Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Эх, жизнь комендантская! (часть1-3)

Александр Шипицын

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 8204 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати




В славном гарнизоне морской авиации Монгохто, когда-то, давным-давно служил комендантом, достославный майор Петр Васильевич Петриков. Всем известно, что комендант гарнизона – должность собачья и чтобы исправно ее исполнять, коменданту и быть надо настоящей собакой. Таков и наш комендант. Но каково было мое удивление, когда, встретив его, уже гражданским человеком, я приятно удивился тому, что передо мной милейший человек. Сняв с себя собачью шкуру, он снял вместе с ней и гнусный характер. Так артист, чье амплуа в театральной жизни - опереточный злодей, в обычной жизни, чаще всего, добрейшей души человек. И вообще, человеку, работающему хоть в какой-то мере воспитателем, надо в той же мере быть и артистом.
Петр Васильевич был настолько выдающимся и характерным комендантом, что, если нижеприведенные истории и не случились лично с ним, они вполне могли с ним случиться. И очень часто, уже после того, как я давно уехал из Монгохто, мне рассказывали комендантские истории, настолько похожие на те, что происходили в нашем гарнизоне, что я перестал отличать их от тех, что произошли с Петром Васильевичем. Возможно, что, совершив круговорот в офицерской среде, эти истории, уже однажды рассказанные мной, вернулись, изменив место и имя главного героя. Я махнул рукой и все, когда-либо услышанные мной истории про комендантов, присвоил ему. Хотя они вполне могли произойти и с другим, не в меру старательным и ретивым служакой.

1.Порядок в оркестре

Вдруг, ни с того, ни с сего, умер от пьянства дирижер гарнизонного оркестра. Категория военного дирижера дивизионного духового оркестра, как известно майорская. Бедный Петр Васильевич, будучи всего лишь капитаном, весь извелся в поисках подходящей для него должности, что бы получить майора. Это непростая задача: он не летчик, не штурман, как техник никакой. До капитана вырос, перекладывая бумажки в строевом отделе штаба дивизии. Когда его спрашивали, какое училище он окончил, Петр Васильевич, сам, теряясь в догадках, так долго чесал затылок, что спрашивающий обычно забывал, что его интересовало. А тут как раз и вакансия. Что там дирижировать? Он сам не раз видел, как оркестр без дирижера играл. А руками помахать изредка, это можно.
Пошел наш Петр Васильевич к командиру дивизии проситься на должность дирижера. Генерал очень удивился странной просьбе и спросил:
- Так ты, Петр Васильевич, в музыке соображаешь?
- В музыке, товарищ генерал-майор, я ничего не соображаю, но порядок в оркестре наведу.
Генерал посмеялся, но в памяти себе отложил, что Петриков способен навести порядок даже на совместной вечеринке буйнопомешанных с постмодернистами. А когда вскоре, старый комендант на пенсию ушел, Петрикова комендантом гарнизона назначили. О чем его жена подругам рассказывала:
- Как я узнала, что моего комендантом назначили и майора дадут, так я в обморок от радости чуть не грохнулась.
А в это время в комендатуре уже печатали шаг на строевой подготовке, отловленные новым комендантом, солдаты, матросы, сержанты и старшины. Петр Васильевич не был изысканным строевиком и не ставил перед собой задачу сколотить подразделение, соперничающее с ротой почетного караула. Главная задача строевой подготовки было довести до полного изнеможения задержанных нарушителей формы одежды. Что бы служба им медом не казалась. А патрульная служба из синекуры в каторгу превратилась.

2. Ремонт отопления

Намерзлась комендантская семья прошлой зимой. Везде более-менее тепло, а у них в квартире батареи имели температуру равную средней по больнице, где большинство пациентов уже в морге лежат. Этого, при тридцатиградусных морозах, было недостаточно. Посоветовали ему, что надо бы летом отопительную систему промыть и батареи поменять. Отправил он жену в отпуск и занялся этим вопросом.
Во-первых, приказал патрулям солдат, военных строителей, наловить. Затем каждому отловленному по десять суток от себя дал. За нарушение формы одежды и передвижение без строя. И пригрозил, что до дембеля их гноить будет. Потом по одному к себе вызвал и сказал, что тут же отпустит, как бы за примерное поведение, если ему притащат: три батареи по пятнадцать радиаторов и одну на двадцать пять и труб в соответствии.
Во-вторых, особо приближенному начальнику патруля задачу поставил, Хлоп-Мотора пьяным поймать и в камеру для временно задержанных посадить. Хлоп-Мотор, бывший офицер. Спился напрочь. После демобилизации никуда не уехал и пристроился в УДОС сантехником. Несмотря на безобразный вид, руки имел золотые. Раз в месяц Хлоп-Мотор ходил в баню, надевал старый синий китель со стоячим воротником, но без погон, и шел в бильярдную при Доме Офицеров. Там, сильными и точными ударами, он с одного кия делал партию. Потом полчаса, молча, наблюдал за игроками, шел в свою каморку, надевал свое тряпье и напивался особенно сильно. Без Хлоп-Мотора ремонт системы отопления – напрасная трата времени.
Хлоп-Мотор весь ремонт находился рядом с солдатами. Только один раз на час ушел. Новые батареи, украденные чехами* со склада, тщательно надраили металлическими щетками и покрасили корабельной краской, прочной и блестящей.
Ремонт дал поразительный результат. На кухне и в двух маленьких комнатах батареи стали горячими. Но в зале, который нуждался в особом обогреве, оставались по-прежнему ледяными. И соседи сверху и снизу на ту же беду жаловались. И воздух травили, и батареи промывали, и гаечным ключом стучали – никакого толка. Отловленный, а он по своей воле к коменданту ни ногой, Хлоп-Мотор быстро нашел причину. Вместо трубы, питающей горячей водой батареи, был вварен и закрашен лом соответствующей длины и диаметра, который, как известно, воду через себя не пропускает, ни горячую, ни холодную. Солдат найти не удалось. Ушли на дембель. Вываривание лома и установка новой трубы свели насмарку весь ремонт в большой комнате. А недавно посаженным на гауптвахту чехам комендант автоматически добавил по двое суток.
* Чехи – солдаты, военные строители. Назывались так в морских гарнизонах за зеленый цвет формы одежды.

3. Кучная картошка

До появления в гарнизоне зябров* никто и не знал, что бруснику заготавливать, есть и пить можно. И покрывала осенью брусника красным бисерным ковром кюветы и дворы городка. А уж о том, что картошку на этих землях растить можно и даже собирать приличный урожай никто и вовсе никогда не слышал. Картошка вырастала с розовой кожурой и очень вкусная. Военторг же, завозил картошку невкусную, гадкую и сразу гнилую. Она быстро портилась, и больше половины ее приходилось выбрасывать.
Естественно и семья Петрикова своей картошки возжаждала. Наловленные патрулями солдаты и матросы, раскорчевали делянку, тщательно огородили ее и вскопали огород. Конечно же, самый большой в гарнизоне. А что? Не самим же горбатиться приходилось. В середине июня, когда весенний призыв готовился к дембелюю, семья Петриковых готовилась к посадке картошки.
В ближайшей деревне купили два мешка отборного посевного материала. Патрули пригнали человек шесть солдат и матросов, дембелей, которых лично Петр Васильевич пообещал немедленно демобилизовать, если они сегодня всю картошку посадят.
- Вот картошка, вот лопаты, вот огород. Что бы к обеду все закончили. Посадите, завтра дембель. Не посадите, вас посажу и до июля никакого дембеля. Ясно?
Задержанным было все ясно и задолго до обеда они управились. Они снесли пустые мешки и лопаты в комендатуру и побежали собираться домой.
Настала пора проклевываться росткам. На соседних участках робкие ростки картофеля показались из-под земли, но как-то реденько. У Петра Васильевича мощные ростки обогнали соседей. И росли они очень кучно, но почему-то… только в центре участка.
Через неделю все стало ясно. Все ростки сосредоточились в центре огорода. Именно там, где оба мешка картошки закопали ленивые дембеля. Пересаживать было поздно, и семья Петриковых всю зиму, по-прежнему, покупала картошку в военторге. Или приходилось Петру Васильевичу возить ее на своем «Зюзике» с продскладов. В обмен на рабочую силу, поставляемую с гауптвахты. А уж, какую картошку закупает военное ведомство, я думаю, все знают.
* Зябры – летчики и техники, переведенные на ТОФ из гарнизона Зябровка, Белоруссия.
(Продолжение следует)

© Александр Шипицын, 2012
Дата публикации: 05.01.2012 17:49:14
Просмотров: 1375

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 65 число 40: