Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Идеологии в лицах (и клювах)

Никита Кикоть

Форма: Рассказ
Жанр: Ироническая проза
Объём: 28436 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Коротенький рассказ о том, как разные люди с разным взглядом на мир отправились выполнять Очень Важную Миссию.


Идеологии в лицах (и клювах). Юмористический рассказ.

Действующие лица: Социализм, Коммунизм, Консерватизм, Фашизм и Либерализм

Глава 1.

Впереди показался какой-то силуэт, и лейтенант Петренко поднял руку, приказывая бойцам остановиться.
Интернациональный отряд разведчиков состоял из самого лейтенанта и четырех бойцов, собранных независимой комиссией по делам темпоральных коллизий. Каждый из них был по-своему уникален, ведь для операций подобного рода были необходимы очень разнообразные знания. Среди бойцов особенно выделялась рядовой Кейтлин: просто потому, что была девушкой; на присутствии в отряде человека женского пола особенно настояла либерально настроенная часть комиссии, и всем, в том числе и представителям радикально настроенных идеологий пришлось, скрипя зубами, согласиться.
Лейтенант опустил поднятую руку ладонью вниз и пригнулся, незамедлительно показывая пример. Фитц и Вэнг мгновенно бросились на голую землю, а Джон достал из сумки газетку, неторопливо расстелил её и сел сверху по-турецки, сохраняя невозмутимое выражение лица. Кейтлин в этот момент смотрелась в небольшое карманное зеркальце, поэтому шипение лейтенанта застало её врасплох.
- Че стоишь, поглоти тебя Ктулху?! - втянув голову в плечи и отчаянно жестикулируя, процедил Петренко. - Была команда пригнуться!
- Да? - невинно захлопала ресницами рядовой. - Ой, простите... Сейчас, сейчас. - Она перекинула со спины свою походную сумку и начала в ней усердно копаться. По лицу лейтенанта отчетливо можно было прочитать целую гамму разнообразных эмоций, которые он сдерживал лишь ценой неимоверных усилий. С гримасой на физиономии он терпеливо ждал, пока девушка достанет спрей от клещей, маленькую книжицу в гибком переплете с названием «По горячим следам дворецкого», походное покрывало со стилизованным рисунком Кенни, пилочку для ногтей, сменную обувь китайского производства, косметичку «20 в 1», расческу с ионизатором волос и щетку-антистатик. Покрывало она расстелила на земле, предварительно обработанной спреем, потом аккуратно присела на самый его краешек, переобулась, рассчесалась, после чего сложила ставшие ненужными вещи обратно в сумочку. Переместив пятую точку поближе к центру покрывала, она раскрыла свой детективчик и усердно начала работать пилочкой, параллельно обрабатывая антистатиком верхнюю часть униформы.
Лейтенант с беспомощным выражением лица посмотрел на Фитца и Вэнга, но те были так заняты соревнованием «кто лучше выполнит приказ командования», что совершенно не замечали внеуставной немой просьбы начальника: Фитц сорвал с ближайшего куста пучок листьев и замаскировал свои волосы, а Вэнг раскинулся «звездочкой» и держался на выдохе, полагая, что таким образом максимальная по высоте точка его тела относительно уровня моря будет ниже, и прикидывая в уме сравнительную эффективность маскировки листьями боярышника, малины и ежевики. Также он решил, что следующие пять дней надо будет есть на двадцать процентов меньше, и в этом случае эффективность маскировки в лежачем положении возрастет на пятнадцать процентов.
Однако Джон заметил то, что не заметили эти двое. Он достал из своей сумки термос, раскрутил его и предложил Кейтлин чашечку горячего крепкого чая. Растаяв от такой заботы, она тепло улыбнулась коллеге. Чтобы взять в руки чашку, ей пришлось спрятать в сумку расческу и щеточку, но Джон предусмотрел и это: чтобы получить предложенный пряник, Кейтлин спрятала и книжечку.
Лейтенант закрыл глаза и медленно сосчитал до десяти, после чего сообщил, что по прибытии в лагерь каждому достанется на орехи. Вэнг сразу занял очередь, а девушка спросила, не полагаются ли ей какие-то льготы, на что Петренко уверенным голосом ответил, что все равны и люлей каждый получит одинаково.
Фитц начал напевать какой-то мотивчик во славу мудрого правительства, а Джон сокрушенно покачал головой, мол, во времена его предков такого дурдома не наблюдалось.
Впереди более отчетливо показался некий невысокий объект, ранее привлекший внимание лейтенанта. Достав из сумки связку биноклей, он выбрал самый одинаковый из них и скурпулезно исследовал приближающегося потенциального противника.
- Это курица, - тон командира не оставлял никаких сомнений в его правдивости, и Фитц мгновенно предложил свои услуги по её нейтрализации. Получив разрешение, боец растворился в кустах.
- Скажите, Вэнг, - начал Джон. - Вы, кажется, не похожи на представителя Китайской народной демократической республики, кем Вы обязаны столь оригинальным именем? - и, оттопырив мизинец, рядовой сделал еще один глоток своего любимого чая.
Гордо выставив вперед выдающуюся челюсть, Вэнг произнес:
- Мое имя является отличным примером авангардистской общественной мысли, и означает ни что иное, как «Всеобщая Электрификация Нефашистских Губерний»! Прошу не путать с похожим именем Пвсннг, что означает «Поставим Все С Ног На Голову». - заметив недоумение в глазах остальных, он не менее гордо добавил, - Так зовут моего брата, который сейчас, прошу принять к сведению, занимает видный пост в нашем государственном аппарате и подает большие надежды своей оригинальностью мышления. Это он сам себе придумал такое имя, между прочим.
Заметив, что его слишком сильно распирает и это конфликтует с приказом начальства, Вэнг сдулся и снова минимизировал максимальную по у-координате точку своего тела по отношению к уровню мирового океана.
Джон снова покачал головой, отметив, что его отец вряд ли разрешил бы своему сыну самостоятельно решать столь важный вопрос, как выбор собственного имени. Собственно, как и дед, прадед, пра-прадед, пра-пра-прадед и остальные не менее уважаемые члены его глубокоуважаемого рода, известного своими исключительно правильными с точки зрения истории и морали взглядами.
Из кустов появился Фитц. Следом за ним семенила курица, не отставая ни на шаг. Что-то в ней изменилось, но что именно — никто сказать не мог. Наконец, Джон сделал смелое предположение:
- Сэр, кажется, курица одета теперь в униформу.
Лейтенант посмотрел в бинокль на вытянувшуюся по стойке «смирно» птицу и подтвердил правильность высказанного суждения:
- Вы правы, Джон, - потом Петренко в некотором замешательстве посмотрел на Фитца. - Докладывайте.
- Докладывает рядовой Фитц. Объект был перехвачен в тридцати метрах и шестнадцати сантиметрах от занимаемой нашим отрядом позиции. Вследствие горячего убеждения и предоставленных неопровержимых доказательств преимуществ присоединения к нам, объект добровольно согласился подчиняться непосредственному командованию в лице мудрейшего и во всех смыслах лучшего лейтенанта Петренко! Объект отзывается на кличку Курц. Рядовой Фитц доклад закончил.
Пока лейтенант осмысливал происходящее, Джон пробормотал себе что-то под нос, а Кейтлин поинтересовалась, соблюдены ли были все конвенции, имеющие юридическую силу в данном конкретном случае, и не происходило ли где конфликтов с поправками шестой, восьмой и одиннадцатой статьи об идеологической совместимости взглядов принимаемого на службу животного и принимающей стороны соответственно. Получив уверенный отрицательный ответ от Фитца и самой курицы, девушка успокоилась, допила чай и вернула чашку Джону.
Так как опасность миновала, была дана команда подняться, и Вэнг воспринял её куда с большим энтузиазмом, чем остальные, так как все это время лежал на муравейнике.
Пока Кейтлин упаковывала все в свою сумочку, Петренко снабдил новоиспеченного члена отряда всем необходимым, включая серийный номерок бойца темпоральной службы и походную зубную щетку.
Не прошло и пяти минут, как все были готовы двигаться дальше. Интернациональный, а с недавнего времени и интервидовой отряд снялся с места и направился к точке проведения операции. Курц заметно прихрамывал.

Глава 2.

Деревня, в которую вошел отряд, была типичной для своего времени и места: невысокие самые обычные домики, своей одинаковостью порадовавшие взгляд лейтенанта, любопытные наивные жители, на которых сразу положили взгляд Вэнг и Фитц. Правда, перед этим они посмотрели друг на друга, чтобы не дай бог не положить один и тот же глаз — это в корне противоречило их позиции друг к другу.
Где-то нараспев закукарекал петух. Кейтлин с недоумением посмотрела на наручные часы, чем вызвала зависть Вэнга, и задумчиво произнесла:
- Кажется, нынче вечер... Почему он решил запеть именно сейчас?
- Какая разница? - ответил лейтенант. - Хочет — пусть кукарекает когда ему угодно, иначе бы это попахивало дискриминацией по видовым признакам.
Курц обожествляюще посмотрел на своего нового начальника и от восторга снес яйцо, которое немедленно пошло на яичницу: Джон приготовился завтракать.
Фитц и Вэнг уже делали зарядку и одновременно чистили зубы, не обращая внимания на высоко стоящее солнце: утро — значит, утро, и нечего тут раздумывать. Лейтенант подумал некоторое время, и в силу соображений равенства и перспективы внеочередного завтрака пришел к выводу, что ему не стоит выделяться. Поэтому они все вместе сели прямо посреди дороги на расстеленное Кейтлин покрывало и дружно позавтракали, правда, только после того, как Петренко убедил Курца в том, что употребление яичницы способствует свершению плана руководства.
Вэнг сначала очень радовался тому, что опережает план по питанию, но потом задумался, что в данном случае опережение является отрицательной чертой. Впрочем, это его не сильно волновало, ведь звучит-то как: «о-пе-ре-же-ни-е»! Он достал записную книжечку и сделал пометку: «Доложить на партийном съезде партии о перевыполненном плане в плане запланированного питания». Прочитав про себя сделанную запись, Вэнг подумал, что брат наверняка бы гордился его формулировкой, и, наполненный такими приятными мыслями, продолжил перевыполнение плана с утроенной силой, о чем решил также с гордостью потом доложить.
Позавтракав, они задумались о ночлеге, ведь солнце уже садилось. Лейтенант произнес блистательную речь о том, что надоесть они должны каждому жителю деревни одинаково, иначе комиссия потом ему вставит по пятое число, а он, лейтенант, позаботится о равномерном распределении полученного среди своих подчиненных. В силу этого было решено разбить ночь на двадцатиминутные интервалы, в течение которых каждый боец отряда обязан побывать ровно в одном доме. Но и тут возникла некоторая проблема: даже в таком случае домов было слишком много, чтобы посетить их все.
Решение пришло со стороны Фитца. Он заверил лейтенанта, что сможет в одиночку задолбать оставшихся жителей своей пропагандой. Такое решение вполне устраивало всех, и не тратя более время на пустопорожние споры, отряд разделился для реализации сего гениального плана.
Удостоверившись в том, что его не видит ни один из бойцов отряда, лейтенант отошел в сторонку и разложил отдельную палатку с домино и женщинами, на входной двери которой по трафарету аккуратно была выведена надпись «Только для офицеров, состоящих в партии. Не курить (прилюдно), не пить (слишком много), не материться (слишком громко). Мир, Дружба, Жвачка».
***
В одном из домиков, к глубокому сожалению его обитателей, поселились на первые двадцать минут Вэнг и Кейтлин. Как это получилось, Кейтлин не понимала, ведь по плану они должны были ночевать каждый в своем домике, меняя их согласно расписанию. Но Вэнг каким-то образом сумел доказать девушке, что график задалбывания имеет экспоненциальный вид, то есть чтобы более равномерно надоесть каждому жителю деревни, вначале требуется больше людей в каждом доме. Этим секретом он поделился только с Кейт, причем наотрез отказался взять третьим Джона, мотивируя это какими-то коэффициентами. По его словам, коэффициент самого Вэнга не только тверже, но и длиннее, то есть больше в продольном сечении, не говоря уже про поперечное, и потому он легко может заменить троих таких, как Джон. Также он попросил не рассказывать остальным об этом, так как данная экспоненциальная теория является его интеллектуальной собственностью. Услышав знакомое слово «собственность», Кейтлин тут же успокоилась и начала перебирать свои вещи.
Среди прочего в ее сумочке нашелся миниатюрный переносной компьютер, и девушка тут же залезла в темпоральный интернет, общаясь через года и километры со своими подругами. Вэнг презрительно посмотрел на сие действо и выудил из своего вещмешка компатизатор «ПРОГРЕСС», собранный ведущими коммунистическими технологами. Через несколько минут половину гостиной занимал странный шкаф, который он называл не иначе как Персональная Электронная Вычислительная Машина. Словив удивленный взгляд Кейт, Вэнг гордо произнес:
- Четырнадцать логарифмических линеек! Это тебе не хухры-мухры! - и поднял вверх указующий перст.
Следующие пять минут он что-то высчитывал на этом монстре, временами поглядывая на девушку и странно хихикая. В шкафу носились туда-сюда подвижные части вышеуказанных вычислительных единиц, а работала вся эта махина от термоядерного реактора в кармане Вэнга.
Когда из печатающего устройства поползла лента математических выкладок, рядовой с удовольствием потер руки и позвал Кейтлин. Он явно собирался убедить её в чем-то очень интересном.
***
Фитц был занят этой ночью больше, чем кто-либо другой. Час ушел на то, чтобы переоборудовать церквушку на главной площади в наблюдательную вышку, еще десять минут на печать листовок и составление речей, и последние двадцать минут он с помощью Курца проводил перепись населения. Когда все было готово, Фитц установил на самой верхушке громкоговоритель и подключил его к самодельному пропагандирующему устройству, в которое заранее занес требуемые слоганы и идеи — цветастые обороты машина придумывала сама, равно как и заботилась о слитности речи, а смысл, как показывала практика, в таких сообщениях все равно не требовался.
Преисполнившись благоговейного трепета перед важностью порученной ему миссии, Фитц дернул Главный Рубильник и, встав по стройке «смирно» рядом с Курцем, приложил руку к сердцу. Заиграла торжественная музыка, которая вскоре сменилась не менее торжественными фразами, и на глазах рядового появились слезы умиления.
- Кстати, - задумчиво спросил Курц, - почему мне дали такое имя? Я ведь курица, а не петух...
- Какая разница? - не поворачивая головы, ответил Фитц. - Лейтенант одобрил, возрадуйся.
Курцу ничего не оставалось, и он покорно возрадовался.
***
Джон посмотрел на человека, который открыл ему дверь, и странное чувство переполнило всю его сущность. Не переступая порога, он достал бумажник и судорожно начал что-то искать, беззвучно шевеля губами.
- Вот! - наконец выдохнул он. - Четыреста девяносто четыре! - Джон вынул из специального крепления черно-белую фотографию деда 494-го колена, поцеловал его и преклонил колени на заранее подстеленную газетку.
- Простите, сэр, Вы кто? - поинтересовался стоящий в дверях и спокойно наблюдающий за ним человек. - Если Вы из тех, кто постоянно ходит и предлагает разные бредовые идеи по повышению эффективности удоя крупного рогатого скота, то извините, сегодня ответ будет таким же, как и у девятнадцати поколений моих предков. Хотя, должен признать, Ваше поведение меня заинтриговало. Прям как в старые добрые времена, при феодализме... - мужчина застыл и уставился невидящим взглядом в пространство. Возможно, сегодня я Вас и выслушаю, проходите, - он тряхнул головой и раскрыл пошире дверь, дружелюбным жестом приглашая потерявшего дар речи Джона внутрь. - В конце-концов, новое — это всего лишь хорошо забытое старое... - успокаивающе бормотал он себе под нос, пока Джон снимал обувь и верхнюю одежду.
- Дорогой, кто там? - выглянула из кухни хозяйка, лет на пять эдак на вид младше своего супруга.
- Молчать, женщина, - беззлобно бросил тот. - Приготовь стол на пять приборов.
- У нас ведь и так стол на пять приборов... - растерянно пробормотала она. - Как его мудрость батюшка семьи преставился, дорогой муж приказали накрывать на него впредь, невзирая на фактическое отсутствие в физической форме и ссылаясь на...
- Молчать! - повторил супруг, и уже спокойнее, Джону, - Проходите в гостиную. Что Вас привело в мою скромную обитель?
Джон уже несколько пришел в себя и теперь разглядывал столь знакомую ему обстановку дома. Вот стол, за которым он и не менее четырехсот девяноста четырех поколений предков грызли гранит науки, а вот люстра, которую он к глубокому огорчению отца разобьет вдребезги на несколько лет раньше назначения в темпоральную группу, а вот... Он сбросил с себя наваждение и принялся рассказывать невероятную историю своему далекому предку.
На стол, естественно, подали овсянку.
Глава 3. Завершающая.

Путешествие разношерстного отряда подходило к концу. Если верить показаниям прибора, то до пункта назначения было рукой подать — всего лишь несколько километров. И, хотя несколько километров по асфальту и несколько километров лавирования между деревьями после дождя сильно между собой отличаются, настроение у всех было приподнятое.
Действительно, не прошло и часа, как каждый мог своими глазами увидеть одиноко стоящую лачугу на опушке, из трубы которой валил очень странный дым. Будто подтверждая его необычность, аист, пролетая над домом, закашлялся и начал ржать, словно заправский жеребец. Потом он спикировал на кочан капусты, выдрал его с землей и унес в неизвестном направлении. Члены отряда недоуменно переглянулись, только Кейтлин, казалось, увидела в поведении птицы лишь позитив: она сфотографировала каждое движение аиста и уже выкладывала фотографии в темпоральный интернет, предвкушая их бешеную популярность. Вэнг же вообще не обратил никакого внимания на происходящее: он любовался на содержание своего новоприобретенного мешка: пятнадцать рулонов туалетной бумаги, десять палок колбасы, растворимый кофе, сливочное масло, запакованный «ПРОГРЕСС»-ом шкаф-сервант и два ковра, хрустальный сервиз и целая куча детских игрушек — все это, пользуясь случаем, он прикупил в деревне так, на всякий случай.
Отряд осторожно приблизился ко входной двери, не считая Фитца и Курца, которые шли строевым шагом. Когда до порога оставалось не более двух метров, лейтенант Петренко достал Прибор Решения Сложных Жизненных Ситуаций, подбросил его и поймал. Прибор показал «Да», и тот легонько постучал по дверной ручке.
- Есть кто? - слегка повысив голос, спросил лейтенант.
- Есть че? - спросили в ответ по ту сторону двери, и секундой позже оттуда раздался сдавленный смех. - Или, хотя бы, попить... - уже спокойнее добавил голос.
Петренко только собрался нажать на ручку, как вперед выступила Кейтлин.
- Лейтенант! Вы нарушаете права этого человека! Нельзя входить в чужой дом без разрешения, так как он является частной собственностью, неужели Вас этому не учили? - девушка полезла в карман, достала ручку и блокнот и черкнула несколько строк. Потом она вырвала этот лист и передала его лейтенанту. - Вот теперь у Вас есть ордер, можете приступать, - и, ослепительно улыбнувшись, Кейтлин с чувством выполненного долга сделала шаг назад.
Лейтенант посмотрел на листок так, как смотрят на использованную туалетную бумагу. Несколько секунд он раздумывал, потом достал из нагрудного кармана казенную печать, сделал оттиск и удовлетворенно хмыкнул:
- Вот, теперь — другое дело! - и, не теряя более ни секунды, Петренко открыл дверь.
- То, что мои ответные фразы не настолько быстры, как Ваши, происходит из невозможности ощутить такой восторг, к которому меня привел этот чудесный чай, от которого нельзя оправиться и через неделю! - нараспев продекламировал единственный обитатель этого странного дома. - Весьма изысканный речевой оборот, не находите? - и он начал плясать вокруг стола, на котором были разложены различного сорта коренья вперемешку с бумагами и канцелярией. - Вас поражает мое поведение?.. Просто я всегда замечал, что для успеха в свете надо иметь дураковатый вид и быть умным!
Образованный более других Джон наклонился к Кейтлин:
- Не знаю насчет первой фразы, но вторую я уже слышал от какого-то француза. Что здесь происходит?..
Кейтлин вместо ответа пожала плечами и надула большой пузырь из жвачки, который не замедлил лопнуть и измазать ей всю физиономию.
Тем временем, незнакомец закончил наматывать круги и в изнеможении упал на один из стульев, стоящих у стены.
- Позвольте представиться, последние десять секунд меня зовут Шарль! Ой, секундочку, - он икнул, - теперь... простите, наверное, я не буду представляться каждый раз, когда будет проходить передача эстафеты. Это будет утомительно как для вас, так и для каждого из меня, так что сейчас и далее зовите меня просто Васей. Позвольте спросить, зачем пожаловали? - и, не дожидаясь ответа, экс-Шарль энергично пожал руку всем вошедшим, включая Кейтлин, и крыло — Курцу.
Когда с приветствием было покончено, а гости расселись на предложенные стулья, просто Василий вдруг потерял к ним всякий интерес и пошел на кухню, чем вызвал немалое удивление даже у Кейтлин, которая была толерантной по самое немогу.
Теперь, когда перед глазами не происходило ничего противоречащего здравому смыслу, лейтенант смог внимательно осмотреться. Первым, что он отметил, был очаг: он не горел. Причем, не горел уже довольно давно, судя по резвящейся в золе мыши. Мышь вела себя так, как будто словила ведомую лишь ей волну, и не обращала на отряд никакого внимания. Рядом с очагом, у стены, стоял большой ящик, на котором корявым почерком было написано «Архив». Ведомый природной любознательностью, Петренко сунул в него нос и увидел много-много разных папочек, отсортированных по алфавиту. Вынув наугад несколько из них, он задумчиво начал читать надписи:
- Деспотизм, Рабовладельческий строй, Феодализм... Что значат эти слова?
Просто Василий внезапно появился в дверном проеме, ведущем в кухню.
- А, вы нашли мой сборник старых анекдотов! Оставьте его в покое, я придумал куда более забавные за последние несколько сотен лет! Послушайте, - просто Василий поудобнее уселся прямо на пол и начал декламировать. - Что было хорошо для сотен поколений моих предков, то будет хорошо и для... - он закашлялся, как будто последнее слово было настолько смешным, что он не в силах был его выговорить.
- Простите, что забавного Вы находите в этой фразе? - встрял Джон, чем обратил на себя пристальное внимание просто Василия.
- А-а-а, так Вы непосредственный носитель этого анекдота! - расплылся в широченной улыбке Вася. - Пардон, сэр, не узнал. «Все новое — это хорошо забытое старое», не так ли?
Джон неуверенно кивнул, чем вызвал очередную бурю радости у этого странного человека.
- Поразительно! Никогда в жизни не подумал бы, что встречусь с Вами! Такого хорошего настроения у меня не было с тех пор, как ко мне заявился какой-то ноблесс. Представляете, он действительно верил, что у философов и воинов не может быть частной собственности. Я, правда, в свое время произнес эту фразу и даже где-то записал, но это было лишь потому, что после длительных возлияний какому-то вояке проиграл свое пальто! - Вася снова зашелся в приступе смеха-кашля.
Фитц сделал шаг вперед и расчехлил свою винтовку.
- Он мне определенно не нравится. Можно его прикончить, лейтенант? - с этими словами рядовой взял на изготовку оружие и снял его с предохранителя.
У просто Василия округлились глаза.
- Не может быть! Сегодня явно день сюрпризов! Вот уж чего не ожидал, так это подобного поворота. Позвольте, молодой человек, Вы действительно готовы направить оружие на незнакомого человека только лишь по той причине, что он несколько отличается от Вас? - он нахмурился и пощелкал пальцами, вспоминая какие-то подробности. - Вы действительно верите в то, что Тем, Кто Сверху, все известно лучше или в то, что единственно верной может быть только одна идея? Это же была моя самая неудачная шутка, - сокрушенно покачал головой Вася. - Я тогда просто устал спорить с чрезмерно упрямым индивидуумом по поводу необходимости борьбы с саранчой, и выдал на-гора парочку пафосных фраз... Позвольте поинтересоваться, глубоко ли сие недоразумение укоренилось среди Ваших знакомых?
Лейтенант встал и положил руку на ствол оружия, силой опустив его вниз. Просверлив офицерским взглядом ничего не понимающего Фитца, он повернулся к просто Василию и с широкой улыбкой произнес:
- Не обращайте внимания на моего подчиненного. Он, как и каждый из нас, имеет право на ошибку. В действительности же, как Вам хорошо известно, все мы равны и каждый имеет право быть тем, кем хочет, пока это приносит пользу обществу.
Вася сглотнул и достал из кармана какую-то странную трубку. Набивая её, очевидно, каким-то успокоительным, он постепенно взял себя в руки, икнул и обреченно вздохнул:
- Если я не ошибаюсь, Вы ставите благополучие общества Выше собственного?
- Естественно, - спокойно ответил лейтенант. - Иначе общество нельзя назвать цивилизованным.
- И Вы будете себя вести так же, даже если будете твегдо увегены в том, что вокгуг Вас одни любители легкой наживы? Или, напгимег, что лишь за счет Вашей габоты и подобных Вам дегжится благополучие нескольких десятков тунеядцев? - лицо Василия начало наливаться краской, видно было, что он очень сдерживается, чтобы не прыснуть со смеху.
- Такого не будет, - все так же спокойно сказал Петренко. - Если все вокруг будут вести себя так же, как я. В этом вся суть.
- Э-э-э нет, - покачал головой Василий. Сама суть этого анекдота в том, что, - тут он не выдержал и громко рассмеялся, - я этот анекдот пгидумал тогда, когда мне надоело габотать! Эффективно, не правда ли? - он икнул и перевел взгляд на Вэнга. - А Вы, молодой человек, что из себя представляете?
- Я, - гордо начал Вэнг, - представитель авангардистского мышления в единении всех и вся! Я — живое доказательство эффективности централизованного управления во всех сферах жизнедеятельности человека!
Такой истерики у Василия они еще не видели. Понадобилось целых три минуты на то, чтобы тот пришел в себя и утер выступившие на глаза слезы краешком носового платка.
- А вот тот мешок, который Вы так трепетно держите между колен, случайно, не является доказательством вышеупомянутой эффективности? Знаете, когда я услышал этот анекдот от одного полуумного коллеги... - он запнулся, снова вытер выступившие слезы и продолжил, - я сначала не поверил в то, что такая глупость вообще возможна! Но это было так забавно, что я счел бы себя преступником, не записав основные его аспекты.
Василий, словно что-то вспомнив, встал и направился к шкафу. На самой его верхней полке находился ящик, подписанный какими-то странными тремя буквами: «LOL».
- Итак, - распаковав эту коробку и положив на пол рядом с собой целую стопку бумаги, продолжил Вася, - «От каждого — по возможностям, каждому — по потребностям»? Можете не отвечать, молодой человек, это видно по Вашим глазам! Феерично! Поразительный экземпляр, нечего сказать! «Отмирание государства как такового»? Ой! Что это? Никаких денег? Умираю! - если бы он сейчас сидел не на полу, а, например, на стуле, то непременно грохнулся бы на пол. - Это что надо было употреблять, чтобы придумать такое? Ну, коллега, ну молодец! Нужно будет с ним поговорить на эту тему, - загадочно подмигнул гостям Василий. - Ну и, конечно же, никакой частной собственности... - он уже просто катался по полу, полностью погрузившись в неведомый остальным юмор ситуации. Успокоившись немного, Василий жалобным тоном произнес: - Нет сил смеяться больше, ну его к монахам!
Платок промок уже насквозь, и на полу собралась изрядная лужица. Василий добыл откуда-то маркер, и на коробке дописал еще три каких-то странных буквы: «OMG», после чего отправил её обратно в шкаф.
Посчитав этот вопрос закрытым, Василий обратил свое внимание на Кейт. Будто проводя какое-то испытание, он медленно встал и начал приближаться к девушке. Никто не понял, что он там увидел в её глазах, но это «что-то» окончательно склонило его к некоторому решению. Он на каблуках повернулся к лейтенанту и выпалил:
- Огромное спасибо за то, что развлекли старика! Я теперь у вас всех в неоплатном долгу — просите что угодно!
Петренко достал из своей сумки маленький мешочек, к которому была приклеена бирка «Вещества».
- Дарю это Вам, глубокоуважаемый просто Василий от интернациональной темпоральной комиссии. Если Вас не затруднит, не могли бы Вы с помощью него придумать и записать какой-нибудь принципиально новый анекдот, чтобы он был интересным для каждого без исключений? Вы нас очень этим обяжете.
- О чем речь! - с жаром откликнулся Вася. - Прямо сейчас я этим и займусь! - схватив мешочек, он с неожиданной для пожилого человека прытью бросился на кухню.
Темпоральный отряд особого назначения в составе лейтенанта Петренко, рядовых Фитца, Джона, Вэнга, Кейтлин и новобранца Курца медленно исчезал, исполнив одну из самых важных в истории человечества миссию.

© Никита Кикоть, 2011
Дата публикации: 19.03.2011 03:56:24
Просмотров: 1968

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 74 число 95: