Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Ромео и Джульетта

Леонид Зуборев

Форма: Поэма
Жанр: Поэтический перевод
Объём: 304 строк
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


(По мотивам итальянских авторов и В. Шекспира)



В Вероне с незапамятных времён
Два знатных рода жили жаждой мести.
Они дуэли вражеских сторон
Считали делом доблести и чести.

Устраивали жуткую резню,
Не думая о княжеском запрете.
Монтекки – звали первую семью,
Вторая называлась Капулетти.

И чтобы кровных приструнить врагов,
Издал приказ Князь города Вероны:
Того, кто вновь прольёт людскую кровь,
Казнить за нарушение закона!

Однажды пышный праздник-карнавал
Устроило семейство Капулетти.
К ним сын Монтекки поспешил на бал,
Пришел побыть в веронском высшем свете.

Ромео незаметно в сад проник,
В дом Капулетти, будто приглашённый.
Незваный гость, сняв маску, без интриг
Присел тихонько с краю у колонны.

Смельчак смутил веронских гордецов:
Как мог Ромео, поступившись честью,
Непрошенным явиться в дом врагов
И позабыть о лютой кровной мести?

Тибальт к родному дяде подлетел,
Мгновенно обнажив свою рапиру:
– Ромео к нам на бал прийти посмел!
Но Капулетти остудил задиру:

– Оставь его, племянник дорогой!
Учтив и благороден он, я вижу.
Поэтому забудь сейчас про бой,
В моем дворце я гостя не обижу.

Вдруг взгляд Ромео на балкон упал,
На девушке случайно задержался.
Ромео, ослеплённый, весь пылал
И синьориной в мыслях восхищался:

«Сиянью звёзд равна её краса.
Алмазами глаза её сверкают,
Ночные освещая небеса,
У зорь рассветных зависть вызывают.

Красавица толпой окружена.
Среди ворон голубкой сизокрылой
Когда с балкона спустится она,
Я подойду руки коснуться милой».

Ромео тоже был лицом хорош.
Украдкой дева глянула невинно,
И, видя, до чего он был пригож,
Возликовало сердце синьорины.

Звучаньем танца нового влеком,
Немедля к незнакомке подбежал он.
– Я рада, что танцуем мы вдвоем, –
И дева руку юноше пожала.

– Мадонна! Коль рука моя сейчас
Как сталь уже успела раскалиться,
То вскоре от сиянья Ваших глаз
Живое сердце, вспыхнув, возгорится!

Позвольте же губами мне прильнуть,
Притронуться к божественной иконе.
– Прикосновенье – к поцелую путь!
И руку он поцеловал мадонне.

Когда все гости стали уезжать,
Ромео ждал, чтоб к няне обратиться.
Ему хотелось поскорей узнать,
Как величать красавиц всех царицу.

Кормилицу незваный гость спросил:
– А кто родитель вашей синьорины?
Кормилица в ответ: «Ну, удивил!
Её отец – важнейший член общины!»

Одно сразило парня из того,
Что рассказала няня о Джульетте:
Она из рода недругов его,
Единственная дочка Капулетти!

Легла на сердце чёрная печать,
И пошатнулась в радостное вера.
Джульетта тоже жаждала узнать
Фамилию и имя кавалера.

Кормилицу чуть слышно позвала,
О молодом спросила человеке.
И няня его тут же назвала:
– Ромео, по фамилии Монтекки.

«Ромео? Cын заклятейших врагов?
Так вот в кого влюбилась, это надо ж!
Ко смерти приведет меня любовь.
Как за него смогу я выйти замуж?»

В ту ночь Джульетта не сомкнула глаз,
Не в силах от Ромео отказаться,
И спрашивала сердце много раз:
«Зачем вражде должны мы покоряться?

Всё может быть совсем наоборот.
И счастье в дом к нам всё же постучится.
Ведь прочный мир родство нам принесёт,
Коль с кровными врагами породниться».

Затем Джульетта вышла на балкон:
– Ромео, что ты делаешь с собою?
Ведь если стража бросится вдогон,
Расстанешься ты c жизнью молодою!

– Богиня! Ты – прекрасна как заря!
Любовь заставила забыть о риске.
Джульетта, юной страстию горя,
Ответила с балкона: «Счастье близко!

Ко мне своё ты чувство cбереги –
И я не буду больше Капулетти!
Ведь это только имена – враги.
Ведь может быть иначе всё на свете.

В чем разница, какой нам звук любим?
Как розу ни зови – ведь пахнет розой.
Так и любовь: под именем любым
Останется в душе сладчайшей грёзой».

– Меня своим любимым назови
Наперекор семье и пересуду,
И, как залог моей к тебе любви,
Фамилию свою я позабуду!

– Хочу, чтоб брак, жених мой дорогой,
Лорéнцо нашим закрепил обетом.
Монах Лоренцо ведь – духОвник мой, –
Сказала всё решившая Джульетта.

Назавтра их венчал святой отец,
Стремясь пресечь раздоры браком этим.
Мир утвердить в Вероне наконец
И примирить Монтекки с Капулетти.

А днём в Вероне праздник был кругом,
И драчуны из рода Капулетти
Ершились на бульваре городском,
Забыв о строгом княжеском запрете.

Меркуцио – Ромео близкий друг
(Он был и смельчаком, и балагуром),
Приятелей собрал в весёлый круг,
Все шутки завершая каламбуром.

Тибальт – двоюродный Джульетты брат,
Коварства символ в юном человеке,
Призвал друзей устроить день расплат,
С любым подраться из семьи Монтекки.

Ромео, помня, что расклад другой
(Теперь они ведь родственники, «братцы»),
Держал себя в руках. Тибальт же злой
С Ромео не на шутку вздумал драться:

– Скажу тебе, Ромео, ты – подлец,
И я тебя ничуть не уважаю.
– А я всем говорю, ты – молодец!
Тебя любя, я брань твою прощаю.

– Монтекки оскорбленье мне нанёс!
– Ошибся ты, мой милый Капулетти.
– За шпагу, поживей, молокосоc!
– Милее нет фамилии на свете!

Меркуцио, услышав разговор,
Нанéсенное другу оскорбленье,
Не в силах вынести такой позор,
Обидчику ответил в ослепленьи:

– Бесчестить я приятеля не дам,
За друга обнажу я свою шпагу.
И ею отомщу за этот срам,
Но друга оскорблять не дам чертяге.

Тибальт же только этого и ждал,
Но был Ромео очень осторожен,
Пытался всячески замять скандал.
Просил: «Вложите шпаги в ножны!

Расстаться фехтовальщики должны.
Уймись, Тибальт, прошу, не надо боя!
Дуэли все теперь запрещены.
Меркуцио, оставь его в покое!»

Но незаметно вдруг из-под руки
Тибальт успел свершить лихое дело:
Нанёс удар, дуэли вопреки,
Из-за спины Ромео выпад сделав.

Меркуцио от боли закричал:
– Я ранен! Я попался смерти в когти!
Какого чёрта ты меж нами встал?
Я ранен из-под дружеского локтя.

– Конец мне! Я иду кормить червей! –
Меркуцио воскликнул, умирая.
Ромео, самый близкий из друзей,
Шептал, из рук его не выпуская:

– Не только князю нашему родня,
Ты – лучший друг мой на всём белом свете.
Смертельно ранена и честь моя,
Поругана Тибальтом Капулетти.

Меркуцио в агонии дрожал,
И на руках у друга он скончался.
Ромео слёзы горькие глотал,
Кипел весь, а убийца возвращался.

«Как мне теперь Тибальту отомстить?
Он – брат двоюродный моей Джульетте.
И я сейчас не знаю, как мне быть.
Ведь нет конца кровавой сей вендетте!»

Сказал Ромео: «Ты, Тибальт, – подлец!
Убив Меркуцио, ещё лютуешь!
Гореть тебе в аду, тебе – конец.
И зря ты, кровожадный пёс, ликуешь!»

– Сопляк такой ты, как твой верный шут.
А ну похвастайся своей отвагой!
Но не прошло и нескольких минут,
Как их судьба решилась острой шпагой.

Ромео метко выполнил удар,
И наземь замертво Тибальт свалился.
И в тот же миг, услышав звук фанфар,
От стражи княжеской Ромео скрылся.

Ни с кем не говорив, он понял сам,
Что смерть Тибальта – это только Искра.
И поспешил к монаху в Божий храм,
Чтобы укрыться в келье монастырской.

Услышав о трагедии, монах
Был в ужасе, в сердцах ему ответил:
– Мои старанья потерпели крах
Пресечь вражду Монтекки с Капулетти.

Тогда Веронский Князь издал декрет:
«Навек изгнать убийцу из Вероны.
А если юношу застигнет здесь рассвет,
Казнить его по новому закону!»

Лишь поздней ночью встретиться смогли
Влюблённые Ромео и Джульетта.
И слёзы горемычные текли,
И звёзды в них играли с лунным светом.

В час расставанья с просьбой не простой
Джульетта вдруг к Ромео обратилась:
– Останься иль возьми меня с собой!
И речь его вся в горечь превратилась:

– Светает! Песни начинают петь
Проснувшиеся птицы утром рано.
Но мне остаться, значит – умереть.
Восходит зорька в мантии багряной.

Когда Ромео всё же ускакал,
За помощью отправилась Джульетта
К духовнику, чтоб выход указал
Из тупика обдуманным советом.

Лоренцо сердцем всем жалел её:
– О, дочь моя, не рви больное сердце.
Есть зелье – средство верное, питьё.
Коль выпьешь, ты – два дня в объятьях смерти.

Потрогав твой холодный мёртвый лоб,
Скорбеть веронцы будут по Джульетте.
И родственники в склеп снесут твой гроб,
На кладбище в гробницу Капулетти.

Я извещу Ромео обо всем,
И ночью мы прибудем за тобою.
Ромео увезёт тебя тайком
Отсель до воцарения покоя.

Решилось: склянку забрала она,
В отцовский дом тихонечко вернулась,
Снотворное всё выпила до дна
И крепко-крепко на два дня заснула.

Монах письмо тотчас же сел писать,
Ромео известить о чудном зелье.
О том, что ночью следует забрать
Джульетту из гробницы, спрятав в келье.

Но тут пришёл большой беде черёд:
При въезде в город стража всех встречала.
Гонца арестовала у ворот,
Из-за чумы, и в карантин послала.

Джульетту утром в церковь отвезли,
Где отслужили траурную мессу,
И на руках на кладбище несли
В фамильную гробницу как принцессу.

Услышав ужасающую весть,
Ромео онемел, но понемногу
Поверил в молодой супруги смерть.
Придя в себя, он ринулся в дорогу.

К аптекарю Ромео поскакал,
Просил он яда долго, иступлённо.
Флакон смертельный твёрдо в руки взял
И тотчас же направился в Верону.

И стал Ромео в склепе целовать
Мертвенно-бледное лицо Джульетты.
Чтоб жизнь свою немедленно прервать,
Он смело выпил яд смертельный этот.

Ромео всё Джульетту целовал,
Бледнея в ожиданье смерти скорой,
А сон в Джульетте, тая, исчезал.
Ромео своему не верил взору.

Она воскликнула, открыв глаза:
– Любовь моя? А где монах Лоренцо?
Бежим, пока не грянула гроза.
Погоню смерти чует моё сердце!

Муж юный знал, что нет пути назад.
Слабело парня молодое тело.
Ромео ей сказал, что выпил яд.
– О, горе мне! – Джульетта обомлела.

И вскоре стал Ромео угасать
В стальных когтях безжалостного яда.
И даже камни начали кричать.
Он умер на глазах своей отрады.

И наступил трагедии финал:
Джульетта, не боясь всесильной смерти,
Клинок Ромео – роковой кинжал,
Вонзила в свое лЮбящее сердце.

Рыдания и слёзы, плач и крик,
Каких не знал сей город от рожденья,
Верону в траур погрузили вмиг.
В великой скорби шло всё погребенье.

Веронский Князь, нахмурясь, пожелал,
Чтобы влюблённых схоронили вместе.
«Нет повести печальней, – он сказал, –
Чем повесть о Ромео и Джульетте».

А Капулетти после всех утрат
Отцу Ромео протянул вдруг рУку:
– Монтекки, ты теперь мне – кровный брат!
Мы оба породили эту муку!

Отец Ромео клятве верен был:
Из золота он изваял Джульетту.
Века влюблённых подвиг пережил
И продолжает восхищать планету.

Любовь соединила их сердца,
Но алой кровью розы обагрились.
И только после страшного конца
Два рода наконец-то помирились.


© Леонид Зуборев, 2014
Дата публикации: 14.04.2014 13:56:56
Просмотров: 2188

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 73 число 23:

    

Рецензии

Юлия Чиж [2014-04-15 00:37:32]
это пересказ для тех, кто не желает вникать в суть первоисточника? )

Ответить
Леонид Зуборев [2014-04-16 15:11:28]
Сейчас буду Вас смешить. Не перестаю удивляться живучести такиз черт, как зависть в «инженерах человеческих душ» - зависть не белая, а черная.
В Америке лучшему русскоязычному поэту (как он о себе думает!) я послал такое на днях письмо: «Если хотите увидеть высокий уровень сегодняшнего стихосложения, посмотрите стихи Юлии Чиж».
www.wplanet.ru/index.php?show=text&id=24999#comments.
Он мне через два дня отвечает:
Спасибо, дорогой Леонид! К сожалению, я не люблю стихи.
Это он-то! Издавший несколько сборников стихов и заполонивший ими И-т!
Владислав Эстрайх [2014-04-16 15:29:36]
Леонид, а я вот не удивлён. Такое ощущение, что бОльшая часть "пишущей братии", особенно сетевой, литературу вообще ненавидит. В противном случае они не стали бы так издеваться над ней.
Юлия Чиж [2014-04-16 16:49:20]
Улыбнулась)
Вполне нормальная реакция у мужика, Леонид. Понятна, во всяком случае. Меня бы удивила другая. А так... всё верно - парии должны знать своё место Даже если для этого приходится лгать. Впрочем, процесс обмана сейчас для многих не только привычен, но и используется в качестве антидепрессанта.
Пусть не хворает.

Владу
Ребёнок, язва ты) Но с концепцией изложенного частично согласна.

Отзывы незарегистрированных читателей

Leonid Zuborev [2014-04-15 19:54:22]
Ув. Владислав!
На кафедре нар инстр в музучилищах есть предмет «ознакомление».
По нему надо сдавать зачеты. Балалаечник обязан играть на гитаре, домре и знать основы баяна. А ф-но - вообще обязательный предмет. Мы использовали эти навыки для начала заработков. Играли свадьбы, юбилеи. Я учился на курс ниже Э. Ханка. Он учился по ф-но, а играл намного лучше на аккордеоне. А Ю. Антонову я давал халтуры в родном Инязе. Он играл на гитаре и аккордеоне, в то время не подозревая, что он гений.


Ответить
Леонид Зуборев [2014-04-16 17:10:47]
Руководителям портала!
Кто видел когда-то фильм «Волга-Волга», помнит песню «Америка России подарила пароход». Сейчас мы поменялись местами. Тем не менее, предлагаю в качестве спонсорского подарка победителю следующего конкурса на выбор.
1. Корову из штата Айова (игрушечная)
2. Бесплатное двухнедельное проживание в отдельной квартире в Нью-Йорке (настоящее!)
3. или в Минске.(реальное!)
Леонид Зуборев (Зубарев) не шутит.
Леонид Зуборев [2014-04-15 19:09:59]
Dear Юлия! На момент Вашего рождения я закончил в Минске Иняз и стал работать учителем английского. До этого я закончил в Минске музучилище по народным инструментам, играю на всем: от балалайки до аккордеона.
Сейчас полгода я живу в Минске, а вторую половину у детей в США.
В 1980 году мне попались антикварные «Несвоевременные мысли», и я понял, что о Горьком ничего не знаем. Я поехал в Москву и показал свои наброски внучке Горького Марфе. Она очень тепло меня приняла, позвала домой, даже кое-что рассказала о своем муже - сыне Берия. Она написала предисловие, и в 1986 в Минске вышла моя книга «Крик Буревестника» тиражом 10 тысяч,
которая была продана там же в течение года. Ее, как первую «перестроечную» отметила Сокороходова из АН СССР. С тех пор и пишу. Написал 8 документальных повестей, поэмы, сказки, слова для песен. Таким образом я намного раньше Быкова и Басинского написал о Горьком. В том числе в книге «Возлюбленные Горького» использовал материалы, которые нашел в Архиве Горького, в Стэнфордском, Йельском и Виленских архивах, а также в Пушкинском доме. Если Вы наберете мое имя на Гугл, то все это видно.
Что касается «Р и Дж». Мою внучку Джульеттой назвал не я, а муж моей дочери – итальянец. Я это писал для артиста, который начитал диск эту и три других моих поэмы «Царь Соломон Мудрый», «Самон и Далила» и «Дон Кихот». А озвучивал я это музыкой Прокофьева, Сен-Санса и Минкуса. Вы правы – это скорее пересказ. Причем упрощенный. В оригинале более двадцати персонажей. Я же видел своими слушателями молодежь, и мне надо было сконцетрировать их внимание на главном.
Что касается Вашего портала. Я успел проглядеть только некоторые стихи и только постоянных авторов. И, конечно, уровень авторов (не говоря уже про Вас) – весьма высок, на порядок выше, чем Стихи.Ру и пр. Богатая лексика, разнообразие ритмов и рифм. Многие вплетают в поэтическую ткань фигуры и элементы современных жанров. Косноязычных и безъязыких из ушедшей эпохи почти нет.
В основном моложежь. Это хорошо. Когда познакомлюсь со стихами поближе и, если Вас это будет интересовать, напишу.
Особенным успехом в Беларуси и в США пользуются мои «СКАЗКИ». Последний тираж «Сказки и легенды» был 5 тыс и «Сказки» на русском и англ еще 5 тыс. Три четверти продано. Их приняли Бейкер и Тэйлор для Амазона, Барн и Нобл, а в Минске «Белкнига». В России уже 30 лет не был. Никого из теперешних не знаю, ничего не печатал и не продавал. «Стихи. Ру» меня номинировали на что-то, но мне это не нужно. Моих книг итак продается больше, чем их вместе взятых. С приветом из штата СТ - ЛЗ.


Ответить
Владислав Эстрайх [2014-04-15 19:14:24]
Леонид, а какие инструменты находятся между балалайкой и аккордеоном?
Юлия Чиж [2014-04-15 21:32:49]
Я же видел своими слушателями молодежь, и мне надо было сконцетрировать их внимание на главном.(с)
я так и поняла. печально, в общем-то, что с мировой классикой дети будут знакомиться по сокращённому варианту. меня этот факт совершенно не радует. ну, и не умиляет, конечно же.

что касается музыки, то всё как положено в приличной семье: балетная школа, языки, муз.школа, чтение с дошкольного возраста. и к Белоруссии имею непосредственное отношение - малая Родина. волей судьбы, правда. Минск до сих пор в семье называют так, как я маленькой называла, - Минтик

Проект почти умер. И от уровня портала осталось не так много. Но... говорят, что остатки сладки. Тем и утешаюсь. Есть что почитать людям? - Вот и славно. О большем и не мечтали. Портал для читателей создавался. А есть ли для писателя что-то важнее читательского интереса? Для истинного писателя - нет, на мой взгляд.