцарском турнире в Англии. У нас же более либеральный способ – как отнимешь должность, не важно. Главное чтобы оппонент прилюдно объявил, что снимает с себя полномочия. Хотя рукоприкладство и обман, у нас тоже присутствуют. Например, Асбер, тот у кого я выиграл должность в карты, отравил своего предшественника. Так что, я еще легко отделался.
- Да уж, - нахмурился я, - слишком легко. Теперь скажи мне, убогому, самое главное – почему вы убиваете преступников, когда их можно просто отправить в тюрьму или на перевоспитание.
- Мы убиваем только тогда, когда нет другого выбора, - честно признался Дарен. – И случай с Гривиасом, тому пример: ты же сам видел его глаза. Он же настоящий психопат. Он мог убить, нас всех, если бы я вовремя не вмешался. Шепчущие вообще были ребятами не совсем нормальными. Вот их и пришлось истребить, чтобы бед не успели натворить.
- И все равно – это не метод, - продолжал наседать на него я. – Пуля в лоб – это крайний случай.
- А тогда и был тот самый крайний случай. Если бы я не подоспел вовремя, то он бы убил Дашку. Сомневаюсь, что тебе этого хотелось. Если это все твои вопросы, то давай вернемся к тебе и Даше, - я молча кивнул, после чего он продолжил. – Еще раз повторюсь, ее я могу отпустить на все четыре стороны. Она свой срок отработала и больше нам не нужна. А с тобой… с тобой будет чуточку сложнее. Видишь ли, я не могу просто так взять и дать тебе свободу.
- Почему? – удивился я.
- Во-первых, ты ценный сотрудник и увольнять тебя сейчас, было бы, по крайней мере нелепо и неправильно. – Начал перечислять Дарен. – Ну а во-вторых, если ты уйдешь из рядов Регуляторов, то тебе придется уйти из издательства тоже, так как мы одно предприятие.
- Ничего, - махнул рукой я. – Найду другое.
- Не получиться, - сухо сказал лидер Регуляторов. – Почти в каждом издательстве Ростова, есть наши люди. И если они узнают, что ты бывший Регулятор Измерений, мне потом на общем собрании Регуляторов, таких люлей вставят… век буду помнить.
- Ладно, - пожал плечами я, - не выйдет в рисовальщики податься, пойду в какую-нибудь фирму, менеджером работать. У меня и диплом имеется. Что я зря четыре года ради него горбатился, чтобы он просто мой холодильник подпирал?
- В сфере бизнеса тоже присутствуют наши люди. – Задумался Дарен. - Но так как мы контролируем многие предприятия, я не могу сказать точно, где находятся те, что еще не под нашим влиянием. Когда узнаю, скину тебе смской, лады?
- Лады, - мы дружественно пожали друг другу руки.
- Да, и прости меня, за тот случай, когда я на тебя пистолет направил. Это импульсивно получилось.
- Кто старое помянет, тому глаз вон, - вспомнил народную мудрость я. – Забыли уже. Да и еще кое-что, это ведь ты убил Сересфила?
- Нет? – удивился Дарен. – Я вообще тебя не преследовал. А, что, разве Великий Инквизитор мертв?
- Судя по всему, да, так как я слышал его предсмертный крик. Но после, никаких следов его останков, не заметил.
- Это уже хорошо, - потер руки Дарен. – Можно будет наплести совету, что он пропал безвести и в неизвестном направлении. Ну, а ты, в следующий раз, поосторожней со своей силой. А то столько дров наломаешь, что частокол потом собрать можно будет.
Я не надолго задумался, но потом, все-таки решил уйти, пока еще что-нибудь не ляпнул.
И только собрался было уйти, как Дарен вновь меня притормозил.
- Да и еще совет, напоследок, - сказал он, все-таки раскурив очередную сигару, - ты бы присмотрелся к Дашке. Хорошая ведь деваха. А ты как я знаю, парень еще не женатый, вот и приударил бы за ней. Все равно ж, женская рука в доме нужна: ну там борщ приготовить, блинов испечь… и еще много чего полезного.
- Ты сам-то женат? – скептически спросил его я.
- А как же, - гордо сказал, Дарен, демонстрируя обручальное кольцо на руке. – Уже три года, мы с моей Леночкой живем душа в душу. Даже сын недавно родился. Кстати, приходи на крестины, крестным папой будешь. А Дашка твоя – мамой, а? Как тебе идейка?
- Спасибо, конечно, но… мне нужно подумать, - сказал я, задумавшись. - А пока, и на том благодарю. Можно идти?
- Да, да. Конечно, - с улыбкой произнес, Дарен, лично вызвавшись меня проводить до двери.
- Ну, пока, - неуверенно попрощался я.
- Пока. Заходи, если мимо проходить будешь, - попрощался лидер Регуляторов, закрывая за мной дверь. Я еще где-то минуту стоял в коридоре и пытался понять – это что, все?! Вот так просто он взял и отпустил меня, даже без всяких проклятий и грома с молниями? Подозрительно все это как-то. И про какую такую силу он мне сказал? Я ведь не волшебник, а обычный человек.

Когда я направлялся к своему рабочему месту, никто не косился в мою сторону и не шарахался, как от прокаженного. Наоборот, здоровались, спрашивали как дела. Даже поздравляли со вчерашним днем Рождением (забыл, наверное, из-за всей этой беготни). Вообщем вели себя так, будто ничего не произошло. Видимо Дарен похлопотал, чтобы все забыли про тот эпизод, с испорченным порталом. Что ж, спасибо ему еще раз. Не хотелось бы мне уходить отсюда, оставив о себе только плохие воспоминания.
Собрав все свои вещи, и со всеми распрощавшись, я, было, собрался домой, как вдруг мой взгляд упал на Дашу, которая сидела за своим столом и тихо плакала, уткнувшись в свои ладони. Видимо она успела меня преждевременно похоронить, думая, что Дарен меня убьет. Ну, ничего. Сейчас я ее обрадую. Я незаметно подкрался сзади и положил свои руки, поверх ее. Сначала она испуганно вздрогнула, затем сделала несколько неверных предположений, но когда сдалась и поняла что это я живой здоровый, она радостно повисла у меня на шее, продолжая лить слезы, но уже от счастья. А я в свою очередь просто стал целовать ее лицо. Так продолжалось примерно до того момента, когда все стали расходиться. И нам тоже пришлось уйти, чтобы дать сторожу закрыть за нами дверь. Практически на следующий день, пришло сообщение от Дарена, с адресами фирм, куда можно обратиться по поводу работы менеджером. И мне почти сразу удалось устроиться, на хорошо оплачиваемую должность. А Дашка, как на правах моей любимой супруги, сидит дома борщи варит, блинчики жарит, ну и всякое разное. Но я тоже ей помогаю. Как могу, конечно, но все-таки... Потому как я понимаю – беременным, перетруждаться не рекомендуется. А на крестины сына Дарена, мы все-таки пошли. Они ведь его Сашей назвали.



© Дмитрий Бондарь, 2009
Дата публикации: 10.03.2009 10:27:35
Просмотров: 1323

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 87 число 15: