Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Пасха

Александр Учитель

Форма: Очерк
Жанр: Историческая проза
Объём: 7122 знаков с пробелами
Раздел: "еврейская история"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Пасха
Еврейский праздник Пасхи впервые упоминается в арамейском письме от 419 г. до н. э., найденном в архиве Йедании, командира еврейского гарнизона Элефантины на южной границе Египта, подвластного тогда персам:
"[Братьям моим, Й]едании и его товарищам по еврейскому войску, брат ваш, Ханания.
[Да принесет] Бог мир братьям моим [во всякое время].
Ныне, в 5-й год царя Дария, послал царь Арша[ме …]
Ныне, когда наступит 1[4-й день месяца Нисан, вечером того дня] совершите [Пасху], а с 15-го дня до 21-го дня [месяца Нисан справляйте праздник опресноков. Семь дней ешьте опресноки.…] Будьте чисты и остерегайтесь. Не [делайте никакой работы с 15-го дня по 21-й день месяца Нисан. Пива] не пейте и ничего квасного (хамир) не [ешьте. Да не будет видно в домах ваших с 14-го дня месяца Нисан с] заката солнца до 21-го дня месяца Ниса[н на закате солнца ничего квасного, а все квасное, что есть у вас в домах, в]несите в комнаты и запечатайте между [этими] днями[…]
Братьям моим, Йедании и его товарищам по еврейскому войску, брат ваш Ханания сын[ …]"
Еврейский гарнизон Элефантины был основан еще при Саисской династии во второй половине 6-го в. до н. э. и перешел на персидскую службу после завоевания Египта Камбизом в 522 г. до н. э. Из контекста письма следует, что тамошним евреям ничего не было известно о правилах празднования Пасхи вплоть до получения этого указа Дария второго в 419 г. до н. э. Указ был адресован сатрапу Египта, Аршаме, который передал его еврейскому чиновнику Ханании, а тот и переслал это письмо командиру еврейского гарнизона Йедании. Из письма также следует, что правила празднования Пасхи тогда существенно отличались от современных: квасную пищу предписывается опечатать в одной из комнат дома, а не сжечь, как теперь. Письмо ничего не говорит о том, чему собственно был посвящен праздник Пасхи. Само слово песах означает "минование" – в честь того, что "губитель" (машхит) "миновал" еврейские дома во время десятой "казни" первенцев (Исход 12.23). Однако слово это только восстанавливается в разрушенной части текста, и его присутствие в письме не очевидно. Месяц, в котором справляли Пасху, назван в письме Нисаном, но это – название месяца вавилонского календаря, заимствованного евреями во время "вавилонского пленения". В книге Исход (13.4) этот месяц называется Авив – то есть месяц созревания ячменя. Скорее всего, Пасха и была первоначально праздником созревания ячменя, с чем и был связан сам запрет на употребления квасной пищи. О том же, как будто, говорит и отсчет семи недель от Пасхи до праздника уборки ячменя – Шавуот.
В письме нет и упоминания праздничной трапезы – современного седер песах. Из Мишны можно понять, что в эпоху Второго Храма эта трапеза состояла из поедания жертвенного ягненка и пения молитвы Halel (Алеллуя). После разрушения храма, когда жертвоприношения прекратились, этот обряд естественно изменился и превратился в обсуждение правил пасхальной жертвы, чтобы они со временем не забылись. В этом обсуждении принимали участие одни мужчины, и продолжалось оно всю ночь, до первого крика петуха. Этот этап развития пасхальной трапезы и отражен в синоптических евангелиях под названием "Тайной Вечери" (Матфей 26, Марк 14, Лука 22), что представляет собой несомненный анахронизм, поскольку действие происходит еще до разрушения храма. Согласно евангелию от Иоанна Иисус был распят в канун Пасхи (19.14), сам символизируя пасхальную жертву, и, следовательно, Тайная Вечеря не была пасхальной трапезой. На этом противоречии основано различие литургической практики между католиками и православными: католики причащаются на опресноках (маца), следую синоптическим евангелиям, а православные - на квасном хлебе, следуя евангелию от Иоанна. При этом и те, и другие считают, что они используют в обряде евхаристии тот самый хлеб, о котором Иисус сказал "сие есть тело мое". Еще до раскола церквей около 1050 г. митрополит охридский Лев (в большинстве рукописей он назван "митрополитом русским", но это – ошибка) написал целый трактат "Об опресноках" с целью доказать, что и в синоптических евангелиях речь не идет о пасхальной трапезе. Лев отмечает, что согласно евангелию от Луки (22.8) Иисус посылает Петра и Иоанна "приготовить пасху" (т. е. жертвенного ягненка) на кануне Тайной Вечери, в то время как Моисеев завет требует приготовить жертвенного агнца в 10-й день месяца Нисан (Исход 12.3). Однако Лев не знал, что Мишна (трактат Псахим 9.5) различает "египетскую Пасху" (песах Мицраим) и "Пасху поколений" (песах дорот), т. е. в эпоху Второго Храма та форма пасхальной трапезы, которая описана в книге Исход, уже не соблюдалась.
По мнению Израиля Юваля, христианская ре-интерпретация пасхальной жертвы привела к очередному изменению пасхального обряда и в еврейской среде. Это изменение так зафиксировано в самом тексте пасхальной Агады (Hagada):
"Вот что случилось однажды с рабби Элиэзером и рабби Йегошуа и рабби Элазаром, сыном Азарии, и рабби Акивой и рабби Тарфоном. Восседая в Бней-Браке, они рассказывали об Исходе из Египта всю ночь, пока не пришли их ученики и не сказали им: учителя наши, настало время утренней молитвы "Слушай (Израиль)".
Рабби Элазар, сын Азарии, заметил: мне уже почти семьдесят лет, но я не сподобился, чтобы по вечерам рассказывалось об Исходе из Египта, пока Бен-Зома не рассказал этого".
Другими словами, в начале 2-го в. рабби Акива и другие еврейские мудрецы, его современники, решили, что если обсуждать во время пасхальной трапезы правила жертвоприношения, то так не долго и до его христианской интерпретации договориться, и лучше уж обсуждать что-нибудь другое, Исход из Египта, например. Только тогда, не раньше 2-го в., празднование Пасхи стало связываться в еврейской традиции с рассказом об Исходе из Египта. Причем этот рассказ приобрел литературную форму – форму текста современной пасхальной Агады. Текст этот построен в соответствии с канонами греческого симпозиума: он открывается четырьмя вопросами, задающими тему обсуждения, участники обсуждения возлежат, и само обсуждение сопровождается питьем четырех бокалов вина. Но самым несомненным признаком принадлежности Агады к жанру симпозиума служит слово афикоман – от греческого ̉αφικόμηνος – "запоздалый пришелец", как в традиции симпозиума назывался гость, явившийся к концу обсуждения и не знающий его темы. В "Пире" Платона эту роль играет Алкивиад, а в пасхальной Агаде эта роль отведена Илье пророку, для которого в начале трапезы припрятывается специальный кусок мацы (он-то и называется на современном иврите афикоманом) и ставится отдельный, пятый, бокал вина. В этом последнем варианте пасхальной трапезы принимают участие и женщины и дети, и сама трапеза продолжается не более, чем до полуночи.
Библиография:
Textbook of Aramaic Documents from Ancient Egypt, eds. B. Porten and A. Yardeni, vol. 1 (Letters), Jerusalem, 1986, pp. 54-55.
“Послание Льва, митрополита русскаго”, Памятники древне-русскаго каноническаго права, часть 2, выпуск 1 (Русская историческая библиотека, том 36), Петроград, 1920, сс. 74-101.
I. Yuval, Shnei Goyim BeBitnekh, Tel Aviv, 2000, pp. 77-83.


© Александр Учитель, 2010
Дата публикации: 31.03.2010 16:54:45
Просмотров: 1697

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 62 число 52: